Прибалтика в шоке: Ближневосточные мигранты учат русский язык



Русофобские настроения в Прибалтике не новость ни для кого. Как бы странно и смешно это не звучало, но Томас Жилинскас, министр внутренних дел Литвы, обиделся на то, что свежеиспечённые литовцы из стран Ближнего Востока быстрее и активнее учат русский язык, чем литовский.

Ирония в том, что в республику приехало четыре десятка беженцев, а панику уже поднимают. Согласно квоте Еврокомиссии Литва должна будет принять более тысячи беженцев. Причину Томас назвал: «Сирийцы находятся в одних помещениях с украинцами и белорусами, дети общаются на русском языке, и выучивают его». Вот проблема у людей, на русском кто-то говорит. А зреть в корень, похоже никто не собирается. Не нужна беженцам прибалтийская языковая группа, поскольку русский язык позволит двигаться мигрантам дальше, в ту же Россию или Белоруссию.

Самое интересное, что при этом, по словам востоковеда, профессора Латвийского университета Леон Тайванс посетовал, что мигранты презирают европейские ценности, унижают местное население и вообще только и ждут, чтоб набраться сил и установить свои порядки. Да ещё и посоветовал самим латышам изучать языки беженцев.

Интересно, где же отсиживаются латвийские националисты, что недовольны русским акцентом нынешнего президента Латвии Раймонда Вейониса, обвиняя его в том, что у него мать русская, и общалась она с ним и его отцом латышом по-русски? И это притом, что тот проводит антироссийскую политику. О ужас, одна из возможных кандидатов в президенты Эстонии Марина Кальюранд тоже имеет русские корни, и на неё тоже катят бочку националисты. Только при этом прибалты, плохо настроенные по отношению к России, не замечают иных проблем, и с беженцами в том числе.

Зато тем временем большинство беженцев, приезжая в страну, плодятся и размножаются, только по тому, что приехав в европейские страны получают безопасность, пищу и кров, и спокойно объединяются в общины. Само собой, что вклад беженцев в экономики принимающих стран чуть менее чем никакой, а вот потребляют они самый возможный максимум. Да и правонарушения будут происходить, поскольку пресловутые европейские ценности для ближневосточных не джентльменов пустой звук, и делать всё они будут по-своему. Демократические институты, добродетели? Да нет, бред какой-то, лучше забить камнями неподобающе одетых людей.

Интересно, что латышские националисты гребут под одну гребёнку местных русских и беженцев, забывая про общность балто-славянской культуры, сложившуюся веками. Зато бравировать антирусскими настроениями можно и нужно, а то, что пополнившиеся группы беженцев рано или поздно затеют бузу, переговариваясь на своих диалектах и русском только в помощь. Как-то странно выглядит сохранение исторического богатства, за счёт ненависти к России и русским.

При этом интеграция проходит немного странно: беженцы вроде бы должны ассимилироваться и учить язык принимающей страны, а вот масштабы их прибытия явно этому противоречат. Лучше было бы их вообще не принимать, или расселить по большей площади, не позволяя им собираться в общины. Зачем учить чужой язык, если можно жить общиной в несколько сотен человек, да ещё и по своим законам? Вот и выходит, что вся Европа и Прибалтика в частности наступила на грабли собственной миграционной политики, принимая огромный поток исламизированных беженцев, многие из которых носят идеи радикальных движений. Где же националисты, когда съехавший с катушек беженец избивает кого бы то ни было топором или мачете? Как же легко ненавидеть кого то, кто далеко, за выдуманные обиды, закрывая глаза на творящееся под носом. Понятно, что русофобских взглядов в Латвии придерживаются далеко не все, поскольку жившие при Союзе адекватные люди ещё остались.

Ну а пока Европа и Прибалтика боится российской агрессии да организовывает военные базы НАТО, на первые места по популярности имён новорождённых планомерно выходит имя Мохаммед или Мухаммед. А Омар, Али и Ибрагим всё выше и выше в строчках подобных рейтингов.

Прояснить подробно данную ситуацию нам поможет Александр Николаевич Михайленко, профессор кафедры внешнеполитической деятельности России в Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ (РАНХиГС).

Многие латвийцы не замечают проблем с миграционной политикой, принятой в Евросоюзе, поскольку беженцев они принимают, но селят централизовано, позволяя формировать диаспоры, как вы считаете, чем это может быть чревато?

«Дело в том, что они стараются рассредоточить их по стране, на что беженцы обратились в высшие судебные инстанции, включая в суд по правам человека. А суд по правам человека принял решение, что можно разрешить им самим выбирать, как жить, вместе – значит вместе, а насильное разобщение не соответствует законодательству. Вот и живут они все вместе, образуя диаспору, поскольку им так проще. Однако такое законодательство в данный момент противоречит требованиям противодействия терроризму.»

Также, по ряду источников, беженцы не учат язык принимающей страны, а как ни странно, касаемо именно Латвии, учит русский язык, поскольку находятся рядом с украинцами, белорусами и русскими. Националистов в латвийском обществе же очень сильно тревожит сам факт учения русского языка, а не факт наличия диаспоры и занятий преступной деятельностью, как бы вы могли прокомментировать?

«Здесь должно быть понятно, что люди учат тот язык, который считают перспективным. Местные языки неинтересны, поскольку прибалты едут в Европу работать, изучая французский, немецкий, английский язык. Понятно, что люди, изучающие русский язык, видят большую перспективу в связях экономических с Россией. Проблема в том, что население сокращается, многие едут работать в Европу в массовом порядке, и беженцы это видят.»

Источник: gosnovosti.com



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.