Тим Керби про западное мировоззрение



Известный журналист Тим Керби, родившийся в США, но уже почти 10 лет живущий в России, рассказывает об истоках западного мировоззрения, делающих для западного человека понятным и даже популярным открытое оскорбление чужих святынь такими проектами как Pussy Riot, «Шарли Эбдо» и т.п. Для русского человека, даже не разделяющего идеалов оскорблённой общности, это выглядит непонятным и чуждым — и Тим попытался сформулировать это западное мироощущение, приоткрыть его тайну:
Представьте, что вы бы были американцем в XIX веке. Ваши предки уехали из старой Европы, где нормой является жестокое наказание человека за оскорбление короля или хулу на религию, которая поменялась в вашей стране, как в Англии. (За многие годы католическая Англия репрессировала всех несогласных, но внезапно появится протестантизм, и новые протестанты, естественно, решили давить на католиков). В вашей исторической памяти ещё свежа картина заживо сжигаемых на кострах, кровавых убийств, пыток жертв религиозных и политических конфликтов. К примеру, через несколько лет после того, как Мартином Лютером на дверях храма был прибит список из 95 тезисов, немецкие крестьяне выступили против аристократии, «за свою европейскую свободу», и за что несколько сот тысяч восставших были беспощадно убиты.
Через столетие в Священной Римской империи и остальной части Европы разразилась Тридцатилетняя война, в которой МИЛЛИОНЫ, протестантов и католиков уничтожали друг друга за «неверные» интерпретации христианства.
Религиозные разногласия, которые подчас были даже не всем понятны, стали причиной убийств. Из страшного Средневековья или по-английски «Тёмных веков» (слово «тёмные» здесь обозначает малообразованность и отсутствие прогресса) предки современных европейцев вступили в цивилизованную эпоху Возрождения или Ренессанса. Далее Запад, еще раз проанализировав свое прошлое, открыл период Просвещения или «Век разума». Именно этот исторический путь и стал основой того, что ныне живущий американец, как и его предок в 19-м веке, уверен, что ВСЁ стало лучше и был взят ВЕРНЫЙ курс. Кровавые «тёмные» века остались позади, они уже никогда не вернутся, гарантией чего стали либеральные свободы, предоставляющие независимость от церкви и короля. Теперь представьте себя на месте гражданина западного общества! Для вас, как носителя подобного менталитета, выброс такого прошлого на свалку истории представлялся бы верным решением. Не так ли?
Теперь обратимся к признакам, по которым дети «Века разума» понимают, что они имеют свободу, в частности свободу слова? Вы, как американец, в позапрошлом веке почувствовали бы себя очень свободно, рисуя оскорбляющие картинки президентов, критикуя священников, топча образ Папы Римского. Это те ранее запретные вещи, которые теперь бы вы могли делать открыто и свободно. Вот вы, американец XIX века, «опередили» другие сообщества, которые не могут оскорблять ни руководства страны, ни религии! У вас бы сложилось представление, что все, кто ещё не может оскорблять церковь и короля безнаказанно, остались на примитивном уровне развития. По этой модели сформировался менталитет сегодняшней западной цивилизации, как и парижских либералов, испытывающих гордость за «Шарли». Оскорбляя пророка ислама, они показывают всем «примитивным» свое культурное превосходство.
Жители Великобритании обожают читать в жёлтой прессе скабрезные детали жизни королевской семьи. А вот для тайцев монарх свят, а обсуждать его – просто кощунство! Англичанин, независимо от его образования и социального положения, может говорить о королеве что угодно, как будто он не хуже королевы, поэтому, когда он приезжает в Таиланд, его подсознание видит везде признаки «тёмных веков» и «раболепия» в отношении к правящей династии.
Далее Тим говорит про то, что показ хамства Pussy Riot был однозначно считан западным зрителем как признак свободы. Аналогично, западный зритель видит в хамских карикатурах «Шарли Эбдо» манифестацию свободы слова.
Т.е. Тим утверждает, что люди с либеральным мировоззрением мыслят так, что любая святость, любой авторитет, признание чего угодно истинным — ведёт к диктату группы над свободными индивидами и непременно к кровавым репрессиям. И тогда понятно, почему на Западе развился постмодернизм (уже ставший не просто культурным, но политическим мейнстримом), утверждающий, что истины нет, а есть только мнения, причём ни одно из них не ценнее другого.
Одновременно видно, что описанное Тимом мировоззрение мало совместимо с классическим Западом. Классический капитализм эпохи Модерна оперировал терминами крепкой семьи, общего дела, жизненного пути. Кроме того, описанные Тимом ужасы прошлого не позволяют понять, почему пик подобной свободы (а это определённый вид свободы, «свобода от») приходится на вторую половину XX и начало XXI века. Ведь ужасы отходят в прошлое, а процесс нарастает.
Тут Тим попросту забыл упомянуть, что в XX веке были свои ужасы. Был ужас Первой мировой, порождённой неравномерностью развития капитализма. Был ужас Освенцима во Второй мировой войне. Был ужас ГУЛАГа, как он был преподан западному обывателю. И все эти ужасы ассоциировались с самим наличием идеологии, господствующей над людьми идеи.
И тогда понятно, что даже буржуазная классика — крепкая семья, общее дело, жизненный путь — это диктат. Диктат высшего призвания над человеком. И это значит, что высшему призванию можно приносить жертвы. А наличие жертв для современного западного обывателя неприемлемо. Потому не должно быть никакого высшего призвания. И жизнь в Постмодерне должна быть не путём, а садом расходящихся тропок. В котором легко перескакивать с одной на другую. Был гетеросексуалом — стал гомосексуалом, потом сменил пол — и т.д.
И новый западный мир активно защищает эту свободу:
Губернатор штата Арканзас отправил на доработку скандальный законопроект о религиозной свободе. Ранее он был проголосован легислатурой штата, однако власти подверглись беспрецедентному давлению прежде всего со стороны гомосексуального сообщества. В документе говорится о праве граждан не совершать каких-либо действий, если те идут вразрез с их религиозными убеждениями. Либералы посчитали, что такое положение позволит работникам частных фирм отказывать в различных услугах, например, геям и лесбиянкам.
В Арканзасе попытались заикнуться о том, что можно иметь убеждения и отстаивать их. Но это удар по людям без убеждений. А человек западного будущего — это человек без убеждений.
Другое дело, что человек без убеждений — это новый раб. Поскольку его можно давить до какого угодно состояния — он не сможет ответить, ибо у него отсутствует грань, за которой он скажет, что это уж слишком и надо бороться. И мутирующий Запад создаёт этого раба на наших глазах.

Источник:



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.