Апофеоз глупости. Как Собчак англичанам про КГБ рассказывала



Одной из характерных черт, присущих нашим оппозиционерам, всегда являлось стремление подкрепить и подпереть свою легитимность с помощью иностранного одобрения и принятия за рубежом их роли в оппозиционной тусовке. Следует отметить, что в западноевропейской и американской политической традиции вообще немыслима ситуация, при которой заявляющий о президентских амбициях кандидат едет в другую страну и там рассуждает на внутриполитические темы.

Однако в среде российских "ниспровергателей режима" это норма. Не стала выбиваться из неё и Ксения Собчак, посетившая накануне оксфордский дискуссионный клуб, организованный местным "Русским обществом". В своей долгой, путаной и крайне плохой с точки зрения владения английским языком речи выпускница МГИМО и без пяти минут кандидат в президенты России продемонстрировала все те негативные интеллектуальные качества, за которые её критиковали внутри России.

Начать, пожалуй, стоит с того, что, по мнению Ксении Анатольевны, в России до сих пор всем заправляет КГБ, который, естественно, поддерживает президента Путина — и не поддерживает, надо думать, других кандидатов. КГБ вот уже как 26 лет почил в бозе, а дух его продолжает будоражить нашу либеральную общественность.

Собчак, патетически взмахивая руками, дальше рассказывает о том, как её страшно гнетут в России, какие проблемы у неё возникли — правда, кроме проверки её слов про Крым Генпрокуратурой, ни о каких особых проблемах в ходе встречи так и не было рассказано. Да и какие проблемы вообще могут быть у дочки человека, которого этот самый "ставленник КГБ" Путин считает своим учителем и политическим наставником. Какие проблемы могут быть у Ксении Собчак, спокойно берущей интервью у Путина; у Собчак, которая плоть от плоти нынешней элитной (не политической — это вопрос другого порядка) системы? Да у любого депутата-единоросса средней руки в его регионе проблем больше, чем у Ксении Собчак, вхожей в любые кремлёвские кабинеты.

 

Идём дальше — особого интереса заслуживает её мнение по поводу состояния средств массовой информации в стране и ключевого вопроса — о собственности на них и роли государства в этом процессе. Ксения Анатольевна на голубом глазу заявляет о том, что государству вообще нельзя контролировать СМИ, они должны находиться в частных руках и за счёт конкуренции частных корпораций на рынке якобы и будет обеспечен плюрализм мнений. Вот только Собчак не объясняет, как будут обстоять дела на этом самом рынке при объективных тенденциях к созданию холдингов и картелированию медиа.

СМИ могут быть по форме частными, однако обслуживать интересы конкретных финансово-промышленных групп, которые зачастую идут вразрез с общественными интересами. Наиболее показательный пример такой частной концентрации — американский медиарынок, где несколько корпораций контролируют фактически сотни и тысячи местных кабельных и спутниковых операторов, все без исключения национальные сети типа NBC, ABC, CBS, CNN, Fox и так далее. Именно непрекращающейся войной СМИ (а точнее, не смирившихся с поражением их владельцев, сделавших ставку не на того кандидата) обусловлен тяжелейший внутриполитический кризис в США вкупе с травлей президента Трампа.

Есть и более близкий нам пример. На Украине практически все телеканалы на момент организации Майдана 2013–2014 годов находились в руках олигархов. Средства массовой информации из пулов Коломойского, Порошенко, Ахметова и Пинчука покрывали практически всё информполе страны — и результат их подрывной работы и поддержки государственного переворота налицо. Страна попросту развалилась, в ней бушует гражданский конфликт, уровень жизни рухнул.

Зато СМИ "свободны". Неужели Ксения Собчак хочет для России такой олигархической вольницы? В этой связи стоит напомнить ей слова американского президента Франклина Рузвельта, который справедливо отмечал, что "приходилось бороться со старыми врагами мирной жизни — деловой и финансовой монополией, спекуляцией, махинациями в банковском деле, классовым антагонизмом, кумовщиной, наживой на войне. Все эти враги привыкли видеть в Правительстве Соединённых Штатов бесплатное приложение к собственным делишкам. Теперь мы знаем, что власть организованных денег столь же опасна, как и власть организованной преступности".

Нелишне бы это помнить новоявленному "кандидату в президенты" России. Как и тот факт, что в той же Великобритании прекрасно существует вполне себе государственная медиакорпорация BBC, на содержание которой, кстати, граждане платят специальный налог, зависящий от наличия телевизора. И даже если ты не смотришь его или смотришь другие каналы, на содержание BBC изволь свои кровные 145 фунтов в год сдай. Аналогично дело обстоит и в Германии, и во Франции, и практически во всех других европейских странах.

 

Миф о "невидимой руке рынка", которая — вжух! — и сделает все медиа честными и объективными, существует в головах совсем уже упоротых сторонников вульгарного прочтения Адама Смита. Отдать все СМИ в частные руки, по сути, означает передать функции формирования общественного мировоззрения в руки частных интересов, узкокорпоративных позиций по общественно значимым вопросам. При этом самое интересное, что значительная часть либерального журналистского сообщества привыкла жить за государственный счёт, паразитируя на выделяемых бюджетом средствах и параллельно держа в кармане эдакую идеологическую фигу. Да что далеко ходить, сама же Собчак в числе немногочисленных "независимых" СМИ называет принадлежащее "Газпрому" "Эхо Москвы". И само "Эхо", и другие либеральные медиапроекты — крайне убыточные активы. Аудитория у них мизерная, и проблема не в "злом КГБ", а в банальном отсутствии интереса аудитории к продвигаемой ими повестке.

Впрочем, Собчак была в чём-то довольно откровенна — гораздо откровенней, чем с российской аудиторией. В беседе в Оксфорде она, в частности, признала, что шансов на победу в ходе предстоящих выборов у неё нет. И это крайне симптоматичное признание, так как означает, что цели перед Ксенией Анатольевной поставлены не политические, а скорее медийно-электоральные. Вот она говорит, что из-за недопуска Навального выборы будут незаконными — но при этом сама будет в них участвовать. Тогда, спрашивается, зачем весь этот балаган?

Собчак отговаривается пустыми и совершенно формальными фразами про "необходимость показать власти, что есть те, кто против Путина", как будто Путин всегда набирал на всех выборах 99,9%. В стране всегда совокупно не менее 30% голосовали за представителей оппозиционных партий, и это явно больше, чем сможет собрать Собчак, которая даже и не является пока кандидатом.

Тем не менее у её выдвижения есть несколько резонов. Во-первых, курирующие весь процесс старые аппаратные выдвиженцы ещё ельцинского розлива (к примеру, начальник штаба Собчак Игорь Малашенко был главным политическим советником избирательной кампании Ельцина 1996 года) будут использовать Собчак для выбивания из оппозиционного поля конкурирующих проектов типа Навального — и именно поэтому Навальный, совершенно верно чуя, к чему всё идёт, пытается игнорировать Собчак и клеить ей ярлыки "кремлёвской мурзилки".

Ну а во-вторых, более-менее удачное выступление на президентских выборах даст нормальный, контролируемый выброс энергии определённых социальных слоёв либерального толка, долгие годы не имевших собственного кандидата. Ну а сама Ксения получит некий мандат на продолжение политической карьеры — выборов-то впереди ещё много, при грамотном позиционировании можно попробовать дотянуть до следующей думской кампании или поучаствовать в мэрских выборах в Москве в 2018 году.

Однако наиболее "выдающиеся" откровения ожидали нас при переходе Ксении Анатольевны к международной повестке и вопросу Крыма. Вот, в частности, телеведущая говорит, что референдум был в Крыму проведён нелегитимно, так как там был всего один вопрос — хотите в Россию или нет. Хотя элементарный фактчекинг говорит о том, что вопросов было два. Вот они:

1. Вы за воссоединение Крыма с Россией на правах субъекта Российской Федерации?

2. Вы за восстановление действия Конституции Республики Крым 1992 года и за статус Крыма как части Украины?

 

И принимали Крым в состав России в соответствии с межгосударственным договором — как независимое государство, которым Республика Крым юридически была с 17 по 18 марта 2014 года. И не знать этого, по сути, означает для Собчак расписываться в своей полной профнепригодности. И я сейчас не говорю о прецеденте Косово, где в нарушение норм международного права и резолюций Совбеза была провозглашена независимость, причём без референдума, просто постановлением парламента, признанная затем всем Западом.

То же самое касается и упоминаемого Собчак Будапештского меморандума — он был подписан Украиной, США, Британией и Россией, но никем (внимание, никем!) не был ратифицирован. Мало того, даже большая часть российско-украинской границы не делимитирована и юридически таковой не является. И если уж Ксения Собчак встаёт на почву оперирования понятиями права, не знать такие вещи — это либо сознательное умолчание (что плохо), либо просто банальное незнание (что ещё хуже).

То же самое касается и утверждения, что войны в Сирии и на Донбассе России не нужны и нужно сконцентрироваться на внутрироссийских делах. И если с Донбассом у Собчак явная нестыковка — не Россия эту войну начала, не Россия обстреливала Донецк кассетными бомбами и не Россия убивала людей "градами" в мирных кварталах. Собчак говорит о Крыме — мол, там два миллиона русских людей, нельзя просто так взять и отдать их обратно Украине. Скажите, а миллионы русских людей в ЛНР и ДНР — они какие-то другие, неполноценные русские, их можно отдать на растерзание добробатам?

Второй логический провал и фундаментальное противоречие Собчак заключается в оценке ситуации в Сирии. Несколько ранее, отвечая на вопрос об участии в политической жизни, Ксения Анатольевна приводит сакраментальную фразу о том, что если ты не занимаешься политикой, она займётся тобой. Это всё замечательно, вот только аналогично и с политикой международной. Если ты не занимаешься проблемой джихадистов в Сирии, многие тысячи из которых являются выходцами из России и сопредельных стран, они потом окрепнут и придут в наши города. Заниматься нами, непосредственно, так сказать, с ножами, джихад-мобилями и терактами.

Если не заниматься проблемами Ближнего Востока, то не будет и механизмов влияния на крупнейших игроков на сырьевых рынках — а сейчас даже агентство Блумберг пишет о том, что Путин стал "царём" в ОПЕК, оказывая существенное влияние на рынок углеводородов, а значит, и на поступление валюты в российский бюджет. Если не проводить активную внешнюю политику, не обкатывать наше вооружение на потенциальных театрах военных действий, то не будет миллиардных контрактов. А это десятки тысяч рабочих мест на Урале и в Поволжье, на Дальнем Востоке и в Сибири — везде, где есть оборонные предприятия. Это непосредственно влияет на экономику страны, давая ей ресурсы для технологической модернизации.

Не существует стран, которые бы подобно улиткам замыкались в себе и занимались только экономикой, как сферические кони в вакууме. Если ты не Китай и Индия (и то со множеством нюансов) с огромным внутренним рынком, ты просто вынужден конкурировать на международных рынках, продвигать свою продукцию, вступая в силовые и политические альянсы. Это всегда означает активное вовлечение в международные процессы. И странно, что такие элементарные вещи приходится объяснять человеку, который вроде как ключевой отечественный внешнеполитический ВУЗ закончил. Или известная фамилия обеспечила тот самый пресловутый "МГИМО финишд"?

Илья Ухов

Источник: life.ru






войдите VkontakteYandex
символов осталось..


Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.