Сулакшин: служить бы рад, прислуживаться тошно



Во времена испытаний страны, когда она попадает на грань — быть или не быть, — это не минует судьбы каждого человека. Кто-то, находясь в позиции страдательной, терпит трудности, лишения, сетует, что его жизнь зависит от власти, от вражеских действий, от судьбы… А кто-то внутренне не соглашается, что его ставят в такие условия, и энергия его жизни направляется на изменение самих условий. Конечно, есть много нюансов позиционирования человека, как и много разных судеб, но быть пассивным наблюдателем в страдательном залоге или присвоить себе право активно реагировать и действовать, не соглашаясь с действительностью, пусть даже в том объеме, который только доступен — это вопрос выбора.

Так или иначе, его делает каждый. Когда то мой отец 22-х летним молодым человеком (кстати, после репрессий, которые его краем затронули), добровольцем отправился на фронт. «За Сталина! За Родину!» — с такими словами тогда ополченцы — необутые, неодетые, плохо вооруженные — бросались в атаку. Немногие вернулись тогда… Кто-то в последние дни войны в сорок пятом году на последних трехстах метрах до рейхстага под кинжальным, все сметающим огнем заставлял себя подниматься в атаку, шел, и шанс остаться в живых был один к ста. А они поднимались и шли!

Кто-то, скрипя зубами, готовил и лил бетон, насыпал туда мешки соли, когда температура была за минус тридцать градусов, строил атомные города, взлетные полосы аэродромов. Кто-то ехал на целину — в голое поле, ставил палатки, совершал там трудовые подвиги.

Конечно, сейчас можно позубоскалить с айфоном в руках, и с компьютерными играми перед глазами — что там целина?, что там северные наборы?, что там труд?… Когда над страной нависала угроза опережающего в техническом отношении врага ядерной атаки. Через какое-то время и на сегодняшний день будут смотреть похожим образом. Кто-то заползает, как премудрый пескарь, под корягу, а кто-то не может согласиться с действительностью.

Проблема активной позиции невероятно непроста. Она проистекает из исторически парадоксальной ситуации, когда модель страны, собственная власть становится угрозой даже большей, чем угроза внешняя. И возникает наложение, ценностная аберрация. Вот нам говорят — вы критикуете власть, вы критикуете Президента по поводу экономической модели, денежно-кредитной политики Центрального Банка, наконец — востока Украины, а теперь и Сирии. А по ряду этих позиций критики внешний враг, используя похожие логические доводы, образы и даже слова, тоже критикует и Путина, и Россию. Так если ваша риторика совпадает с вражеской, значит вы кто? И сами же отвечают: вы — враги народа. Это практически цитата из некоторых реплик, которые мы получаем. Логика прямолинейная, поверхностная. Если ваши слова совпадают, значит — ты враг.

Но если хотя бы чуть-чуть включить мозги и ответственность — кроме зарплаты за пропагандистский угар, отключение этих самых мозгов и совести и зарабатывания на лояльности власти — что всегда оплачивается, то ли «печеньками», то ли крошками, то ли сребренниками — то картинка становится иной.

А именно: если ты видишь, что собственная власть делает глубочайшие ошибки или в ней развилась плесень под названием «пятая колонна», которая делает не ошибки, а диверсии, а ты это понимаешь как профессионал, ты это доказал, ты обосновываешь и можешь опровергнуть любую иную точку зрения, то что — в этом случае надо молчать только по той причине, что твои слова совпадают со словами врагов страны? Так, может быть, наоборот получается, что эти самые враги страны, когда они критикуют наши ошибки, делают для нас благое дело? Есть же поучительный пример.

Целый ряд примеров, когда Вашингтон награждал медалями министров финансов России — из либерального эшелона, когда он очень хвалил Путина за оголтелое движение России с желанием раствориться в западной цивилизации. Сейчас его ругают, но он продолжает ровно то, за что его хвалили в экономике, финансах, в приватизации, в монетаризме… Правильность, рискованность, жертвенность или ошибочность позиции вряд ли нужно оценивать только по словам. Это, конечно, признак необходимый — человек проявляет через слова свою позицию, свою деятельность, — но недостаточный. «По делам их судите их», — давно и не нами сказано.

Критиковать власть — как минимум, некомфортно. Если за это платят как членам «пятой колонны» — наверное, кому-то это и комфортно. Но добровольно наживать себе дискомфорт, риски можно, только если ты иначе не можешь, если ты убежден, что это для твоей страны необходимо, это может быть полезно и власти, потому что заставляет её хоть как-то задумываться, как-то рефлексировать на подачи.

Думающий патриот страны, имеющий мозги и совесть, должен оберегать себя от соблазнов поведения в толпе, как все, соблазнов «вестись» на пропагандистские манипуляционные трюки. Соблазнов подстраиваться. Есть такая версия, что вершина власти в нашей стране находится в окружении комплиментарных «помощников», «советников» и «исполнителей». Они боятся сказать нелицеприятные вещи, принести руководителю информацию, которая портит ему настроение. Когда это делается годами и во всех сферах, когда вместо людей на улицах народ изображает профильтрованные на несколько рядов, с заряженными ролями, подготовленные имитаторы, когда ухо «властителя» ласкают подготовленные аплодисменты и восторги и ни-че-го и ни-ко-гда иного, то это очень плохая услуга руководителю. Это диверсия против страны.

Если монопольный руководитель вводится в заблуждение, помещается в искаженное, недостоверное пространство информации — он перестает быть адекватным. Он делает ошибки, которые могут перерасти в более тяжкие обстоятельства для страны. И, понимая это, пусть даже находясь в меньшинстве, — молчать?! Поступать так — значит подличать.

Есть категория людей, которые чувствуют острее, понимают раньше, видят дальше. Таких людей не бывает много. Жизнь таких людей всегда некомфортна. Потому что они предупреждают большинство о том, что оно еще не видит, во что оно еще не верит. Чаще всего, о вещах неприятных. Поэтому для большинства такие люди всегда являются фактором «непоняток», раздражений, дискомфорта, брюзжания, «ворчания». Как правило, потом большинство увидит, поймет, и будет говорить то же самое, что недавно говорилось тем самым меньшинством. И неважно, вспомнит или не вспомнит, процитирует или не процитирует. Главное, что мысль рождается сначала всегда в одной или нескольких головах, а потом начинает распространяться. Но если и эти головы молчат, то общество не прозревает, а страна гниет и проигрывает.

Рассуждения, которыми я делюсь, возникают не по заказу, они диктуются самой жизнью. Кто-то подумает — ну, человек не очень доволен своей судьбой, своим положением, своей миссией, наконец… Нет. Рациональное осознание и понимание своей роли, особенно когда она раз от разу, год от году, десятилетие от десятилетия системно воспроизводится, означает одно — это понимание своего долга, это служение. И не себе, и уж точно не своему карману и благополучию, нарабатывая риски в личном плане. Это служение своей стране, своему народу. Из того исхожу, из того исходит наш Центр.

Кто-то вновь зазубоскалил? Не страшно, не пробьете, не старайтесь. Дело есть у нас. Служить. А не прислуживать.

Степан Сулакшин

Источник: rusrand.ru



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.