Мутация терпимости


16 ноября вся прогрессивная общественность отмечает День Толерантности.

Само это понятие вошло в нашу жизнь где-то в 90-х, и поначалу означало нечто вполне приемлемое и позитивное, а конкретно – терпимость к недостаткам других. Понятие недостатков для нас, при этом, было сформировано недавней советской действительностью и включало в себя почти библейские понятия. Мы привыкли быть терпимы и снисходительны к людям слабым, обременённым физическими и умственными недостатками, к людям обиженным, оступившимся и, желательно, раскаявшимся. Нас давно приучили к тому, что национальность и цвет кожи никоим образом не могут служить поводом для преследования….      

Всё это было понятно и, в общем, ничто не предвещало неприятностей. Однако сквозь прозрачность оконной занавески проглянул полный лукавства лик Джозефа Овертона. И вот, специально обученные в западных грантовых ВУЗах люди, тихо, спокойно, избегая излишней навязчивости и не совершая резких движений, стали приучать нас сначала к тому, что список простительных недостатков гораздо длиннее. Сначала, под видом приемлемого инакомыслия, мы должны были смириться с убеждениями людей, которые ненавидят нашу Родину, а потом и с открытым, публичным выражением этой ненависти. Мы принялись смущённо улыбаться и прятать взгляд в ответ на откровенные оскорбления и унижения того, что всегда было нам дорого – победы отцов и дедов, вера предков, будущее наших детей. Постепенно в списке стали появляться позиции, которые в недавние времена вполне справедливо служили поводом для госпитализации или привлечения к уголовной ответственности.

Спустя некоторое время, дополнительные отклонения и недостатки стали объявляться нормой. Но самое страшное наступило тогда, когда они над нормой возвысились. Возвысились настолько, что патриотизм, нормальное отношение к церкви, традиционная сексуальная ориентация и консервативное отношение к семье стали превращаться в предмет издевательств и вызывать глум. В отдельных случаях, приверженность ещё совсем недавно привычным ценностям стали служить поводом для судебного преследования.         

Происходило всё это очень постепенно. Либерально-ориентированные недоумки, вскормленные и укреплённые западными НКО, уверенные в неизбежной своей победе, не торопились и играли «в длинную». Первый тревожный «звоночек» прозвучал для меня, когда случайно просматривая телепередачу о Тверском Суворовском военном училище, я увидел вдумчивое повествование некого воспитанника, отличника боевой и политической подготовки. Среди мужества, отваги, стойкости и прочих положительных качеств, которые воспитанник приобрёл за время обучения в СВУ, он с гордостью указал… толерантность.

Толерантность.

То есть, в программе подготовки русского военного человека, с самых младых ногтей прививается чувство терпимости к всевозможным извращениям, мерзостям и отклонениям.

Наука смириться и быть правильно толерантным доносится населению посредством никем и ничем не контролируемого интернета. Российский его сегмент сегодня до отказа заполнен русофобией, «революционным» словоблудием, популяризацией ЛГБТ сообществ,  «Синими китами», призывающими к суициду и запрещённого в РФ АУЕ с пропагандой криминального образа жизни. Неспешно и убедительно внушается, что весь этот мрак – совершенная норма и даже больше. В это убеждение вкладываются огромные силы и огромные деньги. Отравленные посевы ежедневно дают заражённые всходы и плоды. Бороться с этим уже очень сложно, но возможно и необходимо. 

- Должна быть какая-то параллельная интернету реальность, – считает писатель Захар Прилепин, - литературная, культурная, премиальная – какая угодно, в которой истинная ценность вещей будет утверждаться экспертным сообществом. Интернет – это просто анархия в самом низком понимании этого слова.

Руководитель партии ЗА ПРАВДУ – один из немногих лидеров общественного мнения, непрестанно привлекающих внимание к создавшемуся положению. По его мнению, давно следовало направить возможности государства на разумные ограничения в области разрушающей пропаганды, разгул которой был порождён пресловутой толерантностью.  

В ряде своих интервью писатель подчёркивает, что странным образом избирательная «свобода слова», безраздельно царящая в России, последовательно подводит людей к разделению чуждых ценностей, к тому типу мировоззрения, которое необходимо для тотального управления извне.

По мнению Захара Прилепина, речь должна идти именно о введении в стране цензуры, при этом необходимо выстроить такую цензурную сетку, которая обеспечит уверенное «отсечение» губительного контента при доступности полезной информации. 

Олег Морянин

Источник: zavtra.ru