Шведские популисты вырываются вперёд. Необузданная иммиграция пробудила инстинкт самосохранения



Объявление шведских демократов в стокгольмском метро.

По результатам последнего опроса, шведские демократы (Sverigedemokraterna или SD) - партия под скромным названием, но решительно настроенная против истеблишмента - заручились поддержкой большего числа избирателей, чем любая другая партия в Швеции. Эта новость может иметь судьбоносные последствия как для Швеции, так и для всей Европы.

Логотип шведских демократов с лозунгом "Безопасность и традиции."

Швеция - особое место. Одна из самых богатых и мирных стран в мире (не участвовавшая в вооруженных конфликтах на протяжении последних двух столетий), до недавнего времени была на удивление однородным обществом, где был построен социализм, с его оптимистической установкой, что люди рождаются хорошими, но обстоятельства делают их плохими, и чье правительство пользовалось большим авторитетом. Шведы гордятся достижениями своей страны и убеждены в её этическом превосходстве, символизируемом широко распространенной претензией на "моральную супердержаву."

Однако это же наследие усиливает нетерпимость к инакомыслию: "молчи, не высовывайся, пусть бюрократы принимают решения." Страна приобрела настолько печальную известность своим удушливым искусственным единогласием, что я слышал, как один датчанин недавно спросил наобщественном форуме: "Почему Швеция превратилась в Северную Корею Скандинавии?"

История Швеции также поощряет воспитание менталитета, способствующего избеганию кризисов, что идёт вразрез с трезвыми, гибкими ответными мерами, необходимыми для того, чтобы справиться с насущными проблемами страны, особенно связанными с волнами иммигрантов, главным образом, мусульманских. Как выразился один мой собеседник в Стокгольме в начале месяца: "Успехи в прошлом привели к нынешнему провалу." Например, уровень безопасности в Швеции сегодня значительно ниже, чем в такой стране, как Боливия, а в результате недостаточных мер для улучшения в этой области, исламистское насилие неизбежно.

На фоне массового оболванивания шведские демократы выгодно отличаются тем, что они предлагают единственную политическую альтернативу. Подтверждением этого может служить декабрь 2014 года, когда в ходе бюджетного голосования шведские демократы были близки к тому, чтобы стать решающим голосом между левым и правым блоками в однопалатном законодательном органе страны, Риксдаге, - пока остальные семь партий не объединились в гранд-коалицию с целью не дать им влияния.

Как показывает этот акт отчаяния, шведские демократы выдвигают популистскую - а не, как обычно указывается, "ультраправую" - политическую программу, и эта программа является анафемой для традиционных партий. Прежде всего, они призывают к ассимиляции легальных иммигрантов, изгнанию нелегальных, и сокращению будущей иммиграции по меньшей мере на 90 процентов. Они также выдвигают ряд других мер (в отношении преступности, обороны, Евросоюза и Израиля), находящихся далеко за пределами шведского консенсуса и совершенно неприемлемых для других партий.

Истеблишмент с полным основанием ненавидит и боится шведских демократов, педантично ищет любую провинность этой партии, начиная с её якобы неофашистского прошлого (хотя связи с фашистами не являются уникальными для SD), и не брезгует использовать мельчайшие слабости его руководства для атак.

Поддержка шведских демократов остается табу. Национальный комиссар полиции однажды написал в твиттере, что почуствовал "рвоту" при виде их лидера. Естественно, его подчиненные не осмеливаются объявить о своей поддержке этой партии. Но, по оценке одного офицера в беседе со мной, примерно 50 процентов сотрудников полиции поддерживает SD.

Сообщение в твиттере будущего национального комиссара полиции о том, что появление лидера шведских демократов вызвало у него рвоту.

Несмотря на то, что их подвергают остракизму, шведские демократы все чаще получают положительный отзыв у шведов (в том числе и у некоторых иммигрантов), принося им существенные электоральные успехи, примерно удваивая число их избирателей на парламентских выборах каждые четыре года: от 0,4 процента в 1998 г. до 1,3 процента в 2002 г., 2,9 процентов в 2006 г., 5,7 процентов в 2010 г. и 12,9 процентов в сентябре 2014 г. В настоящее время, то есть менее чем год спустя, опрос YouGov показывает, что количество голосов в их пользу снова почти удвоилось до 25,2 процентов, означая, что они опережают социал-демократов (имеющих 23,4 процента поддержки) и ведущую (номинально) правую партию умеренных (21 процент).

Я увидел в Стокгольме нечто очень важное: интеллектуальный и политический климат изменился. Как отмечают как журналисты, так и специалисты в области стратегии и политики, идеи, бывшие за пределами общепринятого всего год назад, теперь все чаще получают огласку. Например, четыре крупных газеты поставили под сомнение консенсус в пользу высокого уровня иммиграции. Наряду с волной голосов за SD, этот сдвиг является результатом нескольких факторов: шокирующий подъем исламского государства в Ираке и Сирии (ИГИС или ИГИЛ), изменивший тон дебатов; глубокое разочарование от декабрьской сделки, отнявшей у шведских демократов возможность влияния в парламенте; а также уходящая память о кровавой бойне Брейвика в Норвегии в 2011 г.

По всей вероятности, запреты и цензура могут продолжаться лишь пока не проснется инстинкт самосохранения. Западная страна, наиболее склонная к национальному самоубийству, похоже, пробуждается от ступора. Если такие изменения заметны в Швеции, "Северной Корее Скандинавии", то возможно и вполне вероятно, что подобное произойдет и в других странах Европы.

Даниэль Пайпс

Источник: ru.danielpipes.org



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.