Третьи похороны для лейтенанта Лысенко. Историческое расследование



На наших памятниках принято писать золотом слова «Вечная память героям!» И герои, отдавшие свою жизнь за будущее, которое стало для нас настоящим, должны покоиться в земле, за которую они погибали. Быть похороненными с соблюдением всех почестей, с цветами и памятью — это самое меньшее, что мы обязаны сделать в отношении павших.

Так должно быть, но не всегда получается так, как хотелось бы. Сегодняшний рассказ — это результат обещанного расследования, проводимого нами, как было обещано, по деятельности поискового отряда «Дон», скандал, связанный с которым, только набирает обороты. Все самое интересное впереди, но именно то, что мы сегодня расскажем, является отправной точкой.

Итак, наш рассказ о старшем лейтенанте 737 ИАП 207 ИАД, заместителе командира эскадрильи Лысенко Николае Ивановиче.

Краткая историческая справка

Лысенко Н.И., родился в 1918 году в городке Речица Гомельской области, БССР. Летчик-истребитель 737-го ИАП. Воевал с 22 июня 1941 по 2 октября 1942 г. Летал на И-153, И-16, ЛаГГ-3.

В августе 1942 г. награжден орденом Красной Звезды.

Больше сотни боевых вылетов на сопровождение бомбардировщиков и штурмовиков. 1 победа. В составе группы сбил Хе-126.

02.10.42 г. сбит в воздушном бою. Самолет упал в р. Усмань. Летчик погиб.
Судьба, подобной которой были тысячи в той войне. Короткая, как тысячи других.

Далее начался детектив, который распутать оказалось непросто, учитывая, сколько прошло времени.

Неприятно писать, уличая во лжи своих коллег и земляков, но увы. Придется. Ибо, по какой-то непонятной для нас причине, Николая Лысенко хоронили до настоящего времени дважды.

Первый раз похоронили Лысенко в газете "Вперед", издаваемой аппаратом Юго-Восточной железной дороги, от 5.05.2005.

«В начале октября 1942 года в неравной схватке с "мессерами" здесь погиб заместитель командира эскадрильи 737-го истребительного авиаполка 291-й штурмовой авиадивизии старший лейтенант Николай Лысенко.

Похоронил в лесу летчика здешний егерь Максим Паневин, ставший свидетелем этого боя... Памятник установлен 30.04.1985 напротив братской могилы на берегу реки, автор неизвестен...» (А. Гончаров).

Запоминаем. Летчика нашел и похоронил егерь М. Паневин. Увы, но это ложь. Паневин не находил и не хоронил Лысенко. Возможно, он установил памятный знак-пирамидку со звездой, но только это.

Далее, в 1962 году, эстафету приняла местная газета «Коммуна». 19 августа 1962 года В. Котюх в материале «Герои не умирают» изложил новую версию.

«О бое над лесом и о могиле летчика Лысенко краеведам сообщил егерь Максим Фёдорович Паневин. Он вместе с женой Натальей Николаевной ухаживал за могилой летчика в заповеднике у Черного плеса».

...

«Тело Николая Ивановича достали наши бойцы из затона и похоронили с почестями».

Уже Паневин не находил и не хоронил летчика. Это сделали какие-то бойцы.

«Корреспонденты газеты «Коммуны» разыскали родных Николая Лысенко. На его могилу приезжала, через двадцать лет после гибели, дочь Валентина и мать героя — Федосия Петровна».

Увы, в 1962 году в могиле Николая Лысенко не было...

Следующая история уже современная, принадлежит Студенческому центру социальных инициатив «Забота» Воронежского государственного технического университета. Но в ней есть факты, о которых мы напомним чуть позже. Публикация очень похожа на то, что размещено на сайте воронежского музея-диорамы, но с подробностями.

«Этот воздушный бой над заповедником видели люди с земли. Один из очевидцев, егерь заповедника, рассказал о нем много лет спустя, когда самолет поднимали из болота. Тогда нашли документы пилота, его личные вещи, орден.

Летчика похоронили на берегу реки, на могиле поставили невысокую металлическую пирамидку.

В начале 70-х годов в этих местах начали строить свою базу отдыха работники научно-производственного объединения "Электроника". Они стали ухаживать за могилой. А в 1981 году комсомольцы объединения решили соорудить на могиле летчика-комсомольца настоящий памятник. Комсомольско-молодежный коллектив одного из цехов, возглавляемый мастером В. Киричковой, предложил заработать средства на памятник своими силами. Комитет комсомола поддержал это предложение и постановил провести 26 сентября 1981 года комсомольско-молодежный субботник, а заработанные средства перечислить в фонд сооружения памятника».

Интересно, оказывается, самолет уже подняли... Но денег на памятник комсомольцы действительно заработали и памятник был установлен.

А вот что сказано на сайте краеведческого музея-диорамы:

«Самолет врезался в землю на берегу реки Усманки на территории Воронежского заповедника. Летчика похоронили на берегу реки, на могиле поставили невысокую металлическую пирамидку. Лишь в начале 1970-х на могиле героя появился настоящий памятник в виде двух, стоящих под углом друг к другу, крыльев самолета. Разработать проект памятника поручили молодому архитектору Б.И. Николаеву. Позднее в эту могилу были перезахоронены обнаруженные при строительных работах в окрестностях останки трех советских воинов, и после этого одиночная могила превратилась в братскую. Ее в этом качестве зарегистрировали в областном военкомате и присвоили № 428».

Если коротко — врали все. Зачем, правда, не совсем понятно.

Итак, что мы имеем? Мы имеем дату и примерное место воздушного боя, в результате которого ЛаГГ-3 Лысенко был сбит. Дальше — кто в лес, кто по дрова. Понять, кто, где и как нашел и похоронил летчика, сказать невозможно. И куда упал самолет. Выбор велик: земля, река, болото. Суть одна: никто из пишущих не озаботился поисками. Есть могила — прекрасно. Достаточно.

Следующий «свидетель», слова которого я буду приводить в качестве неких доказательств, человек, который оставил значительный след в поисковом движении Воронежской области. Это Виталий Николаевич Латарцев, организатор клуба подводных изысканий «РИФ», поднявший со дна водоемов много исторически ценных предметов войны.

«Идея о создании братской могилы летчиков-защитников Воронежского неба овладела массами. Все документы, собранные нами, были отправлены в Облвоенкомат на проверку. Спустя время получили разрешение на Братскую могилу. Возник вопрос финансирования. Поступили просто. комсомольцы провели несколько субботников на рабочих местах, выпускали сверхплановую продукцию, интегральные сжемы, транзисторы и т.п. Заработанные деньги перечислялись на строительство мемориального комплекса. Деньги собрали и построили. Возник вопрос перезахоронения останков Лысенко. Это поручили нам. Раскопали могилу. Внутри в резине протекторе бензобака были обрывки кожаного реглана и пара осколков ребер. Примерно так, как рассказывал лесник. Останки всех четырех поместили в небольшие урны и 8 мая 1985 года торжественно, под салют курсантов авиаучилища захоронили».

Думаю, теперь всем все становится понятно. Никто Николая Ивановича Лысенко и его самолет не поднимал и не хоронил. Печально, но факт.

Так к чему весь этот довольно длинный материал?

А к тому, что Николая Лысенко все-таки нашли. И сделал это не егерь, не неизвестные бойцы, а вполне конкретный человек.

Роман Зенонович Холод, директор Воронежского государственного природного биосферного заповедника имени В.М. Пескова. Ныряльщик-любитель, горячий поклонник истории и памяти в целом и самолетов в частности. И Патриот с огромной буквы.

Именно он в октябре 2016 года, по наводке местного жителя обнаружил на дне реки Усманка, в границах заповедника упавший самолет. А в кабине пилота... В полном комплекте. Отсутствовали пистолет, ракетница и планшет. Остальное было поднято и сейчас находится на территории заповедника.

Естественно, при полной поддержке и помощи поискового отряда «Дон», того самого, который признан некачественным производителем работ, внесен в «черный список» и так далее.

Радиостанция ЛаГГ-3

Номерные бирки и детали, по которым установили в ЦАМО принадлежность самолета

Остатки шлемофона

Поднятые детали, в том числе и дельта-древесина, которая применялась только в ЛаГГах

И никаких, заметим, преференций, кроме почек Романа Зеноновича, которые не простили ему погружений в холодную осеннюю воду. В затоне ключи бьют.

Сомнений в том, что эти останки принадлежат именно старшему лейтенанту Лысенко, нет. Как нет второго ЛаГГа, упавшего в этом районе. Впрочем, сами Роман Зенонович и Михаил Михайлович расскажут лучше.

К чему вообще весь этот рассказ?

А для завязки сюжета о расследовании. Чтобы просто показать на примере картину происходящего. Вывод, мягко говоря, неутешительный, ибо основному большинству функционеров абсолютно наплевать на все эти копошения в плане истории.

Есть инициативные люди, которые и волокут на себе воз, остальных всё устраивает донельзя.

Документальный пример о братской могиле № 428. Управление культуры города и военкомат двух районов выдали шедевральную справку о захороненных в братской могиле летчиках. А администрация краеведческого музея разместила ее на своем официальном сайте. Не менее шедеврально, ибо на этой же странице есть фото памятника, где указаны настоящие звания погибших.

Сайт музея-диорамы. Братская могила № 428 (http://diorama-vrn.ru/ob-ekty-kulturnogo-naslediya/mogily/115-bratskaya-mogila-428)

Совершенно непонятная клоунада, учитывая наличие в архиве справки от человека, отдающего себе отчет в том, что он подписывает.

И всех все устраивает. Есть справка за подписями уважаемых людей, что в могиле рядовые — хорошо. Разместим информацию о рядовых. Написали журналисты, что летчика нашли и похоронили — еще лучше. Есть «показания очевидцев», можно еще что-то добавить от себя — и картина маслом.

И когда состоятся третьи, а на самом деле, первые похороны старшего лейтенанта Лысенко, не знаю, как некоторые господа будут смотреть в глаза его родственникам. Нет, смотреть-то будут вполне нормально, это же не они почти 75 лет любовно взращивали клевету и вымысел, тут действительно, не подкопаешься.

Но мы на захоронении будем, посмотрим.

Вот такое начало истории. А во второй части мы уже предметно поговорим о тех, кто пытался самовольно проникнуть в найденный самолет, подумаем над тем, с какой целью они хотели в него проникнуть, о тех, кто организовывал информационные «вбросы» в Интернете, кто и почему подписывал заведомо ложные «экспертизы» и зачем в итоге крупнейший поисковый отряд области оказался в «черном списке» и с сомнительной перспективой на будущее.

Естественно, воздадим всем пофамильно. Может быть, это поможет немного улучшить ситуацию в городе воинской славы Воронеже и защитить тех, кто стоит на страже солдат и офицеров, отдавших свои жизни на воронежской земле.

Что действительно радует, так это тот факт, что пусть через 75 лет, но Николай Иванович Лысенко будет лежать там, где на граните написано его имя, в месте, о котором знают его родственники. А не в кабине своего ЛаГГа, на котором он принял последний бой. На дне затона реки Усманки.

За что, конечно, Роману Холоду, Михаилу Сегодину и всем их добровольным помощникам огромная человеческая благодарность.

Использованные материалы:
ЦАМО, ф. 56, оп. 12220, д. 75, л. 125.
ЦАМО, ф. 58, оп. 818883, д. 1798, л. 21.
Электронный банк документов «Подвиг народа».
http://trizna.ru/forum/topic/42151-лагг-3-лысенко-737-иап/?page=1
http://communa.ru/obshchestvo/70-letiyu_velikoy_pobedy-_obelisk_letchikam_-_zashchitnikam_voronezhskogo_neba_u_chernogo_plyesa/
http://pomni-vrn.ru/?p=208
http://diorama-vrn.ru/ob-ekty-kulturnogo-naslediya/mogily/115-bratskaya-mogila-428

Источник: topwar.ru






войдите VkontakteYandex
символов осталось..


Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.