Утрата смысла = рост самоубийств...



Россия занимает одно из первых мест в мире по числу самоубийств среди детей. На 100 тысяч граждан в возрасте от 10 до 14 лет приходится 7 случаев суицида. Как упредить подобные трагедии, кто ответственен за то, что они происходят и почему у подрастающего поколения сведение счётов с жизнью превращается в своеобразную тенденцию? С этим законодатели и эксперты попытались разобраться за «круглым столом» в пресс-центре «Парламентской газеты».

Игры со смертью

Дети решаются на самоубийство по разным причинам: сложные отношения с родителями, трудности в школе, личные драмы. Юному человеку порой кажется, что он не в силах одолеть ситуации, которые подбрасывает жизнь. И тогда он решает с нею покончить. Однако случается, что и взрослые затягивают подростков в некую игру, логическим завершением которой становится самоубийство.

В 2015 году российскую общественность потрясла история об активной работе в одной из социальных сетей так называемых «групп смерти». Молодые люди подписывались на череду игровых заданий, последнее из которых предполагало сведение счётов с жизнью. Тогда активно отреагировали Роскомнадзор и прокуратура. Часть групп закрыли, а их создателей оштрафовали.

И всё же по данным Следственного комитета, только за 2015 год зафиксировано 685 случаев самоубийств среди несовершеннолетних, Росстат сообщает о 824 случаях, а Минобрнауки приводит 778 случаев. Здесь же отмечается, что в 2016 году число попыток покончить с собой среди подростков выросло на 13 процентов. Правда, снизился процент осуществленных самоубийств.

В конце января этого года региональный общественный центр интернет-технологий (РОЦИТ) опубликовал доклад, где было сказано, что в социальных сетях зафиксирован очередной всплеск активности групп, склоняющих детей к суициду. Это порядка 15 сообществ, которые и сейчас продолжают свою работу. Большинство из них не имеют характерных «ключевиков и хэштегов», но почти все авторы постов об «игре» состоят в них. Эти аккаунты отличает намеренное коверкание русского языка, добавление букв в слова, использование картинок на английском языке, а в теле поста просто перевод того, что написано на английском.

Организация передала администрации соцсети список людей — 6509 человек, которые использовали и вступали в группы с хэштегами этих направлений. В самой социальной сети сообщили, что на регулярной основе, согласно законодательству блокируют сообщества, посвящённые описанию способов суицида или их оправданию.

В России действует закон о защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью, есть и Концепция информационной безопасности детей. Именно на основании этих документов и приостанавливается работа сайтов.

Заместитель председателя Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Людмила Бокова попросила не забывать также о внесённом в Госдуму законопроекте сенатора Антона Белякова, предусматривающем уголовное наказание за склонение детей к самоубийству. Сейчас для администраторов «сайтов смерти» уголовная ответственность за доведение до самоубийства наступает только в том случае, если жертве угрожали или жестоко с ней обращались.

Регулированием Интернета и обеспечением информационной безопасности должна заниматься серьёзная международная организация, например ООН.

При этом Бокова с сожалением констатировала, что тех, кто довёл ребёнка до суицида, найти очень трудно. К тому же нужно учитывать, что часть контента, распространяемого в так называемых «группах смерти» в социальных сетях, производится за рубежом, и наша юрисдикция на эти страны не распространяется. «Поэтому регулированием Интернета и обеспечением информационной безопасности должна заниматься серьёзная международная организация, например ООН», — уверена парламентарий.
Зампред думского Комитета по образованию и науке Любовь Духанина привела тревожную статистику: по числу детских самоубийств Россия уступает только Казахстану и Суринаму. А больше всего из стран Восточной Европы детские суициды регистрируются в России, Белоруссии, Литве и на Украине. На Западе количество самоубийств детей в возрасте до 14 лет в три раза ниже.

«При этом статистика самоубийств среди детей разнится и по российским регионам. Если, к примеру, в Северо-Кавказском федеральном округе происходит три-четыре случая на сто тысяч человек, то в Сибири — семьдесят — восемьдесят», — рассказала Духанина. Она уверена, что во избежание трагедий надо создавать для молодых людей интересную жизнь за пределами компьютера — в реальной жизни.

Не запреты нужны, а разговор по душам

«Читайте дневники ваших детей», — написал русский поэт Анатолий Мариенгоф, когда его шестнадцатилетний сын покончил с собой. Но этот совет не нужно воспринимать буквально. Главное — разговаривать с ребёнком, следить за его самочувствием и не налагать вето на пользование компьютером, соцсетями и общение со сверстниками.

Другое мнение высказала замглавы молодёжного парламента при Госдуме Мария Воропаева. Она считает, что нужно обязательно вводить доступ к соцсетям по паспорту и категорически запрещать детям без дела блуждать по Интернету.

С этим тут же не согласился первый заместитель председателя Комиссии по безопасности и взаимодействию с ОНК Общественной палаты РФ Дмитрий Чугунов. «Любые запреты — это путь в никуда. Я против доступа к соцсетям с паспортом, это не работает. Полагаю, что в первую очередь родители должны быть открыты с ребёнком, должны быть ему другом, чтобы он сам спрашивал у них совета», — сказал эксперт.

«Ответственность должны нести не только родители, но и государство», — считает координатор Центра безопасного Интернета, глава рабочей группы по инфобезопасности детей Общественного совета при Уполномоченном по правам ребёнка Урван Парфентьев.

В сообществе смерть пропагандировалась как единственный верный и красивый способ выхода из сложных жизненных ситуаций.

По его мнению, единственное, в чём можно упрекнуть виртуальную среду, — это девальвация смерти. В Сети размываются грани между виртуальным и реальным. Дети перестают понимать, что смерть — это конец их жизни и обратного пути нет.
«В «группе смерти» ребёнок принимал участие в увлекательной игре и исполнял, как могло показаться, безобидные задания. На самом же деле он оказывался в психологической ловушке. В сообществе смерть пропагандировалась как единственный верный и красивый способ выхода из сложных жизненных ситуаций, а насилие по отношению к себе и окружающим возводились в абсолют», — объяснил эксперт.

Но то, что дети шли на самоубийство — это не желание свести счёты с жизнью, а крик о помощи. И тут, считает Парфентьев, в дело должны немедленно включаться специалисты — детские и семейные психологи. Да, существуют общероссийский телефон доверия, национальный фонд защиты детей от насилия, но этого мало. «Надо менять образовательные стандарты и прописывать обязательность наличия в учебных заведениях психологических служб. Сейчас они есть только у 67 процентов организаций», — высказал он свою точку зрения.

Участники «круглого стола» пришли к выводу, что только доверительные беседы родителей со своими детьми, помощь в организации для них интересной жизни вне Интернета и профилактическая работа психологов спасут наших детей от смертельных шагов.

Статистика детских и подростковых суицидов за 2015 год

Завершённые:
Дети 7-10 лет: 9
Подростки 11-16 лет: 474
Молодые люди 17-18 лет: 295

Попытки:
Дети 7-10 лет: 30
Подростки 11-16 лет: 882
Молодые люди 17-18 лет: 462

Автор: По данным «Фонда поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации» при Министерстве труда и социальной защиты РФ

Источник: economicsandwe.com






войдите VkontakteYandex
символов осталось..


Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.