Семья: поддержать нельзя разрушать


На сайте информпортала «Иван-чай» 18 января появилось сообщение, что Комиссия Общественной палаты Российской Федерации по поддержке семьи, материнства и детства дала очень странный отзыв на скандальный законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации» (далее законопроект СБН). Отзыв этот, как ни парадоксально звучит, положительный, то есть вышеозначенная комиссия в целом согласна с его содержанием (шесть членов комиссии проголосовало «за» закон, только двое — «против»).

Странность же, и не одна, а сразу целый букет, вот в чем. Во-первых, в стенах Общественной палаты РФ за осень прошедшего года прошло как минимум три круглых стола, посвященных всестороннему анализу данного законопроекта (в редакции Пушкиной — Поповой). Высказывались общественники, представители Росстата, МВД, социальных органов опеки, ученые — социологи, политологи, юристы. И все в один голос указывали на то, что законопроект юридически безграмотен, противоречит Конституции и здравому смыслу, открывает широчайшее поле для злоупотреблений и коррупции, а главное, никак не решает проблему насилия в семье и обществе, ради чего он, собственно, и разрабатывался, по уверениям разработчиков.

По меткому выражению уполномоченного по правам ребенка во Владимирской области Геннадия Прохорычева, законопроект СБН — это не юридический документ, а «фантазии дамочек с Рублевки». То есть никакого отношения к жизни обычных людей он не имеет, а сочинен, условно говоря, циничными содержанками, мечтающими отжать у своих «папиков» сколько-нибудь, немножечко денежек на красивую жизнь в Куршевеле.

Все эти оценки, данные гражданским обществом, Комиссия ОП РФ по семье предпочла проигнорировать. Видимо, членам Комиссии, поставившим свою подпись под положительной резолюцией, проблемы «дамочек с Рублевки» оказались ближе, чем простые граждане с их простыми и незамысловатыми бедами и чаяниями. Воистину, кому суп жидок, а кому жемчуг мелок.

Во-вторых, в октябре, еще до публикации текста законопроекта на сайте Совета Федерации, «Родительское Всероссийское Сопротивление» (РВС) запросило Общественные палаты в регионах дать свои заключения на законопроект. К концу месяца мы получили ответы из 55 регионов, большинство ответило, что свое заключение они дать не могут, поскольку официально не получали текст законопроекта на рассмотрение. И тогда по инициативе РВС были организованы общественные слушания в региональных палатах и законодательных собраниях, чтобы донести до местной общественности, что же предлагается Оксаной Пушкиной и ее командой под видом борьбы с домашним насилием.

Представители РВС провели мероприятия в Центральной России, Поволжье, Крыму, Сибири, на Кавказе, еще в ряде регионов, устроили конференции в обеих столицах. И везде общественники, за исключением откровенных лоббистов, вставали на точку зрения, что закон как минимум «сырой» и его надо однозначно отклонить. Наиболее ярко, конечно, высказались представители Северного Кавказа, например, Зарият Акбаева, которая заявила на круглом столе в Госдуме, что закон вносит вражду в семью, стравливает жен с мужьями, матерей с сыновьями, а сестер с братьями. И если Россия хочет, чтобы Северный Кавказ взорвался, тогда пусть принимает такой закон, — вот так прямо заявила Акбаева. И это не громкая фраза — действительно, закон такого рода неизбежно взорвет Кавказ, и не только его.

В конце ноября под нажимом общественности текст законопроекта (в редакции Совета Федерации) был опубликован, и Совет Федерации заявил, что будет собирать замечания и поправки, то есть что мнение народа будет учтено. Впрочем, по сути, редакция Совфеда представляла на скорую руку покромсанный текст от Пушкиной — Поповой. Но людям законопроект категорически не понравился в обеих версиях (что важно), большинство комментариев, оставленных на сайте Совфеда под законом, оказались негативными. А их количество превысило число всех комментариев на сайте, сделанных за 2019 год до момента публикации законопроекта. Общество к этому моменту уже прекрасно понимало, что ему подсовывают, и честно выражало свое неприятие предоставленным способом (оставляя комментарии на сайте), надеясь быть услышанным властью.

Но не тут-то было. Авторы закона объявили комментаторов, оставивших критические отзывы о законопроекте… троллями. Мол, набежали противники законопроекта и понаписали множество однотипных сообщений, благо техническая возможность позволяет это сделать. То, что сторонники законопроекта отнюдь не чурались подобной же практики и все же оказались в меньшинстве, авторов законопроекта не смутило. Не смутило их и то, что на сайте СФ, в частности, под текстами В. И. Матвиенко, куча совершенно разных высказываний, умных, обоснованных, однозначно отвергающих антисемейный западный законопроект по «профилактике СБН». На мнение народа, не совпадающие с мнением власти, власть предпочла не обращать внимания. Во всяком случае, власть в лице «верхней палаты». И родила шедевр о «троллях».

К сожалению, сходную невнимательность к народному мнению продемонстрировало и руководство Общественной палаты. Резолюции круглых столов, проведенных противниками закона СБН в октябре, то ли по умыслу, то ли из-за чехарды, связанной с внезапной сменой этого самого руководства в ОП РФ (что скорее), были аппаратом Общественной палаты РФ де-факто положены под сукно. В конце 2019 года стало понятно, что региональным Общественным палатам предложили заново рассмотреть законопроект и дать свое заключение. А об уже проведенных круглых столах, где обсуждали мнение регионов о законопроекте, почему-то забыли. Цинично, не правда ли? Госпожа Пушкина сначала объявила, что все регионы закон поддерживают, а когда ей показали, что регионы в глаза не видели даже текста законопроект, решила подчистить «хвосты» и таки получить резолюции от регионов, пусть и задним числом. А крайней при любом раскладе оказывается… ОП РФ.

Создаётся впечатление, что законотворцы пытаются не мытьём, так катаньем добиться от общественности «нужного» отзыва: мнение народа, не устраивающее лоббистов, игнорируется, в ответ назначаются и переназначаются обсуждения новых редакций законопроекта, до тех пор, пока, чуть ли не измором, не будет получено желаемое.

Но в этот раз нашла коса лоббистов на камень. Эффект внезапности, попытка взять региональную общественность, что называется, «на дурачка» провалилась. Январские слушания в ОП регионов показали, что люди, там работающие, не утратили ни связи с народом, ни способности «отличать цаплю от сокола». И дали разгромные отзывы на законопроект. Кавказ, Урал, Поволжье, Сибирь — все сказали пушкинскому закону СБН твердое «нет». Некоторые даже не хотели обсуждать то, что им предлагалось, называя это «бредом». Но и не реагировать на подобный бред нельзя, иначе мы очень скоро будем жить в сумасшедшем доме.

Отрадно было слышать, как уполномоченный по правам человека в Волгоградской области Валерий Ростовщиков совершенно точно охарактеризовал ювенальную сущность законопроекта СБН и угрозу национальной безопасности России, которую он таит: «Я вам скажу, что уши торчат не от сестер… [Хачатурян]. Уже пытались они зайти к нам в наше государство десять лет назад с ювенальной юстицией. Помните же все. В этот момент я также был сильно погружен в это все, потому что это была моя тема. И слава Богу, у кого-то хватило ума это дело все закрыть, потому что ювенальная юстиция — это все то же самое, только вот с другого боку. Все эти принципы, они уже воплощены в Европе, и тащить нас за уши в европейское государство ну просто не надо. Этот закон, он явно бьет по основе нашего государства, по семье.

А относительно европейского суда, я вам скажу, там все уже работает. Там в Финляндии приходят по указанию соседа, вытаскивают ребенка из семьи и начинают из него делать европейского человека. И в Швеции, и везде это уже происходит. И нам уподобляться этому ни в коем случае нельзя, потому что мы потеряем свою государственность сразу».

Ростовщиков искренно возмущался тем, что приходится тратить рабочее время на этот бред. РВС, которое я представляю, полностью разделяет и присоединяется к праведному возмущению омбудсмена. Действительно, почему, огромное количество энергии, сил и ресурсов тратится на подобный деструктивный законопроект? Вместо того, чтобы употребить эти силы и время во благо? Например, позаботиться о нуждающихся, о многодетных семьях, о детях-сиротах, одиноких стариках?

В-третьих, будет не лишним напомнить, что 7 января, во время традиционного рождественского интервью Патриарх Кирилл удивлялся, что «закон о насилии готовы принимать, а закон о многодетных семьях оставили». Православные члены Комиссии ОП РФ или считающие себя таковыми — полностью проигнорировали заявление патриарха Кирилла. Напомню, Святейший высказался максимально ясно против принятия данного закона:

«Всякое вторжение извне в семейные отношения несет в себе очень большие негативные последствия. Ведь и в советское время мы проходили через нечто подобное: были домовые комитеты, партийные организации, было активное участие участковых. Но разве все эти хорошо организованные инициативы помогали восстановить любовь в семье? Помогали снимать открытые конфликты, которые чаще всего заканчивались разводами и несчастьем? При помощи милиционера, общественных активистов невозможно восстановить любовь между супругами».

Очень трудно не согласиться с тем, что любовь нельзя регулировать ни законом, ни общественным порицанием. Да, те общественные вмешательства не удерживали семьи от распада, но тем более негоже прибегать к стороннему вмешательству для уничтожения семьи. Конечно, «насильно мил не будешь»! Однако крайне странно, что Комиссия ОП РФ по поддержке семьи, материнства и детства поддержала законопроект, проталкиваемый феминистками и сторонницами ЛГБТ-идеологии, из-за спин которых торчат уши западных «благодетелей». О какой семье, и тем более рождении детей может идти речь, если законопроект провоцирует недоверие между мужем и женой, а семью называет «самым опасным местом»?

Так что же это за странная слепота и глухота, поразившая, за редким исключением, (шесть из восьми) членов комиссии? Хотелось бы ясности в вопросе о том, как сама Общественная палата, центральный представительный орган гражданского общества, поведет себя в этой ситуации. Солидаризуется с большинством Общественных палат на местах, давшими отрицательный отзыв на законопроект Пушкиной, или встанет на сторону меньшинства, которое по непонятным причинам не видит или не хочет видеть масштаба того общественного возмущения, которое породил этот одиозный законопроект. С кем вы, граждане «общественники», облеченные официальным статусом членов Общественной палаты России, — с народом или с гламурными дамочками с Рублевки?

Максим Карев

Источник: regnum.ru