Срок за блог. Как защитить право говорить то, что думаешь



Любой пользователь интернета в России может столкнуться с преследованием за высказывание своих мыслей. Всё больше людей получают реальные сроки. Иногда достаточно лайка или репоста, чтобы против вас возбудили уголовное дело об экстремизме, оскорблении чувств верующих или оштрафовали по КоАП. Уязвимы все, от политактивистов до журналистов, от школьных учителей до безработных жителей маленьких городов.

Некоторые юристы говорят, что лучший способ избежать преследования по «интернет-статьям» — самоцензура. Пользователей призывают аккуратнее выбирать выражения, крепко думать, прежде чем публиковать что-либо, и избегать конфликтов. Однако 29 статья Конституции РФ гарантирует каждому россиянину свободу мысли и слова. Мы расскажем о том, как защитить эту свободу.

 

Ограничения свободы информации в России

Данные из доклада «Агоры» «Свобода интернета 2015: торжество цензуры»

Почему это важно?

От интереса борцов с экстремизмом не застрахован никто. Вот несколько примеров наказаний за высказывания в сети. В 2011 году жителя Татарстана оштрафовали за лайк под скриншотом кадра из фильма «Американская история X» про неонацистов (сам фильм не запрещён в РФ). В 2013 году жительница Первоуральска получила 120 часов обязательных работ за комментарий под записью о встрече Нового года, где она назвала праздник «древним кельтским ритуалом». В 2015 году журналистку из Смоленска оштрафовали на 1000 рублей за демонстрацию нацистской символики: девушка выложила фото своего двора времён войны и проглядела там флаг гитлеровской Германии. В том же году анархистку из города Иваново оштрафовали на 100 тыс. рублей за репост записи с призывом протестовать против существующего политического режима.

Это только вершина айсберга. Иногда дела возбуждают по совсем странным поводам: против нелестно высказавшейся о поведении своих сограждан в Турции россиянки, написавшего стихи о президенте РФ школьного учителя и сравнившего Россию с Венесуэлой блогера. Более подробно об абсурдной борьбе с экстремизмом в современной России можно прочитать здесь и здесь. А информационно-аналитический центр «Сова» уже давно ведёт хронику «неправомерного антиэкстремизма».

Александр Верховский

Руководитель Информационно-аналитического центра «Сова»

Антиэкстремистские статьи, надо помнить, это еще и статьи о насильственных преступлениях ненависти. И лет пять назад именно они давали основной массив правоприменения. Теперь основной массив — разного рода высказывания (в основном ст. 280 и 282, но не только). Из них подавляющее большинство приговоров не могут быть названы неправомерными. Чаще всего речь о призывах к насилию и дискриминации или о грубых формах расизма. Хотя нередко преследуются не очень опасные высказывания — просто из-за их малой аудитории. Неправомерные приговоры за высказывания всегда были и остаются в пределах 10% от общей массы. Много это или мало? Как посмотреть… Было некоторое ухудшение, связанное с войной в Украине, но оно сходит на нет. Конечно, доля приговоров (неважно, правомерных или нет по существу) за высказывания, сделанные в интернете растет, и доросла уже до 90%. Это понятно: во-первых, именно там почти все и высказываются, во-вторых, искать там тоже легче, особенно в «ВКонтакте», от которого легко получить данные авторов.

По каким законам вас могут осудить за высказывание собственного мнения?

За неосторожное высказывание собственного мнения в России предусмотрена как уголовная, так и административная ответственность. Вот основные статьи.

В Уголовном кодексе:

Статья 282. Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично или с использованием средств массовой информации 

Статья 280. Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности 

Статья 280.1. Публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации 

Статья 148. Публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих

В Кодексе об административных правонарушениях:

Статья 20.29. Массовое распространение экстремистских материалов (если их к тому моменту признали экстремистскими). 

Какую норму применить в каждом конкретном случае, решает следователь.

Одна из главных проблем, связанных с этими законами, — размытость понятий. Особенно ярко это проявляется в случае со 148 и 280 статьями УК.

Александр Верховский

Руководитель Информационно-аналитического центра «Сова»

Когда закон формулируется под некий срочный (или предположительно срочный или острый) общественный или политический запрос, редко получается хорошо. [Законопроект об оскорблении чувств верующих в 2012 году] явно делался задним числом под кейс Pussy Riot. Получилось плохо. Получился гибрид составов статей 213 и 282, непонятно, зачем нужный в конструкции УК. 


Правоприменение соответствующее. Статья 280 до 2002 года имела вполне нормальный состав, но переименованная в «призывы к экстремистской деятельности» оказалась зависима от нелепого определения этой деятельности в соответствующем законе. На примере этого закона можно определенно сказать, что он планировался не для репрессий, а для того, чтобы облегчить жизнь правоохранительным органам и в ответ на запрос общества о противодействии ультраправым. Но неудачная конструкция сделала правоприменение заведомо избирательным, что через несколько лет привело и к идее использовать закон как дубинку.

Как появляются такие дела?

По доносу. Многие уголовные и административные дела за высказывания в интернете появляются после доносов. Их пишут «верующие», чьи чувства якобы были оскроблены, профессиональные борцы с инакомыслием и просто «бдительные граждане». В таком случае доносчик получает статус «заявителя», и его данные фигурируют в материалах следствия. 

От полицейских. В роли инициатора уголовного дела могут выступать сами правоохранители. Уголовно-процессуальный кодекс предусматривает возбуждение дела на основании рапорта об обнаружении признаков преступления (ст.140). В этом случае, даже если в основу дела и был положен донос, узнать об этом не получится. Теоретически возможна ситуация, когда некий следователь для повышения статистики раскрываемости сам просматривает страницы в соцсетях, находит контент, который, по его мнению, может стать поводом для обвинения, и пишет рапорт.

Как и кто решает, что опубликованное вами — экстремизм или оскорбление чьих-то чувств?

Актуальный список признанных экстремистскими материалов доступен на сайте Минюста. Однако иногда написанное вами (процитированное, выложенное в сети) не является изначально экстремистским материалом. Чтобы признать его таковым, следствие должно провести экспертизу. Как пишут в материале «Открытой России», доходит до того, что у некоторых следственных органов появляются «карманные эксперты», которые готовы подтвердить любые обвинения. Таким образом, потенциально любой текст или картинка могут быть признаны разжигающими ненависть или оскорбляющими чувства верующих.

Иван Павлов

Руководитель Команды 29

Главным критерием для определения статьи, по которой могут привлечь за экстремизм — умысел. Возьмем такой пример: типографии заказывают печать книги из списка экстремистских материалов. Менеджер, не зная об этом, принимает заказ, типография его выполняет, то есть производит экстремистскую литературу, а затем хранит тираж у себя на складе. Здесь налицо состав административного правонарушения — руководители типографии выполнили работу и получили за нее вознаграждение, не задумываясь о том, что именно они печатают. 


Теперь другая ситуация: некий интернет-пользователь выкладывает на своей странице текст запрещенной книги. В самом по себе этом поступке нет состава уголовного преступления. Следствию предстоит доказать, что действие было произведено умышленно, то есть с целью возбудить ненависть или вражду. Для этого собирают доказательства. Ими могут быть, например, комментарий автора публикации в духе «вот книга, которая подскажет, как правильно действовать» или другие выражения поддержки написанного в экстремистском произведении. Для того, чтобы доказать умысел, следователи могут изучать иные публичные высказывания подозреваемого и в качестве довода использовать даже его «лайк» под комментарием другого человека, который одобрил содержание экстремистской книги. 

 

Что делать, если на вас завели уголовное дело?

Молчать. Ход предварительного следствия по «экстремистским» статьям не отличается от других уголовных дел и регулируется УПК. Если вы стали фигурантом такого дела, вас должны письменно об этом уведомить. Обязательно последуют вызовы на допросы. Помните, что у вас есть право отказаться давать какие-либо показания — об этом мы писали в памятке «Как общаться с силовиками».

Быть готовым к обыску. Не исключен и обыск, в ходе которого у вас могут изъять «орудия преступления» — компьютеры и средства связи. Подробнее об этом можно узнать в памятке «У меня обыск. Что делать?».

Найти адвоката. Во время любых следственых действий крайне желательно присутствие адвоката. Он может зафиксировать все нарушения ваших прав и дать советы о том, как правильно действовать. Поисками юриста стоит озаботиться сразу после того, как вас известили об уголовном деле. Не стоит пользоваться услугами адвоката по назначению. Не все они поголовно играют на стороне следствия, но такие случаи крайне распространены. Самый частый совет от таких защитников — «покайся, тебе скидка выйдет». Стоит ли прислушиваться к таким рекомендациям, решать вам.

Инициировать альтернативную экспертизу. Цель защиты в любом судебном разбирательстве — разбить доводы обвинения, которое пытается доказать вину подсудимого. «Экстремистские» дела исключением не являются. Один из важнейших этапов действий защиты — проведение альтернативной экспертизы, которая покажет несостоятельность документа, написанного под диктовку следствия. Идеальный вариант — когда суд назначает такую экспертизу по ходатайству адвокатов и выбирает для её проведения неангажированных экспертов. В таком случае судья хотя бы изучит выводы и будет выносить решение, ознакомившись со всеми точками зрения. 

Заказать альтернативную экспертизу, не дожидаясь ее назначения судом. К сожалению, гарантировать ее приобщение к материалам дела невозможно. Решение об этом принимает судья, руководствуясь собственными соображениями. 

В последние годы суды крайне неохотно принимают решения в пользу обвиняемых по «экстремистским» статьям. Такие дела если и прекращают, то, как правило, по формальному основанию — за истечением срока давности. Тем не менее, бывали прецеденты, когда проведение альтернативной экспертизы помогало доказать отсутствие состава преступления. Пожалуй, самый яркий пример — уголовное дело по статье 282 в отношении челябинского блогера Андрея Ермоленко. В 2011 году его обвинили в разжигании ненависти к чиновникам. Через несколько месяцев защите удалось добиться прекращения дела. 

 

Вас признали виновным. Что теперь?

Вашу технику уничтожат. Если суд признает вашу вину в экстремизме, вам грозит не только наказание, предусмотренное соответствующей статьей УК. Иногда судьи приговаривают к уничтожению «орудия преступления». Такой случай произошел, например, в Екатеринбурге. Компьютера и мыши лишилась осужденная по 282 статье жительница Екатеринбурга, которая делала репосты публикаций об украинском конфликте. 

Вы лишитесь сбережений и возможности получать деньги через банк. Серьёзное последствие — включение в так называемый «список Росфинмониторинга». Его фигуранты не могут совершать практически никакие банковские операции на территории России, их счета блокируют, им не перечисляют в полной мере социальные выплаты. Причём попасть в "перечень" можно даже будучи подозреваемым по делу об экстремизме. Закон предусматривает исключение из списка фигурантов, в отношении которых прекращают уголовные дела и тех, у которых погашены судимости, но на деле выйти из этого перечня бывает очень трудно.

 

Как работает «список Росфинмониторинга» и как из него выйти?

Интересно, что формально список называется «Перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму». На самом сайте ведомства можно найти и другую формулировку:

Чтобы лишиться средств к существованию достаточно стать подозреваемым. Если вас объявили подозреваемым, то ваше имя попросту публикуют в течение нескольких дней на официальном сайте Росфинмониторинга. Потом данные из списка ведомство посылает в Центральный банк РФ. Программа с обновлённым Перечнем автоматически расходится по операторам денежных средств и автоматически блокирует все ваши счета.

Вас не уведомляют о включении в перечень. Вы просто однажды не сможете снять деньги в банкомате. 

Блокируются не только счета в банках, но и в системах электронных платежей. Например, "Яндекс-деньги", "Киви". Говорят, что удавалось получить деньги переводом через "Почту России" и WebMoney. Без проблем можно пользоваться только счётом осуждённого в колонии или арестованного. Он привязан к счёту учреждения и не идентифицируется. 

Вы можете:

  • получать с блокированного счета пособия и пенсии;
  • оплачивать кредитные обязательства, взятые до включения в Перечень;
  • платить налоги.

Вы не можете:

  • открыть счет;
  • оформить зарплатную карту;
  • вступить в наследство;
  • быть страхователем;
  • получать через счета алименты, судебные возмещения вреда, выплаты по страховому случаю;
  • оформить доверенность и большинство сделок через нотариуса.

Об исключении из Перечня можете позаботиться только вы сами. Когда ваша судимость погашена, уголовное преследование против вас прекратили, появляется законная возможность исключения из Перечня. Теоретически, МВД должно послать документ со сведениями о погашении судимости. Однако лучше всего позаботиться о выходе из списка самостоятельно. Например, можно самостоятельно обратиться в Росфинмониторинг со сканом приговора. После этого ведомство должно обратиться в орган, обязанный «предоставлять сведения». Как только сведения предоставлены, фигурант Перечня попадает в список исключённых из перечня на 1 — 2 недели, а потом и вовсе исчезает из него.

Лариса Романова

Сотрудник Комитета за гражданские права, бывший фигурант списка Росфинмониторинга

Никто не отслеживает вашу судимость, кроме вас самих. Поэтому быстрое исключение из Перечня происходит только у тех, кто громко и долго пишет и кричит о нарушении своих прав законом № 115 и Перечнем. В целом, процедура исключения может занимать от месяца до года. 

До погашения судимости, прекращения уголовного дела, снятия судимости в судебном порядке, смерти исключиться из Перечня нельзя. Законы РФ такой возможности нам не дают. Несколько фигурантов пошли таким путем: заведомо проигрышно судиться с Росфинмониторингом вместе с органом, предложившим включение в Перечень, проходим все инстанции, подаем в ЕСПЧ. Можно обратиться в КС РФ. Таких не знаю.

Источник: guide.team29.org



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 2

  1. Игорь Б. 10 апреля 2016, 21:40 # 0
    Вот и приходится балансировать, при написании комментарий к статьям, потому что на правду и собственное мнение у нас стоят запреты местного значения. Доказать обратное, если власть находится «в руках», как правило, одного человека или группы, сложно.
    1. Вячеслав 10 апреля 2016, 17:07 # 0
      Все эти статьи УК бьются одним джокером:

      Для всех жидов, коммунистов, антифашистов, гомосексуалистов, христиан и прочих, любящих писать политические доносы, напоминаем нормы действующего законодательства:

      Статья 19 Всеобщей Декларации Прав Человека, утверждённой ООН от 10 декабря 1948 года: «Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ».

      То есть, человек имеет право на любые убеждения: фашистские, антифашистские, сионистские, антисемитские, расистские, антирасистские, христианские, антихристианские и т.д. И имеет право распространять свои убеждения любыми средствами.

      Таким образом, все законы или подзаконные акты, ограничивающие распространение правдивой информации под ширмой «разжигания или возбуждения национальной, расовой или религиозной розни», противоречат Декларации Прав Человека и юридически ничтожны, как законодательные акты более низкого уровня.
      Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.