Осенне-ковидное обострение и ненависть к СССР


Последние пару недель в социальных сетях обострилась тема ненависти к советскому прошлому. Иных персон буквально корёжит от личных воспоминаний — мелькают пыточные камеры (sic!) школьной стоматологии, унылость школьных мероприятий, пионерлагерная муштра и перекошенные физиономии алкоголиков, буквально преследовавших рассказчика в детстве. Ощущение, что прорвало какую-то психологическую канализацию, и подсознание сделало фортель — оно подсунуло удобного, точно козёл отпущения, виновника — своё же советское детство.

Ни с того, ни с сего дама, писавшая годами о котиках и дачных растениях, вдруг взрывается мемуарной вульгарщиной, повествуя, как у неё украли ГДР-овские носки в пятом классе, а седьмом — избили гопницы на дискотеке. Мужчина предпенсионного возраста разражается длиннющим текстом о поездках с матерью и тёткой в Москву за колбасой, которую не продавали в его городке, затерявшемся меж Тульской и Рязанской областями. «И так каждые выходные!» - горестно подытоживает солидный дядечка, нынче имеющий дом-хоромы в том же самом городке, а работающий среди «зажравшихся москвичей».

Звенят истерические нотки, припоминается выдуманный и почти стивен-кинговский ужас тёмных подворотен, загаженных подъездов, воняющих овощебаз. Дочь инженеров повествует, как её презирали в элитной школе и ставили тройки за то, что она осмелилась учить английский в компании мажорных тварей. Ей поддакивают в комментариях: мол, да, училась во французской школе, больше трояка не получала - за несоответствие фирменно-упакованной, дышащей баббл-гамом, компании одноклассников. Опа! В те годы бытовала школьная форма! Откуда же «фирма» на уроке?! Тётка принимается отчаянно бредить, что в их супер-вау-международном заведении форму отменили в 1985-м. Прошу назвать номер, уже из интереса, — мадам отправляет меня в «бан».

Следуют чудовищные описания доступной и - тошнотворной пищи — нечто однообразно-картофельное, с репчатым луком и куском ржавой сельди. «И это, если учесть, что папа имел хорошую зарплату, а мама тоже не сидела дома!» - рыдает блогерша... 1985 года рождения и всем становится ясно, что она попутала временные рамки и приняла «святые-девяностые» за «кровавый Совдеп». Но возникает вопрос: почему же столь буйно заколосился антисоветский делирий именно этой осенью? До того были сполохи, нынче же — ярое пожарище высказываний, текстов, видеороликов на Ютубе. 

Кто-то начнёт убогую конспирологию насчёт «мильёна грантов от Госдепа». На деле всё сложнее и — грустнее. Я уже упомянула о психологии и «замещении». Как ни прискорбно, очередная ковид-истерия с неутешительной хроникой событий заставляет хомо-сапиенса находить внятный раздражитель. Тревога и ненависть при отсутствии чёткого объекта создаёт фон для полнейшего выгорания — вплоть до заболеваний (и это будет не странноватый ковид, а нечто пострашнее).

Человек автоматически переключается на предметы и явления, давно забытые и лежавшие под спудом три десятка лет, а то и больше. Кошмары гипертрофируются, украшаются деталями, как новогодняя ёлка — игрушками, и ...билет на Ёлку в Кремль, который (якобы!) дали сыну директора, а не автору «мемуар-маразма» высказывается, как личный приговор советскому режиму. Итак, плохой-враг-сволочь найден, растоптан постфактум и — мозги не так сильно взрываются. Лично у меня других объяснений нет!

Галина Иванкина

Источник: zavtra.ru