Российская элита – это стыд и срам. И отдуваться за неё должно всё общество



В нормальной стране за ее будущее и развитие отвечает элита. Увы, применительно к России это слово употребляется либо в кавычках, либо в презрительной интерпретации: «элитка», «илитка» – поскольку такой ответственной части населения у нас сегодня просто нет. Есть люди, управляющие страной. Однако качество управления их таково, что поневоле возникает вопрос: «А чья вообще это элита?»

Известный экономист Евгений Гонтмахер как-то сказал: «За счет сверхвысоких цен на нефть и газ за последние лет 12-13 мы получили несколько триллионов долларов...»

Другие специалисты размеры этого «несколько», на всякий случай скрытого от глаз народа, исчисляют в пределах от 2,5 до 5,5 триллионов. Однако порядок цифр понятен. Насколько это много?

В начале семидесятых годов прошлого века СССР за шесть лет построил автогигант «КАМАЗ». С нуля. В чистой и продуваемой всеми ветрами лесостепи. Это семь основных заводов в Набережных Челнах, новом полумиллионном городе – плюс десятки смежных производств по всей стране. Город был окружен сельхозпредприятиями, которые обеспечивали его продовольствием. Были подготовлены десятки тысяч специалистов – и так далее…

Такова была тогдашняя политика «партии и правительства», над которой ржут сегодняшние «карманные», то есть работающие сугубо на свой карман политики. Хотя со стороны это выглядит так, как если бы шлюхи в публичном доме дружно ржали над какой-то рачительной домохозяйкой и верной женой…

На всю ту стройку ушло около 4-5 миллиардов долларов. Поскольку немалая часть оборудования закупалась для нее «по импорту», всю сумму просчитали как в рублях, так и в долларах.

Тогдашний доллар был дороже нынешнего раз в десять. То есть автозавод на 100 тысяч рабочих мест и город в 500 тысяч человек (это не считая смежников по регионам) обошелся в 50 миллиардов сегодняшних долларов. Кстати на Олимпиаду-2014 бухнули почти столько же – с учетом того, что на ней до половины средств было разворовано. Но советский завод до сих пор дает продукцию, а олимпийские гипер-объекты генерируют в основном прямые убытки.

Иначе говоря, за триллион долларов можно было построить двадцать крупнейших заводов с числом рабочих мест в 2 миллиона – и сопутствующие им города на 10 миллионов жителей. С нуля. В голой степи.

Да, за один триллион сегодня такую программу не потянуть. Нет таких мощностей стройиндустрии, соответствующей инфраструктуры, транспорта, специалистов – все это нужно развивать параллельно. Ну так и триллион ведь был не один! И на стройиндустрию, и на инфраструктуру, и на много чего еще важного – вполне хватило б. А это тоже рабочие места, миллионы квадратных метров жилья – и продукция, и зарплата, и перспектива.

Причем никто не гнал, казна трещала от доходов – можно было уложиться не в шесть лет, а в 12 и даже в 15. За советские пятилетки вводилось в строй по 2000 крупных предприятий, так что 20 крупнейших объектов за 10-15 лет – вполне было по силам даже пережившей роковые 90-е России.

Вот что такое эти «несколько» триллиона долларов, которые манной небесной упали в руки нынешнего руководства страны с 2000-го года.

А теперь давайте посмотрим на итог.

Только за 10 последних лет в России число крупных и средних промышленных предприятий сократилось со 100 тысяч до 60. Минус 40 тысяч. За 10 лет. Примерно по 4 тысячи ежегодно – по 10 предприятий ежедневно шли под нож. Каждый день на протяжении последних 10 лет.

40 тысяч крупных и средних предприятий – это приблизительно 20 миллионов рабочих мест. Это пустеющие и деградирующие города – особенно малые и средние; это умирающая деревня; это «схлопывание» инфраструктуры и резкая деградация всей социальной сферы. Нет производства – нет и всего остального.

То есть вместо создания 2 миллионов новых рабочих мест в производящей промышленности политическое руководство нынешней России убило 20 миллионов имевшихся. Вместо создания новых городов и освоения гигантской территории – проект 20 агломераций (в декабре он будет рассматриваться правительством). Суть проекта – концентрация всего населения страны на 5-7 процентах ее площади, остальная территория превращается в Дикое поле.

Я даже не задаюсь вопросом – а куда делись эти триллионы, если результат деятельности не просто нулевой, а резко отрицательный. Этот вопрос должно будет задать следствие, если оно когда-то состоится – в чем впрочем я не вижу никакого смысла: что с возу упало, то уже пропало навсегда. Меня в данном случае интересует вот что: может ли руководство страны, допустившее такую колоссальную растрату, даже отдаленно считаться нашей элитой? Может ли оно разработать принципиально иное, нелюдоедское видение будущего?

Думаю, что нет.

И все же самое главное – в другом. Еще 25 лет назад перед страной поставлен был ключевой вопрос: «Зачем? Для чего? Для кого?»

Это вопрос о сущностном отличии человека от зверя: «Для чего я живу?» Это основополагающий вопрос и для страны: «Справедливость для всех – или только для избранных?»

В стране, где 80 (а то и больше) процентов национального богатства отошли одному проценту населения, ответ на этот вопрос фактически произошел: для избранных. И только для них. Остальные десятки миллионов жителей – лишние люди, никчемный мусор.

«Избранные» ни при какой погоде добровольно не отдадут то, что ими украдено у народа и страны. Если потребуется, они не дрогнув убьют половину населения, чтобы защитить свое право владеть украденным.

И это не фигура речи – взгляните на соседку-Украину, с которой мы ссоримся так, как могут ссориться только самые близкие родственники. Там именно это сокращение «лишнего народа» и происходит. Население, обворованное и оболваненное, отвлечено на Донбасс и прочий «бой в Крыму, где все в дыму» – лишь для отвода глаз от главного вопроса: кто всех обокрал и сбросил в кромешную нищету и безнадегу. И если кто-то думает, что в России внедряется не та же схема – тот наивно заблуждается.

Но вернемся к самому началу. На российскую «элиту» в решении насущной проблемы нашего развития, а то и вовсе самосохранения – рассчитывать явно не приходится. Она не способна ни к чему кроме самообогащения и раскрадки тех самых триллионов – что блестяще доказала за четверть века своего правления.

И даже страшный и могучий Путин не смог с ней сделать ничего – ни его показательными посадками последнего года, ни публичными порками вроде той, что состоялась в Академии Наук. Хотя кто знает, насколько это впрямь попытка образумить нашу разложившуюся до безобразия элиту, а не маневр прикрытия: десятка два хапуг для вида закрыть в острог – а тысячам дать этим откупиться.

Из сказанного следует один лишь вывод. То, что должна была делать для страны ее элита, придется делать всему обществу. То есть искать решения по части выживания, формулировать их, сопровождать какой-то хоть активностью…

Это плохой вариант, так как для общества работа такого рода является недокументированной функцией, оно к нему не приспособлено и не готово. И если оно все же возложит на себя и это бремя, будут ошибки и просчеты, будет бездна проблем, которых при решении «сверху» насущных проблем можно было бы избежать. Эффективность такой работы будет крайне низкой, а результат – негарантированным.

Однако главная проблема в том, что реформ «сверху» не будет. Там, наверху, просто нет источника и побудительного мотива этих реформ. Из этого и нужно исходить.

Борис Григорьев

Источник: publizist.ru






войдите VkontakteYandex
символов осталось..


Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.