Положат ли в России конец строительству «человейников»?


Избирательная комиссия Московской области 3 ноября приняла решение №183/1712-6, направив в Московскую областную думу ходатайство о регистрации регионального референдума по вопросу «Поддерживаете ли Вы пятилетний запрет на многоэтажную застройку свыше 5-ти этажей на территории Московской области?» Известно об этом решении стало с запозданием, первым об этом написал 6 ноября сайт «Одинцово.Инфо». 

В соответствии с уставом, депутаты областной думы должны в течение 20 дней с момента получения документа дать ответ на соответствие данного ходатайства законодательству. 

Если такой референдум будет назначен, это станет революционным событиям для всей России. Потому что Московская область – лишь главный полигон, где реализуются общие для страны тенденции по возведению бесконечных «человейников», как по аналогии с муравейниками называют обезличенные высотные (15 – 25 этажей) жилые комплексы. 

Такие названия как Путилково (где втиснуто сразу пять многоэтажных жилых комплексов – «Мортонград Путилково» или после перехода права на застройку от «Мортона» к ПИК просто «Путилково», «Большое Путилково», «Путилково, 24», «ЖК на Путилковском шоссе» и «Новое Тушино») или Одинцово (где таких комплексов на один район, ныне округ, «всего-то» 12 – «Одинцово-1», «Одинград», «Одинцовские кварталы», «Созвездие Одинцово», «Одинцовский парк», «Заречье-2», «Сколковский» и т.д.) уже давно стали символом безликих и бездушных новостроек, «понатыканных» вплотную друг к другу. Микрорайонов, где дворы – одна сплошная парковка без признаков зелени, где вечные пробки на въезд и выезд, ибо, как правило, тут нет инфраструктуры (образовательных, спортивных, медицинских и прочих объектов, обещанных изначально застройщиком). 

И, главное, нет ничего общего у десятков тысяч жителей этих жилых комплексов, съехавшихся со всей страны (а также из-за её пределов) и купивших здесь (относительно, если сравнивать с находящейся рядом столицей) недорогие квартиры. Если в старых городских кварталах люди знали друг друга, общались, дружили, помогали – здесь ничего этого нет, полностью атомизированное сообщество, которое уже содержит все необходимые признаки для скорого образования криминального гетто. Об этом скажет вам любой чиновник или полицейский, работающий в том же Путилково или Одинцово… 

Для примера, публикация на «Одинцово.Инфо» от 13 июля 2015 года, посвящённую подведению полугодовых итогов работы местной полиции: «Одинцовский район – лидер по числу преступлений, совершенных иностранцами». 

Или вспомним нашумевшую историю, когда в ночь с 1 на 2 июня 2019 года в Путилково недавно мобилизовавшийся 24-летний боец спецназа ГРУ Никит Белянкин погиб от ножевых ранений, полученных в массовой драке с компанией, отдыхавшей в «Бир Хаусе», принадлежавшем ещё одному участнику драки Гургену Агаяну, – тремя братьями Айрапетянами и примкнувшим к ним Сергеем Ходжояном. Сразу же после совершения преступления и Агаян, и Оганес Айрапетян скрылись от следствия и суда в Армении. 

При этом, я не склонен обвинять во всех грехах исключительно губернатора Андрея Воробьева. Такие же монстры появляются и в других регионах – например, Мурино, Кудрово и Новое Девяткино под Петербургом, также расположенные в области, но прямо через кольцевую автодорогу от «северной столицы». Самое известное из них Мурино – город откровенно депрессивный, хотя состоит из новостроек, и уже имеющий признаки криминального гетто. Вот цитата из питерских СМИ за апрель 2018 года: «Как пояснили 47news в ГУ МВД по Петербургу и Ленобласти, в связи с напряжённой криминогенной обстановкой в густозастроенных районах Кудрово, Новодевяткино и Мурино было принято решение проводить на системной основе патрулирование улиц». 

Инновация это пошла из Москвы. Как сообщается на сайте «Московские торги»: «Первые проекты развития района Некрасовка появились ещё в 2004 году. Тогда по заданию правительства столицы специалисты Института Генплана Москвы разработали проект планировки комплексной реконструкции района. На месте 2-, 3-, 4- и 5-этажных домов было принято решение возводить современные многоэтажки». Сейчас «Московские торги» называют Некрасовку «районом мечты» (для кого?), любовно презентуя очередной проект: «К числу многоэтажек нового типа принадлежит и жилой дом на 308 квартир, строительство которого уже началось. Как рассказал председатель Москомэкспертизы Валерий Леонов, согласована проектная документация на строительство трёхсекционного дома переменной этажности (25 – 15 – 15 этажей) по адресу: район Некрасовка, Люберецкие поля аэрации, кв. 14, корп. 6». 

Когда я побывал в Некрасовке в 2019 году, мне реально показалось, что ад если не здесь, то лет через 10 – 20 точно будет тут. Уходящие в небо и за горизонт бесконечные высотные дома, выстроившиеся рядами один за другим – и ничего другого. 

Но в столице всё же оказалось много сложностей, из-за чего застройщики ушли в область. 

Во-первых, в Москве банально не так много свободной земли, которую можно застроить. Может, после появления Новой Москвы что-то изменилось? Нет. По факту это всё равно не Москва, но при этом цены на землю там поднялись по сравнению с Подмосковьем. К тому же, сразу после присоединения к Москве началось переоформление земельных участков, документов на многие просто не оказалось, начали межевать заново и т.д. 

Отсюда, кстати, и идея реновации, состоящая в том, чтобы разом сносить целые старые кварталы столицы и массированно застроить освободившиеся площади… правильно, теми же натыканными вплотную друг к другу «человейниками» высотой 15 – 25 этажей. 

Во-вторых, аппетиты у московских чиновников опять же банально выше, чем у их подмосковных коллег. Когда мы читаем, что у семьи одного из заммэров Москвы нашли сразу с десяток огромных квартир в элитных жилых комплексах (не в «человейниках», нет, ими чиновники брезгуют) в центре столицы, как бы, выводы напрашиваются. 

В-третьих, после прихода Собянина к власти начались действия, хорошо известные по его предыдущему губернаторству в Тюмени – предыдущие договорённости с работающим в регионе бизнесом резко разорвали в одностороннем порядке. В итоге, застройщикам оказалось проще уйти в соседний регион – благо, просто перешёл МКАД и всё. 

В-четвертых, московские власти с 2012 года начали увлекаться урбанистикой, расширяя тротуары на городских улицах, вводя повсюду платные парковки для машин, расставляя взамен пункты аренды и парковки велосипедов (на окраинах не знали что с ними делать и использовали как скамейки), проводя велопарады (правда, пересесть на велосипеды это москвичей не убедило) и прочее. Делалось это отнюдь не от заботы о гражданах.  

Так получилось, что мне довелось бы погруженным в среду адептов велодвижения в тот момент, взаимодействовать с лидерами мнения (например, организатором тех же велопарадов Let’s bike it! Владимиром Кумовым, который произвёл на меня впечатление самовлюбленного до упоротости персонажа) и их заказчиками, и говорили последние весьма откровенно следующую вещь – власти Москвы где-то прочли, что для получения статуса одного из международных финансовых центров нужно развивать велодвижение. Так и началась дорогостоящая кампания по борьбе с автомобилистами в столице… 

Вам кажется, что это звучит бредово? Вы просто недооцениваете уровень компетентности наших чиновников в вопросах, выходящих за пределы выражения лояльности вышестоящему начальству и освоения выделяемых тем взамен бюджетов. 

В 2015 году мне довелось попасть на закрытое совещание, где обсуждалась подготовка Чемпионата по футболу 2018 года. И вот среди прочего встал вопрос – отремонтировать старый стадион в Калининграде или построить новый на островке посреди реки Преголи, что требовало больших расходов на сваи? И вот чиновники серьёзно стали обсуждать, что в 1945 году Калининград нам отдали только на 70 лет, и вскоре могут попросить обратно, так что оправданы ли такие вложения. Хотя никаких пунктов про сроки передачи СССР части территории Восточной Пруссии ни в Ялтинских, ни в Потсдамских соглашениях нет. 

Но вернёмся к «человейникам». Долгое время их строительство не встречало сопротивления по очень простой причине – застройщик, как правило, возводил высотки в чистом поле. Кому там протестовать? Нет, в начале 2010-х годов в Подмосковье случались конфликты, когда жившие на этом месте жители частных домов не хотели продавать свои участки застройщику, и тогда деревянные дома вдруг резко вспыхивали (как в Раменском), или когда строительство жилого комплекса предполагало вырубку какой-нибудь рощи, за которую вступались живущие рядом люди (как в Железнодорожном). Но и там, и там стройка обычно затрагивала уже обжитые места лишь «по касательной». 

А вот в посёлке городского типа Кратово строительство двух 9-этажных домов идёт прямо в черте существующей застройки, которая не поднимается в населённом пункте выше 4 этажей. Соответственно, обитатели соседних домов поднялись с прошлого года на бунт, собрав в том числе подписи о проведении референдума о запрете строительства домов выше 5 этажей в целом по всей Московской области. И в итоге достучались до областной Центральной избирательной комиссии. 

А вот чем кончится запрос в Московскую областную думу – вопрос интересный. Есть большие сомнения, что депутаты – а равно чиновники областного правительства – пойдут против интересов крупных застройщиков, с которых кормятся не первый год… 

Владислав Мальцев

Источник: zavtra.ru