Скаутские зорьки



Слова «скаут» и «пионер» означают практически одно и то же: «разведчик-следопыт» и «первооткрыватель». Звонкие горны, высокие костры, галстуки, речовки, многие черты кодекса поведения (вплоть до девиза: «Будь готов — всегда готов») создатели советской пионерии с некоторыми изменениями позаимствовали у дореволюционного скаутского  движения. Даже известная песня про «картошку — пионеров идеал» пришла оттуда. Более того, одним из основателей пионерской организации стал скаут — Иннокентий Жуков. Впрочем, многие его бывшие соратники оказались по другую сторону «эры светлых годов».

Первое детское организованное движение в России было не скаутским. В 1908 году по указу Николая II для подростков создаются «потешные войска». Основателем становится инспектор народных училищ Бахмутского уезда Екатеринославской губернии, идейный монархист Антиох Луцкевич. Идея ранней военно-патриотической подготовки была прозрачной и правильной. Однако воплощение устроило далеко не всех отроков и родителей: отставные унтеры обучали ребят «шагистике», приемам с деревянными ружьями и военным песням — все слишком смахивало на армейскую муштру. Гвардейские полки устанавливали шефство над «потешными», командируя штатных офицеров-наставников. Появились методички, журнал «Потешный» и... яростная критика.

Просуществовав до 1917-го и даже сыграв определенную роль в Первой мировой войне, «потешники» сильно уступили в широкой популярности другому детскому движению — скаутов, или «разведчиков», инициированному капитаном Лейб-гвардии 1-го стрелкового Его Величества батальона Олегом Пантюховым. Скаутизм он перенял, творчески дополнив, у британского полковника Роберта Баден-Пауэлла. Тот, в свою очередь, позаимствовал «пионеринг», то есть выживание среди дикой природы с обучением сопутствующим навыкам в игровой форме, у канадского натуралиста Сетона-Томпсона.

В 1909 году в Царском Селе стараниями Пантюхова возник первый отряд русских скаутов из семи мальчиков под названием «Бобер». У английских собратьев была позаимствована методика «скаутинга»: обучение через дело, выполнение личных обещаний, «патрульная система», занятия на природе, взаимопомощь. Также с небольшими изменениями переняли и атрибутику: костры с песнями, треугольные флаги, шорты и широкополые шляпы, галстуки. Кстати, последние были не украшением, а подручным «инструментом». Можно перевязать рану, снять горячий котелок, вытащить утопающего... Скаутский галстук закреплялся самодельным легкосъемным зажимом. Узел же завязывался только в напоминание обещанного доброго дела. Девиз «Будь готов» означал ежеминутную жажду подвига, а три лепестка лилии на эмблеме движения символизировали триединство скаутской клятвы: долг перед собой, ближними и Богом. Кстати, позже они перекочевали в три языка пламени на пионерском значке. Небесным покровителем русские «разведчики» взяли Великомученика Георгия Победоносца.

Николай II проявил живой интерес к движению, встречался с Пантюховым, приказал разослать книгу Баден-Пауэлла «Юный разведчик» по гимназиям. В скауты приняли и цесаревича Алексея. В Первой классической гимназии Петербурга преподавателем латыни Василием Янчевецким (будущим писателем, лауреатом Сталинской премии Яном) был организован «легион юных разведчиков», и к началу войны скаутские отряды возникли во всех крупных городах империи. В 1914-м создается Всероссийское общество содействия мальчикам-разведчикам «Русский скаут» под председательством вице-адмирала И.Ф. Бострема (ранее курировавшего «потешников»). К осени 1917-го в 143 населенных пунктах движение насчитывало порядка 50 000 членов.

Грянувшая революция стала для большинства ребят трагедией — ибо развела их по разные стороны баррикад, многим стоила жизни. В повести Анатолия Рыбакова «Кортик» ярко описана драка между пионерами и скаутами. Одно из первых движений внутри советской пионерии так и называлось: «Бей скаутов!». Эта коллизия стала уже послесловием Гражданской войны, когда значительная часть юных «разведчиков» оказалась в рядах Белого движения, погибла или эмигрировала. 

В 1921 году Надежда Крупская предложила комсомолу создать детскую организацию, «скаутскую по форме и коммунистическую по содержанию». Идею руководство партии поддержало не сразу, хотя немалая часть «разведчиков» к тому времени «покраснела», создав крыло «юкистов» — то есть «юных коммунистов — скаутов». Тем не менее 19 мая 1922 года II Всероссийская конференция РКСМ одобрила опыт создания пионерских отрядов, призвав распространить его на всю страну. Эта дата считается днем рождения пионерской организации.

Скаутские отряды были запрещены, однако вплоть до 1927-го некоторые действовали в подполье. Например, «Братство костра», члены которого сочинили такой гимн: «Нас десять, вы слышите, десять! / И старшему нет двадцати. / Нас можно, конечно, повесить, / Но надо сначала найти!». Рано или поздно их находили и либо «перековывали», либо отправляли на Соловки.

Тем временем оказавшееся в эмиграции движение «разведчиков» разделилось на два крыла. Идейное монархическое — Национальная организация русских скаутов под руководством того самого Олега Пантюхова — грезило падением коммунизма на Родине. Миссионерское — «Витязи» — ставило целью нести свет православия за рубежом. Когда в 1990-м скауты были официально разрешены в СССР, сначала вернулись именно последние, открыв Санкт-Петербургский округ Витязей при Братстве св. Анастасии Узорешительницы. Немало подобных дружин созданы и продолжают возникать при приходах РПЦ во многих городах России, объединяясь Братством православных следопытов, действующим по благословению Патриарха.

Мнения

Сергей ЦЕКОВ, член Совета Федерации от Республики Крым:

— Моя инициатива не противоречит президентскому указу, а дополняет его. Надо подправить Закон об образовании, где не прописана обязанность преподавателей по воспитанию школьников в духе патриотизма. Вместе с тем вижу, что в России уже сегодня патриотическое воспитание находится на высоком уровне. В первую очередь это происходит по запросу общества. Во-вторых, большую роль сыграло воссоединение Крыма и России. В-третьих — благодаря уже принятым документам. Мы с коллегами, другими сенаторами от Крыма, захотели внести также поправки в проект Госпрограммы патриотического воспитания на 2016–2020 годы, чтобы появились критерии оценки эффективности реализации программы. Они могут основываться, по нашему крымскому опыту, на состоянии памятников истории (причем речь не только о сохранности старых, но и об открытии новых), шефстве над ними учебных заведений и результативности поисковых работ. 

Сергей КОМКОВ, президент Всероссийского фонда образования, академик РАЕН:

— Ничего хорошего не жду. У советской пионерии была единая идеология: «В борьбе за дело Коммунистической партии...». А что здесь будет «клеем»? Я много лет проработал в школе и знаю, что детские организации начинаются не по указу, а с маленького звена, за которым следует дружина, объединение и так далее. А сейчас будет лишь имитация деятельности. Учителям придется еще ломать голову, как отчитываться. Несколько лет назад наш фонд встречался с функционерами Росмолодежи и предлагал создать спектр всероссийских развивающих детских организаций по интересам: юные географы, юные натуралисты, конструкторы, экологи... Окрепнув, они могли бы объединиться в некую детскую Ассоциацию развития. Нам ответили: ну это же так сложно и долго... А нынешняя быстрота приведет лишь к полному «пшику», а то и к большим скандалам.

 

Светлана ИВАНОВА, директор ФГБНУ «Институт стратегии развития образования:

— Инициатива «Российского движения школьников» давно востребована снизу: педагогами и детьми, занимающимися в системе дополнительного образования. В этой сфере уже есть запрос на координацию действий, некую объединяющую «надстройку». Просто не надо рассматривать РДШ как новую пионерию, только без идеологии, «географически» привязывая его к зданию школы и назначая «ответственным» кого-то из учителей. В таком случае это действительно станет профанацией и кошмаром. На мой взгляд, название должно читаться как «движение детей школьного возраста, увлеченных полезной деятельностью». В таком случае оно послужит эффективной структурой детско-взрослой образовательной общности. В его рамках можно будет координировать проведение мероприятий на разных уровнях между средней школой, вузами и центрами дополнительного образования. Например, тематических олимпиад.

Олег СМОЛИН, первый зампред комитета Госдумы по образованию:

— Идея правильная. Однако, как говорил Ленин, нет лучшего способа дискредитировать хорошую идею, чем довести ее до абсурда. В данном случае, например, утопить ее в волнах бюрократизации, набежавших с «реформой образования». Каждая школа сегодня заполняет ежегодно примерно триста отчетов по 12 000 показателям. Если к этому добавится еще хотя бы десятая часть бумаг по детскому движению — то лучше бы этого вообще не делать! Почему лидер нашей партии приветствовал образование «Российского движения школьников», несмотря на действующую при КПРФ пионерскую организацию? Потому что поставил общегосударственные интересы выше партийных. Развиваясь, РДШ может органично вобрать в себя и пионеров, и скаутов, и другие детские объединения страны: военно-патриотические, художественные, технические. Это в том случае, конечно, если идею не загубят исполнители.

Игумен ИОАНН (Ермаков), руководитель Центра воспитания молодежи «Национальное достояние»:

— Любое усилие в направлении сплочения детей на основе традиционных ценностей следует приветствовать. Необходима, с одной стороны, определенная «свобода рук» у руководителей движения, с другой — привлечение опыта православных, военно-патриотических детских клубов. Детям сегодня очень нужны взрослые авторитеты — люди нравственные и по-настоящему сильные, способные увлечь за собой. Им часто как воздуха не хватает нормальной здоровой среды общения, порой они ее не находят ни в семьях, ни в школах. Мы хорошо это видим по занятиям в нашем Центре. Всего несколько часов — и ребята на глазах меняются. Наши инструкторы — нередко бывшие военные, а также священники и прихожане-педагоги — могли бы помочь в плане воспитательной работы в РДШ. Не вере подростков учить, а просто восстанавливать нормальное самосознание и чувство товарищества, иерархию жизненных ценностей. А это основа не только патриотизма, но и вообще любого развития.

Ксения РАЗУВАЕВА, директор ФГБУ «Российский центр гражданского и патриотического воспитания детей и молодежи»: 

— Мы обязательно примем участие в становлении движения. Пока рано говорить, будет ли организация напоминать пионерию, сейчас нам очень важно, чтобы она была интересна и полезна детям, а значит, эффективна. Когда у нас появится реальный план мероприятий, понимание структуры, задач и условий работы, можно будет с чем-то сравнивать. Но мы рассчитываем, что школьники заинтересуются волонтерской деятельностью, отчасти даже военной патриотикой, которая выражается, например, в работе над благоустройством памятных мест. И когда разговор пойдет уже о конкретном наполнении, мы, безусловно, будем сторонниками того, чтобы эти ключевые для нас направления были там отражены.

Андрей Самохин

Источник: portal-kultura.ru



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.