Владимир Путин ответил на вопросы российских журналистов



Глава государства ответил на актуальные вопросы представителей средств массовой информации, в частности о перспективах развития российской экономики, ценах на нефть, социальной политике государства, ситуации на Украине и в Европе в связи с наплывом беженцев из стран Ближнего Востока и Северной Африки, противодействии терроризму.

 
 

Ранее в этот день Президент принял участие в работе первого Восточного экономического форума и выступил перед работниками нефтяной и газовой промышленности.

* * *

Ответы на вопросы журналистов

В.Путин: Добрый день! Пожалуйста, слушаю.

Вопрос: В контексте сегодняшнего Восточного экономического форума как Вы считаете, удалось ли здесь нащупать точки роста? Какие перспективы открываются в этой связи для региона?

В.Путин: Точки роста здесь всегда были, имея в виду огромный потенциал региона. Наша задача не просто найти какие‑то точки роста, а создать общий благоприятный климат, деловую среду для развития экономики и социальной сферы Дальнего Востока. Люди здесь живут очень талантливые, энергичные, деятельные, нужно просто помочь создать необходимые условия.

И сегодняшнее мероприятие, Дальневосточный экономический форум, конечно, один из шагов в этом направлении. Но самое главное – это то, что было сделано в предыдущее время, в то время, когда мы обсуждали проблемы развития Дальнего Востока и принимали соответствующие решения, я о них только что сказал, выступая на форуме. Ещё раз повторю: это территория опережающего развития, это льготирование ставок по кредитам, это свободный порт Владивосток и целый набор других мер поддержки.

Мы очень рассчитываем на то, что всё это будет работать, но уже сейчас, судя по объёму заключённых контрактов и сделок, подписанных прямо в ходе этого форума, можно говорить о том, что все эти меры поддержки работают. Очень рассчитываю на то, что это принесёт ощутимый результат в самое ближайшее время.

Вопрос: Владимир Владимирович, Вы в ходе турне были в Чите и Китае, где основной тематикой была годовщина окончания Второй мировой войны. Как Вам итоги состоявшихся на этот счёт контактов с коллегами, с ветеранами и так далее? Не происходит ли некое размывание смысла, эрозия значения столь памятных дат?

В.Путин: Вы знаете, мы все, по‑моему, являемся свидетелями попыток такого размывания значимости событий, о которых мы говорим, в данном случае событий, связанных со Второй мировой войной. К сожалению, это происходит и в Европе, примерно такие же тенденции мы наблюдаем и в Азии. Но очень важно для всех нас, для всех тех, кто боролся с нацизмом, милитаризмом, поддерживать истинное значение в сознании всего человечества того, что было сделано в борьбе с нацизмом и милитаризмом.

На мой взгляд, наши китайские друзья проведением таких масштабных мероприятий, связанных с окончанием Второй мировой войны, действуют именно в этом направлении, в правильном направлении, поддерживают и у своего народа правильное понимание значимости борьбы с подобными явлениями. Смысл только в одном – чтобы больше ничего подобного в истории человечества не повторилось.

Мы со своей стороны делаем и будем всё делать для того, чтобы правда о Великой Отечественной войне, правда о тех, кто отстоял нашу независимость, свободу, кто принёс свободу народам Европы, осталась не только в умах, но и в сердцах и наших граждан, и граждан других стран. А сами мероприятия, я так понимаю, что Вы присутствовали, они, конечно, носили в Китае такой масштабный характер. И чувствуется, что не только руководство Китая, что китайский народ очень бережно относится к памяти, к тому, что сделали предыдущие поколения для освобождения своей родины.

Владимир Путин ответил на вопросы российских журналистов.

Вопрос: Вы сейчас в своей речи не давали оценок текущей экономической ситуации в России. Тем не менее мы видим продолжающееся снижение курса рубля на фоне корректировок цен на нефть. Скажите, какие Ваши оценки, прогнозы и планируются ли какие‑то новые меры по стабилизации рынка?

В.Путин: Вы знаете, мы публично ведём эту работу, и Правительство ведёт публичную работу, я регулярно встречаюсь с экономическим блоком Правительства. Мы только что с Председателем Правительства обсуждали это в Сочи, очень подробно все вопросы подобного рода.

У Правительства есть набор мер, предложения по поводу того, что и как нужно делать в подобных условиях. Ничего необычного для нас в этом нет. В целом мы уже проходили ситуации подобного рода в 2008 и 2009 году, да и в предыдущее время тоже. Набор мер поддержки экономики, бизнеса известен, выработан. Вопрос только в том, какие инструменты и в каком объёме включать.

Вообще в условиях кризиса всегда лучший ответ – это расширение свободы предпринимательства. В этом направлении мы и будем действовать.

Я сейчас на форуме об этом сказал: наша генеральная линия заключается в том, чтобы не просто, скажем, «палить» наши резервы или использовать исключительно бюджетные источники для поддержки отраслей производства либо отдельных предприятий. Генеральная линия заключается в расширении свободы предпринимательства, в разбюрокрачивании нашей экономической системы, в улучшении системы принятия решений, бизнес-климата. Вот это генеральный путь развития вообще и в данном случае в частности.

Вообще в условиях кризиса всегда лучший ответ – это расширение свободы предпринимательства. В этом направлении мы и будем действовать, но вместе с тем не избежать, конечно, и точечных мер поддержки отдельных отраслей производства, рынка труда, социальной сферы. При этом, повторяю ещё раз, будем действовать очень аккуратно, исходя из требований рынка. Центральный банк достаточно эффективно реагирует.

Что касается волатильности цен на энергоресурсы, на товары нашего традиционного экспорта – да, это имеет место быть, но это от нас не зависит, это зависит от процессов, которые происходят в мировой экономике в целом, на азиатских рынках. Кстати, и здесь, мы с нашими китайскими друзьями обсуждали, ничего драматичного мы здесь не видим.

Думаю, что эти биржевые корректировки вполне были ожидаемыми, и это так или иначе, конечно, отражается в конечном итоге и на ценах на энергоресурсы, но не только это. Это в известной степени перепроизводство энергоресурсов, выход на мировые рынки новых игроков с приличными объёмами, в том числе ожидаемые, во всяком случае, выход, скажем, Ирана.

На мой взгляд, это всё естественный процесс, мировая экономика, в том числе энергетический сектор, должна развиваться естественным путём, в нормальном состоянии находиться, а не под давлением каких‑то внешних или политических факторов. Всё это примет, уверен, абсолютно нормальный, естественный характер. Российская экономика, я считаю, уже практически приспособилась к этому. Есть ещё, конечно, элементы, над которыми нужно будет работать, причём и Правительству, и бизнес-сообществу, мы так и будем поступать.

Думаю, что Правительство правильно делает, что переходит к годичному бюджету, и буду просить парламент такой подход Правительства поддержать. 

То, что Правительство переходит в этих условиях к годичному бюджету, считаю абсолютно оправданным, потому что нам трудно определить, да и, наверное, просто невозможно определить, как будут вести себя мировые рынки в современных условиях и как это будет отражаться на доходах федерального бюджета и бюджета регионов.

Поэтому, конечно, контрольные цифры на последующие годы – на второй, на третий год – всё равно будут Правительством прогнозироваться, мы будем это учитывать, но в этих условиях более или менее точно определить, что будет происходить и как нам на это реагировать, можно на год.

Я думаю, что Правительство правильно делает, что переходит к годичному бюджету, и буду просить парламент такой подход Правительства поддержать. А что касается наших социальных обязательств, конечно, будем делать всё для того, чтобы эти социальные обязательства были исполнены.

Вопрос: По Украине. На днях в Киеве произошли известные события у Верховной Рады: погибли сотрудники правоохранительных органов, произошли столкновения демонстрантов с полицией. Всё это на фоне голосования по поправкам в конституцию. Как Вы оцениваете, квалифицируете эти события? Какие Ваши прогнозы?

То, что мы сегодня наблюдаем, это следующее издание политического противостояния на Украине, и изменения в конституцию используются исключительно как предлог для обострения политической борьбы за власть.

В.Путин: Я хочу напомнить, что в соответствии с минскими соглашениями поправки в конституцию Украины предусматриваются, но они должны быть сделаны в ходе обсуждения и диалога по согласованию с Донбассом, с территориями непризнанных республик – ДНР и ЛНР. Ничего подобного, к сожалению, сегодняшние власти в Киеве не предпринимают, и никакого согласования этих поправок в конституцию Украины не происходит. Это самая важная и принципиальная вещь.

Если мы говорим об исполнении минских соглашений, напомню: поправки в конституцию должны быть согласованы с Донбассом – раз; закон о выборах в органы местного самоуправления должен быть согласован с Донбассом – два; должен быть принят закон об амнистии – три, он не принимается; и должен быть введён в действие закон об особом статусе этих территорий – он принят, но его введение опять отложено. Все эти четыре кардинальных условия политического урегулирования не исполняются, к сожалению, сегодняшними нашими коллегами в Киеве, они просто не исполняются.

Что касается этих трагических событий, то я считаю, что это вообще никак не связано с изменениями в конституцию. Потому что всё, что сегодня нам предлагается в качестве изменений, носит абсолютно декларативный характер и по сути структуру власти в Украине не меняет.

Я сейчас не буду вдаваться в детали, поговорите с экспертами, это всё лежит на поверхности. Просто то, что мы сегодня наблюдаем, это следующее издание политического противостояния на Украине, и изменения в конституцию используются исключительно как предлог для обострения политической борьбы за власть.

Вопрос: Ваш прогноз – что будет дальше?

В.Путин: Это зависит не от нас, это зависит от самой Украины, от украинского народа, как долго украинский народ ещё будет терпеть эту вакханалию.

Я уже говорил, скажем, то, что Украину поставили под внешнее управление, все ключевые посты в правительстве, а теперь ещё и в ключевых регионах занимают иностранцы, я считаю, что это оскорбление украинского народа.

Что, на Украине уже нет порядочных, честных людей и грамотных управленцев? Конечно, есть. Повторяю, это зависит не от нас. Как будет развиваться ситуация на Украине, зависит от самой Украины, от украинского народа.

Вопрос: Буквально за последние несколько дней в Европе остро встал кризис, связанный с беженцами. Ситуация достаточно напряжённая. Какова Ваша оценка происходящего, почему это происходит? И как Вы считаете, что будет дальше?

В.Путин: Вы знаете, мы говорили об этом уже много раз и давно. Я считаю, что это абсолютно ожидаемый кризис. Если вы вспомните, поднимете какие‑то архивные документы, мы в России, и ваш покорный слуга в частности, несколько лет назад мы так и говорили, что будут большие, крупномасштабные проблемы, если наши так называемые западные партнёры будут проводить ту ошибочную, как я всегда говорил, внешнюю политику, особенно в регионах мусульманского мира, в регионах Ближнего Востока, в Северной Африке, которую они проводят практически до сих пор.

Что это за политика? Это навязывание своих стандартов, не учитывая ни исторических, ни религиозных, ни национальных, ни культурных особенностей этих регионов. Это прежде всего политика, конечно, наших американских партнёров. Европа слепо следует за этой политикой в рамках так называемых союзнических обязательств, а потом сама и несёт нагрузку.

Нужно вместе, я хочу это подчеркнуть, вместе бороться с терроризмом, экстремизмом самых разных мастей, и прежде всего в проблемных странах. 

Я с удивлением смотрю сейчас на то, как некоторые американские средства массовой информации критикуют Европу за избыточную, как они считают, жёсткость по отношению к эмигрантам. Но Соединённые Штаты не несут такой нагрузки с миграционным потоком, а Европа, считаю, слепо следуя американским указаниям, теперь несёт такую серьёзную нагрузку.

Это я говорю не для того, чтобы сказать, какие мы умные и какие наши партнёры оказались недальновидные, не для того, чтобы кого‑то «пощипать», а нужно понять, что делать. Что же делать? Ответ тоже очень простой.

Первое. Нужно вместе, я хочу это подчеркнуть, вместе бороться с терроризмом, экстремизмом самых разных мастей, и прежде всего в проблемных странах. После решения этой кардинальной проблемы, а без её решения двигаться дальше вообще будет невозможно… Ну как можно двигаться дальше в тех регионах, которые контролируются так называемым «Исламским государством»? Невозможно, люди бегут оттуда. Они уничтожают сотни тысяч людей, взрывают памятники культуры, заживо сжигают людей или топят их, головы отрезают живым людям. Как там жить? Конечно, люди оттуда бегут.

Первое. Нужно вместе эффективно бороться с терроризмом и экстремизмом.

Второе. Нужно восстановить экономику этих стран и социальную сферу. И только таким образом, относясь с уважением к истории, традициям, религии этих народов и этих стран, восстановить там государственность и оказать им масштабную экономическую, политическую поддержку.

Если мы объединим все усилия на этих направлениях, то тогда мы добьёмся положительного результата. Если будем действовать разрозненно и спорить между собой по поводу квазидемократических принципов и процедур на каких‑то территориях, то это нас заведёт в ещё больший тупик. Но я надеюсь всё‑таки на позитив и на объединение усилий со всеми нашими партнёрами.

Вопрос: Владимир Владимирович, можно уточнить по поводу борьбы с «Исламским государством», потому что и со стороны России ведутся разговоры о том, что нужно создавать политическую коалицию, и американцы тоже к этому призывают. Нет согласия, например, по Сирии и так далее, поэтому как Вы видите, как конкретно может быть создана такая коалиция?

В.Путин: Мы предпринимаем определённые шаги, причём делаем это публично. Я ещё раз, если вас интересуют детали, могу ещё раз об этом сказать. Мы действительно хотим создать некую международную коалицию по борьбе с терроризмом и экстремизмом. В этих целях мы проводим консультации с нашими американскими партнёрами, я лично разговаривал по этому вопросу по телефону с Президентом Соединённых Штатов Обамой, я говорил по этому вопросу с Президентом Турции, с руководством Саудовской Аравии, с Королём Иордании, с Президентом Египта, с другими нашими партнёрами, по линии военных ведомств мы поддерживаем контакты, и совсем недавно в Москву съезжались руководители генеральных штабов стран, близлежащих к этим конфликтам.

Мы продолжаем политические усилия по созданию некой коалиции. Если сегодня невозможно, что называется, организовать совместную работу, прямо скажем, на «поле боя» между всеми заинтересованными в борьбе с терроризмом странами, то хотя бы необходимо наладить какую‑то координацию между ними. Мы пытаемся и предпринимаем усилия в этом направлении. Первые шаги показывают, что в целом это, на мой взгляд, возможно.

Конечно, мы знаем, что есть разные подходы к событиям в Сирии. Кстати говоря, бегут‑то люди не от режима Башара Асада, а бегут от ИГИЛ, которое захватило территории, в том числе значительные территории в Сирии и в Ираке, и просто там зверствует. Вот и бегут люди оттуда. Но мы понимаем, что необходимы и политические изменения. Мы ведём работу и с нашими партнёрами в самой Сирии.

Мы действительно хотим создать некую международную коалицию по борьбе с терроризмом и экстремизмом.

И в целом есть понимание, что это объединение усилий в борьбе с терроризмом должно идти параллельно с неким политическим процессом в самой Сирии. И Президент Сирии, кстати говоря, с этим согласен, вплоть до проведения досрочных выборов, скажем, в парламент, налаживания контактов с так называемой здоровой оппозицией, привлечения их к управлению. Это прежде всего вопрос внутрисирийского развития. Мы ничего не навязываем, но готовы способствовать этому внутрисирийскому диалогу.

Вопрос: Владимир Владимирович, уточнение: Россия готова участвовать в военной операции, если коалиция сложится? Тем более мы несём некую моральную ответственность – в ИГИЛ есть россияне. Некоторые СМИ уже пишут то, что наша авиация туда перебрасывается.

В.Путин: Вы знаете, это отдельная тема, и мы видим, что сейчас происходит. Скажем, американская авиация наносит определённые удары. Пока эффективность этих авиаударов невысока, но говорить о том, что мы готовы сегодня это сделать, пока говорить об этом преждевременно. Но мы и так оказываем Сирии достаточно серьёзную поддержку и техникой, и подготовкой военнослужащих, вооружением.

У нас большие контракты с Сирией были подписаны ещё лет пять-семь назад, мы их все исполняем в полном объёме. Так что мы рассматриваем разные возможности, но пока то, о чём Вы сказали, ещё у нас на повестке дня не стоит. Но мы будем вести консультации и с нашими сирийскими друзьями, и со странами региона. Я уже сказал, с кем мы обмениваемся мнениями по этому вопросу и с кем ведём диалог.

Спасибо вам большое.

Источник: www.kremlin.ru



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.