Владимир Петросян: «Где ребёнку лучше, там он пусть и живёт»



Руководитель Департамента труда и социальной защиты населения разъяснил «МК», что происходит с пособиями для иногородних приёмных детей.

С каждым днем в нашем городе набирает силы скандал, связанный с постановлением правительства Москвы от 23 декабря 2015 года №932-ПП. В пункте 6.2 говорится о том, что отныне выплаты людям, принявшим в приемную семью, на патронатное воспитание детей из других регионов России, будут производиться только в случае регистрации детей на новом месте жительства. А до принятия этого постановления выплаты осуществлялись на детей, постоянно проживающих на территории Москвы, но не зарегистрированных в квартире приемных родителей. Для людей, которые не знали о постановлении и приняли на воспитание детей, например, 24 декабря 2015 года, это означает, что они остались без средств на поддержание этих детей. Особенно много проблем оказалось у тех, кто принял на воспитание детей-инвалидов.

На вопросы обозревателя «МК» Ольги Богуславской отвечает руководитель Департамента труда и социальной защиты населения Москвы Владимир Аршакович Петросян.

— Владимир Аршакович, приемные родители в панике. Начнем с того, что многие опеки не дают четких ответов на главные вопросы. Например: где ребенок должен состоять на учете, если его привезли из региона, а родители — москвичи? Если отказывают в признании статуса приемной семьи, взявшей на воспитание ребенка из региона, кто будет платить деньги на содержание ребенка: Москва или тот регион, откуда прибыл ребенок?

— На учет мы ребенка будем ставить из любого региона России, потому что опека не имеет права отказать в этом — она обязана контролировать содержание ребенка в опекунской или приемной семье. В этом мы опеку поправим. Но вот все, что касается выплат, — это норма московского закона №87 от 2004 года. Согласно этому закону и ребенок, и родители должны иметь место жительства в Москве. Тогда никаких проблем нет: все положенные выплаты будут назначены.

— Не значит ли это, что Москва, выразимся аккуратно, не приветствует решение родителей, взявших на воспитание ребенка из другого города или села?

— Об этом речь не идет. Нет ничего плохого в том, что москвичи берут детей из региона. Не смогли найти в Москве, ради Бога, молодцы, спасибо, что взяли ребенка. Но вы его зарегистрируйте по месту жительства. Потому что получается, что он висит в воздухе, его нет ни там, откуда его привезли, ни здесь. Зарегистрируйте по месту жительства, а не по месту пребывания. И в этом случае согласно закону Москвы этот ребенок получит все полагающиеся ему выплаты. А проблема состоит в том, что родители регистрировать детей не хотят, предпочитают просто регистрацию по месту пребывания, и все. Почему? Надо спросить у них. Хотя при регистрации по месту жительства финансовое положение приемного родителя значительно улучшается: ведь в регионах выплаты меньше, например, 5 тысяч в месяц, а в Москве от 16,5 тысячи до 26,5 тысячи рублей на каждого ребенка.

— А из Москвы детей приемные родители увозят?

— За 4 года почти в 2 раза уменьшилось количество детей, проживающих в наших детских домах: в 2011 году было 4700, а в настоящее время 2400 детей. И то, что московских детей время от времени забирают на воспитание в регионы, для нас не панацея. Москва не стремится к тому, чтобы закрыть все детские дома и всех детей во что бы то ни стало повыгонять в приемные семьи. Мы исходим из интересов самого ребенка: где ему лучше жить, там он пусть и живет. Например, некоторые детские дома мы перепрофилировали, провели там реконструкцию, создали на их базе центр содействия семейному воспитанию, это современные дома квартирного типа. А вообще большой вопрос: где тяжелейшему ребенку-инвалиду лучше находиться? В приемной семье, где он будет просто лежать на кровати, или ребенок, который нуждается в круглосуточном медицинском уходе и наблюдении, будет в специализированном детском доме? Поэтому здесь палка о двух концах.

— Но если все же усыновитель московского ребенка — не москвич, что происходит с выплатами?

— Мы выплату, положенную усыновителю московского ребенка, направляем вслед за ребенком.

— Сейчас приемные семьи повторяют как заклинание: получается, что российских детей разделили на московских и немосковских. И приемные родители из Москвы теперь тоже ограничены в правах. А ведь именно в Москве самые большие возможности для реабилитации детей-инвалидов.

— Я считаю, что это чистый пиар. И он направлен на людей, которые глубоко не вникают в суть вопроса. Да, мы делим детей на москвичей и жителей других регионов. В Москве не только реабилитация лучше, но и выплаты выше, пенсии более высокие, зарплата больше, театров больше… Тогда давайте оголим регионы, и пусть все 140 миллионов россиян перебираются в Москву, так, что ли? А почему мы не ставим вопрос иначе: почему другие регионы не создают условий для должной реабилитации детей-инвалидов именно в своих регионах? Почему наши уважаемые общественники, журналисты не задают эти вопросы регионам, где эти проблемы не решаются? Все кричат, что в Москве много денег. Да, это так, но пусть не забывают, что Москва — это 15-миллионный город, столица федерального государства, что в Москве колоссальные инфраструктурные проблемы, которые нужно решать во что бы то ни стало, но при этом Москва поддерживает свою социальную политику на достаточно высоком уровне. Пусть другие регионы из своего меньшего по сравнению с Москвой бюджета также в равных долях выделяют деньги на социальные проекты. А все только укоряют Москву за то, что у нас много денег и мы можем себе что-то позволить. А это всего лишь вопрос правильной расстановки приоритетов, вот и все.

Приёмные дети на церемонии вручения московской премии «Крылья аиста».

— И все же как быть людям, которые не знали о принятии нового закона и приехали в Москву с приемными детьми?

— Приведу конкретный пример. Получилось так, что к нам из Чувашии приехала супружеская пара, которая привезла 7 приемных детей-инвалидов, сняли в Новой Москве квартиру и требуют, чтобы мы оформили их как приемную семью со всеми положенными выплатами. А это, чтобы вы понимали, около 560 тысяч рублей ежемесячно. Главе семьи предложили в Москве работу водителя. Ну и хорошо. Но пусть тогда регион, где взяты под опеку дети, продолжает выплаты. Но этого-то и нет. Региональные законы не могут регулировать межрегиональные отношения. Уехал, и выплаты прекратились, деньги за детьми не идут.

Кто спорит, проблема есть. Но нужно подумать, как ее правильно разрешить. Например: пусть деньги следуют за ребенком и за него платит регион, из которого он прибыл. Деньги платятся исходя из натуральных норм региона на еду, одежду и т.п., а они везде разные. У нас эта сумма составляет от 16 500 рублей и до 26 500 рублей. В идеальном варианте этот вопрос должен быть, наверное, разрешен на федеральном уровне, потому что это межрегиональные отношения.

— И все же, Владимир Аршакович, есть вопросы, связанные с лечением. Их трудней решить в другом городе или деревне, чем в Москве, и вообще — есть множество вопросов, которые трудней решить там, и давайте не будем приемных родителей за это укорять.

— Именно в этих целях в департаменте мной создана комиссия под руководством первого заместителя руководителя, которая будет принимать решения именно вот по таким конкретным исключительным случаям.

***

У противников постановления №932-ПП есть свои аргументы. Они утверждают, что ни закон Москвы №60 от 23 ноября 2011 года, ни закон Москвы №61 от 30 ноября 2005 года не содержат требования о том, чтобы для назначения и предоставления выплат, гарантий и льгот дети, оставшиеся без попечения родителей, и их опекуны, попечители или приемные родители имели регистрацию по месту жительства в Москве.

Еще они утверждают, что ни в одном нормативном правовом акте Москвы не установлено, что при обращении за предоставлением указанных выплат, гарантий и льгот надлежит предоставлять регистрацию по месту жительства в городе Москве как ребенка, так и его законного представителя. Напротив, во всех подзаконных актах, принятых правительством Москвы, установлено, что вместе с заявлением о назначении и предоставлении выплат, гарантий и льгот заявителем предоставляются документы, содержащие сведения о месте жительства ребенка в Москве. Понятия «сведения о месте жительства» и «регистрация на месте жительства» также не являются тождественными.

Судя по всему, имеет место юридическая дискуссия, а точней — коллизия, в водоворот которой попали приемные семьи. Вот спрашивается: почему приемные родители не регистрируют по месту своего жительства взятых в семью детей? Ведь, казалось бы, чего проще. Но никто не знает, приживутся ли дети в приемной семье и как пойдет жизнь. А между тем в случае разлада зарегистрированный в квартире приемных родителей ребенок получает права, которые при наличии конфликта существенно ущемляют права родителей. Это просто жизнь как она есть. Тут опасения приемных родителей понятны. С другой стороны, учитывая реалии сегодняшней жизни, можно понять правительство Москвы, которое опасается множества дополнительных проблем, связанных с приемными семьями и детьми из других регионов. Это тоже жизнь как она есть.

То есть у каждой стороны своя правда, и выход тут один: не воевать, а как можно скорей обсудить все назревшие проблемы. Тем более что приемные родители, взявшие на себя уход за больным ребенком, — это всегда люди неординарные. И им нужно помогать. А Москва была первым российским городом, показавшим пример решения проблем сирот и детей-инвалидов. Сделано очень много. Это правда, и будем ей за это благодарны.

А спорить нужно так, чтобы не пострадали дети. Поэтому Департамент труда и социальной защиты населения предлагает всем приемным родителям в случае, если у них есть проблемы, обращаться на сайт департамента: dszn@mos.ru. Никто не останется без ответа.

Источник: www.mk.ru



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.