Рожава - земля Советов. Как сражаются и строят новый мир сирийские курды



Война на Ближнем Востоке привлекла внимание всего мира к курдскому национальному движению. В какой-то момент сирийские и иракские курды, прежде бывшие на периферии интересов европейской, американской, российской политики, превратились в важнейший форпост сопротивления растущей экспансии «Исламского государства». Мир вспомнил о более чем сорокамиллионном народе, до сих пор не имеющем своей государственности и разделенном между Турцией, Сирией, Ираном и Ираком. На острие противостояния с боевиками «Исламского государства» оказались курды Сирии.

Рожава — Западный Курдистан

В Сирии курды населяют северные и северо-восточные районы страны. На курдском языке место проживания курдов на территории Сирии называется «Рожава» — «Запад», поскольку Сирийский Курдистан занимает западную часть курдских земель. Кроме курдов на территории Сирийского Курдистана проживают ассирийцы, армяне, арабы и туркоманы — сирийские туркмены. Большинство сирийских курдов является мусульманами — суннитами, но в Рожаве проживает и некоторое количество курдов — езидов — последователей древнейшей курдской национальной религии — езидизма. Длительное время сирийское правительство осуществляло политику национальной дискриминации курдского населения, стремясь по максимуму ассимилировать курдов, растворив их в арабском большинстве, или вытеснить за пределы сирийского государства. Около 300 тысяч курдов в Сирии не имели гражданства страны, что сказывалось на их социальном и экономическом положении. Однако, в отличие от Турции и Ирака, Сирия до недавнего времени все же не была местом серьезного противостояния между курдским национальным меньшинством и правительственными силами. Периодически происходили массовые беспорядки и антиарабские выступления, но они носили локальный характер и достаточно оперативно пресекались сирийскими правительственными войсками. Ситуация стала меняться после начала гражданской войны в Сирии.

Первоначально сирийские курды находились в оппозиции правительству Башара Асада. В 2012 г. произошли значительные столкновения между курдскими формированиями и правительственными войсками. Их причиной стало фактическое провозглашение суверенитета Сирийского Курдистана, когда 12 июля 2012 г. в Эрбиле был создан Высший курдский совет, в состав которого вошли представители двух крупнейших политических сил Сирийского Курдистана — Демократического Союза и Курдского национального совета. Однако, после того, как в оппозиционном движении окончательно возобладали экстремистские настроения и главным оппонентом Асада стало «Исламское государство», ведущее боевые действия против курдов в Ираке, сирийские курды фактически перестали вступать в конфронтацию с правительственными войсками Сирии и обратили все свои усилия на сопротивление продвижению войск «Исламского государства». Курды Сирии, а заодно и представители других национальных меньшинств, проживающих в Рожаве, прекрасно понимают, что в случае победы ИГ в регионе будет установлен жесткий теократический режим. Поскольку с 2011 г. северо-восточная часть Сирии находится под контролем Демократического союза Курдистана, именно курды стали основой сопротивления продвижению «Исламского государства» в Северной Сирии. Фактически территория Рожавы в настоящее время контролируется курдскими вооруженными формированиями, подконтрольными Демократическому союзу Курдистана, играющему ключевую роль в национальном движении сирийских курдов. Демократический союз Курдистана тесно связан с Рабочей партией Курдистана (РПК) — крупнейшей и известнейшей в мире организацией курдского национального сопротивления, лидер которой Абдулла Оджалан уже очень долгое время находится в турецкой тюрьме, где отбывает пожизненный срок заключения. По сути, Демократический союз Курдистана находится на тех же идеологических позициях, что и Рабочая партия Курдистана, только объединяет курдов, проживающих не в Турции, а в Сирии. Он заявляет о себе не как о «партии власти», а как об организующей силе, призванной направить созидательную энергию народов Сирийского Курдистана в русло самоорганизации и политического самоопределения. 


Идеи товарища Апо

История Рабочей партии Курдистана началась в 1978 г., когда в деревне Фис в Турецком Курдистане состоялся учредительный съезд организации, созданной 29-летним курдским революционером Абдуллой Оджаланом — «товарищем Апо». На протяжении нескольких десятилетий Рабочая партия Курдистана остается наиболее активной курдской организацией на территории Турции. США, Турция и ряд других государств до сих пор относят РПК к террористическим организациям, хотя по сути дела партия является классической национально-освободительной организацией социалистического толка. У руководства США вызывает большое раздражение социалистическая риторика Рабочей партии Курдистана, декларируемые партией антиимпериалистические и антикапиталистические лозунги. Для Турции наибольшую угрозу представляет стремление партии добиться реализации права турецких курдов на самоопределение. Первоначально Рабочая партия Курдистана придерживалась марксистско-ленинской идеологии, однако впоследствии идейные взгляды Оджалана претерпели значительную трансформацию. После того, как Абдулла Оджалан ознакомился, находясь в заключении, с работами ряда исторических и современных деятелей анархо-синдикализма и анархизма, его политическая концепция приняла черты антиавторитарного социализма. Наибольшее влияние на идеи Оджалана оказала концепция американского социального эколога Мюррея Букчина (1921-2006). Выходец из семьи российских евреев — эмигрантов, Мюррей Букчин выдвинул концепцию либертарного муниципализма, основанную на признании необходимости децентрализации и самоуправления. За два года до смерти Букчина Оджалан вступил с ним в переписку и под влиянием идей американского философа сформулировал доктрину «демократического конфедерализма». С этого времени главными врагами свободного развития человечества Оджалан провозглашает национальные государства, империализм и капитализм. Как пишет Оджалан, «главная цель господствующей идеологии капиталистического модернити — это стереть исторические и социальные факты, касающиеся самой его концепции и сущности. Именно поэтому капиталистические экономические и общественные формы не являются общественной и исторической необходимостью — это конструкт, сформированный в результате достаточно сложного процесса» (Оджалан А. Капитализм — это система, основанная на отрицании любви // http://hevale.nihilist.li/2015/08/otritsanii-lyubvi).

Распространение леворадикальных взглядов Оджалана в консервативной курдской среде стало одним из наиболее удивительных феноменов современного Ближнего Востока. Идеи самоорганизации и самоуправления, равенства мужчин и женщин, интернационализма, веротерпимости получили большую популярность среди курдского населения Рожавы. Стоит ли говорить, что эти взгляды являют собой полную противоположность той модели общественно-политического устройства, которая утверждается на ближневосточных землях «Исламским государством». В соответствии с идеями Оджалана, национальное государство представляет собой зло для людей, а лучшей формой политического устройства общества является децентрализованная федерация самоуправляющихся общин, организованных по территориальному принципу. На территории курдских районов Сирии была создана система TEV-DEM — «Движение за демократическое общество» (Tevgera Civaka Demokratîk). Суть данной системы сводится к организации самоуправления посредством внутриобщинных народных советов, которые ответственны за принятие всех ключевых решений. Депутаты народных советов избираются путем прямого голосования всех местных жителей. Каждый народный совет, в свою очередь, выдвигает кандидатов в Народный конгресс Западного Курдистана. На народном совете выбирают и командиров отрядов народной самообороны — вооруженных подразделений Демократического союза Курдистана. Большое место в жизни курдского сопротивления занимает борьба против всех форм дискриминации, в первую очередь — против дискриминации женщин. Борьба за права женщин — очень верный в стратегическом отношении ход курдского национального движения. 


В настоящее время мы видим на Ближнем Востоке лишь ухудшение положения женщин, связанное с деятельностью религиозных экстремистов. На этом фоне курдские территории выглядят островками свободы. Здесь введены запреты на многоженство, совершение женского обрезания, замужество до достижения восемнадцатилетнего возраста. Таким образом, сторонники Оджалана отвергли традиционный для курдского общества консерватизм в сфере семейных и межполовых отношений. Ведь курдское общество до недавнего времени оставалось наиболее закрытым и консервативным даже по меркам Ближнего Востока — по крайней мере, и у турок, и у светских арабов господствовали куда более либеральные взгляды. Положение женщин в Курдистане часто сравнивали с положением женщин в арабских районах Палестины, где также очень сильны консервативные устои. Однако теперь, в условиях гражданской войны в Сирии, по консервативной дискриминации женщин был нанесен мощный удар. Зато теперь женщины составляют около 40% личного состава вооруженных формирований Отрядов народной обороны Западного Курдистана. Многие женщины не только сражаются против религиозных экстремистов из ИГ, но и командуют отрядами, активно участвуют в политической жизни Рожавы. Кроме того, улучшение положения женщин в Курдистане привлекает внимание женщин других регионов Сирии и Ирака. Можно сказать, что в некоторой степени Демократический союз Курдистана даже закладывает мину замедленного действия под устои арабского общества, где наиболее сильны позиции религиозных радикалов. Не исключено, что идеи равноправия женщин вскоре проникнут и в арабское общество. 

Рожава — власть советов и равноправие

В 2014 г. была провозглашена автономия Рожава в составе Сирии, но правительство Башара Асада пока не спешит признать новую политическую единицу. Возможно, это связано с тем, что сирийское руководство надеется на подчинение курдов после того, как справится с «Исламским государством». Однако даже если Асад и выиграет противостояние с ИГ, ему не удастся вернуть населенную курдами Рожаву на прежний уровень политической и социальной организации. Эффективность курдского самоуправления уже признана не только самими курдами Рожавы, но и другими народами региона. Практически безоговорочно курдов поддерживают местные ассирийцы и армяне, которые прекрасно понимают, что их собственное будущее на землях Рожавы связано только с победой курдского сопротивления в противостоянии религиозным фанатикам. Во-вторых, даже некоторые арабские племена перешли на сторону Демократического союза Курдистана и сегодня представители арабского населения Рожавы также участвуют в деятельности органов народного самоуправления. Территория Рожавы делится на три кантона, каждый из которых имеет собственные исполнительные и законодательные советы самоуправления. Флаг Рожавы — желто-красно-зеленый триколор, а в делопроизводстве используются три языка — курдский, арабский и ассирийский (новоарамейский). До того, как в Сирии началась гражданская война, правительство отказывало курдскому и ассирийскому языкам в официальном статусе. 


Система управления в Рожаве представлена советами нескольких уровней. Нижний уровень — это муниципальные советы, отвечающие за решение социальных и иных вопросов городов, районов и сельских районов, но не обладающие собственными бюджетами. Финансирование деятельности муниципальных советов осуществляется советами кантонов — по запросу «снизу». Кроме того, на муниципальном уровне действуют «малагали» («малагаль» — народный дом), которые выполняют судебные функции. В состав малагалей входят как мужчины, так и женщины. Именно малагали определяют степень тяжести содеянного, и назначают наказание провинившимся, либо отправляют дело в суды более высокой инстанции — на уровень кантонов. В случае, если наказание связано с тюремным заключением, подсудимый передается сотрудникам «Асаиш» — Сил безопасности, выполняющих и правоохранительные функции. Во всех органах самоуправления и судебных инстанциях Рожавы женщины составляют не менее половины делегатов и представителей. Равным образом, осуществляется и обеспечение представительства национальных меньшинств. Поскольку 70% населения Рожавы составляют курды, а 30% приходится на арабов и ассирийцев, председатели исполнительных органов и их заместители выбираются и из курдов, и из арабов, и из ассирийцев. По такому же принципу осуществляется и комплектование законодательных советов на муниципальном и кантональном уровнях. 

Ополчение формируется добровольно

В подчинении органов самоуправления находятся вооруженные формирования. Они разделяются на три вида: YPG — Отряды народной самообороны, YPJ — Силы защиты женщин и «Асаиш» — силы безопасности. В отличие от смешанных подразделений YPG, YPJ представляют собой вооруженные подразделения, укомплектованные исключительно женщинами и девушками. Девушки в возрасте старше 17 лет, по собственному желанию, могут пройти 15-дневный курс военной подготовки, однако если девушки или женщины захотят принять участие в сражениях против ИГ, то им должно быть не менее 20 лет. Те девушки, которым не исполнилось 20 лет, могут оказывать помощь курдским ополченцам, работая в тылу и обеспечивая снабжение отрядов самообороны и их медицинское обслуживание. Даже западные феминистки были вынуждены признать, что в настоящее время именно Сирийский Курдистан является проводником равенства мужчин и женщин в ближневосточном регионе, оттеснив в данном вопросе на второстепенные позиции Израиль, некогда считавшийся форпостом демократии и равенства полов на Ближнем Востоке. Порой женщины становятся даже авторитетными полевыми командирами. Так, сорокалетняя Маиса Абдо, более известная под псевдонимом «Нарин Африн», была избрана прямым голосованием бойцов подразделений на должность командующего курдскими отрядами народной самообороны в кантоне Кобане, где развернулись наиболее ожесточенные бои курдских ополченцев против наступающих формирований ИГ. Девушки и женщины, сражающиеся в рядах курдского ополчения, вдохновляются примерами своих героических предшественниц — участниц партизанского сопротивления Рабочей партии Курдистана против правительственных войск Турции в 1980-е — 1990-е гг. Так, одной из наиболее почитаемых среди женщин — ополченок героинь является Гульназ Караташ, более известная под псевдонимом «Беритан». Эта активистка Рабочей партии Курдистана героически погибла в 1992 г. — она до последнего патрона прикрывала отход товарищей, а затем бросилась вниз со скалы. 


Что касается организации вооруженного ополчения курдских кантонов, то она отличается несколькими ключевыми признаками. Во-первых, в курдских формированиях господствует принцип демократического самоуправления и выборности командиров. При этом, командиром может быть избран человек любого возраста, национальности и даже пола. В смешанных подразделениях не редки случаи, когда женщины командуют взводами из мужчин. Поскольку командир выбирается бойцами, право командования можно лишь заслужить своими знаниями, храбростью и человеческими качествами, но не выслужить у вышестоящего начальства. Во-вторых, курдские формирования комплектуются исключительно на добровольной основе. Впрочем, есть случаи и мобилизации, однако последнее относится к крайне опасным ситуациям, когда враг буквально подступает к населенному пункту. Председатель совета федеральной национально-культурной автономии курдов России Фархат Патиев отмечает, что и в этом случае вынужденная мобилизация носит, в первую очередь, рекомендательный характер. На фронт ополченца могут отправить лишь по его собственному желанию. Кроме того, в отличие от «Исламского государства», курдские вооруженные формирования не используют несовершеннолетних подростков в качестве бойцов. Совершеннолетие ополченцев — третья главная характеристика Отрядов народной самообороны Западного Курдистана, сражающихся на передовой. Одна из главных проблем курдских отрядов самообороны — недостаточный уровень материально-технической оснащенности и вооружения. Большая часть вооружения является трофейным, отбитым в результате боев у отрядов «Исламского государства». Прежде всего, это относится к танкам и бронетранспортерам. Собственной артиллерии у Отрядов народной самообороны нет, а количество минометов недостаточно. В отличие от ополчения Иракского Курдистана, поставки оружия которому осуществляют Соединенные Штаты, сирийские курды вынуждены опираться на собственные ресурсы, поскольку американское руководство негативно относится к Рабочей партии Курдистана и Демократическому союзу Курдистана. Ведь социальный эксперимент, осуществляемый курдскими революционерами в Северной Сирии, идет вразрез с планами США на Ближнем Востоке. 

В рядах курдского ополчения в Рожаве сегодня сражается и значительное количество иностранных добровольцев. Эти люди приезжают в Сирийский Курдистан, руководствуясь, прежде всего, идейными соображениями или жаждой приключений, но никак не стремлением заработать — ведь участие в добровольческих отрядах не оплачивается. Среди иностранных добровольцев наиболее значительную часть составляют представители курдских диаспор из всех стран мира. Сотни этнических курдов отправляются в Рожаву из Германии, Швеции, Норвегии, Дании, Швейцарии и некоторых других государств, где существуют многочисленные курдские диаспоры. В конце 2011 г. в Кельне был организован курдский байкерский клуб «Мидийская империя», а позже его члены отправились сражаться в рядах курдского ополчения в Кобане. Из Швеции в Сирийский Курдистан выехало не менее 200 молодых курдов — такие цифры называют в Национальной курдской ассоциации Швеции. 


На втором месте по численности — европейские и американские левые радикалы — коммунисты, социалисты и анархисты, которые отправляются воевать за Рожаву, видя в ней прекрасный современный аналог исторических социальных экспериментов, подобных Революционной Испании или Советской России. Некоторые из добровольцев — интернационалистов уже отдали свои жизни, сражаясь против религиозных фанатиков на территории Сирийского Курдистана. Так, в феврале 2015 г. погиб австралийский доброволец Эшли Кент Джонстон — один из первых добровольцев-интернационалистов, погибших в Рожаве. Спустя две недели погиб Константинос Скафилд — гражданин Великобритании греческого происхождения, бывший морской пехотинец, обладавший хорошими боевыми навыками и передававший свой опыт курдским ополченцам. В начале марта 2015 г. погибла гражданка ФРГ Ивана Хоффман, отправившаяся добровольцем в Рожаву. 6 июля 2015 г. в бою у деревни Сергират погиб Кевин Йоким — доброволец из Германии, сражавшийся в рядах курдского ополчения с ноября 2012 г. и принимавший участие в целом ряде сражений. Показательно, что власти ФРГ устраивали бюрократические препятствия во время доставки тела Кевина в родной Карлсруэ и лишь 14 августа молодого мужчину смогли похоронить на родине. В июле 2015 г. погиб 23-летний австралиец Рис Хардинг — он лишь два месяца повоевал в рядах курдского ополчения и подорвался на мине во время ночной операции. В июне 2015 г. погиб гражданин США Кит Льюис Брумфилд, который с февраля 2015 г. воевал в составе курдского ополчения. Летом 2015 года в составе Отрядов народной самообороны Западного Курдистана был создан Интернациональный батальон Свободы, в состав которого вошли добровольцы из ряда европейских и азиатских государств — прежде всего, коммунисты и анархисты, приехавшие в Рожаву по идейным соображениям. «Революция Рожавы теперь — Парижская коммуна в немецкой осаде., Мадрид в испанскую гражданскую войну и Сталинград во Вторую мировую», — говорится в обращении батальона интернационалистов, выпущенном в июне 2015 г. Многие европейские и американские левые проводят параллели между сбором и отправкой интернациональных бригад в воюющую Испанию времен Гражданской войны и современной ситуацией вокруг Рожавы. Некоторые из европейских леваков, отправляющихся воевать в Курдистане, — прямые потомки добровольцев — антифашистов, принимавших участие в Гражданской войне в Испании. 


Впрочем, помимо идейных левых, среди интернациональных добровольцев есть и профессиональные военные западных армий, поехавшие в Курдистан, чтобы продолжать свою «личную войну». Они ненавидят религиозных экстремистов и обладают достаточным боевым опытом, позволяющим эффективно сражаться против боевиков ИГ. Показательно, что ИГ платит 500 долларов за голову каждого добровольца, прекрасно понимая, что среди последних много людей с военными знаниями и навыками, которые могут передавать их курдским ополченцам. Наиболее многочисленная группа среди военных-профессионалов, сражающихся в рядах курдских сил самообороны — бывшие военнослужащие американской армии, имеющие опыт боевых действий в Ираке и Афганистане: «Джереми Вудард — ветеран войны в Ираке и Афганистане, родом из Миссисипи. Демобилизовался в 2012 году. Не смог смотреть спокойно на массовые казни, устраиваемые Халифатом, и своими силами добрался до Сирии. В октябре уже активно сражался плечом к плечу с курдами против исламистов. Брайан Вильсон — ветеран войны в Ираке. 43 года. Родом из Огайо. Сражается с октября против исламистов восточнее Кобане. Был воодушевлен смелостью курдов, в одиночку воюющих против исламистов. Джордан Мэтсон — бывший военнослужащий армии США. 28 лет. Родом из Висконсина. Религиозен. Не мог спокойно смотреть на массовые убийства христиан на Ближнем Востоке. Влился в курдские «Отряды народной самообороны» (Цит. по: Западные интербригады против Халифата // http://navoine.info/interbrig-vsisis.html). Интересно, что воевать за левых Рожавы сегодня отправляются и многие европейские правые. У них своя мотивация — защита христианства на Ближнем Востоке и помощь единоверцам, истребляемым боевиками «Исламского государства». В рядах курдского ополчения сражается христианский батальон «Суторо», среди бойцов которой — граждане Германии, Швеции и Швейцарии курдского происхождения. 

Мировые левые и курды Рожавы

Национальное движение курдов в Сирии встречает все больше сочувствия и признания со стороны мировой общественности, в том числе -и всемирно известных левых интеллектуалов. В декабре 2014 г. Рожаву посетила делегация европейских и американских интеллектуалов — Дэвид Гребер, Антония Давидович, Томас Майли и даже Джанет Бил — вдова Мюррея Букчина, идеи которого оказали определяющее влияние на политическую идеологию Рабочей партии Курдистана на современном этапе ее существования. Целью экспедиции стало изучение опыта политической самоорганизации курдского населения в Сирийском Курдистане. Профессор Дэвид Харви считается одним из наиболее авторитетных в современном мире неомарксистских социологов и географов. По его словам, в Рожаве «предпринимаются попытки создания антикапиталистической системы, основанной на самодостаточности. Она предполагает построение коммун, коллективов и кооперативов. Также важные шаги были предприняты в сфере образования» (Дэвид Харви: Рожаву нужно защищать // http://hevale.nihilist.li/2015/07/professor-de-vid-harvi). По мнению Харви, деятельность Рабочей партии Курдистана и Демократического союза Курдистана является логическим результатом эволюции марксистско-ленинского учения, в отличие от догматических вариаций марксизма — ленинизма, которые давно потеряли свое революционное и прогрессивное содержание. В то же время, курдам предстоит столкнуться и с целым рядом серьезных экономических и социальных проблем, если эксперимент в Рожаве продолжится. Тем более, что свою лепту в ухудшение экономического положения Рожавы вносит блокада региона, которую осуществляют с одной стороны — вооруженные силы «Исламского государства» и других религиозно-фундаменталистских организаций, с другой стороны — Турция, перекрывшая дороги в Сирийский Курдистан. Вызывает вопросы и политика Иракского Курдистана, который сегодня все больше действует в интересах Турции и США, но при этом не заботится о подлинных интересах соплеменников — курдов, проживающих в Рожаве. Кроме того, на территории Рожавы находится большое количество беженцев — не только курдов, но и ассирийцев, армян, арабов-христиан, алавитов, представителей других этноконфессиональных групп, которые бежали из других районов Сирии, в которых идут более ожесточенные бои или установилась власть «Исламского государства». Для них Рожава предстает идеальным убежищем, поскольку здесь отсутствуют религиозная и этническая дискриминация, а боеспособность курдского ополчения внушает определенную уверенность в том, что боевикам ИГ так и не удастся занять территорию Сирийского Курдистана.


По словам британского социолога Йоста Джонгердена — автора многочисленных работ о курдском национально-освободительном движении, Рожава является сельскохозяйственным регионом и, разумеется, будет сталкиваться с определенными социально-экономическими проблемами. Однако положительным моментом ученый считает практику совмещения борьбы по всем направлениям — Демократический союз Курдистана, сражаясь против «Исламского государства» и, одновременно, отстаивая идеи самоопределения сирийских курдов, не откладывает вопросы борьбы за социальное освобождение и против дискриминации женщин, постепенно внедряет идею о равной доступности образования для представителей обоих полов. Можно сказать, что в Сирийском Курдистане проводится настоящая культурная революция. Некогда отсталый в культурном отношении регион превращается в цитадель свободомыслия на Ближнем Востоке. Так, Джонгерден сообщает, что в книжных магазинах Рожавы продается большое количество переведенных на курдский язык работ европейских и американских левых философов и социологов — от Антонио Грамши до Иммануила Валлерстайна. Естественно, что еще несколько лет назад такое невозможно было себе представить. Но сегодня стремительная культурная революция в Сирийском Курдистане — свершившийся факт, как и развитие всесторонних связей курдского национально-освободительного движения с прогрессивными и левыми организациями во всех странах мира, растущая поддержка курдского сопротивления со стороны видных мыслителей, деятелей культуры и рядовых граждан на всех континентах. 

Турция — опасный противник

Главную угрозу Рожаве сегодня представляет Турция, которая вроде и поддерживает борьбу с «Исламским государством», но в действительности куда больше озабочена вопросами подавления курдского национально-освободительного движения. Возникновение курдских автономий на турецкой границе — страшный сон Анкары, который постепенно сбывается. И если с Иракским Курдистаном турецкому правительству удалось найти общий язык, то Сирийский Курдистан рассматривается в качестве врага — прежде всего, потому, что сирийские курды тесно связаны с турецкими соплеменниками, с борьбой Рабочей партии Курдистана. Турецкое руководство относится к сирийским курдам гораздо менее терпимо, чем к исламским радикалам. Анкара готова даже потворствовать успехам ИГ в Сирии и Ираке, только бы курды не добились реальной автономии или государственного суверенитета. Фактически власти Турции всеми силами препятствуют борьбе сирийских курдов против «Исламского государства». Они перекрыли границу с Сирией и арестовывают активистов турецкого курдского движения, направляющихся на помощь своим соплеменникам в Сирию. Естественно, что на территорию Сирии не пропускаются и гуманитарные грузы, собранные турецкими курдами. При этом турецкие спецслужбы закрывают глаза на деятельность исламистов на турецко-сирийской границе, а кое-где и снабжают исламистов оружием, рассчитывая их руками расправиться с курдским народным движением (по информации: http://hevale.nihilist.li/2015/07/antifashisty-stokgolma). Как заявил Реджеп Эрдоган, «Турция никогда не позволит, чтобы на ее южных границах в Сирии было создано курдское государство. Анкара приложит все усилия, чтобы этот план никогда не был осуществлен, вне зависимости от цены вопроса» (Цит. по: Юсин М., Кузнецова О. Турецко-исламское государство // http://www.kommersant.ru/doc/2757222). Таким образом, Турция официально продемонстрировала свою позицию в отношении сирийских курдов. Естественно, что подобные заявления высших лиц турецкого государства не могли не спровоцировать бурную протестную реакцию многочисленного курдского населения Турции. Столкновения между курдской молодежью и турецкими правыми начались даже на улицах европейских городов. 


В конце августа в Стамбуле произошли массовые волнения, организованные активистами Революционного патриотического молодежного движения — молодежного крыла Рабочей партии Курдистана. Курдская молодежь протестовала по поводу убийства турецкими солдатами семерых мирных жителей, включая семилетнего мальчика, в провинции Ширнак. Демонстрация протеста вылилась в столкновения с полицией. Также бойцами Рабочей партии Курдистана был подорван полицейский автобус. В г. Дерсиме, что в Северном Курдистане (Турция), партизаны РПК атаковали полицейский участок. Противостояние курдских революционеров турецкому правительству перекинулось и на страны Западной Европы, где проживают многочисленные турецкая и курдская диаспоры. В Швейцарии в ночь на 26 августа 2015 г. был сожжен автомобиль Генерального консульства Турции. Правда, ответственность за эту акцию взяли не курды, а швейцарские анархисты, выразившие, тем самым, солидарность с национально-освободительной борьбой курдского народа. 3 сентября 2015 г. на территории пограничной с Сирией турецкой провинции Мардин партизанами был подорван бронеавтомобиль с турецкими офицерами. 6 сентября 2015 г. в Диярбакыре курдские партизаны обстреляли из гранатомета турецких полицейских, в результате чего двое стражей порядка погибли. Только в течение месяца турецкие вооруженные силы и полиция, в результате атак курдских партизан, потеряли около 70 офицеров и солдат. То есть, разворачивается новый вооруженный конфликт на территории самой Турции, который может при определенных обстоятельствах перерасти в настоящую и кровопролитную гражданскую войну курдов и левых сил страны против турецкого правительства. 

Весь мир следил за событиями, развернувшимися вокруг города Джизре. Напомним, что этот населенный пункт на территории Турецкого Курдистана, был блокирован турецкими войсками, поскольку в его окрестностях и в самом городе проходила военная операция против отрядов Рабочей партии Курдистана. За семь дней блокады города погибло не менее 30 мирных жителей. Турецкое руководство попыталось выдать погибших за активистов запрещенной Рабочей партии Курдистана. После того, как комендантский час в Джизре все же был отменен, в городе выступил Салахаттин Демирташ — сопредседатель Демократической партии народов, крупнейшей прокурдской политической партии Турции. Демирташ потребовал от турецкого руководства указать, кто конкретно из погибших был членом Рабочей партии Курдистана, пообещав в случае обнаружения хоть одного члена РПК среди погибших уйти в отставку. Демирташ обвинил турецкое руководство в стремлении расправиться с курдским народом вооруженным путем и пообещал, что рано или поздно все виновные в уничтожении мирных жителей понесут ответственность за свои поступки. Таким образом, внутриполитическое противостояние курдов и турецкого правительства развивается по нарастающей, но турецкое правительство не делает никаких шагов в направлении стабилизации ситуации. Также Эрдоган не собирается отказываться от политики преследования курдских активистов и блокады Сирийского Курдистана, чем способствует все большему нагнетанию внутриполитической напряженности в Турции, а также падению престижа Анкары на мировом уровне — ведь действия против курдских оппозиционеров в общем контексте ситуации на Ближнем Востоке могут восприниматься не иначе, как негласная поддержка «Исламского государства» — основного противника курдов в Сирии и Ираке. Впрочем, агрессивная политика Турции в отношении курдов находит определенное понимание со стороны США и ряда европейских государств, заинтересованных в ослаблении всех антиимпериалистических сил на Ближнем Востоке. 

Мир сегодня все больше поворачивается лицом к курдам. Если курдскому движению удастся реализовать грандиозный социальный эксперимент в Рожаве, успешно отбив атаки ИГ и защитив себя от враждебной политики турецкого государства, Ближний Восток может обрести новый мощный центр притяжения всех прогрессивных сил, подлинную светскую альтернативу радикальному фундаментализму.

Илья Полонский

Источник: geo-politica.info



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 1

  1. Пётр Веклич 24 января 2016, 19:35 # 0
    Очень важная информация. В Курдистане фактически создаётся общество будущего,
    основываясь на некоторых принципах, которые уже давно использовали наши предки-русы.
    Мини-социум страны под названием Рожава основан на веротерпимости, равноправии мужчин и женщин (а возможно, даже некотором культе женщин), самоорганизации, свободе использования национальных языков. Запрещено многожёнство и варварский обряд обрезания женщин. Женщинам разрешается выходить замуж лишь по достижении 18 лет, а воевать на
    передовой с 20 лет.
    Политическое устройство представляет собой федерацию самоуправляющихся общин. Система управления включает 3 уровня — муниципалитет, кантон, страна. Народные советы каждой общины ответственны за принятие ключевых решений (аналог вече у русов), а депутаты выбираются непосредственно жителями, которые их знают. В свою очередь, каждый народный совет выдвигает кандидатов в Народный совет Западного Курдистана (аналог выборных князей), а также командиров отрядов народной самообороны (воинский руководитель — хан). И депутатами, и командирами могут быть выбраны женщины, причём никто не заикается о «длинной руке» или купленном «телефонном праве» — поскольку это дополнительная ответственность, а вовсе не доступ к денежной кормушке. Национальные меньшинства тоже представлены в управлении. Коррупция отсутствует или сразу же пресекается.
    Судебные функции выполняет муниципальный орган под названием «малагаль». При недостатке полномочий они передают дело на уровень кантона. Параллельно действует спецслужба — «асаиш», в совокупности с военными организациями YPG и YPJ.
    Принудительный призыв в армию отсутствует, ВС формируются только добровольно, за исключением осадного положения (как напр. в Москве в октябре 1941 г.)
    Авторитет военных командиров очень высок и основан на их личных качествах.
    Конечно, много проблем. Много лет идёт война. Практически отсутствует финансовая система,
    производство, сельское хозяйство. Мало оружия. Опасные и крайне недоброжелательные соседи (Турция, да и сама Сирия, что греха таить).
    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.