Вопросы коллективизации. К созданию первого колхоза в Донецкой народной республике



В начале апреля СМИ Новороссии сообщили, что по инициативе крестьян КСП «Криничанский» на территории Донецкой народной республики был создан первый колхоз. Просматривая видеоролик, в котором председатель колхоза обрисовывает нынешнее состояние хозяйства (оно и стало причиной этого наиболее логичного решения), невольно вспоминаешь к/ф «Председатель». Вот и давайте немного поговорим о колхозах.

Укрупняем и механизируем

Для начала небольшое вступление. Думаю, всем понятно, что поэзия крестьянского труда с плугом и лошадкой (см. Л.Н. Толстой) давно канула в прошлое. Сегодняшнее сельское хозяйство механизированное и крупнотоварное. Таковым оно может стать только при условии наличия определённой минимальной площади обрабатываемых земель — чтобы приобретение дорогостоящей техники себя оправдывало.
Из истории нам известны следующие формы хозяйств, благодаря которым стал возможен переход к массовой механизации сельского труда и резкому повышению урожайности:
1. Фермерское хозяйство.
2. Плантационное хозяйство.
3. Коллективное хозяйство.
При этом первые две формы следует считать, скажем так, изомерами. Поскольку плантационное хозяйство отличается от фермерского только тем, что возникало в условиях избытка «условно ничейной» земли, а также зачастую ориентировалось преимущественно на экспорт сырья в метрополию.
Более ста лет назад в России (в т.ч. и на вышеупомянутых землях) была предпринята попытка аграрной реформы — известной как «столыпинская». Её главной целью было разрушить крестьянскую общину, превратив часть крестьян в фермеров, другую — в их наёмных рабочих, третью — окончательно вытолкнуть в город, завершив процесс их перехода в класс пролетариата. Успешной эту попытку не считают даже сторонники фермерского хозяйства, поэтому укрупнять общины в коммуны, артели, ТОЗы и, наконец, колхозы с совхозами пришлось уже советской власти.

Дробим, разваливаем и создаём плантации

После провозглашения независимости колхозы на территории Украины фактически продолжали существовать до конца 90-х годов. Они были переименованы в коллективные сельхозпредприятия (КСП) и действовали на основании соответствующего закона, принятого в 1992 году.
Однако в 1999 году президент Леонид Кучма подписал указ «О неотложных мерах по ускорению реформирования аграрного сектора экономики». Необходимость его принятия стыдливо прикрывали статистикой: мол, КСП, имея 88% пахотных земель, производят всего 43% сельхозпродукции. Исследовать причины такого положения дел не стали (как не пошли и на ещё возможные тогда протекционистские меры), а постановили: виноваты сами колхозы. В это же время в республике начиналась Большая Приватизация, и село было решено включить в общие процессы.
Закон предусматривал практически немедленное (с декабря 1999 по апрель 2000 года) распаевание земель и имущества КСП и организацию на их основе новых сельхозпредприятий. По сути же речь шла о дроблении хозяйств, что облегчало их поглощение агрохолдингами.
Этот процесс не был простым, многие хозяйства ему активно сопротивлялись. В то время как тогдашний министр АПК М. Гладий заливался соловьём на тему «...на собственной земле фермер работает как заботливый хозяин» (намекая, разумеется, что в колхозах сплошь лодыри окопались), члены КСП шли на любые ухищрения, вплоть до фиктивного распаевания — лишь бы не дробить хозяйства. Желающие могут оценить тогдашнюю идиотию: сельским школьникам на уроках истории вдалбливали, что свободолюбивое украинское крестьянство до последнего боролось против колхозов, а их родители в это же время были заняты тем, чтобы воспрепятствовать своим новоявленным «освободителям от колхозного ига».
Однако борьба была слишком неравной, и большинство колхозов всё же ликвидировали. Не к апрелю 2000 года, конечно, но за несколько лет в целом справились. Успешные фермерские хозяйства, возникшие вместо них, можно пересчитать по пальцам. В основном освободившаяся земля досталась крупным арендаторам, превратившимся за эти годы в агрохолдинги, чьи акции торгуются на европейских биржах, а сами они ориентированы в первую очередь на экспорт сельхозпродукции.
Таким образом, вместо пасторального фермерства украинский АПК пошёл в сторону плантационного хозяйства. А сами украинцы при этом играют роль индейцев, от которых эти самые земли постепенно освобождают. И эта подмена нас совершенно не должна удивлять, ведь, как мы помним, это хозяйства-изомеры.

«Катакомбные» колхозы

О том, что тогдашние КСП вовсе не были тупиком, а их работники — не были дармоедами, свидетельствуют последние сохранившиеся из них, например КСП им. Дзержинского в Новоайдарском районе. Материал датирован ноябрём 2013 г., поэтому можно представить себе запас прочности предприятия, работающего почти полтора десятилетия в недружественной среде. Собственно, материал как раз и посвящён тому, что КСП в очередной раз пытаются развалить фиктивными уголовными делами. (В настоящее время территория района находится под контролем Украины. Будем надеяться, что у колхозников КСП им. Дзержинского всё хорошо.)
Пример «дзержинцев» далеко не единственный, такие «криптоколхозы» на территории Украины пока ещё можно найти (раз, два). Однако неизвестно, многие ли из них переживут сегодняшние трудности.

Пути расходятся

Что же касается нового колхоза в Криничной, то его появление показывает, какой из осколков Украины пошёл действительно правильным путём не только в экономическом, но и в политическом смысле. Сегодня самое время вспоминать тот самый злосчастный указ Л. Кучмы, поскольку его логичное продолжение — продажа земли с/х назначения —анонсирована Б. Ложкиным (глава администрации президента Украины) на начало 2016 г. У кого есть деньги купить землю в нищей стране — вопрос скорее риторический. Фиговый листок фермерства вскоре отлетит, обнажив окончательное закрепление плантационной формы хозяйствования на Украине.
ДНР же тем временем возвращается к модели колхозов, которая, вполне возможно, менее прибыльна, зато и не требует организации «кадрового геноцида», сопровождающегося отказом от социальных функций по отношению к работникам. Не говоря уж о том, что разрушенное (в т.ч. и войной) хозяйство может восстановить только колхоз.
Кстати, об уже упомянутом здесь к/ф «Председатель». Его сюжет опирается на реальную историю восстановления колхоза в Могилёвской области. А прототипом Егора Трубникова стал герой войны К.П. Орловский. Так что на стороне ДНР не только политэкономия, но и история.

Источник: x-true.info





войдите VkontakteYandex

Комментарии