Рейтинг ЕАЭС снижается



Русская революция 1917 г. привела к дефрагментации евразийского геополитического пространства, собранного Российской империей. Процесс его распада завершился в 1991 г., когда созданные в качестве квазигосударств союзные республики получили независимость. Единственной попыткой преодолеть эту дефрагментацию за последние годы стало создание Евразийского союза, отношение к которому в странах СНГ, как показывают соцопросы, заметно отличается.

Пятая волна мониторингового исследования «Интеграционный барометр», которое с 2012 г. ежегодно проводится Центром интеграционных исследований Евразийского банка развития и агентством «Евразийский монитор», зафиксировала ряд важных тенденций. Главная и наиболее значимая из них – поддержка евразийской интеграции в большинстве государств ЕАЭС и СНГ снижается. Свою роль здесь сыграли экономические трудности, которые союз переживает в последнее время. Но нельзя исключать и того, что начинает сказываться определенная разочарованность в ЕАЭС национальных элит, которые, контролируя СМИ и другие инструменты воздействия на общественное мнение, начинают транслировать свою позицию «в массы».

Любопытно, что география исследования в последние годы сужается. В 2015 г. исследование проводилось только в девяти бывших союзных республиках. Помимо государств-участников ЕАЭС (России, Белоруссии, Казахстана, Киргизии и Армении), опрос прошел в Грузии, Молдавии, Таджикистане и на Украине. В прошлом году число исследованных стран сократилось до семи. Кроме «интеграционной пятерки» в мониторинг общественного восприятия евразийской интеграции были включены только Молдавия и Таджикистан. Исключение ориентированных на Запад Грузии и Украины объясняется, видимо, политическими причинами, хотя в не менее кризисном 2015 г. опросы там все же проводились.

В четырех из пяти стран ЕАЭС (кроме Армении), как показали результаты исследования, евразийскую интеграцию поддерживает более 60% населения. Тревожной тенденцией является то, что уровень этой поддержки в большинстве союзных государств снижается уже третий год подряд.

Так, в Казахстане на вопрос об отношении к евразийской интеграции в 2014 г. ее положительно оценили 84% опрошенных, в 2015 г. – 80%, а в прошлом году – 74%. В России доля позитивных ответов сократилась с 79% (2014 г.) до 78% (2015 г.), а затем – до 69% (2016 г.). В Армении же поддержка ЕАЭС устойчиво снижается с 2013 г., когда она достигла своего максимального уровня (67%). В следующем 2014 г. идею евразийской интеграции поддерживали уже 64%, в 2015 г. -56%, а в прошлом году – только 46%. Тем самым Армения стала лидером сразу по двум показателям, продемонстрировав снижение поддержки ЕАЭС четыре года подряд, а также падение этого показателя ниже 50%.

Несколько иначе выглядит ситуация в Киргизии. Самое резкое снижение одобрения евразийской интеграции в республике наблюдалось в 2014 г., когда по сравнению с предыдущим 2013 г. оно снизилось с 72 до 50%. Причем участником Евразийского союза Киргизия тогда еще не являлась, занимаясь подготовкой к вступлению в его ряды. В 2015 г., когда присоединение к ЕАЭС состоялось, его поддержка выросла более чем в полтора раза и достигла 86%, а в прошлом году она немного снизилась (81%). При этом доля отрицательно настроенных по отношению к союзу сократилась с 30% в 2014 г. до 6% в 2015 г., оставшись на таком уровне и в прошлом году. Примеры «малых» экономик ЕАЭС примечательны еще и тем, что их общественное мнение демонстрирует независимость от экономических реалий. Армения от вступления в ЕАЭС получила гораздо более значительную выгоду, сумев существенно нарастить экспорт своей продукции на союзные рынки.

Тем не менее уровень поддержки евразийской интеграции в армянском обществе почти вдвое ниже, чем в киргизском. Одно из объяснений этих различий кроется в том, что в Армении более плотно работают западные фонды и НКО, настраивающие общество против ЕАЭС.

Единственной страной, где поддержка ЕАЭС в прошлом году выросла, оказалась Белоруссия, у которой, как это ни парадоксально, именно сейчас разгорается конфликт с Россией из-за поставок нефти и природного газа. В течение 2012-2014 гг. население республики демонстрировало последовательное усиление симпатий к евразийской интеграции, возросших с 60 до 68%. В 2015 г. этот показатель упал до 60%, а в прошлом году вновь немного увеличился, достигнув 63%. Учитывая, что белорусские СМИ достаточно плотно контролируются властями, можно заключить, что они по-прежнему настроены на сохранение членства в ЕАЭС, и покидать его не собираются. Впрочем, уровень общественной поддержки евразийской интеграции находится в Белоруссии на самом низком среди государств «интеграционной тройки» уровне. По этому показателю республика опережает только Армению.

В тех странах, которые участниками ЕАЭС не являются, его популярность также снижается. В Таджикистане, который рассматривается как наиболее вероятный кандидат на присоединение к союзу, она падает в течение всех пяти лет, на протяжении которых проводятся опросы. В 2012-2013 гг. за вступление в ЕАЭС выступало 3/4 населения, в 2014-2015 гг. – уже 72%, а в прошлом году – только 68%. Впрочем, поддержка ЕАЭС в Таджикистане сегодня находится на уровне России и значительно выше, чем в Белоруссии. Ее некоторое снижение на протяжении всех пяти лет может быть связано с постепенным ужесточением миграционной политики России, где до сих пор работает значительная часть трудоспособного населения республики. Но при этом уровень отрицательного отношения к евразийской интеграции в Таджикистане невысок и составляет всего 4%, что опять-таки объясняется, прежде всего, необходимостью беспрепятственного въезда в РФ трудовых мигрантов.

В Молдавии поддержка ЕАЭС в прошлом году не снизилась и по-прежнему составляет чуть более половины населения (53%). Но отрицательное отношение к союзу при этом сократилось (с 29 до 25%), в связи с чем вырос процент настроенных безразлично. Такие тенденции в целом находятся в русле политики нового президента республики И. Додона по установлению партнерских отношений с Россией и ЕАЭС. На Украине и в Грузии последние замеры общественного мнения на предмет восприятия ЕАЭС проводились в 2015 г. В последней из них позитивное отношение к ЕАЭС находилось тогда на достаточно высоком уровне (41%), заметно превышая число настроенных негативно (34%), что, учитывая последствия Пятидневной войны 2008 г. и признания Россией государственной независимости Абхазии и Южной Осетии, выглядит неплохо. На Украине, напротив, доля выступавших за Евразийский союз в позапрошлом году составляла всего 19%, а против него – 60%, что объяснялось острым российско-украинским конфликтом из-за присоединения Крыма к России и событий на Донбассе. Различия в восприятии евразийской интеграции населением этих двух стран не в последнюю очередь связаны с тем, что острая фаза российско-грузинского конфликта уже позади и общественное мнение Грузии вынуждено так или иначе принять его последствия, тогда как российско-украинской конфликт находится в самом разгаре, и население Украины активно обрабатывается пропагандой.

В Азербайджане и Узбекистане опросы населения по поводу отношения к ЕАЭС не проводились с 2014 г. При этом отношение к союзу в этих тюркоязычных республиках бывшего СССР диаметрально противоположно.

В Азербайджане за ЕАЭС выступало 22%, а против – втрое больше (64%). В Узбекистане же симпатии общества распределились противоположным образом: 68% населения евразийскую интеграцию одобряло и всего 6% выступало против нее.

Негативный настрой азербайджанского общества вызван конфликтом с Арменией из-за Нагорного Карабаха, военным союзником которой является Россия. По той же причине Баку не участвует и в деятельности патронируемой Москвой ОДКБ. В Узбекистане же до начала кризиса около 2 млн чел. ежегодно отправлялись на заработки в Россию, и одобрение вступления в Евразийский союз для них, как и для граждан Таджикистана, связано с одной единственной целью – получить свободный доступ на российский рынок труда. На общественные настроения влияет и то, что у Ташкента нет с Москвой каких-либо базовых противоречий или конфликтов, способных осложнить их отношения.

С восприятием ЕАЭС тесно связаны и ответы на вопрос о перспективах интеграции в течение ближайших пяти лет. В большинстве постсоветских государств падет процент тех, кто считает, что страны СНГ будут сближаться друг с другом, и растет число сторонников противоположной точки зрения. И Россия здесь отнюдь не исключение. Доля уверенных в том, что государства «нового зарубежья», возникшие после распада СССР, будут сближаться, снизилась в РФ с 49 (2014 г.) до 41% (2016 г.), а удельный вес считающих, что возобладают центробежные процессы, вырос за это время в полтора раза (с 8 до 12%). В Казахстане число сторонников первой точки зрения за это время снизилось с 63 до 52%, а второй – выросло втрое (с 4 до 12%). В Армении процент населения, оптимистично оценивающего перспективы интеграции, падает в течение всех пяти лет, а за последние три года он сократился вдвое (с 27 до 14%). Причем по удельному весу «оптимистов», позитивно оценивающих будущее интеграции, Армения занимает последнее, а по числу «пессимистов» – первое место в ЕАЭС, будучи лидером по негативному настрою общественного мнения.

Процент уверенных в дальнейшем разъединении стран СНГ также растет в Белоруссии и Киргизии. Причем эта тенденция наметилась только на протяжении последнего года.

В Белоруссии число уверенных в преобладании интеграционных тенденций снизилось с 41 до 36%, хотя доля считающих, что доминировать будут центробежные процессы, также несколько сократилась. В Киргизии же число «оптимистов» за год упало с 70 до 60%, а «пессимистов» - выросло в два с половиной раза (с 4 до 10%). Изменение общественных настроений в этой республике не в последнюю очередь связано с тем, что в ЕАЭС она интегрировалась не очень удачно. Вначале Бишкек долго не мог привести в соответствии с общесоюзными нормами свое законодательство, технические регламенты и стандарты. Кроме того, он вовремя не сумел соответствующим образом оснастить свои лаборатории, необходимые для сертификации продукции по стандартам ЕАЭС. В результате Казахстан долго не пропускал киргизское продовольствие через свою территорию, что вызывало у киргизской бюрократии и предпринимателей растущее недовольство.

В «неприсоединившихся» республиках бывшего СССР, ориентированных на Запад, доля оптимистично оценивающих перспективы евразийской интеграции по понятным причинам падает, а настроенных в отношении нее отрицательно – растет. Причем на Украине сокращение первой категории происходит уже четыре года, на протяжении которых она упала вдвое – с 28 (2012 г.) до 13% (2015 г.). Число считающих, что страны СНГ будут отдаляться друг от друга, за это время также удвоилось (с 17 до 34%). Правда, в 2015 г. этот показатель несколько сократился, но отследить его динамику в 2016 г. невозможно, так как опрос на Украине не проводился. В целом же «пессимистов» в украинском обществе в два с половиной раза больше, чем «оптимистов», что делает шансы на участие страны в евразийской интеграции все более призрачными. В Грузии число «оптимистов» за три последних года снизилось почти в полтора раза (с 32 до 23%), а «пессимистов» - в еще больших масштабах выросло (с 14 до 25%). Первые сейчас находятся в явном меньшинстве, что говорит об отсутствии широкой общественной поддержки ЕАЭС. За два последних года число «оптимистов» выросло только в Молдавии (с 29 до 38%), где одновременно значительно сократилась и доля «пессимистов» (с 24 до 15%). Изменение общественных настроений в этой стране, видимо, связано с избирательной кампанией И. Додона, выступавшего за активное развитие отношений с Россией, а также разочарованием части населения в сотрудничестве с Евросоюзом.

В целом же сдвиги в общественном восприятии евразийской интеграции на протяжении последнего года неблагоприятны для ЕАЭС. Во многом это связано с последствиями экономического кризиса, вызвавшего у части населения и элит недовольство результатами интеграции. Ее поддержка в прошлом году упала во всех союзных государствах, кроме Белоруссии. Снижается и доля тех, кто позитивно оценивает перспективы интеграции стран СНГ.

В четырех из пяти государств ЕАЭС уровень его общественной поддержки пока находится на приемлемом уровне, но при дальнейшем снижении положение может заметно ухудшиться.

Армения же, где одобрение ЕАЭС упало ниже 50%, явно находится в зоне риска.

В столь непростой ситуации принятие в союз новых членов, среди которых чаще всего называют Таджикистан, может еще более ухудшить отношение к ЕАЭС. Рост трудовой миграции из республики с ее 8,6-милионным населением, который неизбежно последует за этим шагом, вызовет общественное недовольство в РФ, где рынок труда до сих пор испытывает последствия кризиса. Кроме того, интеграция Таджикистана потребует дополнительных затрат, которые в основном лягут на Россию. Весы общественного мнения в итоге могут качнуться отнюдь не в пользу ЕАЭС.

Источник: www.stoletie.ru





Рейтинг ЕАЭС снижается

Геноцид


войдите VkontakteYandex
символов осталось..


Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.