«Нам придется всё культурологически переосмыслить»



Технологические процессы становятся все быстрее. Один из возможных сценариев будущего – симбиоз человеческого мозга и искусственного интеллекта. Насколько реальна эта перспектива и какими возможностями обладают российские компании в области развития высоких технологий, «Умной Стране» рассказал Максим Григорьев, экс-руководитель центра финансовых технологий в ЦБ РФ, сооснователь консалтинговой и тренинговой компании IT Expert, партнер Московской школы коммуникаций MACS­.

«Умная страна» (УС): В своей презентации факультета цифровой трансформации MACS вы говорили, в том числе про технологическую сингулярность, а у этой теории есть не только приверженцы. Насколько она состоятельна?

Максим Григорьев (МГ): Технологическая сингулярность - это достаточно объективная вещь, я не представляю, что должно произойти, чтобы этого не случилось. Логика очень простая: для того, чтобы развиваться, улучшаться и улучшать технологии, нам требуется много времени, иногда, целые поколения.

Когда искусственный интеллект станет сильным и универсальным, он сможет не хуже нас выполнять всю нашу работу, в том числе развивать и совершенствовать себя, технологии, что угодно. Но на самом деле для того, чтобы он начал эволюционировать, он даже не должен быть универсальным. Уже сейчас существует реальный пример, когда нейронные сети создают и тренируют другие нейронные сети. Был пример, когда нейронная сеть научилась играть в Го, не зная правил, просто тренируясь, проходя поколения и играя сама с собой.

Технологическая сингулярность – теория, согласно которой в 40-50 годах 21 века, технологический прогресс станет настолько быстрым, что выйдет из под контроля человека. Это произойдет из-за искусственного интеллекта и самовоспроизводящихся роботов. Одним из возможных выходов считают интеграцию человека и компьютера.

Так вот, когда появится искусственный интеллект, который может самостоятельно эволюционировать, сравнимый по мощности с дизайнером систем искусственного интеллекта, то цикл бесконечно ускорится. Он сможет тут же создать новое поколение, ему не понадобится для этого много времени. Понятно, что наш мозг и наш интеллект не развиваются с такой скоростью. Тут то и возникнет сингулярность, за границей которой мы очень быстро получим супер-интеллект.

УС: Какие опасности предполагает технологическая сингулярность, и работают ли над их преодолением в России?

МГ: Один из возможных позитивных сценариев – это интеграция человека и искусственного интеллекта через нейроинтерфейсы, в США этим занимается Илон Маск, например. В России идут работы в рамках дорожной карты АСИ (Агентство стратегических инициатив – ред.)/НТИ (Национальная технологическая инициатива - ред.) - Нейронет. Это сложный процесс, нам придётся всё культурологически переосмыслить. Меньшее из всех зол – это симбиоз человека и искусственного интеллекта (машины). Другая версия уже из области «Матрицы», когда искусственный интеллект захватит и поработит человека и придёт к выводу, что это абсолютно ненужное звено эволюции. В целом, это вызов, с масштабами которого человечество не сталкивалась давно, если вообще когда-либо сталкивалось.

 

Современные процессоры производятся с использованием 14 нанометрового техпроцесса, это значит что размер транзисторов в таких процессорах 14 нанометров. Чем меньше размер транзисторов, тем больше их помещается на кристалле, меньше тепловыделение, выше производительность и энергопотребление процессора.

По некоторым данным, российский производитель микропроцессоров, компания МЦСТ сможет производить 14 нанометровые процессоры только к 2020 году.

_______________________________

УС: Выходит, что технологическое развитие России зависит от других государств?

МГ: Да, многие технологии, тот же блокчейн, выглядели бы идеально в условиях однополярного или бесполярного мира, реальность же скорее стремится к увеличению самостоятельных полюсов силы. Взять хотя бы технические сложности: чтобы сеть легально работала и использовалась для легальных операций, требуется единая криптография. У нас свои внутренние стандарты и ГОСТы. Сейчас развернуть эту сеть даже на пространстве ЕАЭС сложно, не говоря уже про глобальную сеть. По сути, блокчейн - это история про дезинтермедиацию, отсутствие посредников. В результате его развития не только посредники и регуляторы, но и государства были бы не нужны.

УС: Стоит ли нам опасаться санкций? Что будет, если России перестанут продавать вычислительное оборудование?

МГ: Это будет проблема. Во времена СССР был комитет, КОКОМ, который регулировал и ограничивал экспорт высоких технологий в Советский Союз. Обходили этот комитет, воровали решения, даже наша военная отрасль могла пользоваться нелегальными программными библиотеками с Запада.

И еще раз, для развития нужен рынок потребления. В Китае, например, всё намного проще, они действительно активно импортозамещаются, создают новые решения, но у них есть внутренний рынок. Для нас же это проблема. Выход один - создавать свой рынок, сопоставимый с глобальными. Если есть желание, воля и люди, которые могут это реализовать, его можно создать этот рынок в течение нескольких лет.

УС: На каком этапе сейчас находится государственное регулирование технологии блокчейн в России?

Криптовалюта, криптотехнологии – это движение всемирное и круг вопросов глобален. Ещё полтора года назад нам в пример ставили Японию, США, европейские страны, в которых криптовалюта легализована или, как минимум, не запрещена. А в конце прошлого года многие страны ввели законы, которые систематизируют или ограничивают оборот криптовалют, после того, как они начали влиять на финансовую стабильность, стали заметны в общем потоке. Их начали регулировать. В США ICO привязаны к законодательству о ценных бумагах и, выходя на ICO, вы должны выполнить все требования, которые регулятор предъявляет к эмитенту ценных бумаг. В общем, вольница и анархия прекращаются.

Россия идет похожим путем. В Госдуму внесен законопроект, который фиксирует необходимые понятия, вводит сущность – цифровой актив. Также рассматривается законопроект о регулировании ICO. После того как мы определимся с сутью этого явления, появятся легитимные сущности, многое встанет на свои места.

УС: Как скоро стоит ожидать первые законы?

МГ: Есть поручение президента, к середине года должны появиться законы о регулировании криптотехнологий. Еще месяц потребуется для того, чтобы регуляторику выстроить, я не думаю, что поручение будет нарушено.

УС: Центробанк может взять на себя роль регулятора?

МГ: Это сложный вопрос. Эта тема обсуждается Министерством финансов и ЦБ, окончательного решения ещё нет. В принципе, Банк России доказал, что может эффективно выступать в роли мегарегулятора, так что этот вопрос вполне может быть в области его компетенций, учитывая, что финансовые технологии – это заметный фактор как развития финансового рынка, так и источник новых рисков.

УС: Есть ли в России производство роботов, которые заменят человека на производстве?

МГ: Сложный вопрос. Насколько я знаю, недавно в Сколково прошла выставка роботов. Мы движемся хорошими темпами, благо есть такая возможность, наши проекты в области робототехники тоже достаточно успешны, даже получали на конкурсах премии. Конечно, это вопрос зрелости нашей технологической базы, и здесь нужно очень много сделать. Особо точные манипуляторы делаются ещё за границей. Лидары, которые нужны, чтобы роботы функционировали и самоуправляемые машины ездили. Это серьезная проблема, но в целом сценарий прорыва возможен, потому что производство уходит в цифру, появляется концепция цифровых двойников, цифровых фабрик, и сейчас для того, чтобы наверстать упущенное, требуется намного меньше времени. Но нужно помнить, что в производстве кремниевых продуктов, микросхем, процессоров очень большой объём накопленной интеллектуальной собственности находится у компаний по типу Qualcomm и Intel. Наши дизайн центры микроэлектроники не имеют такого объема наработок, насколько я знаю.

_______________________________

Лидар – прибор, который анализирует расстояние до объектов при помощи света, областей применения много, в том числе беспилотный автотранспорт, промышленные роботы, изучение атмосферы, геодезия и пр.

_______________________________

УС: В технологическую эпоху робот заменяет на производстве человека. По некоторым данным, роботы и искусственный интеллект могут заменить 50% работников. И если раньше ВВП практически напрямую зависел от количества людей, населяющих страну, то с внедрением последних технологий потребность государства в человеке становится меньше. Как трансформируется роль профессионала в цифровую эпоху?

МГ: Ранее уже были высказывания, что когда случилась революция «синих воротничков», ничего страшного не произошло, люди никуда не делись. На самом деле произошло. Есть целое исследование, посвященное успешности людей по ряду показателей: по доходу, по благополучию в семье, по успешности детей. Те, кто подвергся революции «синих воротничков», очень сильно пострадали. Это отражает официальная статистика по количеству неполных семей, людей которые попали в тюрьму. Та же самая проблема должна будет случиться у «белых воротничков».

При поиске решения этой проблемы появилась идея, что человек начнет заниматься творчеством, будет играть на лютне, найдет, чем заняться. Это тоже утешение слабое – нейросети научились писать музыку и стихи не хуже людей. Конечно, может остаться место для hand made вещей.

Потом решили, что проблемы никакой нет, государство просто должно обеспечить безусловный минимальный (базовый - УС) доход, чтобы люди, которые остались без работы могли жить и даже получать удовольствие от этой жизни.

_______________________________

Безусловный базовый доход – концепция, согласно которой, государство будет выплачивать каждому гражданину определенную сумму денег.

_______________________________

Но, люди маргинализируются, если у них отсутствует какая-то великая цель. Это серьёзная проблема. Был очень интересный доклад Римского клуба в конце прошлого года, ведущие умы анализировали текущую ситуацию и пришли к выводу, что капитализм с его основной идеей не работает. Ближе социальное государство или даже коммунистическое. Вспомните, «от каждого по способностям, каждому по потребностям» или по труду. Так вот, именно по потребностям.

Государство должно взять на себя функцию по установлению социальной справедливости. Чтобы сверхприбыль не получали предприниматели и владельцы бизнеса с роботами, а деньги и ценности распределялась среди населения. Но важно создать мотивацию и систему новых целей для людей.

У нас здесь потенциально большие перспективы, нам не нужно коренным образом ломать капиталистическую систему, она у нас по факту ещё не создана. Но останется огромная проблема – мотивация людей. Мотивационный аспект личности во многом обусловлен уровнем образованности, способностью к самообразованию и, что важнее, непрерывному образованию и совершенствованию.

Автор Константин Скляров

Источник: umstrana.ru





войдите VkontakteYandex
символов осталось..


Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.