Веселуха имени Весселя


В передовых, образцовых странах сносят памятники. В Америке куда ни бросишь взор, все, оказывается, расисты, а то и прямые работорговцы.

В Швеции – поскромнее. Но тоже не стоят в стороне от столбовой дороги прогресса. Был такой купец на рубеже XVI-XVII века, звали Луис Де Гиру; раньше, вот буквально вчера, слыл родоначальником шведской промышленности, а сегодня – р-р-раз – и стал работорговцем. А на все его промышленно-торговые заслуги – наплевать и забыть. Да что там какой-то купчишка – вон целый Карл Линней – и тот в расисты угодил. С обнулением заслуг и лишением прав состояния. Так что слова известной песни «От героев былых времён не осталось порой имён» могут очень скоро получить совершенно новое, свежее звучание. Политкорректное.

Герои – это концентрированное и персонализированное выражение тех поступков и свойств, которые данное общество уважает. Герой – это тот,  перед кем преклоняются и на кого равняются. Герой – это очищенный и в разной степени мифологизированный портрет реального человека. Что-то вроде парадного портрета XVIII века. Вот такому человеку устанавливают памятник.

Сегодня поднимается мощная волна смены героев. Да что героев – смены всей парадигмы. Героев меняют не просто персонально – это б ладно, а, так сказать, типологически.

Кто такие были эти самые бронзовые истуканы, стоявшие там и сям на площадях и в парках?  В прежние, заскорузлые, времена герои, независимо от того были они короли, военачальники или артисты – это были люди, в чём-то превосходящие обычных: в силе, воинской доблести, уме и умелости. Они завоевывали новые земли, храбро защищали от врагов старые, издавали мудрые законы, открывали тайны мироздания, сочиняли замечательные стихи и бессмертную музыку. За это их считали героями и ставили им памятники. При всей их непохожести этих людей объединяло то, что они были ВЫШЕ простого, массового человека. Они сделали то, что он не в силах, не умеет. Герой тянул простого человека ВВЕРХ. Помню, в детстве мы с девчонками рассуждали: а могли бы мы поступить так, как пионеры-герои? Не на уроке рассуждали – меж собой. Если б мне в те былинные времена сказали, что героем может считаться известный в нашей местности отсидевший алкаш дядя Коля – я сочла бы это дурацкой шуткой. И вот – дожили до такой весёлой шутки. Опасная это веселуха.

Сегодняшний герой Америки, всеми признанный, государственно утверждённый и одобренный отечества отцами – это Джордж Флойд, хорошо посидевший наркоман без профессии. Его хоронят в золотом гробу и перед ним преклоняют колена сильные и властные. Нынешний герой не только никого не тянет вверх – он активно толкает простого человека вниз. Он учит: ничего не надо – ни учиться, ни трудиться, ни стараться, ни напрягаться. А что нужно? Да ничего. Можно быть наркоманом и уголовником и при благоволении прихотливой фортуны тебя вознесут. Такое положение принижает простого маленького человека. Он не должен ни к чему стремиться, не должен даже мечтать совершить что-то важное и ценное. Ценного больше нет. От тебя, парень, ничего не зависит. Что я должен делать? А ничего. Сидеть и пялиться в гаджет. Или в бутылку. Таким, надо полагать, желают видеть подведомственное население сегодняшние хозяева жизни. Об этом самом говорит и снос памятников: не нужны умные, сильные, инициативные. Сегодня выраженный запрос на «героя», который тянет человека вниз.

Я предвижу появление большой когорты новых героев из помойки, сляпанных в политологических лабораториях из подручных материалов всё той же помойки. Их будут вырабатывать на промышленной основе по мере потребности. А потребность – будет велика. Надо же заполнять вакантные пьедесталы. Они будут разных, так сказать, профилей. Но всех их будет объединять одно: они будут ниже уровня среднего обывателя.

Собственно, ничего радикально нового в рукотворном герое из помойки нет. Блестящий опыт такого рода явил ещё в 30-х годах доктор Геббельс – талантливый пропагандист и пиарщик, во многом опередивший своё время.

Его креатурой был некий Хорст Вессель, нацистский боевик, уголовник, сутенёр, погибший в пьяной драке из-за проститутки. Когда этот «полезный сукин сын» отбыл в лучший из миров, якобы пав от рук коммунистов, его патрон устроил пышнейшие похороны, а дальше раздул настоящий культ личности новодельного героя: 15 августа 1931 года он провёл в Берлине освящение знамен нового, 5-го полка СА «Хорст Вессель». В июле 1932 года в партийном издательстве вышла книга «Хорст Вессель – жизнь и смерть», а осенью тиражом 30 тысяч экземпляров был опубликован роман Ганса Хайнца Эверса «Хорст Вессель». Стишата, якобы сочинённые героем, легли в основу партийного гимна.

Мне думается, на освободившиеся пьедесталы по справедливости надо бы поставить Геббельса с Весселем – вдвоём, как на гитлеровских медалях, посвящённых аншлюсу территорий. Всё-таки они были первыми – в создании героев с помойки. Кстати, на медали герои – голышом. Может, отсылка к античным образцам, а может - к андерсеновской сказке; понимай, как хочешь.

Татьяна Воеводина

Источник: zavtra.ru