Почему от россиян скрывают Стратегию Совета Европы по обеспечению прав ребёнка на период 2016-2021 г.г.?



Швабауэр А.В., кандидат юридических наук, эксперт Общественного Уполномоченного по защите семьи в СПб и ЛО.

2 марта 2016 г. Комитет Министров Совета Европы принял Стратегию по обеспечению прав ребенка на период 2016-2021 г.г. (далее – Стратегия СЕ).

5-6 апреля 2016 г. состоится Конференция в целях обсуждения механизмов ее имплементации в государствах – членах Совета Европы. 

Информацию о принятии Стратегии не сообщали в российских СМИ. Более того, нет официального перевода ее на русский язык. Текст Стратегии на английском языке размещен на сайте Совета Европы[1].

Анализ Стратегии показывает, что она направлена на разрушение института семьи, дальнейшее внедрение ювенальных технологий, растление детей, на погружение детей в виртуальную реальность. Может быть, поэтому ее от общества и скрывают.

1. Разрушение семьи.

Технологии уничтожения института в Стратегии отточены до предела. В п. 19 Стратегии прямо заявлено, что семья – это основной источник насилия: «Больше всего дети подвергаются насилию в семье». По данным Росстата в РФ лишь 0,02% детей подвергаются преступным действиям в семье. Другое дело, что авторы документов, подобных Стратегии СЕ, считают насилием родительский запрет, критику либо наказание, т.е., просто воспитание.

В Стратегии ребенок и взрослый приравниваются как субъекты права. В п. 4 сказано: «Дети в государствах-членах Совета Европы обладают полным набором прав человека, которые гарантированы … международными документами в области защиты прав человека». Планируется неуклонное внедрение установки «ребенок = взрослый». В п. 11 Стратегии указано: «Чтобы добиться того, что дети будут считаться в полной мере субъектами права, необходимы жесткая политическая воля, выделение достаточныхресурсов и полная информированность общества о правах детей».

Однако ребенок не может быть и не является «таким же» субъектом права как взрослый в силу интеллектуальной и психо-физиологической незрелости. Подобные установки нацелены на атомизацию ребенка, выведение его из структуры семьи и из послушания родителям. Создается правовой инструмент для разрушения традиционной иерархии в семье и обществе. Из установки «ребенок = взрослый» вытекает принцип обязательного участия «всех детей» в решении всевозможных вопросов. В п. 38 Стратегии сказано: «Совет Европы даст руководящие и методологические ориентиры, как внедрять принцип участия ребенка на практике систематически и во всех аспектах, которые касаются детей».

В п. 38 сказано: «СЕ окажет поддержку государствам-членам в использовании Механизмa CЕ для оценки участия детей (Child Participation Assessment Tool) как единого средства для оценки процесса реализации права детей на участие».

Так что будут созданы специальные механизмы для реализации желаний и капризов ребенка, а значит, для окончательного разрушения семейной иерархии. В этом плане весьма характерна книга шведского психиатра с 20-летним стажем Дэвида Эберхарда «Дети у власти. Чудовищные плоды либерального воспитания»[2]. Как отмечает Д. Эберхард, пропаганда «прав и компетентности детей» в Швеции привела к тому, что дети решают любые семейные вопросы (что купить, куда поехать, что кушать и т.п.). Родители напротив инфантилизируются, поскольку «правильно» в обществе только то, что хочет ребенок. Родитель лишается права слова в семье, поскольку в семье почти все вопросы «затрагивают» детей, а значит, должно быть реализовано их право участвовать в решении вопроса под угрозой вмешательства со стороны органов ювенальной юстиции. В итоге дети чувствуют себя королями и не дают адекватной оценки своим действиям. Д. Эберхард говорит, что родительская роль становится невыполнимой[3], общество напоминает тоталитарную секту, Швеция находится в миллиметре от безродительского общества, ибо родители лишаются своих функций. Завершает автор книгу словами, что в Швеции «лучший родитель – это тот, кто не имеет детей». Таков итог внедрения «права участия ребенка».

К главным проблемам для ребенка в Стратегии СЕ отнесена бедность. Причем, Стратегия СЕ рассматривает вопрос бедности именно «среди детей», отрывая тем самым детей от семьи (п. 12 Стратегии СЕ). При том что принципом Стратегии является «наилучшее обеспечение интересов ребенка» (п. 5), изъятие детей из семей исключительно по причине материальных проблем, которое уже входит в практику, может встать на поток.

Одной из серьезных угроз для детей в Стратегии прямо названа «невозможность играть и проводить досуг с другими детьми из-за нехватки средств» (п. 13). Раз уж это прямо названо «угрозой», то надо быть готовым к насаждению практики изъятия детей за ограничения в общении со сверстниками.

Согласно Стратегии планируется полный законодательный запрет телесных наказаний детей, в т.ч. родителями дома, под угрозой уголовного преследования «нарушителей».

Телесные наказания названы в Стратегии «насилием». Совет Европы трактует как насилие любую форму телесных наказаний, даже самых безобидных, а также т.н. «психологическое насилие», которым является родительская критика по отношению к ребенку и т.п. В Стратегии сказано, что «насилие» «может отражаться на потомках в течение нескольких поколений», а также «чревато последствиями для всего общества», «поэтому искоренение насилия в отношении детей является важнейшей правовой, нравственной и экономической задачей», «долгом».

В п. 18 констатируется: «Европейский Комитет по социальным правам также обнаружил, что некоторые государства-члены СЕ нарушают Европейскую Социальную Хартию, так как в этих странах нет четкого и юридически закрепленного запрета телесных наказаний». РФ относится к странам – членам Европейской социальной хартии (ЕСХ). Однако при подписании Хартии представителями российской власти делались не соответствующие реальности заявления о том, что ЕСХ не содержит норм, имеющих целью внедрение ювенальной юстиции. Оказалось, содержит. Запрет на телесные наказания – важная составляющая ювенальных технологий, поскольку позволяет с легкостью вмешиваться в абсолютно нормальные семьи, в которых применяются обсуждаемые меры наказания.

Согласно п. 47 Стратегии «СЕ определит конкретные проблемы на пути достижения всеобщего и повсеместного запрещения и ликвидации телесных наказаний и способы их решенияГосударствам-членам СЕ будет оказана помощь в проведении законодательной реформы, направленной на достижение полного запрета телесных наказаний». По п. 43: «Борьба с насилием над детьми требует комплексного стратегического подхода. Совет Европы будет содействовать искоренению насилия в отношении детей в любой среде». Так что можно ожидать серьезного давления на Россию в этом вопросе.

Для реализации т.н. прав ребенка на «позитивное воспитание» планируется «создание удобных и понятных ребенку, адаптированных для него механизмов и служб» (п. 43), а также «сетевого интерактивного инструментария на основе передового опыта для пропаганды воспитания без применения телесных наказаний» (приоритетное направление № 3). Так что Интернет будет переполнен информацией о ложных методах воспитания (диалоговое воспитание как «единственно правильный» метод, «партнерские» отношения с ребенком и т.п.).

Ложную уверенность авторов Стратегии во вреде любых телесных наказаний могли бы с успехом развеять работы российских психологов И. Медведевой и Т. Шишовой, которые научно доказывают обоснованность физических наказаний детей в определенных случаях. Приведем цитату:

«Что касается физических наказаний, то они применяются в тех случаях, когда не действуют слова. А не действуют они по разным причинам: одних людей захлестывают эмоции, и слова тонут в этом эмоциональном водовороте; другими овладевает такой сильный дух противоречия, что им словесные увещевания, как горох об стенку, а то и подливают масло в огонь. Особенно часто разум бывает слабее эмоций у детей. Чем младше ребенок, тем ярче это несоответствие выражено. Кора головного мозга отвечающего за сознание, формируется у человека довольно долго, и у дошкольника она еще в стадии формирования. Поэтому подкорка, отвечающая за сферу эмоций, впечатлений, не всегда может быть удержана под контролем разума.

Согласно учению академика И.П. Павлова, у человека есть первая и вторая сигнальные системы. Первая дает возможность воспринимать внешний мир через систему анализаторов, то есть органы чувств, и существует не только у человека, но и у животных. Вторая же, словесная или система речевых сигналов, присуща исключительно человеку. Только человек способен формировать отвлеченный от обстоятельств образ. Пока ребенок маленький, воздействие на его первую сигнальную систему бывает более продуктивным. Наши предки ничего не знали ни про кору, ни про подкорку, ни про две сигнальные системы, но эмпирический опыт, передававшийся из поколения в поколение, с успехом им эти знания заменял. Народная мудрость наказывать физически, пока дитя помещается поперек лавки, разве не соответствует куда более поздним научным открытиям?»[4].

С юридической точки зрения запрет на телесные наказания, которые не причиняют вреда жизни и здоровью ребенка, противоречит праву родителей на воспитание (ст. 38 Конституции РФ) и праву родителя действовать в соответствии со своими убеждениями (ст. 28 Конституции РФ).

Кроме того, не следует забывать, что в РФ 75% православных. При этом, «недвусмысленны свидетельства Священного Писания о возможности, а иногда и необходимости применения родителями в том числе и физических наказаний (Прит. 22:15; 23:13-14; 29:15; Евр. 12:6-11). О том же в своих наставлениях, посвященных воспитанию детей, неоднократно свидетельствовали и почитаемые Православной Церковью святые»[5]. Изменение законодательства РФ, навязываемое Стратегией СЕ, будет подталкивать детей к нарушению пятой заповеди: «Почитай отца своего и матерь свою», формируя отрицательное отношение к воспитательным (адекватным) мерам, принимаемым родителями. В этом смысле происходит нарушение нормы Конституции РФ о свободе совести и вероисповедания (ст. 28 Конституции РФ).

В результате подписания Стратегии СЕ усилится давление на РФ в целях принятия откровенно антисемейного закона о бытовом насилии. П. 49 Стратегии гласит: «Совет Европы будет настоятельно рекомендовать государствам-членам СЕ подписать, ратифицировать и действенно внедрять Конвенцию СЕ о предупреждении и борьбе с насилием над женщинами и с домашним (бытовым) насилием (Стамбульскую Конвенцию), в частности через работу Группы Экспертов по противодействию насилию над женщинами и домашнему (бытовому) насилию (GREVIO) с тем, чтобы защищать девочек от насилия на гендерной почве,предупреждать такое насилие, осуществлять уголовное преследование за это преступление и искоренять его, а также применять Конвенцию для защиты всех детей, пострадавших от домашнего насилия».

РФ будут принуждать к принятию антисемейных конвенций: по п. 55 «Совет Европы будет содействовать внедрению своих норм по семейному праву, в том числе новой редакции Европейской Конвенции об усыновлении детей, Европейской Конвенции об осуществлении прав детей и Рекомендаций Комитета Министров СЕ о медиации (примирении) в семейных спорах». Заметим, что Конвенция об усыновлении детей говорит о возможности усыновления однополыми парами.

Сильно будет содействовать вмешательству в семью органов власти п. 19 Стратегии, в которой продвигается тема«некомпетентности» родителей: «Многие родители нуждаются в помощи, чтобы выполнить свою роль в воспитании ребенка и обеспечении его прав».

Для обеспечения «равных прав детей» («без дискриминации) запланирована «подготовка специалистов по правам детей для альтернативной опеки» (приоритетное направление № 1). Так что появится еще больше «специалистов», заинтересованных в изъятии детей.

Планируется внедрение неких «процедур» по оценке «наилучших интересов» ребенка в делах об их изъятии, что явно усилит тенденции по изъятию детей. Так, по п. 55: «Особое внимание будет уделено процедуре оценки «наилучших интересов» ребенка в семейных спорах. Будет изучено, каким образом государства-члены СЕ могут внедрить законы, рекомендации и процедуры, в которых действительно придается первостепенное значение интересам ребенка в решениях об изъятии, месте проживания и воссоединении ребенка с семьей». Так внедряются государственные механизмы вмешательства в любые семейные споры.

По п. 22 Стратегии: «дети-мигранты в любом случае, даже если их сопровождают родители, подвергаются постоянному нарушению прав».

Подводится правовая база для изъятия детей из любых мигрантских семей. Не для этого ли в Европе стимулируются миграционные процессы?

Усилится антиродительская пропаганда. П. 41 Стратегии гласит: «Конвенция ООН о правах ребенка требует от государств принять все надлежащие юридические, административные, социальные и воспитательные меры для защиты детей от любых проявлений физического или психологического насилия». Исходя из приведенного положения Стратегии, можно сделать вывод о том, что государства будут заниматься воспитанием родителей. Это мы уже наблюдаем на практике (планы Министерства образования РФ по созданию родительского университета).

Для содействия выстраиванию ювенальной системы будет создан «специальный комитет по правам ребенка, подотчетный Комитету Министров Совета Европы» (п. 67).

 

2. Отказ от соразмерного наказания несовершеннолетних преступников под видом «дружественного ребенку правосудия».

По п. 53 Стратегии СЕ планируется активное внедрение ювенальной юстиции: «Совет Европы будет способствовать внедрению Руководящих Принципов СЕ по дружественному к ребенку правосудию, оказывая поддержку государствам-членам СЕ в развитии и совершенствовании доступности правосудия для детей».

В соответствии с п. 54 Стратегии предполагается дальнейшая либерализация наказания в отношении несовершеннолетних преступников: «Совет Европы будет оказывать поддержку и помощь государствам-членам СЕ, которые будут избегать применения к детям меры лишения свободы».

Согласно п. 17 «задержание детей-мигрантов и других детей в административном порядке и условия содержания под арестомвступают в серьезное противоречие с реализацией права детей».

При этом по Стратегии ребенком названо любое несовершеннолетнее лицо в возрасте до 18 лет включительно (п. 18).

Таким образом, делается установка на то, чтобы вне зависимости от тяжести преступления (даже если речь об умышленном убийстве лицом 16-летнего возраста), к нему вообще не должно применяться заключение.

3. Растление детей.

К базовым принципам Стратегии отнесено следующее правило: «Права ребенка распространяются на всех детей без дискриминации по какому-либо признаку. Все права должны быть предоставлены без какой-либо дискриминации, независимо от расы, цвета кожи, пола, … сексуальной ориентации, гендерной идентичности».

В п. 35 Стратегии сказано: «Чтобы противодействовать дискриминации, основанной на гендерной (половой) принадлежности, и отстаивать и способствовать формированию равноправия между мальчиками и девочками, Совет Европы продолжит борьбу со стереотипами и сексизмом, в том числе через СМИ, образование и воспитание». Последние годы «стереотипом» для Совета Европы стало естественное различие между мужчиной и женщиной, между взрослым и ребенком.

По п. 36 Стратегии «на основании Рекомендации Комитета Министров CM/Rec(2010)5 о мерах по борьбе с дискриминацией по признаку сексуальной ориентации или гендерной идентификации Совет Европы оценит необходимость проведения исследований о правовом положении ЛГБТ-детей и детей-гермафродитов по вопросу реализации ими своих прав».

Содомизация детей будет реализовываться также через п. 48 Стратегии «Совет Европы будет содействовать укреплению роли образования и просвещения в профилактике специфических форм насилия, таких как буллинг (издевательства и запугивание)в школе и на почве гомофобии,…».

Вопрос о просвещении детей о «правах» извращенцев ставится очень жестко. Это значит, что государства–участники обязываются к интеллектуальному растлению детей, внедрению в школах т.н. «гомосексуального образования».

По п. 45 планируется ежегодное общеевропейское празднование нового праздника –«Европейский День защиты детей от сексуальной эксплуатации и сексуального насилия», назначенного на 18 ноября. Этот день будет посвящен проведению разъяснительной работы в рамках кампании «Каждый пятый» (ONE in FIVE). Для несведущих: Совет Европы считает, что каждый пятый ребенок насилуется дома или в кругу близких детей.

Так что можно ожидать активного растления детей (распространение соответствующих печатных материалов) под видом защиты от сексуальной эксплуатации, приуроченной в 18 ноября.

Установка «каждый пятый» является такой же ложью, как «компетентность ребенка» и «некомпетентность родителя» и другие изобретения адептов нового мирового порядка.

Цифры насилия, который заявляет Совет Европы, не имеют никакой связи с реальностью. Даже в Швеции (стране с самым высоким уровнем преступлений сексуального характера) статистика числа заявлений по данному виду преступлений в отношении детей показывает не 20% («каждый пятый»), а 0,3%. Почувствуйте разницу!

Совсем уж бесчеловечные планы заложены п. 55 Стратегии: «Совет Европы будет действовать в интересах ребенка в контексте новых форм семьи и биоэтики, особенно в отношении суррогатного материнства и искусственного оплодотворения с привлечением донора». Так что ждать нам в случае имплементации Стратегии пропаганды извращенных форм зачатия и семейных отношений.

4. Погружение детей в виртуальный мир, подготовка почвы для чипирования детей.

В п. 21 Стратегии заявляется, что «доступность Интернета» и «компьютерная грамотность» - «аспекты прав ребенка на свободу самовыражения, на участие и на образование». Это приведет к тому, что ребенок любого возраста, которому не разрешают сидеть в Интернете, и не учат тому, как пользоваться Интернетом, будет под угрозой изъятия их семьи, поскольку родители якобыне исполняя своих обязанностей, не обеспечивают его права.

Согласно п. 39 Стратегии «будут введены дополнительные меры для того, чтобы донести до детей информацию об их правах через web-сайты, приложения, социальные сети, публикации и другие средства, удобные и понятные детям».

П. 58: «Совет Европы будет … содействовать укреплению и защищать права детей на отсутствие дискриминации, доступ к информации, свободу слова и на участие в цифровом пространстве».

Сказано, что Государства «принимают меры, чтобы дать детям знания и навыки, которые позволят им в полной мере использовать возможности информационно-коммуникационных технологий» (приоритетное направление № 5).

Права детей в информационной сфере, предусмотренные Стратегией, могут быть истолкованы таким образом, что отказ родителя от предоставления ребенку неких «средств коммуникации и приложений для планшетов» будет приводить к вмешательству в семью органов власти.

В этом смысле весьма характерен п. 59 Стратегии: «Будут разработаны руководящие принципы по выполнению в цифровой среде родительских обязанностей с ориентацией на соблюдение прав ребенка». То есть, любое отклонение родителя от определенных СЕ обязанностей будет угрозой для целостности семьи.

Мы является свидетелями подмены прав родителей в отношении ребенка, реализуемых по усмотрению родителей, «обязанностями», устанавливаемыми сверху. Такое грубое вмешательство в сферу частной жизни может быть квалифицировано как внедрение тоталитарных технологий регулирования семейной жизни.

В перспективе этот тренд может привести к тому, что при внедрении чипов для тела, дети, чьи родители будут отказывать в применении «новых ИКТ» (чипировании детей), будут изыматься из семьи под предлогом необеспечения их информационных прав и «наилучших интересов», поскольку определение последних берет на себя Совет Европы (п. 55).

Попутно заметим, что чипирование человека одобрено с этической точки зрения Заключением №20 Европейской группы по этике в науке и новых технологиях (в дальнейшем — ЕГЭ) от 16 марта 2005 года. Этот доку­мент называется «Этические аспекты имплантации в че­ловеческое тело средств информационно-коммуника­ционных технологий»ЕГЭ имеет особый статус и специальный мандат Евросоюза на свою деятель­ность. Ее заключения становятся основой для будущих законов, принимаемых Европарламентом.

В Заключении сказано: «Современное общество встало лицом к лицу с из­менениями, которым необходимо подвергнуть чело­веческую сущность. Вот очередной этап прогресса — в результате наблюдения с помощью видеонадзора и био­метрии, а такжепосредством внедренных в человеческое тело различных электронных устройств, подкожных чипов и смарт-меток,человеческие личности изменяются до такой степени, что они все более и более превраща­ются в сетевые личностиОни должны постоянно иметь возможность время от времени получать и пере­давать сигналы, разрешающие передвижение, привычки, и контакты, подлежащие отслеживанию и оценке.

В наших обществах тело — это сырьекоторое может быть изменено в зависимости от условий ок­ружающей среды. Возможности достижимых кон­фигураций несомненно увеличиваются, как и полити­ческие возможности, направленные на управление телом посредством технологий.

Комиссия считает, что имплантанты ИКТ сами по себе не представляют опасности для человеческой свобо­ды или достоинства...

Имплантанты ИКТ могут использоваться государственными властями, отдельными личностями и группами для усиления их власти над другимиИмплантанты могут быть ис­пользованы для определения местонахождения людей (и также для получения других видов информации о них). Это могло бы быть оправдано из соображений осуществления надзора (в случае досрочного освобож­дения заключенных) или из соображений безопасности (определение местоположения детей)».

В п. 60 Стратегии СЕ запланирован «общеевропейский проект по воспитанию ответственности и сознательности в Интернет-пространстве», «будут разработаны руководящие принципы и набор характеристик для определения цифровой грамотности и гражданской ответственности и предоставлены государствам-членам СЕ для использования в школах».

Таким образом, на обязательной основе все дети буду погружены в виртуальный мир. Это обеспечит, с одной стороны, их растление как аспект «безопасного пользования Интернетом». Например, информация о «возможных последствиях обмена интимными фото через электронные устройства» давно предоставлялась на детской горячей линии Великобритании (аналог детского телефона доверия в РФ), причем, в такой форме, чтобы спровоцировать интерес ребенка к такому «увлечению». Кроме того, глобальное погружение детей в мир виртуальной реальности обеспечит успех чипизации детей с психологической точки зрения (на это в РФ уже направлен школьный урок «Час кода», в котором рекламируется «человек, у которого в руку вшит чип»).

В заключающих положениях Стратегии СЕ (п. 69) планируется внедрение программы ООН по устойчивому развитию до 2030 г. (2015 г.). В ней в свою очередь предусмотрена «пропаганда этики глобального гражданства».

Все вышеприведенные положения Стратегии СЕ противоречат Стратегии национальной безопасности Российской Федерации (утв. Указом Президента РФ от 31 декабря 2015 г. № 683).

Так в п. 30 Стратегии нац. безопасности сказано: «Национальными интересами на долгосрочную перспективу являются … обеспечение … суверенитета, независимости». В п. 30 указано на необходимость «сохранения и развития культуры, традиционных российских духовно-нравственных ценностей». В п. 76 Стратегии отмечено, что «стратегическими целями обеспечения национальной безопасности в области культуры являются сохранение и приумножение традиционных российских духовно-нравственных ценностей как основы российского общества…». По п. 78: «К традиционным российским духовно-нравственным ценностям относятся приоритет духовного над материальным, защита человеческой жизни, прав и свобод человека, семья,созидательный труд, служение Отечеству, нормы морали и нравственности,…».

Однако Стратегия СЕ, несмотря на красивые лозунги, в общем и целом направлена на слом традиционного общества, института семьи, на уничтожение нравственности, и на разворот в сторону «глобального общества».

В заключение отметим, что прошлая Стратегия СЕ в области защиты прав ребенка на 2012-2015 г.г. (СМ (2011)171), принятая 15 февраля 2012 г., вылилась для России в первый откровенно ювенальный внутринациональный документ - Национальную стратегию действий в интересах детей на 2012 - 2017 годы (Указ Президента РФ от 1 июня 2012 г. № 761), против которой поднялась широкая протестная реакция в обществе.

Однако сравнение предыдущей Стратегии с вновь разработанной показывает, что прошлая Стратегия была «цветочками», одарив Россию такими антисемейными вещами как «ранее выявление семейного неблагополучия», «всероссийский детский телефон доверия», «социальное сопровождение семьи» против воли ее членов и т.п. «Ягодки» ювенальной юстиции и растления детей вырастут на почве новой Стратегии СЕ. Сейчас планируется разработка внутрироссийской Стратегии «действий в интересах детей» на очередную пятилетку. Необходимо принять все возможные меры к тому, чтобы Россия воспрепятствовала имплементации новой Стратегии СЕ, имеющей откровенно антисемейный характер.


[1] https://rm.coe.int/CoERMPublicCommonSearchServices/DisplayDCTMContent?
documentId=09000016805a9206

[2] Eberhard D. Kinder an der Macht. Die monstroesen Auswuechse liberaler Erziehung. Koesel Verlag, 2015. Книга издана в 2013 г., в 2015 вышел перевод на немецком языке.

[3] Eberhard D. S. 173, 188, 254.

[4] Медведева И., Шишова Т. «Родители и дети. Конфликт или союз?». Рязань, 2012. С. 258, 259.

[5] Позиция Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства по проекту федерального закона «О внесении измнений в Уголовный кодекс РФ» // http://pk-semya.ru

Источник: ivan4.ru



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.