Беседа с депутатом Государственной Думы Евгением Фёдоровым 24 сентября 2014.


Стенограмма видеозаписи

Евгений Фёдоров

Евгений Фёдоров 24 сентября 2014

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2014-09-24

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров - депутат Государственной Думы РФ, http://eafedorov.ru

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

Мария Катасонова - Народное освободительное движение, http://засвободу.рф

Артём Войтенков: Евгений Алексеевич, в последнее время ваши ролики стали смотреть большое количество людей. Мы с вами где-то с 2012 года, я вас снимаю. Получается, ваши ролики тогда набирали 20-30-40 тысяч просмотров, а сейчас они набирают уже больше 200.  С одной стороны, может быть, понятно, с чем это связано: то, что народ пытается найти ответы на вопрос "что происходит вокруг", а официальная информация и официальные каналы ему это не дают (людям). Они поэтому начинают вас смотреть в том числе. Возможно, ещё и какие-то другие причины есть.

Евгений Фёдоров: Речь не в моих роликах и тем более не во мне. Речь идёт о востребованности логики, динамики национально-освободительной борьбы. Мы, кстати, обращали (может быть, и мы с вами обсуждали) внимание, что вот на Украине НОД был слабенький, он был слабее, чем в России. Вот как раз во времена полгода назад, год назад.

Когда на Украине началась прямая военная вооружённая интервенция американцев, немцев, фашистов и так далее, то резко для цели спасения были востребованы идеологии и технологии национально-освободительной борьбы и её подразделений: это Отечественная война, сопротивление подполья против интервентов и оккупантов и так далее. В некоторых местах НОД даже победил. Например, Крым, где произошла победа НОДа. В начале НОДовцев 20 человек там вышли и организовали на двухмиллионной территории политический процесс. Другое дело, что этот процесс привёл Крым в Россию, которая, конечно, не в той стадии вооружённой оккупации, как Украина, но всё равно под внешним управлением. Но это - другой немножко разговор. Но сама технология сработала, причём даже в деталях. Мы же о референдуме говорили до. Мы о референдуме говорим года два. Именно в Крыму на идеях НОДа и провели референдум, и провели решение вопросов. 

НОД - это объективный процесс, который востребуется всеми странами, всеми народами на определённых стадиях их исторического развития, на стадии восстановления после поражения и оккупации, которая возникает после поражения в серьёзных войнах. И для России это шестой раз. И если до этого пять раз это востребовалось, но, естественно, и шестой будет востребовано. Для нас важно другое: чтобы это произошло быстрее.

Теперь, если мы говорим о самих роликах. НОД - это не только борьба людей, в том числе и на улицах.НОД - это, прежде всего технология освобожденияА технология подразумевает общение, подразумевает методику, подразумевает науку. Причём это технология, обратите внимание, которая касается всех слоёв общества и системы. 

Мы говорим, что борьба - национально-освободительная борьба, она идёт не только в России, она внутри России идёт в каждой прослойке, в каждом объекте: в сфере бизнеса, в средствах массовой информации, во власти, где везде идут либо расколы, либо разные окрасы, либо внутреннее напряжение в связи с национально-освободительной борьбой. И люди - профессионалы и специалисты, которые находятся в отраслях, занимаются конкретным делом, им нужен совет, нужна помощь в методике выстраивания этой борьбы внутри системы.

Иногда даже в семьях идёт борьба: одни члены семьи за оккупантов, другой член семьи за освобождение своей Родины. Мы особенно ярко это видим по Украине сейчас, где один член семьи - каратель, а другой член семьи - в сопротивлении и им договориться невозможно. Это жизнь. Вот она так устроена. Поэтому и ролики. То есть нужна технология.

Мало того, вот вы говорили "просмотры". Просмотры - это достаточно массовое явление. Если мы говорим о людях, которые принимают решения, я вас уверяю, практически 100% из них в той или иной степени интересуются, что там происходит в НОДе, в том числе то, о чём мы говорим. То есть это практически настольная вещь. Я же общаюсь с людьми, я же знаю. То есть они-то как раз не проявляют себя, как правило, то есть они не идут на улицы, они не машут флагами, не стоят в пикетах. Они вообще ничего как бы не проявляют, да. Но они это воспринимают как основу, на базе которой они принимают решения. Причём не обязательно решения именно в рамках НОДа, просто для них это совершенная чёткая ясность.

Чем больше, чем сильнее человек находится во власти, в бизнесе, в системе, тем больше он знает, что я говорю абсолютно очевидные вещи, которые его окружают. Он это знает, да, но у него есть свой интерес.

У него же своя роль, вызванная его статусом, его взаимодействием.

- Для бизнеса - взаимодействием с американцами.

- Для власти - кадровой системы или родственниками за рубежом или ещё чем-то.

Но для всех это - абсолютно понятная вещь.

 Сила НОДа в законах, в объективности процесса. Понятно, что люди, которые выходят на улицы, они и победят за освобождение своей Родины. На улицах или с оружием в руках - они победят, я уверен в этом, потому что всегда в России они побеждали. Но при этом само по себе это - объективный процесс. 

Вот что заставило тысячи людей бросить семьи и уйти воевать? Иногда говорят (ведёшь переписку): "Я поехал, потому что там выше зарплата (в Америку)", или ещё что-то. Люди поехали - никакой зарплаты, людей убивают. Они пошли. Что произошло? Это - объективный процесс. Это внутренняя конкуренция наций поднимает людей на борьбу за свою Родину, даже несмотря на то, что им голову всё время телевизор промывает, что нет на Украине нашей Родины, Украина - это другое государство. Или (как мы в прошлый раз обсуждали) даже официальная позиция правительства, что на Украине живут для нас, с юридической точки зрения, такие же люди, как негры Африки. Это же позиция. Ясно же, что это - откровенная чушь. Но, тем не менее, это официальная позиция. Она как раз и показывает (один из элементов показывает), что страна находится в оккупация, и в том числе пропагандистское враньё является элементом этой оккупации. Но люди-то всё равно подсознательно понимают, где свой, где чужой. Это внутренняя коммуникация. И поэтому они едут защищать свою Родину. То есть те люди (Стрелков, например), которые на Донбассе, защищая, ведут Отечественную войну против американо-немецко-фашистских оккупантов, они там защищают Москву, Питер и Россию. Для них это очевидная вещь. И для всех это очевидная вещь, кто либо погружён, либо просто опирается на память предков и на традиции своей семье личные и свои личные. 

Задача наша, и роликов в том числе, давать просто определённые тонкости технологий. Например, мы говорили, что не получится победить фашизм, пока не будет в Москве ликвидирована пятая колонна. Говорили?

 Артём Войтенков: Да. 

Евгений Фёдоров: Мы сейчас видим, что не получается. Но мы же заранее об этом предупредили. Это ко многому привело. В России в результате позиции НОДа ускорились процессы, потому что мы как бы выстроили вот эти ручейки, по которым начал двигаться главный процесс. 

Пятая колонна - мы же о ней всё время говорили. Сейчас, посмотрите, уже начали трогать олигархов. Я про Евтушенко. Я просто вижу средства массовой информации, Интернет кое-где: люди просто не понимают в основной своей массе, что случилось. Ядерная бомба взорвалась в элитах страны, просто ядерная бомба взорвалась в элитах страны.

Артём Войтенков: То есть раньше их нельзя было трогать, а сейчас их уже начинают.

Евгений Фёдоров: Это неприкасаемые были люди по своему классу. Это была колониальная аристократия, статус которой был подкреплён Соединёнными Штатами Америки, как сверхнации и метрополии. То есть у туземцев были колониальные князья, присланные из-за океана - юридически. Естественно, их трогать было нельзя, потому что за ними стояла вся мощь метрополии, а тут какие-то туземцы. Это бомба. Это процесс только начинается, в головах начинается. Он обязательно приведёт к полной трансформации.

Я вам больше того скажу, может быть, жёстко.

Как тысячи людей пошли защищать свою Родину на Донбасс, просто вырвавшись и от своих семей, от детей, от работы, потому что они иначе не могли - эти процессы будут и на этом уровне. То есть сформируется та часть больших руководителей, если хотите, элиты или как там ещё по-другому, которая будет насмерть уничтожать Путина, для которых это будет просто вопрос личной жизни и смерти. Причём физически они могли бы просто съехать, если уж так не любят. Они не будут съезжать. Они будут здесь биться насмерть за его уничтожение.

Артём Войтенков: Почему? 

Евгений Фёдоров: Потому что это обратная сторона. Это человеческая сущность, существо. То есть сложился компрадорский управляющий класс, и Путин фактически революцию запускает по взламыванию этого класса и перестраиванию всей страны. И часть этого (не весь) класса именно выкристаллизуется как фанатики колониального строительства России.

Мария Катасонова: Будет сила в тех же самых элитах, которые будут противостоять им? 

Евгений Фёдоров: Ну, конечно. Раскол элит. Там будут те элиты, начальство или бизнес, которые перейдут или уже перешли, кстати, на сторону национального курса, Путина и суверенитета страны.

Смотрите, теория вопроса: есть колония, в колонии всё начальство назначено метрополией из-за океана. Всё начальство, все, кто более-менее важные люди. Это система: то есть ты не станешь начальством или богатым человеком, если ты не присягнёшь американцам и не докажешь иногда, что ты полностью их. И тогда ты можешь оказаться в начальстве. Вот эта вся народная система, она является частью, как бы гарантом внешней системы управления. А система управления работает через законы и систему, но с точки зрения человека это - дополнительная гарантия.

И вот сейчас часть из них переходит на сторону национального курса и Путина. Вообще формирует задачу перехода. Ещё несколько лет назад такого просто не было. То есть не было такой ниши под названием "национальный курс и сторонники Путина и суверенитета страны" - вот такой ниши не было. Для таких людей не было ни названия, ни позиции, ни понятия, ничего. Сейчас оно появилось - благодаря НОДу, кстати (к вопросу о роликах). Благодаря НОДу появилось, потому что вещи названы были своими именами. Оно бы и так появилось - НОД объективен. НОД - это не я, НОД шире, естественно, НОД объективный – и так бы появилось. Но, по крайней мере, мы частично это всё разжевали - и это стало оружием. Идеология НОДа стала оружием в руках национально-освободительного движения, национально-освободительного курса.

Произошёл раскол, часть людей перешла на сторону Путина, им обратно дороги нет. И мы сейчас видим по событиям во всём мире, что им действительно обратно дороги нет. Посмотрите, буквально несколько недель назад несколько олигархов перешли в российскую юрисдикцию, а сегодня уже по всему миру начинаются аресты. С какой стати, кстати, вопрос? Где санкции и где аресты? Санкции арестов не предусматривали. Санкции - это замораживание. А тут пошли аресты и конфискация бизнеса по всему миру, которые, естественно, там имеются. Это что значит? Это - "чёрная метка".

То есть американцы чётко сказали: "Вот вам чёрная метка. Обратной дороги не будет. Вы перешли на сторону Путина - это навсегда. Вы либо вместе с ним умрёте и со страной Россией, которую мы хотим уничтожим, либо вместе с ним и со страной Россией останетесь в живых, и там не важно, какие у вас внутри буду процессы и взаимоотношения".

 А огромная часть, большинство осталась там. Между ними сейчас идёт чёткая система раскола. И вот в этой оставшейся части будет сформирована и группа фанатиков. Эта группа фанатиков и организует собственно военный заговор против Путина или политический заговор, возможно, с попытками его убить.

Мне заговорщики никакие ничего не говорили (я с ними не знаком). Я просто знаю, как в учебниках истории эти процессы отражаются, как объективный ход истории. И я знаю, что это всегда востребованная компонента - заговор против национального лидера, который проводит курс на восстановление суверенитета.

Мария Катасонова: Но он же должен быть к этому готов?

Евгений Фёдоров: Это другой вопрос. И мы, в том числе, его предупреждаем, чтобы он был к этому готов (кстати). Это само собой, это отдельный разговор - готов/не готов. Знаете, я вам немножко так скажу на вопрос. Пока Россия занимает защитную позицию, первый заговор не удастся, второй не удастся, а двадцать пятый удастся, потому что тот, кто нападает, у него преимущество. Он может раз проиграть - перегруппировался. Американцы денег дали - второй раз проиграл, третий. Победить можно только наступлением - вот это ключевой момент, о котором говорит только НОД, больше никто, потому что вот это историческое понимание, технологию формализует только НОД в России.  

 России для того, чтобы защититься, необходимо наступать - не защищаться. Вот если вы посмотрите, в Думе вдруг и везде пошли законы о защите: сейчас по иностранному бизнесу, который мы поднимали, кстати, 2 года назад поднимали. Все на нас орали (про СМИ-агентов), кричали, вопили, та же "Единая Россия", кстати. И те же люди, которые тогда на нас вопили, сейчас так же выходят на экраны, говорят, какой хороший закон и как его надо срочно принимать. Молодцы! Мы довольны, потому что нам не важно, кто автор, важно, чтобы решалась проблема. Это как раз типичное поведение вот этого среднего слоя, который перебегает. Вначале они против национального курса и Путина, и потом Путин, укрепляя свою власть, его подтягивает к себе, и они перебегают на его сторону и потом будут, естественно, получать награды и медали и всё остальное - нормально. Это мы видим прямо на конкретных вещах.

 Так вот как наступать и куда наступать - говорит только НОД.

Вот как защищаться, уже говорят многие: такой закон принять, тут в Интернете дата-центры в Россию перенести, тут средства массовой информации, наконец, объявить иностранными агентами и решить проблему, как мы говорили всё время. То есть, как защищаться, более-менее понятно становится людям.

Но решить проблему можно только наступлением. А наступление НОД изначально  дал чёткую теорию из истории (не мы придумали) технологии решения проблемы. Если мы укрепим государство в суверенитет, мы автоматически сделаем непосягаемые основы российской государственности. То есть там уже будет вопрос не в личности.

Вот сейчас они скинут Путина - попытаются, естественно. Почему заговор против него? Потому что они надеются, что им удастся вместо него Ходорковского подтащить. А изменение основ на суверенные меняет саму вертикаль. То есть, кто бы там ни был, какие бы люди там ни начальствовали, какие бы должности ни занимали, уходит один - его тут же автоматически заменяет другой, третий, четвёртый, двадцать пятый. Даже если один окажется по каким-то причинам из чиновников (из крупных) перекуплен, значит, система автоматически его продублирует, выгонит из себя. Это и есть технология защиты суверенитета. И НОД предлагает наступать.

В чём наступление НОДа? Я вам уже могу, опять же, прогноз гносеологический, как это говорят, то есть познавательный - сказать.

Защищаться какое-то время будут. На базе защиты сформируется гвардия национального курса путинского - это хорошо. Но потом всё равно в результате заговоров, борьбы с ними - перейдут к необходимости наступать. Цель, то есть Берлин, наступление и прочее - говорим мы.

Мы заранее говорим:

- Без референдума не обойтись.

- Без Конституции не обойтись.

- Без изменения устройства страны не обойтись. 

Другое дело, что если мы получим здесь тяжёлые процессы в связи с иностранными заговорами в России, то, как это ни парадоксально, наши решения окажутся более радикальными. Мы же вообще добрые люди. Мы говорим: "В Конституции поменяйте тринадцатую, пятнадцатую статью". Если в стране начинается, например, попытка переворота, восстания антироссийского, интервенции майдановского типа или ещё чего-то, это приведёт к резкой радикализации наших предложений. То есть возьмут не первый лист наших предложений, а следующий, где надо поменять все должности в стране, где надо поменять не только два раздела Конституции, а вообще всю её, потому что её архитектура сама по себе колониальная. Мы это тоже делаем, но мирным путём - второй, третий, четвёртый этап, а это может оказаться немедленно востребовано. Так устроена история, так устроена конкуренция наций.

Поэтому мы находимся объективно на пороге жесточайшей борьбы в стране, борьбы внутри всех систем: элиты с элитами, бизнес с бизнесом, чиновники с чиновниками, генералы с генералами. И в этой борьбе нам придётся победить. Я думаю, что эта борьба не будет просто так, будет цена: и материальная, и моральная, и человеческая. Нам придётся в ней победить, как мы до этого всегда и побеждали. А технология победы - НОД. Значит, НОД востребован. Вот ваши ролики.

Артём Войтенков: В общем-то, ваши. Вы вот говорите: люди будут, там, генерал с генералами, а форма-то одна, люди одни, звания одни - поди разбери, кто за кого. Генералитет милицейский - вот кто там за кого? Я ж не знаю.

Евгений Фёдоров: Артём, вы в академии Генерального штаба учились?

Артём Войтенков: Нет.

Евгений Фёдоров: Поучитесь. Вы не представляете, как сложно вести войны и вообще сложно планировать эти войны, какие факторы для этого надо учитывать. Это наука, в которой люди, там, 10-20 лет учатся этой науке и тогда из них получаются хорошие командиры, начальники, генералы и так далее.

Это - то же самое.

НОД и национально-освободительная борьба - это борьба, война, иногда, как на Украине, в форме войны. И там побеждают интеллектуалы. То есть там понятно, что сердце является мотором этой борьбы, и желание свободы своей Родины, но победа будет в руках умных голов, которые внутри этого процесса. Мы не можем отсюда взять и каждой умной голове вложить ум. Эти умные головы сформируются во всех узлах нашей борьбы, то есть, как мы сейчас говорили, по секторам: в бизнесе, в средствах массовой информации, во власти, среди генералов и так далее. То есть пойдут процессы очищения.

Очень много будет ложных процессов, к сожалению, потому что мы не пошли по мирному пути, пошли по жёсткому пути национально-освободительной борьбы, Россия объективно пошла. Поэтому, как говорили раньше, "Лес рубят - щепки лепят". К сожалению. Ну, таковы объективные процессы. Вы там даже сразу не скажете, если кто-то кого-то ударил политически, то это - национальный курс ударил пятую колонну или пятая колонна национальный курс? Это так сразу даже не поймёшь.

Артём Войтенков: Вот я и говорю.

Евгений Фёдоров: Это внутри люди понимают, которые в этой конструкции находятся. Один олигарх понимает: другой олигарх является пятой колонной или сторонником национального курса, потому что они из одной парты, они из одной кухни, рядом стоят с поварёшками. И они ещё оба были рядом в системе внешнего управления, и один из них или другой, третий уже принял решение перейти. Он же знает, какое решение, через что он прошёл. Они же одной крови, и они между собой там будут бороться. Это отдельная история, мы её сейчас увидим. Мы увидим, как эти драматические события будут разворачиваться.

Мария Катасонова: Нам стоит ждать уличных беспорядков?

Евгений Фёдоров: Обязательно. Я думаю, что американцам надо собрать силы. У американского посла.... А раз его пропустили на должность посла (могли бы, кстати, и не пропустить) - уже означает, что в России подготовлена мощная точка для пятой колонны. То есть уже предательство предварительного характера состоялось. Так вот, у американского посла - у него методика, которую он везде использовал. Если вы хотите узнать, что будет в России, просто посмотрите, что было в Грузии.

Артём Войтенков: Где он был послом.

Евгений Фёдоров: Да, накануне прихода Саакашвили. На Украине накануне выборов Порошенко и назначения Яценюка из-за океана и Ромпея. У них там методика-то одна: прямо один, два, три, четыре, пять, шесть и каждый из пунктов ещё разбивается на сотни. Их сейчас никто не анализирует - это запрещено, но, в принципе, можно найти несколько часов для такого анализа. Я думаю, что и мы у себя краткий анализ сделаем именно по датам, чтобы люди понимали. То же самое в России.

Недавно прошёл марш предателей и фашистов - это начало процесса.

Моя оценка. Я знаю, что там не так много народу пришло, но тем не менее оценка такая: туда уже пошли деньги олигархов, пошёл заговор, в самом начале. То есть ткнулись в Питер - не прошло: в Питере оказалось неожиданно - Полтавченко. Кстати, очень хорошая фигура оказалась. Может быть, не все это понимают. То есть человек двадцать лет во власти и во власть не погрузился, обратите внимание. Это вообще редкий случай.

Артём Войтенков: Что значит "не погрузился"?

Евгений Фёдоров: Не погрузился. Участник власти - это определённая система отношений. И он каким-то образом (это исключительный случай), будучи в системе власти везде (ближним человеком к президенту), не погрузился в обязательства и связи этих отношений. Я ж не буду употреблять всякие слова, там, "коррупция", "взаимоотношения".

Артём Войтенков: "Кумовство", "сватовство". 

Евгений Фёдоров: Да, "иностранные завязки" - не буду. Но мы же понимаем, что у 80-ти процентов это так. А если всё посмотреть, то практически у 90% это так, даже 95. Я боюсь сказать цифру 100, потому что не будем обижать. 5-10% оставим - это элемент системы. А он не погрузился, поэтому он там. Вообще неожиданное назначение для Питера, заметили? Что Путин взял его туда поставил?

Артём Войтенков: Я не понял. Я, честно говоря, не отслеживаю.

Евгений Фёдоров: А вот вообще, если взвесить логику, - не понятно. То есть Путин его туда воткнул, будучи стойким оловянным солдатиком. Или, посмотрите - Нарышкин.

Артём Войтенков: Председатель Госдумы?

Евгений Фёдоров: Да. Вот последние два года человек абсолютно тихий и незаметный. И вдруг пошёл танк. То есть потащил законы, против которых выступает правительство, куча людей из администрации президента, которые опираются на пятую колонну, и которые в принципе верховодят процессами. То есть уже элемент заговора Путина с Нарышкиным по проведению ручных законов против пятой колонны олигархов - пятой колонны и проамериканских, скажем, олигархов, системы и так далее. 

Фактически, давайте говорить честно: Путин сделал закладки в ключевых позициях вторжения. Вот как Генеральный штаб рассчитывает ситуацию и говорит: "Скорее всего, враги пойдут вот на этом участке, будут десантироваться на этом участке побережья". Побережье - тысяча километров, а Генеральный Штаб считает: вот на этой сотне, может, на одном проценте. Почему он так считает? Потому что там сидят люди, которые умеют... Они могут ошибиться. Ошибиться -  проиграть войну. Всё побережье не закрыть, всю систему не закрыть, значит, какие-то... Он правильно выставил. То есть атака в Питер – отстоял. А Москва – нет. Москва - пробой, защита пробита.

Артём Войтенков: Ничего ещё не произошло.

Евгений Фёдоров: Но я уже вижу: защита пробита.

Артём Войтенков: Почему вы считаете? Там вышло семь тысяч человек, но их много было достаточно.

Мария Катасонова: Одновременно с этим запретили контрмитинги.

То есть были неоднократно поданы на ближайшее время заявки по проведению митингов либо в поддержку Донбасса, либо против пятой колонны, антимайдановские. Больше пяти точно было заявок на достаточно крупные мероприятия, народ готов был прийти - тысячи человек, более пяти тысяч: мэрия Москва всё заворачивает. 

Евгений Фёдоров: То есть разрешено только антироссийским силам. Вроде бы, мелочь, ерунда. Я понимаю, что в системе власти мэрия Москвы (я немножко знаю технологию решений) - она не субъект принятия решений. То есть там есть определённые субъекты, которые в результате формируют позицию этого уровня, то есть к ним спускается решение. Но мы говорим по факту. Мы видим, что защита пробита. Москва - я не хочу сказать беззащитна, но Москва с пробитой защитой в отличие от Питера. Это означает для нас, как специалистов: следующий удар будет в Москве, такой масштабный. В регионах тоже попробуют: в Калининграде (там в Калининграде неблагополучно, видно), в Новосибирске, во Владивостоке (традиционно там у них сильные), Кавказ. Они почувствовали, как запах крови хищники чувствуют: в Москве.

Артём Войтенков: То есть более слабое место, можно поджать.

Евгений Фёдоров: Оказалось, да, то есть у них сильнее позиции. Питер не прошёл, хотя Питер, в принципе, для них с точки зрения первичного подхода был объективно более ближе, то есть удобнее.

Артём Войтенков: Почему?

Евгений Фёдоров: Традиции города, сильные пропорции. Если в Москве массовая поддержка предательства пятой колонны где-то достигает 30% потенциально, то в Питере где-то 40%. Лучше работали американцы там, например. Лучше там разложились, расположились. Он ближе к границам, а значит, несёт определённые пограничные элементы кармы. Есть такие моменты. Это такие вещи (видите, я руками так делаю), которые надо чувствовать.

Так вот, Москву пробили, и это означает, что в Москве будет генеральное наступление американцев. Когда будет генеральное наступление американцев? Ну, я думаю, что весной. Потому что с учётом "пробитой" Москвы тянуть им два года не надо.

Артём Войтенков: Ну, конечно.

Евгений Фёдоров: Просто не надо. Нет, так бы они тянули. Это же, знаете, если видят, что не получается - откладывают. Вот как с Питером: не получилось, штаб эвакуировали, отложили, бедную Дмитриеву Оксану бросили. Она там орала, как комиссар, бегает, орёт: "Вперёд, в атаку!" А никого солдат нет: все ушли кушать. Как-то так получилось, глупо немножко, но тем не менее.

Артём Войтенков: Маша, ты же была на этом Марше якобы мира. Что там интересного? Рассказать. Я не был, я смотрел фотографии. Меня поразило достаточно большое количество плакатов на иностранном языке, на английском: "Not War!", там, про Путина ("грязный Путин" на английском всё это).

Мария Катасонова: С самого начала, 21-го числа с самого утра в Яндексе в топе полдня держалась новость о том, что Ходорковский в случае кризисной ситуации в России готов стать президентом. Буквально когда два месяца назад Евгений Алексеевич говорил о том, что Ходорковский назначен на место Путина при госперевороте, все говорили то, что это невозможно, опять из разряда фантастики. Сейчас Ходорковский французской газете говорит о том, что "Да, я готов". И прямо перед маршем мира эта новость держится в топе новостей.

На самом Марше мира было удивительно то... Ну, не удивительно, а вот, опять, технологически интересно то, что впереди колонны (то, что показали все средства массовой информации) шли порядка нескольких сот человек, действительно за мир, счастливые улыбающиеся лица, никаких провокационных плакатов. Но остальные там несколько тысяч человек шли с НАТОвскими флагами.

Артём Войтенков: С НАТОвскими даже?

Мария Катасонова: Да, там были НАТОвские флаги, у нас есть фотографии), с бандеровскими флагами(кстати, как их пропустили?). Шли с плакатами и растяжками, скандируя лозунги про свержение президента, про подготовку революции в РоссииТо есть никто ничего не скрываетБыли иностранные флагиБыли флаги Евросоюза. Не буду, там, про американские флаги на футболках (это достаточно привычно сейчас). Было очень много иностранцев, было много студентов, было много представителей ЛГБТ сообщества. И было много людей, которые, в принципе, немножко не понимали, зачем они пришли. У них был такой потерянный взгляд. Вот эти прохожие случайные, которых собрали под красивый лозунг "Нет войне". На самом деле 80% лозунгов, если не больше, 90 наверное, было посвящено тому, что "Давайте свергать Путина, партию жуликов и воров, партию убийц". То естьантигосударственный, антипутинский характер носил этот митинг.

Артём Войтенков: Понятно, в общем, не Марш мира.

Мария Катасонова: Марш мира - там было первые пятьсот человек. Всё.

Евгений Фёдоров: Это надо понимать. Вот есть такое понятие – "Полк Бранденбург", немецкий?

Артём Войтенков: Вы рассказывали.

Евгений Фёдоров: Люди знают, это же историческая вещь. Когда отбирается целый полк людей, которые тогда говорят по-русски, немцев (там чистые немцы), специально подготовленных, которые переодевались тогда в советскую форму и осуществляли функцию в тылу Красной Армии диверсионную, декоммуникационную, т.е. разбивали коммуникации. То есть создавали ситуацию, когда основные силы могли бы наступать. То есть мы видим, что количество вот этих сил "полка Бранденбург" интервентов в Москве значительное. А с учётом того, что есть так называемый резерв из Украины, который может подкинуть до двухсот тысяч человек в критической ситуации. Критическая ситуация - это значит один раз. То есть под специальный какой-то процесс, когда пойдёт, когда уже начнут жечь покрышки на улицах Москвы, можно перебросить двести тысяч. Это огромная сила.

Мария Катасонова: Кстати, я, извините, перебью, среди вот этих людей, которые пришли на Марш, было очень много радикальных организаций. И источники в полиции (я не знаю, насколько это правда или нет) мне лично говорили о том, что там были представители "Правого сектора". Не просто там флаги "Правый сектор" кто-то поднял, а действительно боевики были.

Евгений Фёдоров: Маша, но для этого американцы и напали на Украину. Удар по Украине - есть подготовка удара по центральной России, в этом логика этого удара. Естественно, когда они планировали этот удар, двухходовка и была. То есть удар по Украине, перехват на Украине пропаганды людей, подтягивание наёмников, переформатирование людей, их раскручивание, и потом они должны прийти в Россию - иначе нет смысла.

Количество людей, которых американцы могут загнать в Россию - не просто радикалов, а подготовленных в боевых лагерях. То есть он без оружия, но его месяца три готовили, ему тут вдруг приехала машина, из кузова раздали - он вооружён, он уже полностью подготовлен. Вот таких до двухсот тысяч. Причём это русские люди - внешне русские, которых вы ничем не отличите. Они подготовлены, они подготовлены в плане инструктажа. То есть они не будут вам выскакивать, у них задача одного дня. У них не задача всё время расшатывать ситуацию. Расшатывать ситуацию - власть сумеет реорганизоваться и перехватить. Их задача - внезапный бросок в критической сфере, "Ночь длинных ножей". В том числе и физическое устранение тысяч людей в Москве, чтобы было понятно, обязательно будет заложено в их план в какой-то ситуации. Просто по квартирам пойдут.

Артём Войтенков: Кстати, вот по поводу пятой колоны, мне случай рассказали на днях. Ребята приехали из Донецка, которые воюют в пятнистой форме. Они захотели на ВДНХ сфотографироваться на ВВЦ. Они взяли флаг Донецкой республики, какой-то плакат, то есть всего лишь два предмета: флаг и какой-то плакат. Их там несколько человек. Их повязали в милицию, значит, увезли. ОМОН сразу разобрался. Те, кто простые бойцы, сразу там побратались, шевронами поменялись.  А какие-то вот те, сотрудники полиции, даже, в общем-то, один человек, который дал команду их брать, он не считал, что они что-то сделали такое хорошее, он считал, что они наоборот нарушили закон, ну и соответственно отпустил это всё дело.

Евгений Фёдоров: Его надо в нашу картотеку, потому что мы понимаем, что будет много предательства в правоохранительных системах. Американцы с ними работают. Это такая технология - они с ними работают. Ну, какой-то процент будет предателей, может быть 10%. И, причём, чем начальственнее человек, тем этот процент будет расти, потому что они работают с начальством.

Мария Катасонова: Да, вот мы заметили такую тенденцию, мы же работаем тоже с улицей. Именно в моменте противодействия белоленточным акциям, рядовые там, сотрудники полиции, ОМОНа очень хорошо относятся к нам, с пониманием всё. Приходит начальство, человек, который отдаёт приказ - просто настолько категоричен, даже если нет прямого нарушения закона, стараются подогнать под это.

Евгений Фёдоров: Некоторые, да. Это идёт. Система управления идёт оккупация сверху вниз. Соответственно, народ, он больше рассматривает себя в парадигме свободных людей, свободной страны, а начальство, чем выше начальство, тем оно интегрировано. Американцы же сверху назначают: сверху вниз, а не снизу вверх. Поэтому это всё логично.

И технология, которую проводит американский посол:

- Зацепиться на улицах.

- Следующий этап - предательство части силовиков.

- Параллельно с этим этап – заговор олигархов.

Олигархи очень важная фигура. Почему? Потому что большая часть чиновников завязана на олигархах. Чтобы было понятно. То есть так у нас устроена система кадровых назначений массовых (тысяч, десятки тысяч людей), что практически каждый, большинство чиновников имеет персональное назначение от какого-то олигарха или крупного предпринимателя. Это такая система. Она осталась ещё со времён 90-ых годов, когда Путин частично её разрушил, убрал Политбюро вот это, семибанкирщину, начальство как бы, совет такой олигархов убрал. А система по-прежнему осталась.

Поэтому американцы через олигархов, через имущество за рубежом, через крупных собственников как бы выходят на чиновников. И в том числе на силовиков, особенно в МВД. Минобороны меньше интересует их. А МВД - там обязательно завязки, крыши, прикрытия взаимные, команды. Это всё часть системы и, естественно, она через олигархов выходит на зарубежную компоненту. Поэтому с генералами идут беспрерывные такие разговоры, чтобы их взять, чтобы их подтащить и чтобы их в нужный момент, чтобы они предали. При этом их будут беречь, чтобы они не засветились раньше времени. Поэтому много нас ждёт сюрпризов именно, мы будем видеть предательство от человека, от которого, может быть, мы и не ожидали такого. И тут вдруг эта ситуация всплывёт.

Соответственно, заговор олигархов, заговор в органах власти, в силовиках, параллельно улица, как раскачка ситуации и дальше главное действие это – государственный переворот. Просто иногда спрашивают: "Как будут американцы делать государственный переворот? Содержательно". Очень просто. Тут ничего сложного нет. Ну, например: силовики, улица, олигархи, заговор. Заговор каким-то образом, допустим, если у них удастся, отстранит Путина или каким-то образом его выведет за информационное пространство там - варианты. Может и без этого быть. И параллельно с раскачкой ситуации формируются вот эти же, внутри уличных отрядов, где (ещё раз говорю: американцы готовы из Украины завести до 200 тысяч боевиков) формируется подотряд профессиональный, узкий, спецназ такой Майдана, который, допустим, возьмёт под контроль Государственную Думу, например, Совет Федерации и та же Государственная Дума с теми же депутатами. Не случайно американцы согласовали продление на год Госдумы. Назначат, например, Ходорковского председателем правительства. Ну, как бы, на волне народного такого движения, то есть, как бы народ врывается в Государственную Думу, вносит на плечах Ходорковского. Это же отработано в Киеве. За каждым депутатом стоит человек с дубиной или с пистолетом, камеры их, естественно, не показывают, показывают только кнопки голосования. И происходит такое фиктивное голосование, как в Верховной Раде.

Мария Катасонова: Евгений Алексеевич, но всё равно в Киеве, мы просто непосредственно, там были - там не было противодействия на улице. То есть на улице была представлена только одна сторона. Даже в Москве, в которой…

Евгений Фёдоров: Там был фон. Улица даёт фон.

Мария Катасонова: Фон был представлен, но только с одной стороны. В Москве же выйдут и те люди, которые не согласны видеть премьером Ходорковского. Не получится какое-то такое кровавое месиво?

Евгений ФёдоровСекундочку. Во-первых, про Ходорковского вам скажут, когда его уже назначат.

Мария Катасонова: Но всё равно люди выйдут.

Евгений Фёдоров: Нет. Когда его назначат. Мы просто сценарий рассматриваем. Произошёл факт государственного переворота, в Думу ворвались американские боевики русскоговорящие, они инсценировали избрание, например, Ходорковского, председателем правительства. И в условиях первого акта, когда Путин каким-то образом отодвинут, отжат и так далее, Ходорковский – исполняющий обязанности президента, о чём он собственно и сказал, не забывайте. То есть это вот такая технология, она уже видна. Просто рука у Тэлботта американского, она уже набита. Он этой рукой одинаково всё время рубит капусту. Поэтому это видно, как они выстраивают схему. Это не какой-то инсайд, хотя было совещание в Госдепартаменте и при назначении Тэлботт, когда Ходорковский звучал, и американцы открыто сказали, что они планируют Ходорковского назначить президентом России. Но, в принципе, это как утечка. А, вообще говоря, они в него вкладывались 10 лет.

 Как технология работы пятой колонны? Я вам говорю, например: вплоть до того, что в средствах массовой информации заключали договора, наши российские, с проамериканскими фондами об упоминаниях Ходорковского. Вы думаете, если вы немножко забыли, когда Ходорковский сидел, ну только утюг про него каждый день не говорил. Это не потому, что утюг такой Ходорковского любит, а потому что это организованный процесс промывания мозгов и пропаганды. Когда заключаются, в том числе договора с информационными ресурсами, об упоминании. Задача информресурса, по договору, по официальному, в том числе: упомянуть Ходорковского 20 раз за неделю. Вот они сидят из пальца высасывают. Адвокаты Ходорковского сказали: "Собака Ходорковского гавкнула это". Потому что у них так записано, и они этот договор отрабатывают. Это не проамериканские информационные ресурсы, а те, которые пятая колона в широком смысле. А проамериканские или американские, типа "Радио Свобода", те, естественно, барабанят с утра до вечера, тут всё понятно. У каждого своя роль. Или там "Эхо Москвы" или кто-то. Это людей раскручивает, то есть, это не то, что мнение такое, а именно специально американцы огромные деньги вкладывали в Ходорковского 10 лет. Ну, естественно, эта их технология, она видна, и они от неё отказаться сразу не могут. Они не могут завтра сказать: "Так, Ходорковский, плевать, что 10 миллиардов списываем и Сидорова". До этого, кстати, они Касьянова крутили. Нет, они уже сфокусировались на нём, поэтому Ходорковский для них естественное продолжение проекта. И поэтому, когда он сказал, что он пойдёт в президенты, хотя по закону он не имеет право 20 лет идти в президенты России (так, кстати). Но он даже про это не упомянул, потому что в той схеме, которую назвал вам, это не нужно. То есть он председатель правительства и уже как председатель правительства становится.

Мария Катасонова: Но, кстати, сделал акцент на том, что сейчас пока нет, но в кризисной ситуации пойду.

Евгений Фёдоров: Мало того, посол предусмотрел вариант переходного положения к Ходорковскому. И даже называл фамилии высокопоставленных чиновников, которых он видел бы, как переходный вариант в российском правительстве. Как бы поэтапность, как на Украине. Порошенко потом появился. В начале - Яценюк, какие-то промежуточные фигуры, часть из которых потом зачистили. Заметили? Потому что они были слишком далеки от человеческого образа, и потом уже второй, третий этап компании. Поэтому Ходорковский – это, скорее всего, второй этап, как бы, в американской технологии захвата власти в России. И начало процесса начнётся (ну, оно уже началось, считается) со следующего приблизительно года, с весны. Причём у каждого своя роль.

Вот мы сейчас говорили, как со средствами массовой информации американцы работают. Почему будет весной у них больше поддержка? Потому что за полгода, задача такими же заговорами против Путина резко обрушить жизненный уровень в стране. То есть создать недовольство людей. Параллельно работает пропаганда, и параллельно падают зарплаты, пенсии, доходы, безработица, сокращаются рабочие места и так далее. За эту функцию отвечает пятая колона в Центральном Банке, в министерстве финансов и в некоторых правительственных органах. То есть там просто расписано: ты - улица, ты - силовики, ты - бизнес, а ты - правительственные чиновники. Ваша задача принять то-то. И мы сейчас наблюдаем целую серию. Я просто их вижу - десятки заговоров против России в правительственных отраслях. То есть в Минфин поставлена задача грохнуть благосостояние граждан России значительно, ну, процентов хотя бы 30. На 25-30 процентов к весне для того, чтобы люди это почувствовали. Пропаганда это раскрутит и они далее. Тут же эти 200 тысяч боевиков, вокруг же них должно быть мясо.

 Вот мы с вами обсуждали этот марш фашистов, который только что был. Но это, вообще-то говорят, был марш бригадиров фашистов. То есть пехоту туда не подтянули, потому что пехота была отсечена гражданами и пониманием людей реальности происходящих процессов. То есть люди понимают, огромное количество людей, миллионы людей в России понимают, что их ведут на заклание:  пятая колона, борьба с Путиным американцев и так далее. И эта атмосфера создаётся, в которой, в принципе, отсекают пехоту. Вы помните, на улицах Питера мы даже обращали внимание, когда выходит НОД, то число майданщиков уменьшается в 5 раз, приблизительно. То есть не устойчиво, они как бы отсекаются, не хотят, не хотят рисковать, их мотивация, скажем так, поверхностная, которой их подтянули американцы на улицы и так далее. Остаётся пятая часть.

Мария Катасонова: То есть падает общий потенциал.

Евгений Фёдоров: Да. Вот это было именно бригадиры, то есть смело умножайте эти 5 тысяч человек там условно, которые вышли, смело умножайте на 5. То есть это где-то 20, это руководители 25-ти тысяч человек, которые просто были отсечены. А если изменяется общественно-политическая ситуация, если падает жизненный уровень, формируется недовольство (сознательно), работает пропагандистская машина, перехватывая управления СМИ, в большей степени, чем сейчас. СМИ и так врут, а тут они у вдруг начинают врать в повышенных тонах. То сразу это умножайте на пять – 25, добавляйте украинских боевиков, ещё кого-то за счёт недовольства подтянут как бы в следующие этапы. Вот вам те 200-300 тысяч, которые американцы будут готовы вывести на улицы Москвы, приблизительно. Вот это прикидочные вещи, то есть вот потенциал врага. При этом парализованы должны быть. Одновременно будут действовать отряды "ночь длинных ножей", то есть которые будут ходить просто по спискам, по квартирам, вышибать ключевые фигуры, с которыми не договорились: из силовиков, которых не удалось купить или раскрутить. Ну как вышибать? Просто вплоть до физического устранения наиболее важных из них. Они, конечно, постараются этого не делать, но в критической ситуации будут и физически устранять.

И вот вся эта волна приведёт, в том числе, к перехвату (попытке, мы, естественно, говорим о попытке) перехватить управление через технологию Ходорковский, Государственная Дума, Совет Федераций. То, что Совет Федераций может в этой ситуации быть манипулированным, мы это видели на истории, когда он лишил полномочия Путина на Украине, например, как главнокомандующего. Это такие пробы пера, такие аккуратные мазки, но видно по каким точкам пойдёт воздействие американцев: где слабые кирпичи в заборе. Это всё видно.

Ещё раз говорю: не получится от этого защититься. Вот вся сегодняшняя система и задачи пятой колоны стратегической как бы компоненте - выстроить защиту. И мы видим, что законы ручные продвигаются по защите. Не получится защититься, можно только перехватить инициативу, только наступление.

До этого был вопрос по НОДу. Отсюда идеология НОДа, которая будет чем дальше, тем она больше востребована. Вообще в России не так много людей, которые хотят умереть. И сейчас у них будут включаться мозги, и поэтому мы знаем, что НОД увеличится в десятки раз по своей активности, по возможностям. Но это тоже объективный параллельный процесс. Но будет борьба. Кстати, американцы это понимают, поэтому сегодня по НОДу идут главные попытки информационной войны: дискредитация людей, раскачка и так далее. Но это нормально, мы воспринимаем как оценку наших заслуг.

Мария Катасонова: Евгений Алексеевич, кстати, по тому вопросу, как голосуют депутаты. Вы вносили такой законопроект о беженцах, скажем так. 

Артём Войтенков: О предоставлении беженцам с Украины по упрощённой процедуре. Мы это прошлый раз обсуждали. Да. Ну, просто очень интересно получилось, что…

Мария Катасонова: Люди не голосовали просто. Просто не проголосовали.

Артём Войтенков: Просто не проголосовали.

Евгений Фёдоров: Потому что чувствительный закон, конечно. В чём суть? Почему мы этот закон вытащили в том числе. Правительство здесь очень открыто показало свою стратегию. Это стратегия, какая? Что есть русские, которые живут в России и вроде бы правительство признаёт, что они важны, их надо поддерживать, а есть русские, которые живут за пределами России сегодняшней. И правительство считает, что это те же негры, или туземцы, или кто угодно. И никакого права у русского, который живёт, например, в двух метрах от российской границы, там где-нибудь под Харьковом, по отношению, допустим, к правам негра, который живёт в Буркина-Фасо, в Африке - нет. То есть для сегодняшней системы (это конституционный вопрос) в системы власти мы изначально признаём откровенно антироссийскую идеологию, антирусскую, антироссийскую идеологию, подразумевающую "разделяй и властвуй". То есть вот это разделение, которым занимаются колонизаторы и оккупанты. Вот почему мы говорим о том, что НОД будет увеличиваться численностью.

 Сейчас мы с вами обсуждали голосование, поэтому, да - за этот закон проголосовали в поддержку 200 депутатов из 226, которые необходимы для принятия решения. И те, кто против, против никто не высказался.

 Артём Войтенков: Да, вот интересно, потому что…

 Евгений Фёдоров: Против русского народа боятся.

 Артём Войтенков: Боятся. Поэтому…

 Евгений Фёдоров: Но решение от этого не будет другое. То есть американцы дали команду, что Россия должна разделиться, должны быть поставлены барьеры между русскими и русскими, и они эту команду выполняют.

То есть, вдумайтесь! Официальная позиция правительства, что русские на Украине ничем не отличаются от негра с точки зрения его прав и возможностей даже в гуманитарной сфере. То есть у каких-то стран есть понятие соотечественники или ещё что-то. Тут вообще - полное отсечение. Это просто абсолютно для нас, с точки зрения оккупационной власти: чужой человек, не имеющий никакого отношения к России, у которого не может быть больше прав, чем у негров, допустим, с той же Буркина-Фасо. Вот это принципиальная позиция правительчства, и она открыта очень. Естественно, эту позицию люди публичные, депутаты боятся озвучивать, поэтому вот так втихаря и проголосовали.

Артём Войтенков: Да, но ещё интересно, как проголосовали? То есть они не голосовали. Вот "Единая Россия" проголосовал "за" только 1 человек, а остальные вообще все не голосовали. Все не голосовали. Но один, я понимаю, что это были просто вы.

Евгений Фёдоров: Да, правильно. Но это фракционная дисциплина. Мы про это уже говорили, обсудили. Нет такого органа самостоятельного принимающего решение и даже таких людей, как депутаты. Есть фракционная партийная дисциплина, это касается всех партий и фракций всегда в англосаксонской системе демократии, которые автоматически должны выполнять руководящие указания. Вот и всё. То, что там один я проголосовал за закон, нарушив фракционное, ровным счётом ничего не значит, причём фракционная дисциплина - им нужен результат. То есть один голос ничего не влияет, поэтому никто. А если бы влиял один голос, то было бы мощное давление, вплоть до изгнания из Государственной Думы, как это было, допустим, в отношении того же Багарякова, который в своё время поднимал. Ну, мы обсуждали эти темы.

Артём Войтенков: А почему тогда вот другие партии проголосовали "за"? Единая Россия не голосовала, а вот коммунисты – 90 человек.

Евгений Фёдоров: В чём система работы Государственной Думы? Государственная Дума – орган целостный, который по конституции принимает законы, подготовленные по 15-той статье конституции американцами, как стратегами. То есть главное в этой системе – результат. Внутри это: 450 человек разделены на фракции и партии. Это всё спектакль. Это просто трупа играет спектакль. И в этой трупе заранее предопределены решения. Эти решения, в данном случае сложилось большинство на базе Единой России. В 90-ые годы было, во второй половине, большинство на базе коммунистов. Никакого значения не имеет. То есть это просто спектакль. Сегодня артист играет, значит, роль Цезаря, завтра он играет роль там, не знаю, Брута, там или ещё чью-то. Это, как бы, вторая история. Если вы заметили многие депутаты там, через фракции скользят, потому что это не важно. Важен результат. За всю историю Государственной Думы ни одного не было случая, чтобы Госдума приняла решение, противоречащее, системное решение американской логики. Ни разу, потому что оно выстроено в эту логику, в том числе решением народа в 93-ем году, проголосовавшим за оккупационную конституцию.

То есть государственная Дума здесь не просто работает, она выполняет решение народа оккупации страны и утверждение статута оккупированной страны, заложенного конституцией. То есть нельзя сказать, что вот вы, депутаты, не проводите и не пишете (а они не должны писать) - конституция не предусматривает, что депутаты пишут системные законы. Допустим, теоретически: проводите курс в поддержку оккупационных механизмов и вот вы плохие и вот вас надо заменить, и другие будут проводить другой курс - такого не будет. Любой депутат это вот, как водитель троллейбуса: какие бы у него ни были мысли в голове, устроился в троллейбусный парк, едешь по маршруту №5. Всё. Можешь чуть быстрее, чуть медленнее, опоздаешь – накажут. Вот, твоя задача ездить по маршруту. Это твоя функция, ты под эту функцию взят на работу. И система настолько отработана, что в ней один, два, три человека, они систему не меняют, они даже ей помогают, потому что, ну как бы, поддают ей некую живость. Лучшая игра артистов, когда какой-то там артист с хрипотцой сыграл или поскользнулся на сцене, так тоже бывает. Это только привлекает внимание зрителей -, ой как интересно. Или кошка пробежала по сцене - да, особенно сильно привлекает.

Артём Войтенков: Так, а вот тем же коммунистам, им сказали, 90 человек проголосовать "за" или они сами так решили? Или на них просто плюнули, если Единая Россия не голосует, то все остальные не проходят.

Евгений Фёдоров: Не так. Есть система, в системе всё отработано. И в этой системе коммунистам говорят: "Да делайте, что хотите, вы нам для системы не нужны". Вот если коммунисты как в 90-ые годы будут в большинстве парламентском, тогда они будут выполнять приказы. А так им сказали: "Делайте". И они, в принципе, работают не на длинном поводке, то есть не убегая сильно далеко, но они работаю, скажем так, над своим имиджем, над своей игрой для того, чтобы, когда, в случае чего (критическая ситуация) заменить, например, Единую Россию, при этом не поменяв систему никак. То есть роль Отелло стал опять тот же артист, который до этого был, потом его перегнали на второстепенную роль, а сейчас опять на первую роль. Это просто такая игра, спектакль. То есть, не изменив систему, вы, меняя людей в автопарке, ничего в автопарке не поменяете. У вас как эти маршруты будут, так  и будут по этим маршрутам люди ездить. Просто вторая смена будет работать на первой, а первая смена второй.

Артём Войтенков: То есть, когда контролируется большинство – это Единая Россия в Думе.

Евгений Фёдоров: Сегодня.

Артём Войтенков: Сегодня, а вчера можно было допускать.

Евгений Фёдоров: Вчера это были другие. В Единой России очень много депутатов с других фракций, потому что, ну это очевидный механизм. Это просто такая вот работа. Вы работали сейчас в отделе бухгалтерии, а стали работать в отделе планирования. Вот и всё.

Артём Войтенков: Хороший водитель приходи в наш автопарк. Да?

Евгений Фёдоров: Да.

Артём Войтенков: Из другого.

Евгений Фёдоров: Конечно, там по какой-то причине.

Артём Войтенков: Больше платят, например.

Евгений Фёдоров: Это механизм. Ещё раз говорю: это не российский, это англосаксонский механизм, который отработан в колониях хорошо, детально, за сотни лет его работы.

И ещё хотел бы сказать. Почему всё-таки будет увеличиваться численность НОДа? Вот смотрите, очень важные события. Посмотрите, что на Украине - сейчас обнаружили массовое захоронение граждан: детей, женщин, с отрезанными головами, которые сделали фашистские каратели. Вот на тех территориях, откуда они сейчас вышли. Там, буквально, 30-ти километровая зона, они там кое-где уходят. Слышали про это?

Артём Войтенков: Нет.

Евгений Фёдоров: Но нашли массовое захоронение убитых в массовом количестве людей. То есть фашистские каратели просто выводили из домов людей, женщин, детей, обезглавливали, убивали, то есть делали то же самое, что и ИГИЛ, например, в Ираке. То есть аналогичные такие вещи. То есть это, действительно, захоронение, в которых сотни людей, массовое, типа вот Хатынь, как вот, мы знаем эти вещи. И многие, как бы, удивляются. Вот мне журналисты звонят: "Как же так?" Опять же они просто не понимают саму логику исторического процесса.

Фашизм – это не изобретение Гитлера.

Фашизм – это технология англосаксов по подавлению колоний, либо колониальных бунтов. Фашизм есть производная их стратегической государственной политики, которую они строят тысячу лет своей истории. Нельзя быть руководителем мира колониального, не рассматривая жителей других стран, как туземцев, то есть с фашистских позиций, т.е. людей недочеловеков (как Яценюк по приказу американцев говорит), потому что иначе ты не можешь за счёт их жить, не можешь выстроить своё государственное строительство. Другое дело, что они же люди не дураки, они понимают, что нельзя злить и туземцев в том числе, так же, как нельзя злить, не знаю, стадо там не знаю, коров. Потому что и стадо коров может тебя затоптать. Поэтому есть определённая процедура управления. И вот это управление, процедура, опирается на том, что они стараются это не выпячивать, но при этом карательная операция, то есть операция для цели морального подавления туземцев, чтобы туземцы не поднимали головы, они проводят. Мы видим, что на Украине именно эти процессы идут.

Мы просто должны с вами понимать. Да сейчас отдельные эпизоды вскрыли, конечно, это не одно захоронение. Вскрыли одно пока или двое. Это массовое явление, характерное для этого исторического периода и для этой территории в том числе. И вы теперь можете смело умножить и лучше понимать, что произойдёт в России после прихода Ходорковского и военного переворота. Это будет явление, в котором будут миллионы убитых таким же образом, с отрезанными головами в Москве и Питере на территории России. И до людей это начинает постепенно доходить. Хотя это отдельные утечки как бы получаются.

Это политика историческая англосаксонская, они по-другому не могут выстраивать колониальную систему управления. Поэтому им придётся пройти террористическим катком по России для того, чтобы принудить её к покорности исторической, ликвидировать русский народ и решить историческую конкурентную борьбу. Люди это начинают воспринимать. Если вы помните, Великую Отечественную войну, там, возникла вторая волна народного подъёма и сопротивления, когда были оценены зверства фашистов на оккупированных территориях. И тогда, вот эта благородная ненависть, в сердцах закипела в Красной армии, и дало ей дополнительные силы.

Вот аналогичные процессы и сейчас наблюдаются. Вот эти вскрытия, лицо фашистского переворота, который произошёл, американского, немецкого на территории Украины в Киеве, оно создаст вторую волну отечественного сопротивления и создаст условия для победы в целом. Это - дополнительный источник прихода, массового прихода в национально-освободительное движение России для того, чтобы защитить себя до, непосредственно военной компоненты вторжения.

Артём Войтенков: Ну, хотелось бы, чтобы это было до.

Евгений Фёдоров: Мне тоже.

Артём Войтенков: Кстати, о пятой колонне. Минфин РФ заложил в проект бюджета предложение отменить выплату фиксированной части пенсии. Это вы говорили про ухудшение жизни, это вот сегодняшняя новость. Отменить фиксированные части пенсии тем, кто выйдет на пенсию в 2015 году и позже, но при этом продолжит работать. Типа они работают, зачем им пенсии платить. И уже там посчитали экономию, в одном году это будет 30 миллиардов, в 2016 это – 96 миллиардов, в 2017 это – 170 миллиардов рублей. Дело движется, вот подтверждение ваших слов.

Евгений Фёдоров: Это заговоры против Путина. Вы один нашли.

Артём Войтенков: Да.

Евгений Фёдоров: А таких - сотни параллельно развиваются. То есть задача: снизить жизненный уровень, раскачать ситуацию, вызвать недовольство людей, выбить волну патриотизма после Крыма. И это будет только усиливаться.

Чтобы было понятно - у Путина ручное, как национальный лидер, ручное управление: он может решить один, два, три вопроса. Вот Минфин там вообще поднял вопросы о введении налога с продаж и резкого поднятия налога. Путин это отбил - одно, а сто других, помельче, не таких заметных, проскочат. Не изменив систему, через референдум, через конституцию, мы не сможем защититься от многочисленных заговоров американцев на территории России, через их агентуру во власти. Не сможем.

Уговорить пятую колону стать хотя бы на время пророссийской, невозможно. Потому что это самостоятельный механизм. Там до - расколы, ну это мы обсуждали. Но уговорить невозможно. Нам придётся выходить на большую чистку. И то, что Минфин постоянно или Минэкономии выдают дурацкие предложения, это не дурацкие предложения - это американцы через них реализуют стратегию заговора против российского народа. Это кажется, что дурацкие.

Кстати, отдельная история, хочу обратить ваше внимание. Какова сегодняшняя оценка ситуации с санкциями, американцами, европейцами и так далее, с точки зрения наших СМИ официальных, так называемых? Обратите внимание. Я вам скажу, они говорят: "Сошли с ума, дураки. Делают не выгодные для себя или плохие для себя вещи, бьют санкциями по себе".

Артём Войтенков: Ну, понятно, если они обрубают свои же.

Евгений Фёдоров: Такой подход - в нём уже заложена пятая колона. Почему? Потому что людей обманывают. Американцы, европейцы действуют абсолютно разумно - это не дураки. Вот нам говорят: "Американцы – дураки". Был ли Гитлер дурак, если он обстреливал Советский Союз самолётами, танками и так далее. Это же денег стоит, представляете, сколько самолётов, сколько топлива надо, сколько снарядов. Не был дурак. Он вёл войну. Поэтому люди, которые проводят эту политику, через СМИ, первый канал, другие, они, почему играют на врага? Потому что они обманывают людей по сути вопроса. То есть идёт вопрос о войне и защите в войне, а они говорят: "Да это они просто, вожжа под хвост попала, сбрендили они, через пару месяцев отойдут и будут нормально себя вести". Не будут нормально себя вести. Их задача - уничтожить Россию, они открыто об этом говорят. Там другая логика. Они знают, что уничтожив Россию, они отыграют эти потери в сотни раз за счёт резкого усиления эксплуатации российской территории, украинской и всех остальных в том числе.

Артём Войтенков: Да, я с вами согласен. Потому что столько лет твердить про то, что во власти дураки, теперь в Европе дураки. Ну, кругом одни дураки, причем, когда человек внизу он вроде не дурак, когда он поднимается во власть повыше, дурость просто.

Евгений Фёдоров: Вы смело можете, те, кто так твердит, из умных людей, потому что в СМИ работают умные люди, редактора, - что это они отрабатывают работу пятой колоны. Американцы сказали так говорить, дали технологию – они так говорят. То есть впрямую они не могут, на этом этапе, потом будут впрямую против Путина и России, как на Украине. А на этом этапе они, как бы, косвенно врут. То есть через косвенное враньё. Поэтому без зачистки ничего не получится.

Артём Войтенков: Ну да.

Евгений Фёдоров: Уже даже невозможно не зачистить Минфин, Центральный Банк, Средства массовой информации решить проблему выживания. Не возможно. Надо собираться на вопрос.

Артём Войтенков: Надо идти?

Госдума. Сергей Нарышкин: Проект федерального закона "О внесении изменений в отдельный законодательный акт России по вопросам ограничения производства и оборота продукции  с содержанием генномодифицированных организмов" Евгений Алексеевич Фёдоров. Пожалуйста.

 Госдума. Евгений Фёдоров: Спасибо. Уважаемый Сергей Евгеньевич, уважаемые коллеги, предлагается вашему вниманию проект федерального закона "О внесении изменений в отдельный законодательный акт Российской Федерации". Цель разработки проекта закона является введение запрета на оборот пищевых продуктов с превышением доли содержания генномодифицированных, генно-инженерных, трансгенных организмов растительного, животного и микробного происхождения, установленный Правительством Российской Федерации. То есть, эти ПДД устанавливаются Правительством. Также, ограничения на производство ГМО и трансгенных продуктов для использования для целей пищевой промышленности. Только для целей пищевой промышленности. Закон не распространяется на лесные вопросы, на хлопок и многие другие вопросы, где ведётся оборот ГМО. Мы все с вами видим, и сейчас свидетели, что в России и в мире идёт очень серьёзная дискуссия: вредно ГМО, или нет, и насколько оно вредно, вернее. Люди нервничают, слишком мало времени прошло, чтобы оценить вред от ГМО. Отсюда три основных аргумента, которыми авторы законопроекта руководствуются.

Экономический аргумент. Продовольствие стран, которые запрещают ГМО, а это Австрия, Греция, Польша и многие другие, или ограничивают существенно, а это огромное количество в том числе, и европейских стран, ценится выше, доверие и инвестиции в эти сектора продовольствия тоже выше. Потому что, люди не перекладывают туда свои риски по отношению к этой проблеме. Но мы видим, что в мире, например в США формируются целые отрасли органического продовольствия. То есть, люди готовы платить иногда в пять раз больше за продовольствие, которое они, в данном случае, нам экономически важно понять, рассматривают, как более качественное, органическое. Как только страна впускает к себе ГМО, всё продовольствие в этой стране воспринимается мировой общественностью, потребителями, рынками, как менее качественное и более рискованное.

Следующий момент. ГМО – удар по продовольственной безопасности страны. Подсадка на семена, мы понимаем, что монополист это США, Монтана и все остальные. Подсадка на эти семена автоматически выбивает возможности для производства. То есть, нельзя обратно соскочить на нормальное продовольствие, если ты подсадился уже на эти семена. Это означает подрезание основы продовольственной безопасности страны. Очень довольно быстро.

Соответственно, риски чисто медицинского характера я не буду, специалисты подробно о них скажут. Но это довольно серьёзные вещи. Могу вам привести, допустим, чисто израильскую вещь, когда два младенца умерли, потому что, их кормили детскими смесями на базе соевого ГМО. И не само ГМО было вредно, о чём и речь, трудно сегодня прогнозировать все эти вещи. Человечество их ещё не изучило. Они умерли не от самого ГМО, а просто произошло отсутствие в этих продуктах питания отдельных элементов, без которых младенец не может жить. В результате, кстати, в Израиле собственно и запретили после этого использование ГМО. Да и у нас оно формально запрещено в детском питании, но это касается любого человека, не только ребёнка. То есть, зачем России на своих детях, на своих людях заниматься мировым экспериментом: хорошо ГМО, или плохо ГМО?

Ну и наконец, надо сказать, что само появление этого закона. Я напоминаю, что решение, которое ещё не вступило в силу, в силу позиции Правительства. Оно переносит эти решения. Оно запущено, само решение законодательное, в рамках сорока шести законов, которые были откровенно продавлены в России в рамках вступления России в ВТО, со стороны Соединённых Штатов Америки.

Давайте с вами оценим ситуацию. Если страны официально заявляют, что они хотят, как премьер-министр Англии, например, уничтожить российскую экономику, они будут нам желать добра? Значит, если они продавливают этот вопрос, это не настораживает, что это не может быть, не обязательно, для нас добрый и радостный аргумент? Всё-таки, эти вещи тоже надо оценить. В России ГМО пока  не пошло, пока ещё запреты действуют, эти законы не вступили в силу, подчёркиваю, в силу позиции правительства, поэтому никаких проблем с принятием этого закона не будет, сохранится сегодняшний статус-кво. Прошу поддержать. Спасибо.

Госдума. Сергей Нарышкин: Спасибо. Сергей Борисович Дорофеев.

Госдума. Сергей Дорофеев (Единая Россия): Уважаемый Сергей Евгеньевич, уважаемые коллеги, законопроект разработан в целях введения запрета на оборот пищевых продуктов с превышением установленных Правительством Российской Федерации доли содержания генномодифицированных организмов растительного, животного, и микробного происхождения.

Предлагается авторами установление ограничения на производство генно-инженерно-модифицированных и  трансгенных организмов растительного, животного и микробного происхождения для целей их использования в пищевых продуктах и кормах для сельскохозяйственных животных. Законопроектом также предлагается дополнить часть вторую статьи третьей Федерального закона о качестве безопасности пищевых продуктов ограничением оборота пищевых продуктов, материалов и изделий с превышением доли содержания ГМО, установленной Правительством Российской Федерации.  Такие пищевые продукты, материалы и изделия признаются некачественными и опасными, не подлежат реализации,  утилизируются, или уничтожаются.

Также авторами предлагается дополнить статью седьмую Федерального закона О госрегулировании генно-инженерной деятельности запретом на осуществление генно-инженерной деятельности, направленной на производство ГМО для целей их  использования в пищевых продуктах, и кормах для сельскохозяйственных животных. Об этих требованиях к качеству и безопасности пищевых продуктов, как продукции в Российской Федерации, установлено техническими регламентами Таможенного Союза. Решением комиссии Таможенного Союза от 19 декабря 11-го года утверждён технический регламент Таможенного Союза "О безопасности пищевой продукции" статьёй седьмой, в которой установлена необходимость государственной регистрации линий ГМО и предельное их значение содержания ГМО в продукции. В случае несоответствия требованиям технического регламента регистрация может быть прекращена, или приостановлена. Статьёй  8 регламента, регистрация может быть прекращена. В статье 8 не допускается использование продовольственного зерна, содержащего ГМО при производстве пищевой продукции для детского питания, пищевой продукции для беременных и кормящих женщин. Пунктом 4-й статьи два, соглашение о единых принципах и правилах регулирования в республике Беларусь, республике Казахстан, и Российской Федерации установлено, что стороны Соглашения обеспечивают обращение продукции,  соответствующей требованиям технических регламентов Таможенного Союза без предъявления дополнительных требований к такой продукции. 

По мнению авторов законопроекта необходимость введения перечисленных запретов связано с полномасштабной экспансией продукции с содержанием ГМО. Авторы предлагают ограничить оборот пищевой продукции с использованием ГМО, производство ГМО для целей их использования в пищевых продуктах и кормах для сельскохозяйственных животных до момента появления исследований, достоверно подтверждающих отсутствие причинно-следственных связей между выпуском ГМО и их возможным негативным воздействием на здоровье человека и окружающую среду.

Комитет обращает внимание, что на национальном уровне система оценки качества и безопасности ГМО созданы в шестидесяти двух странах. Разработка системы оценки безопасности ГМО, действующая в Российской Федерации, начата в 95-ом, 96-ом годах и является одной из самых строгих в мире. С момента формирования российской системы оценки качества и безопасности ГМО включало обязательное проведение хронического бактериологического эксперимента длительностью не менее ста восьмидесяти дней. Оценка безопасности новых линий ГМО в рамках процедуры государственных регистраций в России включает проведение исследований репродуктивной токсичности в экспериментах на поколениях животных.

В соответствии с действующей в России системой оценки безопасности ГМО растительного происхождения за период с 99-го по 2013-й год двадцать одна линия ГМО прошла полный цикл медико-биологических исследований и разрешена для использования продуктов питания для населения Российской Федерации. Решение о госрегистрации того или иного ГМО в Российской Федерации принимается по совокупности результатов комплексной медико-биологической оценке безопасности.

В рамках надзорных мероприятий только за 2003-й – 2013-й год учреждениями в системе Роспотребнадзора проведено более двухсот пятидесяти тысяч исследований пищевых продуктов с целью выявления ГМО. Распространённость таких продуктов за последние годы значительно снизилась. В 2003-м-2004-м году доля продукции с ГМО составляла одиннадцать-двенадцать процентов от всей продукции, имеющей генно-модифицированные аналоги. В 2010-м году уже 0,16%. В 11-м году – 0,1%, в 2012-м – 0, 08%.

Учитывая изложенное, Комитет Госдумы по охране здоровья не поддерживает проект Федерального закона О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам ограничения производства и оборота продукции с содержанием генномодифицированных, генноинженерных, трансгенных организмов и рекомендует его отклонить. Спасибо.

Госдума. Сергей Нарышкин: Коллеги, есть вопросы? Прошу записаться. Включите режим. Покажите список.

1. Никитчук И.И.

2. Коломейцев Н.В.

3. Дегтярёв М.В.

Записалось: 6

Иван Игнатьевич Никитчук.

Госдума. Иван Никитчук (КПРФ): Спасибо, Сергей Евгеньевич. У меня к Сергею Борисовичу вопрос. Вот вы много говорили об исследованиях воздействия модифицированных продуктов на организм. Скажите, конкретно приведите примеры и результаты. Ведь в литературе известно, и у нас на круглых столах неоднократно приводились эти данные, что употребление генномодифицированных продуктов, которые проводились при испытании на мышах и крысах, в третьем поколении полностью исчезает детородная функция. Внедряя вот эти продукты нам в питание, у нас и так людей в России не хватает. Мы придём к тому, что вообще вымрем.

Госдума. Сергей Нарышкин: Сергей Борисович Дорофеев.

Госдума. Сергей Дорофеев: Спасибо за вопрос. Но я уже сказал, что двадцать одна линия была полностью с законченным циклом исследования генномодифицированных продуктов, и никаких негативных последствий там не было. Если у вас есть данные, пожалуйста, принесите к нам в Комитет, мы их изучим.

Госдума. Сергей Нарышкин: Спасибо. Николай Васильевич Коломейцев.

Госдума. Николай Коломейцев (КПРФ): Спасибо. Евгений Алексеевич, я не пойму вашей логики. Я припоминаю, вы, будучи председателем Комитета по экономической политике, прилагали массу усилий, чтобы втянуть нас в ВТО. Правда, состоялось оно не при вас. Логически я согласен с вашим законом, но, всё-таки, что больше в вашем пафосе: искреннего беспокойства, или всё-таки конъюнктуры? Спасибо.

Госдума. Сергей Нарышкин: Евгений Алексеевич Фёдоров. Пожалуйста.

Госдума. Евгений Фёдоров: Спасибо за вопрос. Я и тогда и сейчас занимаю чёткую позицию. В ВТО мы вступили с момента Указа Ельцина "О свободе торговли" в 91-ом году. С этого момента мы потеряли, то есть, отдали членам ВТО пятьдесят процентов российского рынка, за это не получив ничего взамен. Это чисто колониальная вещь. Вступление, вернее, подписание документов по ВТО дало нам возможность получить права в этой системе. То есть, из неравноправного брака мы получили какие-то права для диалога и отношений. Но это не значит, что те решения, которые были под предлогом процесса ВТО, например, по ГМО – это предлог процесса на ВТО, были приняты, они были все разумны. Они были приняты под откровенным давлением, выкручиванием рук. Сегодня изменилась ситуация, которая нам позволяет отказаться от решений, навязанных нам силовым образом. Спасибо.

Госдума. Сергей Нарышкин: Спасибо. Михаил Владимирович Дегтярёв.

Госдума. Михаил Дегтярёв (ЛДПР): Вопрос Сергею Борисовичу Дорофееву. Во всех исследованиях, о которых он говорил, в них участвовали подопытные животные, продолжительность жизни которых на порядок меньше продолжительности жизни среднего человека. Поэтому, с научной, вообще с точки зрения здравого смысла, очевидно, что мы можем достоверно сказать, вредно или нет ГМО для человека, только, когда пройдёт достаточное количество лет. С момента высеивания ГМО продуктов и употребления их человеком в пищу, ещё должно пройти где-то тридцать, сорок лет. Готовы ли вы вместе с членами правительства и с членами вашего комитета разделить ответственность через двадцать-тридцать лет, если будет доказано, что это пагубно влияет на здоровье граждан России?

Госдума. Сергей Нарышкин: Сергей Борисович Дорофеев, пожалуйста.

Госдума. Сергей Дорофеев: Спасибо за вопрос. Я думаю, что все мы разделим ответственность, если такие результаты получим. Но хотел бы обратить внимание, что прошёл уже не один десяток лет, как используются генномодифицированные продукты, и нельзя огульно подходить к этому вопросу. Достижения науки нужно использовать, но тщательно это перепроверять. Что мы и делаем.

Госдума. Сергей Нарышкин: Спасибо. Владимир Николаевич Федоткин.

Госдума. Владимир Федоткин (КПРФ): Уважаемый Евгений Алексеевич, у меня вопрос к вам. По-моему, законопроект очень правильный, может с опозданием некоторым, но, тем не менее, очень правильный. Но это полумера. Потому что, у нас, мне кажется, нужно не ограничивать ГМО, а потом спохватимся, что яд был. А вообще запретить. Вы предлагаете ограничить. У нас сорок один миллион гектаров пашни в России не используется. Столько пашни на всей Украине. Мы можем с лихвой обеспечить себя хорошими, нормальными продуктами без всяких ГМО. Может, лучше вообще запретить, а направить наше внимание и деньги на освоение сорока миллионов гектаров пашни? И второй момент. Вы подвели к выводу, но его не сделали. Всё-таки, ГМО – это видимо оружие. Оружие завоевания государства. Можно, как фашисты, прийти перестрелять народ, завоевать территорию, а можно накормить такими вот продуктами, и через сорок лет выяснится, что да, это вредно - народа нет. Но это уже будет поздно. Всё-таки, это оружие надо оценивать именно так.

Госдума. Сергей Нарышкин: Евгений Алексеевич Фёдоров, пожалуйста.

Госдума. Евгений Фёдоров: Спасибо большое. Я с вами согласен. Это оружие конкурентной борьбы. Так же, как и санкции. Это всё формы конкурентной борьбы наций и государств. И в этой борьбе выигрывает тот, кто сильнее, кто имеет крепче суверенитет, а самое главное, кто понимает правило, что за себя, за свою страну надо бороться и стоять до конца. И я сразу в своём докладе сказал, что в данном случае, этот вопрос был нам навязан в рамках слабой позиции России, под предлогом, это был только предлог. А цель этого вопроса - это снизить нам нашу безопасность продовольственную, ослабить нас в конкурентной борьбе, ударить по отрасли сельского хозяйства, и ударить, возможно, и по народонаселению, которую задачу, кстати, американцы тоже ставили всегда официально перед всем миром, и никто эту задачу не скрывал.

И ещё хочу сказать, чтобы потом не брать слово. Вот прозвучало: все исследования, которые в этой сфере проходили, все были так или иначе, практически все, были заказаны со стороны заинтересантов в размещении ГМО. Не было ни одного государственного заказа на такого рода исследование. Это я говорю как член комитета по бюджету. Поэтому, доверять этим исследованиям, с точки зрения, полагаться на них, когда вопрос стоит о жизни и смерти, на мой взгляд, неправильно. Спасибо.

Госдума. Сергей Нарышкин: Спасибо. Виталий Сергеевич Золочевский

Госдума. Виталий Золочевский (ЛДПР): Спасибо, Сергей Евгеньевич. Уважаемый Евгений Алексеевич, скажите, пожалуйста, скажется ли как-то принятие данного законопроекта на развитии сельского хозяйства в стране? Спасибо.

Госдума. Сергей Нарышкин: Евгений Алексеевич Фёдоров.

Госдума. Евгений Фёдоров: Спасибо. На сегодняшний день, принятие этого закона в стране не поменяет ничего. Он предотвратит вторжение ГМО в Россию, которое ещё не наступило, потому что, в соответствии с теми законами, которые мы приняли в конце прошлого созыва, правительство должно разработать методики. Оно эти методики разработало, но в действие их не включило. Мало того, последним решением Медведева, их отложили на три года. То есть, сегодняшний статус защищённой России от ГМО, он сохранится. На это направлен законопроект, он в этом плане абсолютно актуален и своевременен. Спасибо.

Госдума. Сергей Нарышкин: Владимир Иванович Бессонов.

Госдума. Владимир Бессонов (КПРФ): Уважаемый Евгений Алексеевич, безусловно, в погоне за прибылью генная инженерия может приносить вред. И есть тому целый ряд примеров. Например, сегодня сельхозтоваропроизводители, вынуждены ежегодно закупать семена, поскольку их семена бесплодны. А подсолнух перестал двигаться вслед за солнцем. Понаблюдайте. Раньше он всегда двигался за ним. Вместе с тем, Николай Фёдорович сказал, что огульный подход не нужен в этой ситуации. Вы могли бы привести несколько примеров, положительных всё-таки, в генной инженерии? Спасибо.

Госдума. Сергей Нарышкин: Евгений Алексеевич Фёдоров.

Госдума. Евгений Фёдоров: Спасибо. Я знаю положительный пример, в каком плане, Там конечно иллюзионное есть мнение, что складываются более дешевизна продукции сельского хозяйства. Но это тоже определённые иллюзии. Если мы посчитаем всё в совокупности, то такого, пожалуй, нет. Там  возникает монополизм, который даёт сверхприбыль монополисту. По сути, формируются экономические центры, которые собирают сверхприбыль за счёт производства семян и высоких научных исследований. Которые Россия в принципе не может себе позволить в ближайшие, как минимум, десять лет просто в силу масштаба необходимых исследований для того, чтобы захватить здесь какие-то командные высоты. Это значит, что гарантировано - десять лет внешнего управления. Хотя, я считаю, что надо продолжать исследовать. Закон не касается научной компоненты. Он не касается, допустим, промышленного производства. То есть, он защищает человека. Почему, если дело не пойдёт, допустим, хлопок будет генномодифицированный, более дешёвый, эффективный - наверное, это надо. А вот пропускать в сельское хозяйство, где правильно в предыдущем вопросе было замечено: если вы пустили ГМО на одно поле, вы потеряли всю страну. То есть, у вас всё сельское хозяйство ушло на другой уровень своего развития. Вот это тоже факт. Нам не нужно ни в коем случае этого делать.

Госдума. Сергей Нарышкин: Спасибо. Сделаем паузу в обсуждении этого законопроекта. Пока я объявляю сейчас голосование. Прошу приготовиться. Второй вопрос проект федерального закона "О ратификации конвенции о трёхсторонней консультации для содействия применению международных трудовых норм". Включите режим голосования. Второе чтение.

Количественное голосование.

Государственная Дума

За…………………334 ч. 74,2%

Против…………..1 ч. 0,2%

Воздержалось….0 ч. 0.0%

Голосовало……...335 ч. 74,4%

Решение принято

Артём Войтенков: Мне вот этот товарищ понравился, конечно.

Ирина Володченко (помощник депутата): Какой?

Артём Войтенков: Мы будем все нести ответственность через тридцать лет.

Ирина Володченко: Да, молодец,. Главное не начал говорить, что нет, это не так. Типа под соусом, что если что, мы готовы удар взять на себя. Но это он лично за себя говорит, или за всех? Вот интересно.

Артём Войтенков: Да, пусть за себя отвечает. Давайте мы его запомним.

Ирина Володченко: Давайте на нём эксперимент просто проведём.

Артём Войтенков: О, очень хорошо. Хорошая мысль.

Ирина Володченко: Человек, мужчина, должен отвечать за свои слова, депутат.

Артём Войтенков: На нём и на его семье будем проводить опыты - как влияет ГМО.

Ирина Володченко: Да. Я вот не готова.

Госдума. Сергей Нарышкин: Третий вопрос. Проект Федерального закона "О внесении изменений статьи федерального закона о воинской обязанности и военной службе". Включите режим голосования. Второе чтение. Покажите результат.

Артём Войтенков: Вообще, это хорошая мысль. Если кто-то новое хорошее толкает, нововведение, вот пусть он лично в этих нововведениях принимает участие и на нём это отрабатывать.

Ирина Володченко: Ты знаешь, как сейчас базы по органам. Это вообще сейчас охота на здоровых людей начнётся. Знаешь эту тему? Базы органов. Я ехала, слушала по радио выступления. Звонят эти люди: "Да нужно ввести, тут всё написано". Давайте конкретно про себя, если ты так готов, а не за всех людей. Это начнётся непонятно что. Это же официально, в базе, эти базы будут перепродаваться, как это обычно делается, так же как телефоны и другие базы, и всё, и начнётся охота за паспортами.

Артём Войтенков: Какой-то там из Совета Федераций внёс законопроект о том, чтобы человек заранее давал своё согласие.

Ирина Володченко: Вот про это и речь.

Артём Войтенков: Но это не база, а я про закон читал. А если ещё база на каждого будет? Представляешь, идёт человек, он оставил своё заявление, что я разрешаю своё в случае моей внезапной смерти, использовать мои органы для пересадки. Вот он идёт, и падает кирпич на голову, все остальные органы целые. Замечательно.

Ирина Володченко: Поэтому, пусть люди, которые за это выступают, пусть они уже сейчас официально и выкладывают про себя, что я такой здоровый. Посмотрим. А то разговаривать-то все готовы, а как только речь о собственной жизни.

Артём Войтенков: Конечно, они сначала сделают это добровольным, а потом сделают это обязательным.

Ирина Володченко: Тема эта нормальная. Только она нормальная в нормальном государстве, которое здравым образом функционирует. Где нет коррупции, нет вот этих тем. Не для российского государства такая тема.

Артём Войтенков: А что, если мы колония, будем поставлять уже органы официально.

Госдума. Сергей Нарышкин: Проект внесения изменения в бюджетный кодекс и статью 30 федерального закона о внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации в связи  с совершенствованием группы положений государственных и муниципальных учреждений" Включите режим. Покажите результат.

Количественное голосование

Государственная Дума

За……………………237 ч. 52,7%

Против……………..0ч. 0,0%

Воздержалось…….0 ч. 0,0%
Проголосовало……237 ч. 52,7%

Решение принято

Госдума. Сергей Нарышкин: теперь предложение отклонить поправку номер 17 в старой редакции. Кто за это решение, прошу голосовать. Включите режим. Отмените. Кто за то, чтобы принять поправку номер семнадцать в старой редакции?

Количественное голосование

Государственная Дума

За…………………1 ч. 0,2%

Против…………..0 ч. 0.0%
Воздержалось….0 ч. 0, 0%

Проголосовало…1 ч. 0,2%

Решение не принято.

Решение отклоняется. И ставлю поправку на голосование уже в новой редакции, внесённой комитетом. Включите режим голосования.

Количественное голосование

Государственная Дума

За………………….235 ч. 52,2%

Против………….. 0 ч. 0,0%
Воздержалось…..0 ч. 0,0%

Проголосовало….235 ч. 52,2%

Решение принято в новой редакции и ставлю на голосование

Ирина Володченко: Но удивительно, кстати, многие депутаты, то, что я услышала, в целом, поддерживают, за исключением одного-двух.

Артём Войтенков: Примут?

Ирина Володченко: Нет, конечно. Я не сомневаюсь.

Артём Войтенков: Все - за, но не примут.

Ирина Володченко: Там ещё количество голосующих не понятно, сколько присутствуют. Как с беженцами было.

Артём Войтенков: Так Единая Росси, она не голосовала вообще.

Ирина Володченко: Так же, как знаешь, сейчас вносился депутатами от ЛДПР, КПРФ, Справедливая Россия, о СМИ, запрет участия иностранным физическим и юридическим лицам. Это просто ты бы видел, это просто реально цирк был. Все: "Да, да, нужно с иностранцами бороться". Все проснулись. А когда год назад… Это же в продолжение того закона, который СМИ иностранный агент. Все кричали: "Вы сумасшедшие!"

Артём Войтенков: Подожди, его приняли?

Ирина Володченко: Нет, не приняли. Я помню, когда я его выкладывала, все: "Да вы тут сидите, лучше бы реальными проблемами занялись, а то всё ищите каких-то внешних врагов". А когда сейчас на Украине Майдан произошёл, когда там правду не показывают, все вдруг поняли, что нам тоже, оказывается не нужны иностранные средства массовой информации, которые будут лживую информацию преподносить, прокачивать. Удивительное было единомыслие - все сидели, как на подбор.

Количественное голосование

Государственная Дума

За…………………224 ч. 49,8%

Против…………..0 ч. 0,0%

Воздержалось….0 ч. 0,0%

Проголосовало…224 ч. 49,8%

Решение не принято

Госдума. Сергей Нарышкин: Продолжаем работать. Шестой вопрос проекта Федерального закона " О внесении изменений в статью 12.85"

Количественное голосование

Государственная Дума

За…………………234 ч. 52,0%

Против…………..55 ч. 12,2%

Воздержалось….0 ч. 0,0%

Проголосовало…289 ч. 64.2%

Решение принято

Артём Войтенков: Вот они сейчас что-то принимают, а вот я не знаю, что они принимают. Может они принимают вообще, чтобы каждый житель вынес на улицу свои пожитки.

Ирина Володченко: Нет, они до этого обсуждали.

Артём Войтенков: Нет, но мы-то не знаем, народ-то не знает. Дума сидит, принимает, мы сейчас только сидим, телевизор смотрим, нас в зал даже не пустят, мы только смотрим по телевизору оттуда. А что они там напринимают, страна-то не знает. Я говорю, скажут сдать всех детей до восьми лет куда-то. И чего?

Госдума. Сергей Нарышкин: Голосование о международном медицинском кластере.

Количественное голосование

Государственная Дума

За………………….   240 ч. 53,3%

Против…………   ..  74 ч. 16, 4%

Воздержалось………..0 ч. 0,0%

Голосовало…………….314 ч. 69,8%

Решение принято

Артём Войтенков: Медицинский кластер. Вот, пожалуйста. Уже, судя по названию, я чувствую, что это бяка.

Ирина Володченко: Да, точно, название отталкивающее.

Госдума. Сергей Нарышкин: Покажите результат. Принято в первом чтении.

Проект Федерального закона "О наркотических средствах и психотропных веществах" Покажите результат.

Количественное голосование

Государственная Дума

За……………………….  443ч. 98,4%

Против…………………  0ч. 0,0%

Воздержалось………..  0ч. 0,0%

Голосовало…………….  443ч. 98,4%

Решение принято.

Госдума. Сергей Нарышкин: Принято в первом чтении.

Артём Войтенков: А вот что-то я смотрю, там все либо за, либо против.

Ирина Володченко: Да, я это тоже замечаю.

Артём Войтенков: Нули только в остальных пунктах. То есть, такое единодушие.

Вот опять.

Госдума. Количественное голосование

Государственная Дума

За……………………….   194ч. 42,9%

Против…………………   0ч. 0,0%

Воздержалось………..   0ч. 0,0%

Голосовало……………. 194 ч. 42,9%

Решение не принято

Ирина Володченко: Да, я вот тоже не могу понять.

Госдума. Сергей Нарышкин: … "О реализации биологически активных добавок" Включите режим. Покажите результат.

Количественное голосование

Государственная Дума

За…………………..   58 ч. 12,9%

Против…………….   0 ч. 0,0%

Воздержалось……   0 ч. 0,0%

Голосовало………   58 ч. 12,9%

Решение не принято

Госдума. Сергей Нарышкин: Законопроект отклонён. Продолжаем обсуждение семнадцатого вопроса повестки. Кто хотел бы выступить, прошу записаться. Включите режим записи на выступление. Покажите список.

Подготовиться:

1. Золочевский В.С.

2. Никитчук И.И.

3. Коломейцев Н.В.

Записалось: 4 Выступило: 0

Виталий Сергеевич Золочевский

Госдума. Виталий Золочевский (ЛДПР): Спасибо, Сергей Евгеньевич. Я хотел бы поддержать Никитчука Ивана Игнатьевича того примера про мышей, в котором в третьем поколении не рожают, и Федоткина Владимира Николаевича тоже хотел поддержать, потому что считаю, что действительно, ГМО в нашей стране надо просто запретить. Тогда будет прок. А то так мы с вами даже ходим в нашу столовую, мы не знаем, что мы едим. Из ГМО картошки сделали нам обед и ужин, или из чего-то другого. А тем временем, действительно, и  ГМО картошка, соя и кукуруза на тридцать процентов дороже, тем самым формируют большую цену, чем та, которая выращена на огороде. И по тем проведённым испытаниям и анализам видно, что в США, где генномодифицированные продукты свободно употребляются в пищу, от аллергии страдают всего семьдесят процентов населения. А в Швеции, где такие продукты запрещены, аллергиков гораздо больше, их семь процентов. На этом всё, спасибо.

Госдума. Иван Мельников: Спасибо. Иван Игнатьевич Никитчук.

Госдума. Иван Никитчук (КПРФ): Спасибо, Иван Иванович. Уважаемые коллеги, я, честно говоря, не устаю удивляться, как мы принимаем наши законы. Мы принимаем закон о медицинском кластере, ни мнения Академии наук, ни мнения профильного комитета, но "за" голосуем.

Артём Войтенков: А сам же тоже голосовал.

Госдума. Иван Никитчук (КПРФ): Сейчас пытаются закон о генномодифицированных продуктах. Не полностью этот закон, конечно, решает проблему, но, тем не менее, это определённый шаг. И обратно-таки, возражаете против принятия. Ссылаются на какие-то мифические исследования. Ну, тогда скажите, кто проводил эти исследования, какие научные центры, где эти результаты. Почему у нас тоже нет ни парламентских слушаний по этому вопросу, по этому законопроекту? Нет мнения Академии наук, что думают наши учёные по этому поводу? Тогда бы было понятно мотивация тех, кто выступает против этого законопроекта.

Ведь генномодифицированные продукты, это не только речь идёт о самих продуктах. Но это идёт речь и о семенах. А семена у нас эти не производятся. То есть, это обратно дяде чужому надо будет платить денег. Это специальные удобрения, мы их тоже не производим. Это снова надо дяде чужому платить деньги. Это специальные пестициды, которые эти модифицированные растения, они ещё и порождают модифицированные бурьяны, с которыми надо бороться. Это целая система. Поэтому, вот так вот просто отметать безосновательно, без аргументации серьёзной, я считаю, нельзя. И нужно этот законопроект поддержать и проголосовать "За". Спасибо.

Госдума. Иван Мельников: Спасибо. Николай Васильевич Коломейцев. От фракции.

Госдума. Николай Коломейцев (КПРФ): Уважаемый Иван Иванович, уважаемые коллеги, меня искренне радуют метаморфозы в судьбе Евгения Алексеевича. Будучи председателем Комитета по экономической политике, он протащил столько законов, которые на сегодняшний день надо большую часть отменить. Почему? Потому что,  я вам напоминаю, переговоры по ВТО велись семнадцать с половиной лет, и приняли, ратифицировали, в том числе, и вы голосовали. Ратификация Марракешских соглашений производилась при том, что сорок девять тысяч страниц специального текста даже на русский язык не переведены. А с условиями, которые Медведков подписал отдельно с каждой страной, мне кажется, в Минэкономразвитии до сих пор не знакомы люди, ответственные за их реализацию. Поэтому, приветствуя ваш закон, я, тем не менее, хотел бы вас призвать к чему. Вы поймите, у нас с помощью проведённых комитетов по экономической политике законов, фактически исчезла большая часть семеноводческих, племенных хозяйств, растениеводческих племенных хозяйств, которые разводили специальные породы растений, акклиматизированные к нашим природно-экономическим зонам. Кроме того, если вы посмотрите, что сегодня происходит. Вот примем мы этот закон, вы правильно сказали, он ни к чему не приведёт. Почему? Потому что, на сей момент сельское хозяйство не освоило более девяносто миллиардов выделенных денег по разным причинам. И они куда сейчас переводятся? Они переводятся в бесполезное страхование сельхозугодий, и по схемам отмываются, вместо того, чтобы взять эти деньги, направить на погектарную поддержку сельхозпроизводителя.

Второй момент. Если вы посмотрите, то генномодифицированные продукты, они сегодня, это вам кажется, что они не завозятся в нашу страну. Вот здесь уже товарищи говорили, я вам ответственно заявляю, что сегодня большая часть семенного фонда, которую завозят из Франции, из Германии, из других стран Евросоюза, она генномодифицированная. Почему? Потому что, вы не сможете получить с них урожай, и посадить. А это о чём говорит? Мы-то их кушаем, первый-то урожай, кушаем, а какое воздействие на животных - тоже никто, точнее исследовали. Хотя откровенно говоря на людях и на животных в Африке всё уже давно испытали.  Поэтому они и проталкивают, как вы говорите, Евгений Алексеевич подталкивают нас к принятию тех сорока шести законов, о которых вы говорите. Поэтому меня просто удивляет, почему не сорок шесть на отмену вы внесли, а только один. Их бы надо все, вы знаете лучше всех, вы же участвовали во всех подготовительных мероприятиях, и можете изобличить всех врагов, которые на том этапе, в самом деле вредили нашей стране. Но я вам напомню, что вопрос номер девять, который мы сегодня уже проголосовали в первом чтении руками фракции Единая Россия, он не менее вреден, чем ратификация Марракешского соглашения и вступления в ВТО. Поэтому, я призываю всех. Давайте благие намерения Евгения Алексеевича поддержим, и попросим его, чтобы он, зная все тайные пружины протаскивания Марракешского соглашения, поскорее их обозначил и внёс их на денонсацию все законы, которые с его подачи были приняты. Спасибо.

Госдума. Иван Мельников: Спасибо. Александр Сергеевич Кропачёв.

Госдума. Александр Кропачёв (ЛДПР): Спасибо, Иван Иванович. Первое. Скажу, конечно, что фракция ЛДПР поддерживает данный законопроект. И в добавление к сказанному моим коллегой Виталием Сергеевичем, скажу, что депутаты фракции ЛДПР уже внесли на рассмотрение Государственной Думы законопроект, в рамках которого деятельность по распространению ГМО продукции и деятельность, связанная с ГМО и создающий опасность для гибели человека будет приравниваться к террористическому акту. Более подробно мы рассмотрим данный законопроект в рамках рассмотрения в Государственной Думе, но считаю, что ту продукцию, которая сегодня является генномодифицированной, во-первых, не только нельзя какой-либо процент допускать распространения на территории, какие-то вводить нормы, допустимые нормы присутствия в продукции, которую употребляет наше население, определённого процента ГМО компонентов. Сегодня вообще данная зараза не должна не только войти, а даже вообще подходить близко к границам нашего государства. Мы депутаты Государственной Думы, члены правительства, мы должны принять все меры для того, чтобы оградить наше население, наших детей, будущее поколение от той заразы, или от той гибели, которая может последовать, и от того вреда, который может принести ГМО продукция. Поэтому, фракция ЛДПР данный законопроект поддержит. И ещё раз повторю, что мы будем работать над законопроектом по ужесточению ответственности за причинение вреда от продукции ГМО, вплоть до лишения свободы на срок до двадцати лет. Спасибо.

Госдума. Иван Мельников: Спасибо, Александр Сергеевич. Евгений Алексеевич, будете выступать? Депутату Фёдорову включите микрофон. Заключительное слово.

Госдума. Евгений Фёдоров: Буквально короткая реплика. Сорок шесть законов были проведены по статье 15-ой Конституции Российской Федерации. При этом, если обратите внимание, в законах была ссылка, что это общепризнанные принципы и нормы международного права, на основании которых Россия принимает законы. Основу надо поменять. Этот закон просто точечно бьёт по людям, поэтому, мы его вынесли, как отдельный. А надо менять всю систему, начиная с 91-го года. Не поменяя основу, вы архитектуру системы не поменяете. А ВТО было просто предлогом, и без ВТО бы этот закон провели. Вы же понимаете, потому что пятнадцатая статья. Спасибо.

Госдума. Иван Мельников: Спасибо. Сергей Борисович, будете выступать? Нет, не будет. Тогда ставлю законопроект на голосование. Включите режим голосования.

Количественное голосование

Государственная Дума

За…………………  192 ч. 42,7%

Против…………..         0 ч. 0,0%

Воздержалось….         1 ч. 0,2%

Голосовало………    193 ч. 42,9%

Решение не принято

Госдума. Иван Мельников: Отклоняется законопроект

Артём Войтенков: Единогласно отклонили. Все за, все за.

Ирина Володченко: Просто не хватает по количеству, получается.

Артём Войтенков: Да. Ну та же самая система, что и с законопроектом о беженцах. То же самое. Просто не голосуют.

Артём Войтенков: Пока вы выступали, мы тут всё это смотрели по внутреннему Думскому телевидению, и я даже заснял весь этот... По мне, так это - цирк. Сидят депутаты, принимают законы и удивляются: "Почему мы голосуем "за"?" Сами депутаты, которые голосуют единогласно "за", удивляются: "Почему голосуем "за"?"

Евгений Фёдоров: Потому что это спектакль. В этом суть американской колониальной демократии, что народу дать зрелище в виде спектакля якобы "властного представительства".

Артём Войтенков: Вот с этим законом о запрете или контроле ГМО. Та же самая система, что была с вашим предыдущим законопроектом о беженцах. То есть они просто тупо не голосуют и всё.

Евгений Фёдоров: Боятся.

Артём Войтенков: А как они могут не голосовать? Если депутат сидит на рабочем месте, он может вообще ничего не жать, да?

Евгений Фёдоров: Может ничего не делать, да.

Артём Войтенков: И ему это можно.

Евгений Фёдоров: Можно.

Артём Войтенков: Хотя бы даже "воздержались" они жали. Они же не жмут вообще ничего. То есть "за" 192, голосовало 193.

Евгений Фёдоров: Это такая своеобразная анонимность.

Артём Войтенков: Они просто боятся уже?

Евгений Фёдоров: Кто-то скажет: "Меня не было", если что, ещё что-то. Но вопрос-то действительно политизированный в том плане, что через разные механизмы, в том числе через ГМО - это механизмы убийства людей. То есть сокращение населения, манипулирование, завязанности экономики. И это очевидная вещь абсолютно.

Тут надо выполнить приказ Соединённых Штатов Америки - отклонить закон. А вроде самому неудобно. Поэтому выбрали такую форму - личного неучастия для того, чтобы закон не прошёл. Результат же всё равно получился: закон не прошёл.

Артём Войтенков: Не прошёл, да.

Евгений Фёдоров: Американцы довольны, всё нормально.

Артём Войтенков: И сам, вроде как не подставился, да.

Евгений Фёдоров: Да. Лично вроде не подставился. Потом, может, будет какая-нибудь люстрация, трибунал - скажет: "Меня не было в это время. Я на курорте был".

Артём Войтенков: Да, и не докажешь собственно.

Евгений Фёдоров: Конечно.

Артём Войтенков: Здесь есть списки поимённые, но уже всё: кто не голосовал... Опять-таки, вот та же самая система: "Единая Россия" дружно ваш закон, в общем-то, послала, можно сказать. То есть они все не голосовали - 233 человека.

Евгений Фёдоров: Это формально. Это кроме двоих.

Артём Войтенков: Ну, да - "за" два человека.

Евгений Фёдоров: Это чисто формальные вещи. На месте "Единой России" может быть любая правящая коалиция. Если система работает, то, кто бы там ни был, будет выполнять команды системы. Система внешнего управления, она закреплена Конституцией, освящена народным голосованием. И эта система просто таким образом работает.

Артём Войтенков: Ещё интересно то, что вам всегда возражают единороссы. То есть вы вносите что-то, и вам тот же самый единоросс говорит, что "Нет, не надо. Это не надо. Обойдёмся". Это опять к тому, что "Единая Россия" - это, в общем-то, не партия.

Вопрос ещё по бомбёжкам США Сирии, "Исламского государства". Вообще происходит всё так, как вы говорили. Тогда, в прошлом году, они на Сирию накатились - не вышло, отъехали, перегруппировались и теперь бомбят опять, но говорят, что это "Исламское государство", ещё что-то, террористов, но пойди разбери, кого они там бомбят.

Евгений Фёдоров: Если вам не нравится это государство якобы... Понятно, что американцы сами создали это "Исламское государство". Они его профинансировали, они его организовали, они ему поставили оружие, причём официально. Они его создали для своих целей. Каких целей? Для целей карательных операций в колониях, для подавления народов. Не такое оно большое: всего тридцать тысяч человек - армия вот этого Исламского государства. Сирийская армия, например, двести тысяч. Если бы не американская поддержка, сирийцы бы давно их раздавили. Поэтому если бы американцы просто разрешили сирийцам их уничтожить, сирийцы бы просто их уничтожили, да и всё. Американцы запрещают им лезть сюда.

Это такие слова. Они говорят: "Мы будем бомбить вот эту группировку". Это угроза Сирии: "Если вы полезете, будете делать неправильно, мы ошибёмся с бомбёжками, будем бомбить Дамаск".

Артём Войтенков: Так они уже там побомбили.

Евгений Фёдоров: Да, но Дамаск ещё не бомбили.

Артём Войтенков: А кого они бомбили?

Евгений Фёдоров: Бомбили части Сирии, но не центральную часть, не Дамаск.

Артём Войтенков: Причём интересно, они сказали, что уведомили в ООН представителей Сирии, сказали: "Мы лететь бомбить", без всяких там "А можно ли?". Всё. "Мы вам сказали, а вы там, что хотите, делайте, а мы летим". И Саманта Пауэр, постоянная представительница США при ООН, заявила, что "Государство должно быть способно защитить себя. Если оно себя не может защитить, тогда придут добрые США, то бишь мы, и мы вас защитим".

Евгений Фёдоров: Какое государство?

Артём Войтенков: Ну вот, она, видимо, Сирию имела в виду.

Евгений Фёдоров: Сирийское?

Артём Войтенков: Да.

Евгений Фёдоров: То есть Сирия не способна себя защитить? Так вы ей разрешите себя защитить. Снимите с неё санкции, перестаньте поставлять оружие её врагам, и она себя защитит отлично. Там в Сирии умеют воевать отлично. Просто они не могут одновременно воевать против "ИГИЛ" и Соединённых Штатов Америки. То есть два таких врага - они не могут с ними справиться. Если оттуда убрать Соединённые Штаты Америки, они раздавят этот "ИГИЛ" за пару недель.

Это специально создано, ещё раз говорю. Это американцы создали, это фикция. Это вот как у нас уличные марши. Там нет протестов, там есть фикция, театр. Театр протеста, подбираются люди, которые якобы протест, якобы оппозиция, якобы за мир, якобы ещё за что-то, а это просто фикция, это театральная постановка. Это та же история. Американцы создали систему, скомплектовали её, тридцать тысяч человек создали армию и под их прикрытием эта армия начинает распространяться. Американцы делают вид, что с ней борются. Это просто игра, спектакль. Зачем тогда вы создавали?

Артём Войтенков: А зачем создавали?

Евгений Фёдоров: Для того, чтобы решить проблему американского мирового господства, чтобы подавлять недовольных, потому что напрямую американцам бомбить страны, которые недовольны, им, вроде, не с руки (ту же Сирию). Для этого они подобрали специальных людей, армию вторжения - в данном случае вот этот"ИГИЛ", создали его и вперёд.

Артём Войтенков: То есть получается очень хорошо: у тебя есть регулярная армия, у тебя есть вот эти нерегулярные террористы, к которым ты официально якобы не имеешь отношения, но они твои. Если тебе как бы удобно бомбить официальной армией - ты бомбишь официальной, а если тебе неудобно ею бомбить - ты посылаешь этих ребят.

Евгений Фёдоров: Да. Это называется фашисты. Такие подразделения были. Даже у Гитлера были в гестапо подразделения разного характера карательного типа. Гестапо - карательный орган, а ещё в карательном органе были специальные подразделения, которые как бы дистанцировались. Кстати, часть этих карательных подразделений носило российский триколор, который сегодня. То есть это к вопросу о наследственности нашей системы государственности.

Артём Войтенков: А ещё очень удобно сказать, что официальные войска идут бомбить вот этих вот неофициальных.

Евгений Фёдоров: Ну, можно и в такую игру сыграть.

Артём Войтенков: Да, и под шумок вообще там всё вынести.

Евгений Фёдоров: Да. Причём сама по себе эта бомбёжка это тоже игра. При этом это не значит, что эти части, так называемые карательные, американцы полностью их контролируют. Это бандиты, которых они набрали, а бандиты по определению трудноконтролируемы, поэтому проводить давление на них принято. Во всех армиях существует денатурация: расстрел каждого десятого своего военного, если он плохо себя ведёт. То, что американцы бомбят, не меняет статус этого "ИГИЛ" как американского карательного подразделения. Они просто дисциплину поднимают в нём, вот и всё.

Артём Войтенков: Ведите себя на земле хорошо, то мы к вам сверху прилетим.

Евгений Фёдоров: Да.  А то у вас там кто-то распоясался, дурака валяет там типа.

Артём Войтенков: Франция не отдаёт "Мистрали". В Париже считают невозможной передачу российской стороне корабля "Мистраль". Как сказал Франсуа Олланд, президент Франции, "сделка с Россией по вертолётоносцам будет выполнена только в случае успешного продвижения процесса политического урегулирования на Украине". Это уже на самом деле переходит какие-то разумные рамки, потому что у нас с ними контракт, они там неустойки должны нести, если они не будут передавать.

Евгений Фёдоров: Артём, так, вернитесь в реальность. Какой контракт? У вас война.

Артём Войтенков: Ну, не с Францией война.

Евгений Фёдоров: А с кем? Франция - союзник США. Задача Франции - вместе с США и Англией уничтожить Россию. Они об этом открыто говорят. Война наступила.

Артём Войтенков: Почему мы у них тогда вертолётоносцы заказываем, если они враги?

Евгений Фёдоров: Они рассматривают Россию как объект войны - не мы, а они. На нас напали. А мы ещё делаем вид, что не понимаем, что происходит и говорим: "Они неразумные. Они дураки. Не хотят получить наш миллиард долларов". Никакие это не дураки. Это умные люди, которые решают вопрос конкуренции и уничтожения российского государства.

А вот наши люди, которые говорят, что там дураки, это и есть враги и дураки, потому что они обманывают людей в России, не дают им возможности защититься от вторжения. Это прямая работа пятой колонны по разложению российского государства в преддверии вооружённой фазы вторжения в чистом виде. С Гитлером было куча соглашений, в том числе торговых. Всё, наступила война - какие соглашения? Там другие правила действуют.

Артём Войтенков: Пассажирское судно немецкое посетило Крым 17-го сентября, проигнорировав запрет Евросоюза. То есть иностранным судам было запрещено входить в порты Крыма. Нарушителей грозили задержать, отправить в какой-то чёрный список. Не знаю, что с ними будут делать. Вот 500 пассажиров, в основном немцы, приехали в Ялту и целый день там ходили в нарушение вот этого запрета. Это как расценивать? Как это понимать?

Евгений Фёдоров: Это определённые сигналы, прикрытия американско-немецкого вторжения в том числе. Такие сигналы, особенно технологию "мягких сил", её нельзя рассматривать как монолитно военную. В ней есть какие-то люфты, моменты, нюансы. Это вот один из них.

Артём Войтенков: Это хорошо, плохо или это нам без разницы?

Евгений Фёдоров: Если мы правильно себя поведём - хорошо, если неправильно - плохо. Они хотят втянуть нас в систему переговорной позиции, давая, в том числе, и позитивные сигналы, не только отрицательные, для цели нашей ликвидации. Условно говоря, "Предмет переговоров - ваше самоубийство. Мы хотим с вами разговаривать. Мы хотим с вами общаться. Давайте встречаться. Давайте обсудим этот вопрос. Мы хотим, чтобы вы добровольно приняли решение о собственной ликвидации". Вот это такой сигнал. "Давайте в ваших рядах найдём тех, которые готовы суицидом заниматься. Мы с ними отдельно поговорим. Давайте по очереди. Вы не хотите пока себя убивать, заниматься суицидом? Вот кто-то у вас хочет, давайте с ним, а потом и с вами". Это такая форма. Намыливание верёвки, прежде чем навернуть её на шею.

Артём Войтенков: Но тут же просто приехали какие-то туристы просто так.

Евгений Фёдоров: Сигнал, это называется сигнал. Дали сигнал.

Артём Войтенков: А мы могли их не пустить.

Евгений Фёдоров: Почему мы должны их не пускать? Ещё раз говорю: они с нами воюют. Мы ещё делаем вид, что с нами никто не воюет. Мы же дурака валяем. Мы же по-прежнему… Уже Гитлер взял Минск, а у нас ещё издаются директивы "Никаких провокаций!", "Не допускайте провокаций!". Вот мы ещё в этой стадии.

Артём Войтенков: Всё, Евгений Алексеевич, спасибо. Но, конечно, по вашим законопроектам результат можно предсказать заранее, но наблюдать за этим становится всё интереснее и интереснее.

Евгений Фёдоров: По нашим законопроектам результатам можно предсказать заранее: они все принимаются. Посмотрите конкретно. Вчера был принят закон о средствах массовой информации.

Артём Войтенков: Он смешной какой-то. Там только 20%...

Евгений Фёдоров: Разрешено, а 80 запрещено.

Артём Войтенков: Да.

Евгений Фёдоров: Это означает - передел всего рынка информационных услуг, а иностранцы в России владеют третью информационных ресурсов. Это передел всего рынка. Это "ручной" закон Путина. Это сильный закон. Но это наш закон, который мы вносили два года назад и который те же люди, которые сейчас его принимают, просто пофамильно те же, они категорически два года назад, полтора года назад критиковали. "СМИ - иностранные агенты", можете посмотреть в интернете, там куча. Говорили: "Категорически нельзя, это ужасно невозможно". Сейчас приняли закон, который мы предлагали, ещё даже в более радикальных тонах. Но это наш закон. То есть мы не гонимся за авторством, это нормально.

Или, например, закон о запрете чиновникам имущество иметь за рубежом - тоже принят вчера, смотрю. Мы его пробиваем, обманывают президента, в результате всё равно принимают, правда, отрезая, усекая, но тем не менее это делается.

Я о чём? Всё, что сегодня в России будет делаться национально ориентированного - всё из НОДа. Потому что НОД - единственный источник производства стратегического управления в процессе восстановления суверенитета. Все остальные - либо пятая колонна (работают на американцев), либо просто не знают, что делать, потому что они не готовы к этой ситуации. Поэтому тем, кто перебегает на сторону Путина, национального курса, у них нет вариантов, кроме как брать от нас технологию решения проблем, включая конкретные тексты законов. А тем, кто колеблется и не знает, те, как говорится, просто выбирают, какой берег им занять.

Почему мы и говорим "НОД побеждает". Проблема в том, что мы хотим победить до потерь. К сожалению, может сложиться ситуация, что мы победим после потерь, причём огромных - вот за что сейчас идёт борьба.

Артём Войтенков: Видимо, так и будет. Потому что про вас же нельзя говорить. Я совсем недавно прочитал в каком-то, то ли "Интерфакс", то ли ещё какое-то наше новостное агентство крупное очень:

- Пикеты возле посольства США. В связи с событиями на Украине люди вышли. Причём не называлось кто, чего. Фотографии не НОДа, а других людей. Но тем не менее - НОД проводил пикеты у американского посольства чуть ли не ежедневно.

Евгений Фёдоров: Да.

Артём Войтенков: Каждую неделю обязательно. Никто, ничего долгое время (несколько месяцев) не сказал. Только вот когда кто-то вышел, про него сочли нужным сказать. Всё, запрещено.

Евгений Фёдоров: Борьба. Цензура запрещает говорить о НОДе. Это всё правда. Но это не значит, что НОД не победит. Это просто означает, что мы победим в тяжёлой борьбе, и она идёт. И люди, члены НОД, пикетчики борются ежедневно, вы правильно говорите - ежедневно борются. Это борьба, в которой мы точно победим, но тяжёлый процесс борьбы.

Артём Войтенков: Так, если ваши законы висят по два года, прежде чем их примут...

Евгений Фёдоров: Это так складываются условия. Вот смотрите: мы внесли закон об изменении Конституции, отмена колониальной части Конституции. Тоже там кто-то чего-то орёт, а когда-то вообще об этом говорить нельзя было. Когда я года три-четыре назад поднимал вопрос о стратегических органах управления, там все орали, кричали. Сейчас - ближе, ближе. Куда денутся?

Проблема в том, что лучше это сделать (потому что мы же опираемся на исторические законы) раньше, чем после потерь и поражения. В результате мы уже на Украине потеряли тысячи людей - вот уже цена. Это не глупость, это цена непонимания людей исторических законов и правил. Они платят за это. Люди, которых сейчас убивают на Украине, платят за то, что они не понимают, и в силу этого непонимания - за то, что они предали Советский Союз. Так это технология такая историческая: всегда платили, все платили. Предатель всегда (не важно, по каким причинам) платит - это главное правило конкуренции наций.

Уверен, что мы победим.

Важно, чтобы это произошло как можно быстрее. 



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.