Молодёжный форум «Территория смыслов на Клязьме»



Президент России провёл встречу с участниками смены «Молодые учёные и преподаватели в области IT-технологий». Обсуждались актуальные вопросы развития информационно-коммуникационной отрасли.

Перед началом встречи Владимир Путин осмотрел выставочный павильон форума, где ознакомился с различными IT-проектами.

Форум проходит с 13 июля по 28 августа во Владимирской области. Его программа состоит из шести тематических смен, которые объединят около шести тысяч докторов и кандидатов наук, аспирантов, магистров и специалистов в возрасте от 18 до 30 лет. Среди лекторов, экспертов и почётных гостей «Территории смыслов на Клязьме» – представители российской науки, органов власти, крупных исследовательских фондов, а также видные политические и общественные деятели.

Ведущая: Владимир Владимирович, здравствуйте! Приветствуем Вас на Всероссийском образовательном форуме «Территория смыслов на Клязьме»!

Для нас всех это достаточно волнительный момент – сегодня у нас фактически первый полноценный образовательный день первой смены. Поэтому для нас очень знаково, важно и очень приятно, что этот день ознаменовался Вашим приездом к нам. Поэтому спасибо Вам огромное, что нашли возможность приехать. (Аплодисменты.)

Перед нами сегодня 900 преподавателей, аспирантов, учёных в сфере IT-технологий, ребята, которые живут этой темой, развивают её в нашей стране, планируют связывать с ней свою жизнь. Поэтому я надеюсь, что наша встреча будет для Вас интересна, а для нас – тем более. Спасибо Вам большое.

В.Путин: Вам спасибо за приглашение.

 

Прежде всего хочу вас поздравить с хорошей погодой, надеюсь, что она вас будет сопровождать, что не будет холодины такой, которую мы в европейской части наблюдали в последнее время, и самое главное, желаю, чтобы эти встречи прошли с пользой.

Мы сейчас беседовали с организаторами этих мероприятий. Думаю, очень полезно будет вам и друг с другом поговорить, посмотреть на достижения друг друга, что греха таить, обзавестись хорошими, полезными связями, посмотреть свои перспективы на будущее и сформулировать какие‑то задачи перед нами, проблемные вопросы поставить, с тем чтобы и вы, и мы – и Правительство имею в виду, и руководство регионов – как единая команда работали над решением главной задачи – над развитием страны как инновационной, современной державы.

Поздравляю вас с началом форума.

Ведущая: Тогда можем перейти сразу к вопросам?

В.Путин: Да, конечно. Давайте только так. Вы здесь публика специфическая очень.(Смех.) Мне с вами будет непросто, поэтому я прошу сразу заранее меня извинить, если скажу что‑нибудь невпопад. На самом деле мне бы хотелось от вас послушать какие‑то идеи, предложения, с тем чтобы мы могли их иметь в виду и учесть при реализации наших планов.

Ведущая: Пожалуйста. Можно начать с вопроса от представителя нашего Совета смены.

Вопрос: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Я рада приветствовать Вас на этом форуме. У меня возник такой вопрос. Вы недавно посетили саммиты БРИКС и ШОС. И в связи с этим мне интересно, во‑первых, обсуждались ли на этом саммите вопросы развития интернет-технологий?

И, во‑вторых, в последнее время очень много говорят о том, что Россия в силу качественных IT-мозгов может в ближайшее время стать сильной осью в разработке программного обеспечения и стать действительно альтернативой Соединённым Штатам.

Скажите, пожалуйста, как Вы считаете, нужно ли поддерживать конгломерацию со странами БРИКС и ШОС, чтобы добиться высоких результатов в максимально быстрые сроки? Спасибо.

В.Путин: Мы всегда гордились нашей математической школой, и гордились по праву. Но прежде всего я хочу вам сказать, что мы никогда не должны почивать на лаврах. Мы должны объективно анализировать всё, что происходит в важнейших и перспективных отраслях знаний, науки, образования, экономики. И базовые вещи, такие как математика, другие составляющие IT-технологий, – мы должны, во‑первых, за ними очень внимательно не следить, а развивать их, опираясь на всё самое лучшее, что есть, было у нас, и на самое лучшее, что появляется в мире. Поэтому никакого зазнайства по поводу того, что у нас самые лучшие IT-мозги, у нас не должно быть. Но у нас есть здесь конкурентные преимущества абсолютно точно, и мы должны их использовать.

Разумеется, мы должны работать со всеми странами мира, в том числе и со странами БРИКС. Вы все хорошо знаете, как соответствующие технологии развиваются, скажем, в Индии (и там это всё развивается в значительной степени уже на собственной базе), как много внимания этим направлениям деятельности уделяет Китай. Там это больше, наверное, уже государственная инициатива, тем не менее и частные компании перехватывают.

Повторяю ещё раз, у нас есть все возможности быть на мировом уровне. И нам не нужно создавать никому альтернативу. Мы в этом смысле не должны догнать и перегнать кого‑то. Мы знаем, что мы можем. И мы должны двигаться вперёд на основе всего того, что у нас есть, что наработано в контакте со всеми странами, в том числе со странами БРИКС. Будем брать самое лучшее и двигаться быстрее, чем наши конкуренты.

Л.Антонов: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Антонов Лев, Владимирский государственный университет.

Огромное спасибо, что нашли время в своём очень плотном графике, чтобы к нам приехать.

Я знаю, что 25 июня Вы подписали закон о преференциях отечественному программному обеспечению. И тема импортозамещения программного обеспечения из‑за рубежа сейчас очень активна и очень важна для нашей информационной безопасности, потому что складывается такая ситуация, когда наш потенциальный враг имеет прямой доступ к нашей инфраструктуре и в определённый момент могут случиться некоторые нехорошие ситуации. Такие ситуации уже были, как мы знаем, в частности в Крыму: у некоторых интернет-пользователей возникали проблемы с доступом к некоторым ресурсам. Visa и MasterCard отключали свои транзакции для некоторых компаний, фирм. На подлётах к аэропорту очень часто возникают проблемы с GPS, тоже слышали. То есть, таким образом, одна страна, будем её так называть, может в определённый момент выключить рычажок, и мы останемся без очень важной инфраструктуры, от которой очень многое зависит. А тот посыл, который Вы в прошлом году сделали насчёт импортозамещения, такое ощущение, не очень качественно выполняется, потому что большинство оборудования и программного обеспечения по‑прежнему закупается за рубежом.

В связи с этим вопрос. Как Вы видите сейчас эту ситуацию? В какое время, за какой период она будет решена? И кто этим должен заниматься?

В.Путин: Вы знаете, во‑первых, давайте мы не будем говорить о врагах, давайте будем говорить о конкурентах, оппонентах. В словах тоже есть определённая динамика, но лучше воздерживаться от крайностей. Но, безусловно, по сути Вы правы.

Конечно, мы были уже свидетелями того, что наши конкуренты, оппоненты пользуются своими преимуществами, пользуются нашей безалаберностью, можно сказать, и доверчивостью и современные формы воздействия используют в политических целях, в ходе политической борьбы. Разумеется, мы должны об этом думать, мы думаем об этом. И дело даже не в этих ограничениях и санкциях, о которых мы сейчас так часто говорим, а в том, что внедрять свои собственные программные продукты и так называемое «железо» мы должны по определению для собственного высокотехнологичного развития. Если мы хотим быть современной страной, имеющей перспективы, мы всё равно должны это делать. Мы делали это, может быть, не так быстро, как хотелось бы, но ограничения просто подтолкнули нас к активизации работы по этому направлению. Поэтому закон, о котором Вы упомянули, говорит о программном продукте. Имеется в виду, что наши государственные и муниципальные заказчики, компании с госучастием должны прежде всего закупать российские продукты. Если есть наши аналоги, то должны наши покупать, если нет аналогов, тогда могут закупать иностранные.

Разумеется, Вы правы, конечно, так называемое «железо» в значительной степени производится за рубежом. Должны будем делать и это. То есть мы не должны будем делать, мы делаем это. Конечно, потребуется время. У нас существует, как вы знаете, ряд стратегий, Стратегия информационного общества и ещё два-три основополагающих документа, на основе которых мы будем вкладывать деньги и государственные, и деньги государственных компаний в развитие всех составляющих этого процесса. На вопрос, сколько времени, наверное, никто из здесь сидящих ответить не может. И я тоже не могу. Но то, что мы будем делать, это совершенно очевидно, будем двигаться.

Вопрос: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

В контексте того, что здесь собрались преподаватели, хотелось бы спросить, какие перспективы ждут молодых преподавателей в университете с учётом того, что на текущий момент у доцента (должность, Вы знаете, я думаю) зарплата составляет всего лишь 16 тысяч рублей? А для того чтобы выживать, доценту приходится брать очень большую нагрузку, что идёт, соответственно, в ущерб образованию студентов. Спасибо.

В.Путин: Если Вы когда‑нибудь обращали внимание на мою биографию, видимо, заметили, что я тоже работал в университете, был помощником ректора Петербургского университета. И как живёт преподавательское сообщество, университетское, я знаю не понаслышке. Хотя и не так долго там проработал, но всё‑таки представление у меня об этом есть.

Что касается уровня заработных плат, то, конечно, хотелось бы и больше. Вы сказали, что приходится перегружать себя дополнительными нагрузками. Это значит, что всё‑таки возможность заработать есть.

Что можно сказать? Хотелось бы, конечно, чтобы основная заработная плата была повыше. Мы будем к этому стремиться. Вы знаете, что у нас есть соответствующие планы ежегодных повышений. Вопрос в чём? Первое, чтобы это не «выстреливало» на рынке труда по сравнению с другими видами деятельности, чтобы не было перекосов в оплате труда. И второе, в оптимизации работы в высшей школе.

У нас на одного преподавателя сколько сегодня приходится студентов? А сколько должно быть в соответствии с принятыми ранее решениями? Сколько у нас людей, которые занимаются преподаванием и основным видом деятельности? А сколько занимается обслуживанием?

Много и других всяких составляющих: сколько у нас платят за землю, сколько платят за всякие второстепенные вещи, вместо того чтобы сосредоточить ресурсы на повышении уровня заработной платы.

Знаете, в некоторых средних учебных заведениях, когда мы переходим на новые формы оплаты труда и управления процессом в области среднего образования, да, нагрузка где‑то увеличивается. Но сразу в процентах, причём в существенных процентах, растёт и уровень заработной платы преподавательского состава. У нас есть планы развития образования, высшей школы. Вы знаете о них. В определённые годы мы должны выйти на определённый уровень – до 200 процентов по сравнению со средней заработной платой в регионе. Мы к этому и будем стремиться. Это в соответствии с указом от мая 2012 года. Конечно, в современных условиях нам это непросто сделать, но приоритет этот остаётся.

Вопрос: Здравствуйте. Я аспирант Томского политехнического университета. Есть ли у государства долгосрочная программа развития IT-сектора в нашей стране? И если есть, могли ли бы Вы сказать, в каком направлении нам следует идти. Спасибо.

В.Путин: Я уже упоминал о том, что у нас есть стратегия, стратегия развития информационного общества. Вообще всё началось, по‑моему, с 2002 года, что ли, я не помню, когда была принята программа, которая называлась «Информационное правительство». А потом две-три стратегии: «Информационное общество», «Информационное государство», или как она там называется, во всяком случае, есть несколько основополагающих документов, в которых изложены программы действий Правительства Российской Федерации. И, соответственно, часть работы перекладывается на регионы. Мы по этим программам и будем действовать. Но кроме этого наши крупные компании с государственным участием, практически все, имеют свои программы развития IT-технологий.

Мы сейчас, только что были на выставке. К сожалению, многие из них до сих пор пользуются услугами западных партнёров, хотя появляются весьма эффективные и даже лучшие, чем западные аналоги. Мы будем очень внимательно за этим следить. И вот тот закон, о котором здесь коллега упоминал, будем внедрять в практическую деятельность наших компаний с госучастием.

А там, я боюсь ошибиться, но до 2020-го или 2025 года из разных источников предполагается на одну из этих программ истратить очень приличные деньги – свыше 600 миллиардов рублей.

Вопрос: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Меня зовут Михаил, я из города Красноярска. Работаю учителем в школе.

На данный момент довольно много молодых людей, которые зарегистрированы в социальных сетях, причём иностранных, либо игровых сервисах таких, как Steam, Battle.net, Facebook и так далее. Получается, что эти иностранные компании обладают довольно большим объёмом персональных данных этих людей и также различных каких‑то поведенческих метаданных этих людей. И в случае обострения отношений с иностранными государствами мы можем получить такую ситуацию, что эти люди получат персонифицированные сообщения, даже неизвестно, от кого они будут посылаться. Они могут дезинформировать молодых людей, в частности школьников (они не до конца понимают всей сути проблемы), они могут в некоторой степени даже вербовать на какую‑то другую сторону этих людей. У меня такой вопрос: принимаются ли какие‑то меры по ограничению в этой сфере деятельности? Спасибо.

В.Путин: У нас, вы знаете, отношение к этой проблеме очень осторожное. Мы считаем, и я считаю лично, что ограничения должны быть минимальными. Они должны быть связаны исключительно с защитой интересов общества в целом. Связьнадзор у нас может только по четырём основаниям заблокировать сайт: это детская порнография, технология суицидов и распространение, изготовление наркотиков. Ещё есть четвёртая позиция, связанная с решениями судов по отдельным категориям.

Но в целом, конечно, общество вправе и должно себя защищать. Во многих европейских странах уже предпринимаются необходимые действия. Я про Китай не говорю – отдельная тема, там государство достаточно строго следит за этой сферой. Но в Германии, в Великобритании вводятся достаточно серьёзные ограничения.

Мы никаких других ограничений не планируем. Вы знаете, мне представляется, что для того, чтобы защитить наших людей, особенно молодых людей, от неблагоприятного или даже враждебного, что вполне возможно, влияния, нужно не запрещать что‑либо читать, смотреть или слушать, а нужно самим активно продвигать нашу позицию. С тем чтобы люди наши были подготовлены к получению любой информации и могли жёстко, своевременно, красиво и талантливо ответить. И я часто вижу, что так и происходит.

Д.Ушаков: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Ушаков Дмитрий, Белгородский государственный университет.

У меня такой вопрос. На сегодняшний день в СМИ всё чаще пробегает информация о различных кибератаках. Либо это спецслужбы США за российскими компаниями шпионят.

В.Путин: Все вы что‑то про врагов, про атаки какие‑то. (Смех в зале.)

Вопрос: Либо, как «Лаборатория Касперского» заявила, что планируется массивная атака на smart-телевизоры. Собственно говоря, они также говорят, что любое устройство, подключённое к интернету, является уязвимым.

Вопрос: как нам воспринимать среду интернета – либо как угрозу, либо как площадку для новых возможностей? Как Вы думаете? Спасибо.

В.Путин: Но Вы‑то сами знаете ответ на этот вопрос.

Нобель ведь свои деньги для будущей Нобелевской премии начал собирать после чего? После того, как изобрёл динамит. В динамите очень много полезных свойств, но это разрушительное изобретение.

В мирном атоме огромные перспективы для развития человечества и огромная угроза. Всегда так, всегда есть плюсы и минусы, положительные и отрицательные стороны, движение вперёд, так всегда было.

Помните, когда изобрели автомобиль? «Какой ужас, он ездит со скоростью 20 километров в час! Кошмар!» Все так пугались. Но теперь никто не боится. Электромобили животным наносят, кстати, урон большой, потому что бесшумно ездят, но и животные привыкнут скоро к этому.

Это понятно, ответ ясен, что есть и плюсы, и минусы. И конечно, без этого сегодня просто невозможно представить себе общество, развитие государства невозможно представить. Но есть и угрозы. Сейчас только коллеги спрашивали, несколько вопросов было, я на это отвечал. Надо их купировать, надо заранее думать, общество должно ограждать себя от этих угроз. Конечно, эта анархия, анонимность полная – они далеко не везде уместны. Если человек защищает свою позицию, надо делать это открыто, прямо. Чего здесь бояться‑то? Кто прячется? Тот, кто чего‑то боится.

По поводу возможных атак на какие‑то технические устройства, не знаю, как насчёт телевизоров, или о чём Вы сказали, но на Касперского самого, на компанию, атаки были, причём на международном уровне. И я вам могу сказать, что это способы недобросовестной конкуренции с использованием политических ресурсов. Мне даже пришлось на одной из встреч на самом высоком уровне об этом говорить. Это никуда не годится. Когда наши компании, в том числе, наверное, присутствующие здесь представители этих компаний, добиваются лучших успехов – казалось бы, наши партнёры, которые всё время на протяжении десятилетий вдалбливают или пытаются нам вдалбливать азы рыночной экономики – о том, что она вне политики, она открыта, – но нет, ничего подобного, используют политические рычаги, не пускают на рынок. Больше того, когда «Лаборатория Касперского» и некоторые другие наши компании больше преуспели, продвигают свои продукты на рынки третьих стран, в том числе обеспечивая безопасность, скажем, банковских учреждений и даже военных ведомств, на них уже выходят с требованиями сотрудничать. Это никуда не годится. Мы пока помалкиваем, но ещё об этом скажем.

Вопрос: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Меня зовут Алексей. Мы с командой разработали «флеш-сейф», это «бесконечная» флешка, и собираемся продавать его по всему миру. Смысл в том, что это обычная флешка, только файлы хранятся в «облаке» и очень надёжно в России. Мы общались с Министром связи. Он сказал, что поможет нам выйти в ритейлерские сети. Мы планируем в сентябре – октябре примерно, если на рынке России продавать, а по миру мы онлайн её будем продавать.

Вопрос следующего характера. Если у нас закончатся свои собственные ресурсы, можем ли мы рассчитывать на то, что государство нам поможет получить доступ к оборудованию, у которого будет возможность выдержать высокие нагрузки?

В.Путин: Какое это оборудование?

Реплика: Оборудование для хранения файлов, грубо говоря. Пользователи будут обращаться к файлам.

В.Путин: Давайте поговорим. Вы же с Министром в контакте, да?

Реплика: Нет. С Министром связи – в смысле он сказал написать ему «ВКонтакте».

Реплика: Он был у нас в гостях.

Реплика: Он приходил сюда просто. Мы здесь с ним общались.

В.Путин: Я имел в виду не сеть «ВКонтакте». Вы с ним в прямом контакте?

Реплика: Прямого нет, только через «ВКонтакте». (Смех.)

В.Путин: Пойми его, что он говорит.

Реплика: Я имею в виду, что я его в друзья ещё не добавил, а телефона его у меня нет.

В.Путин: Ну ладно, мы с Вами в контакте, думаю, это тоже неплохо. А я с Министром поговорю, чтобы он Вам помог воспользоваться, если потребуется, соответствующими техническими возможностями наших крупных компаний, в Академии наук, ну и в некоторых наших других ещё учреждениях есть возможности. Пустят ли они Вас туда, я не знаю, но, во всяком случае, можно попробовать с ними побеседовать на эту тему. Но сейчас‑то эта помощь Вам не нужна, насколько я понимаю.

Реплика: Пока нет необходимости, но настанет момент. Мы планируем занять 5 процентов от рынка обычных флешек, мы с ними собираемся конкурировать, их 20 миллионов в год завозится в Россию, по данным Росстата. Первую партию реализовать в миллион штук примерно. Когда потребность в оборудовании, в том, чтобы…

В.Путин: …продолжить работу, расширить это.

Реплика: Да, продолжить работу, потому что масштабирование нужно будет, тогда…

В.Путин: Дайте мне то, что Вам нужно будет.

Реплика: Хорошо. Как я Вам передам?

В.Путин: Пишите «ВКонтакте». (Смех.)

Ведущей передайте. Так надёжней.

Н.Веденеев: Здравствуйте! Веденеев Никита, аспирант второго года обучения, Владимирский государственный университет.

В наше время IT-технологии внедряются повсеместно. Недавно я столкнулся с такой ситуацией, что мне делали операцию на левом локтевом суставе, приходилось сдавать много различных анализов в различных клиниках. В связи с этим, на мой взгляд, целесообразно создать базу данных, в которой бы хранились все эти анализы, был бы прямой доступ к истории болезни и так далее.

В связи с этим мой вопрос. Даже если эта база будет создана, как, Вы думаете, будет осуществляться подготовка кадров для работы с этими базами? Всё‑таки врачи – это врачи.

В.Путин: И что? (Смех.)

Н.Веденеев: Они должны заниматься своей прямой деятельностью.

В.Путин: Знаете что, врачи, безусловно, должны заниматься своей прямой деятельностью, но им совершенно не чужды современные способы организации своей работы.

Мы с вами знаем, наверняка вы слышали об этом, о дистанционной медицине. Это же используется самым активным образом, и базы данных используются, и накопление идёт нужной информации в самых разных областях нашей жизни, деятельности, в том числе и в медицине.

Я уверен, сейчас не могу сказать наверняка, но если бы сейчас здесь была Вероника Игоревна [Скворцова], Министр здравоохранения, то она бы нам точно привела примеры, где такая работа уже организована, и не только на уровне Министерства здравоохранения. В Министерстве здравоохранения это есть точно. Но эта работа организована и в рамках крупнейших наших федеральных медицинских центров, и онкологического центра, и по сердечно-сосудистым заболеваниям, и так далее. Это уже внедряется и на региональном уровне. Поэтому эта работа идёт.

Вопрос в том, чтобы улучшить её качество, на какой‑то новый уровень выводить. Если у Вас будут конкретные предложения по организации этой работы, давайте попробуем их реализовать.

А.Золотов: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Меня зовут Артём Золотов, я преподаватель Владимирского государственного университета.

Существует такое мнение, что самые лучшие экономики характеризуются активностью использования в них информационных технологий. И в связи с этим множество зарубежных компаний пытается перетянуть наши лучшие кадры. И это им успешно удаётся.

На что стоит надеяться тем, кто не собирается покидать нашу страну? И даёт ли государство какие‑то гарантии, что через пять, десять, а может быть, и 15 лет такая специализация, как IT-технологии, будет востребована в нашей стране?

В.Путин: Есть у нас в народе очень много всяких хороших поговорок, пословиц, и одна из них очень прагматично звучит: «Рыба ищет там, где глубже, а человек, где лучше». А если говорить современным языком, то рабочая сила всегда востребована там, где находит для себя наилучшие условия применения. И надо просто быть не ура-патриотами, говорить: «Нет, оставайтесь здесь, никуда не уезжайте. Кто уехал, тот негодяй и предатель». Ничего подобного. Мир огромен, страна наша свободна. И человек имеет право жить и работать там, где он хочет.

Я жил за границей пять лет, жил в достаточно благоприятной среде, и всё‑таки я всегда чувствовал себя чужим. Знаете, я не вкладываю в это слово ничего плохого. Но жить в среде своего языка, в среде родной культуры, иметь удовольствие общаться с друзьями очень дорогого стоит, как у нас говорят. Конечно, мы все должны подумать о том, чтобы человек мог найти условия своего наилучшего применения у себя на родине. Это непростая задача. Но она, безусловно, перед нами стоит. И мы будем её решать, если мы хотим иметь будущее. Знаете, это на первый взгляд только звучит так пафосно, на самом деле так оно и есть.

У нас огромные планы по развитию страны, огромные планы по развитию экономики. Я сейчас не буду говорить о тривиальных вещах – «Программа-2020». Мы говорим всё время о том, что мы должны быть инновационной и современной экономикой. Вот мы и будем это делать. Когда мы говорим об импортозамещении, я уже упоминал об этом, дело не в том, что мы хотим быть лучше или не хуже, чем другие, мы просто должны развиваться. И ограничения, о которых мы уже упоминали, просто подтолкнули нас к этому. У нас и без этого существовали планы развития IT-технологий, биологии, когнитивных наук и так далее. Это требует определённого времени. Но и сейчас уже в силу различных программ, которые мы реализуем, скажем, так называемые мегагранты (не знаю, слышали об этом или нет), в рамках этих программ многие наши специалисты возвращаются, работают здесь, берут аспирантов, ведут интересные темы.

Я сейчас не буду вдаваться в детали, их много: и лабораторная база, техника, жилищные условия и так далее, много очень проблем. «Через пять лет все будут жить «в шоколаде». Нет, через пять, через десять, да и вообще такого «шоколадного» периода никогда не наступает, всегда чего‑то не хватает. Это очень хорошо, потому что всегда есть к чему стремиться. Но я уверен, просто уверен, что люди, которые занимаются таким интересным, перспективным делом, каким вы здесь занимаетесь, собравшиеся в этом зале, безусловно, будут чувствовать себя хозяевами жизни в хорошем смысле этого слова у себя дома.

А.Назаров: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Александр Назаров, Тамбовский государственный университет имени Г.Р.Державина.

У меня следующий вопрос общего характера. В связи с тем, что современные информационные технологии не могут существовать без беспроводной и проводной передачи данных, вообще удалённой, каковы, на Ваш взгляд, перспективы развития этих видов связи в нашей стране?

В.Путин: Думаю, что и та, и другая формы или вид связи имеют право не только на существование, но имеют и будущее. Специальная связь, конечно, может быть надёжно защищена и в беспроводном варианте, но в проводном пока надёжнее. В то же время и беспроводная связь может быть надёжно защищена. Огромная территория, огромное количество населённых пунктов. 200 человек, 250 человек, 10 человек, у нас же маленькие есть, и везде люди должны чувствовать себя не хуже, чем в крупном населённом пункте.

Один из важнейших элементов современной цивилизации – это наличие связи. У нас сегодня SIM-карт на 100 миллионов больше, чем граждан Российской Федерации. Это значит, что очень многие граждане России имеют как минимум два сотовых телефона. У нас очень активно развивается этот рынок. Думаю, что так будет и дальше.

И я бы здесь не делил на проводную и беспроводную связь. Связь будет развиваться, и мы будем всячески этому способствовать.

А.Лугинин: Добрый день, Владимир Владимирович!

Меня зовут Антон Лугинин, я из Уральского федерального университета.

Все мы знаем Вас как человека своего дела, который им буквально горит, у которого страсть в глазах.

В.Путин: Дай Вам бог здоровья. Спасибо большое.

А.Лугинин: И Вы за своё дело – как за собственного ребёнка, это для Вас детище. Занимаетесь этим Вы уже на протяжении долгого времени.

Здесь собралась аудитория, в которой ребята сейчас на распутье. У них есть множеств вариантов, куда пойти, какую дорогу выбрать. Можете Вы что‑нибудь подсказать, где взять это вдохновение? Где взять силы, энергию, чтобы выбрать действительно стоящее дело, заниматься им и приносить максимальную пользу?

В.Путин: Знаете, чем надо заниматься? Чем хочется. Правда. Если человек чувствует, что он занимается любимым делом, скорее всего он там и добьётся максимальных результатов. Если человек чувствует, что он самореализуется, занимаясь этим делом, там он и будет успешным. Это может быть деятельность врача, педагога, это может быть деятельность военного или представителя вашей «касты», так скажем, IT-технологий. Если человек чувствует, что он получает удовольствие от этой работы, – это самое главное.

У меня один знакомый художник. А там большая конкуренция. Когда я спросил одного своего знакомого: а как такой‑то? – он сказал: да красит чего‑то там. То есть человек сидит, красит и даже денег особенно не зарабатывает, но он настолько погружен в эту деятельность, он получает огромное удовлетворение от того, что он делает. Или доктор, который Вашему коллеге локоть чинил. Если человек получает удовольствие от своей работы, от того, что он людям помогает, то тогда такого человек ждёт успех неизбежно.

Б.Пякилля: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Я аспирант и ассистент Томского политехнического университета Пякилля Борис Иванович.

У меня следующий вопрос. Сейчас существует дефицит абитуриентов в технических вузах. Это связано с тем, что падает интерес у школьников к информационным технологиям. Есть ли возможность реализовать федеральную программу, которая бы создала некоторые научно-технические кружки либо факультативы, связанные с робототехникой, с искусственным интеллектом на базе существующих школ и лицеев?

И вопрос, тоже связанный с этим, насчёт повышения имиджа профессии молодого учёного и программиста. Как возможно повысить этот имидж? С помощью средств массовой информации, например, либо с помощью кинематографа. Ведь известно, что в советское время было множество прекрасных фильмов о профессии инженера, учёного. Люди, посмотрев эти фильмы, «зажигались» этой идеей, поступали в технические вузы. Это прекрасные фильмы о Королёве, о множестве наших известных физиков.

Я считаю, что это очень важная тема сегодня, которая позволит нашей стране и вообще нашему образованию сделать некоторый рывок, прорыв в текущих условиях.

Спасибо.

В.Путин: Я думаю, что Вы правы. Конечно, если государство хочет видеть успех на каком‑то направлении, то оно должно создавать стимулы для людей, которые могли бы заняться этим нужным для государства видом деятельности. В данном случае IT-технологии, безусловно, к таким видам деятельности относятся.

И должен признать, что всё‑таки у нас, к сожалению, мало пока таких продуктов в масс-медиа и в кинематографе, которые бы говорили о тех людях, которые действительно крайне нужны стране, их работа крайне нужна стране. Здесь я могу только развести руками, задуматься и с коллегами поговорить на эту тему. Первое.

Второе, по поводу того, чтобы как‑то в школьные программы это внедрять. Вы знаете, я уже говорил о биологии, о когнитивных науках, ещё много современных, очень важных направлений исследований и деятельности – за что ни возьмись, всё самое главное. И как мы только начнём перегружать программу, так всё – считай, загубили ребёнка. Поэтому я не беру на себя смелость говорить, что нужно как‑то менять, вторгаться сейчас в школьную программу. Это всё‑таки дело тонких специалистов в области знаний, в области психологии ребёнка и так далее.

Мне кажется, Вы ошибаетесь, когда говорите о том, что интерес низок. Интерес к инженерным специальностям растёт. У нас в среднем, если мне память не изменяет, в прошлом году да и в позапрошлом где‑то 4,4 заявления на одно место по инженерным специальностям. Интерес молодых людей, абитуриентов к инженерным специальностям растёт. Согласен с Вами в том, что нужно предпринять дополнительные усилия, в том числе и вне рамок школьной программы, для того чтобы продвигать именно этот вид деятельности. Согласен с Вами.

М.Лаптенок: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Меня зовут Марк Лаптенок, я фотограф и преподаватель фотографии.

Мой вопрос будет связан с дистанционным образованием, с дистанционным обучением. Очень короткая предыстория. Несколько лет назад, когда я стал заниматься своим любимым делом – фотографией, – я выучил английский язык, чтобы изучать её за границей, но дистанционно. Поэтому когда я приобрёл квалификацию, то я решил, что людям, которые не имеют возможности говорить на английском языке, изучать, было бы важно получить доступ к высококвалифицированным знаниям – о фотографии, например. И сейчас я это направление развиваю.

Скажите, как Вы относитесь к дистанционному образованию? Считаете ли Вы, что это перспективное направление для развития России? И будет ли дистанционное образование поддерживаться на уровне государства?

В.Путин: Конечно. Считаю, что очень важно, и обязательно будем поддерживать. Более того, Ваш покорный слуга был инициатором компьютеризации сельских школ в своё время.

Я исходил именно из огромности нашей территории и большого количества малых населённых пунктов, из трудностей с сохранением всех школ в малых населённых пунктах – имея в виду, что маленькая школа стоит столько же, сколько большая, а если по себестоимости брать, она намного дороже для бюджета всегда обходится. Но там, где они необходимы, их всё равно надо сохранять, я всегда из этого исходил. Но дистанционное образование, безусловно, крайне важно для такой страны, как наша. И будем обязательно его поддерживать.

А.Столяров: Здравствуйте!

Александр Столяров, Волгоградский государственный университет.

Скоро, 1 сентября, вступит в силу закон о персональных данных. В связи с этим крупные IT-компании и стартап-сообщества испытывают сложности. Скажите, пожалуйста, будут ли приняты меры…

В.Путин: Сложности испытывают? Какие?

А.Столяров: Сложности, например, по соотношению цена – качество. Дело в том, что наши облачные решения ещё не могут сильно конкурировать с европейскими облачными решениями.

Скажите, пожалуйста, будет ли смягчение закона или его отсрочка?

Спасибо.

В.Путин: Знаете, у нас не только в этой области, а практически во всех областях, когда соответствующие решения принимаются, скажем, в области экологии, мы слышим: мы пока не готовы, это будет дороговато для нас, давайте перенесём. Мы так переносим, переносим, переносим… Можно подумать и на эту тему. Первое.

Второе. Ведь этот закон был принят, и участники этого сегмента рынка знали о том, что он принимается, наверняка принимали участие в обсуждении, что‑то слышали об этом, и тем не менее оказались не готовы. Но всё равно можно подумать над этим. Давайте я с Правительством поговорю – у меня буквально завтра-послезавтра встреча с Правительством, – пообсуждаем, я перед коллегами этот вопрос поставлю.

Но есть ещё один момент, о котором я хотел бы сказать. Скажем, при госзакупках товаров и услуг предложение российского продавца товаров и услуг может быть на 15 процентов дороже, чем иностранного. Это уже преимущество.

Давайте подумаем, какие можно было бы создать преференции ещё для отечественных производителей товаров и услуг в этом сегменте.

И откровенно Вам скажу, я сейчас не готов профессионально Вам ответить, как я считаю, готов этот сегмент рынка к конкуренции или нет. Мы послезавтра с коллегами обсудим на Правительстве.

Н.Кайзер: Никита Кайзер, федеральный проект «Новые лица».

В настоящее время любой гражданин, зарегистрированный на портале государственных услуг, может проголосовать на специальном сайте за общественную инициативу. И если она получила поддержку 100 тысяч человек, то направляется на рассмотрение в Государственную Думу.

Но в некоторых странах, в том числе из‑за роста интернета и вовлеченности людей в него, уже можно голосовать и на выборах, в том числе через интернет.

Как Вы считаете, в перспективе в России возможно ли проведение голосования на выборах через интернет? И что для этого нужно было бы?

В.Путин: Во‑первых, Вы говорите: в некоторых странах, где интернет распространён. А где он распространён больше, чем в России? По‑моему, число пользователей интернетом в России больше, чем где‑либо в Европе. У нас почти 50 процентов – 47 процентов – населения пользуются интернетом. А если взять определённый возрастной сегмент от 18 до какого‑то возраста, то и 60 с лишним, под 70 процентов. Поэтому у нас интернет очень распространён.

Но можно ли через интернет голосовать? А почему нет? Понимаете, это серьёзный вопрос. Сейчас мы говорили о защите, коллеги некоторые ставили вопрос о защите данных. Работают целые специальные компании по защите. Кроме «Лаборатории Касперского» и другие есть у нас специалисты, которые в этой сфере работают, и успешно. Надо с ними обсуждать, обсуждать с Центральной избирательной комиссией, с депутатами Государственной Думы. Я в целом ничего против не имею. Я считаю, что это было бы неплохо.

В.Осетров: Владимир Владимирович, меня зовут Виктор Осетров, город Казань, инженер программного обеспечения.

Российские высококвалифицированные инженеры, математики востребованы во всём мире. Некоторые из них в силу целого ряда причин покинули нашу страну в 90-е, в начале 2000-х и работали в Кремниевой долине или где‑то ещё. Сейчас в стране активно развиваются технические отрасли, в том числе набирают популярность информационные технологии. И возникает потребность в высококвалифицированных специалистах, особенно с международным опытом, в частности в системе образования.

Скажите, пожалуйста, какую политику ведёт Правительство по возвращению наших кадров обратно в Россию, которые хотят возвратиться, способны возвратиться, хотели бы работать в России и имеют российский паспорт?

Спасибо.

В.Путин: У нас нет на этот счёт вообще никаких ограничений. У нас, особенно в 90-е годы, совсем сложно было в стране. Многие уехали, не только программисты, но и, скажем, сколько артистов уехало, тренеров, спортсменов. Я к этому отношусь очень спокойно и не склонен здесь что‑то нагнетать. Многие сейчас хотят вернуться. Возвращаются. Тем, кто возвращается, – добро пожаловать. Но каких‑то специальных преференций людям, которые уехали, а сейчас возвращаются, только за то, что они решили вернуться, государство создавать не будет. Оно может создавать преференции, но только за заслуги.

Мы говорили, я уже упоминал об этом, о так называемых мегагрантах. Приличные деньги даются учёному под конкретный проект, под идею. Он приезжает, создаёт группу из студентов старших курсов или аспирантов, молодых учёных и эту тему ведёт. И у нас в стране реализует результат своей деятельности. И среди них, среди получателей мегагрантов, есть очень крупные учёные, в том числе выходцы из бывшего Советского Союза или из России. И мы рады их видеть. Но только за то, что человек вернулся, он не может претендовать на какие‑то дополнительные «коврижки» и привилегии.

А в целом мы будем, конечно, стремиться к тому, чтобы высококлассные специалисты возвращались к нам домой, на Родину. Будем этому способствовать и будем только рады.

Ю.Иваник: Добрый день, Владимир Владимирович!

Меня зовут Юрий Иваник. Я приехали из Краснодара, из академии ИМСИТ, студент.

У меня такой вопрос. Задавали вопрос по поводу импортозамещения. Я знаю, что МЦСТ, если не ошибаюсь, разработала процессор по архитектуре «Эльбрус-М», но в данный момент она доступна только некоторым институтам и, по‑моему, некоторым военным. Такой вопрос: будет ли она доступна гражданским или она так и останется как оборонная часть?

В.Путин: Вы знаете, любые открытия, достижения, разработки в военной части для нужд обороны и безопасности рано или поздно всё равно становятся достоянием гражданских отраслей производства и гражданской жизни. Интернет же с этого начинался. Спецслужбы разработали 30 лет назад, а потом начали внедрять. Сначала для переписки в Штатах, а потом шире и шире.

А атомная энергетика как появилась? Сначала сделали атомную бомбу, а потом всё остальное пошло.

В космос как люди полетели, как начали осваивать межпланетное пространство? Над чем работали? Над средствами доставки ядерного заряда – вот над чем работали. И Королёв над этим работал, между прочим, прежде всего, а уже потом все гражданские программы. У нас и сейчас есть. Мы ещё наших партнёров и конкурентов «обрадуем» нашими новейшими разработками в области обороны и безопасности. Но то, что мы покажем, мы не будем хранить вечно тайно, так или иначе будет использоваться в гражданских отраслях.

И эта тоже, конечно.

Д.Голиков: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Я Даниил Голиков, студент Ростовского колледжа связи и информатики.

У нас по всему миру сейчас появляются такие места, как хакспейсы. Это места, где люди собираются, придумывают и разрабатывают свои первые проекты. Собираетесь ли Вы поддерживать как‑либо создание таких лабораторий именно у нас в России?

В.Путин: Вы знаете, я когда‑то инициировал создание Агентства стратегических инициатив. Давайте я поговорю с ребятами, которые там работают, а Вы с ними свяжетесь и посмотрите на этот сегмент работы. Это совсем уже, что называется, из народа, и там точно, наверняка могут быть очень интересные, красивые, перспективные идеи, требующие поддержки. Я обязательно скажу об этом Агентству стратегических инициатив. Там молодые люди работают, достаточно успешные и сумевшие организовать работу по поиску талантов в стране по самым различным направлениям деятельности. Пригласите их сюда, ладно?

Ведущая: Хорошо. Спасибо.

Вот молодой человек в третьем ряду. Вы вставали.

В.Путин: Пожалуйста, вот Вы здесь поднимались уже, до Вас микрофон не дошёл.

Вопрос: Здравствуйте, уважаемый Владимир Владимирович!

Меня зовут Михаил, я из Пензы.

В первую очередь спасибо большое за эту возможность. У меня сразу два вопроса, если можно. Но они очень короткие и очень простые.

Первый вопрос заключается в следующем. В России на данный момент постепенно внедряется и развивается система так называемых электронных паспортов. На Ваш взгляд, в чём главный смысл перевода на цифровой формат паспортных данных всех граждан РФ?

В.Путин: Сейчас, сразу отвечу: легче, надёжнее и проще для людей. И надёжнее для государства. Фальсифицировать сложнее.

Реплика: Понял. Хорошо, спасибо.

И вытекающий из этого вопрос. На Ваш взгляд, дальнейшее развитие данной системы не послужит ли мощным стимулом к развитию системы электронного денежного оборота? И тем самым впоследствии приведёт к отмене системы оборота наличности?

В.Путин: Вы что имеете в виду – электронные деньги или именно расчёты?

Реплика: На мой взгляд, электронные деньги в конечном итоге имеют под собой общие основания с электронными расчётами.

В.Путин: Не совсем. Это не совсем так, потому что интернетные электронные деньги – там есть некоторые вопросы, я сейчас не буду углубляться, чтобы время не съедать, – ничем не обеспечены. Вот в чём всё дело. Это самая главная проблема. Они ни к чему реально не привязаны и ничем не обеспечены. Но в целом как единицей расчёта – как они называются, коины или ещё как‑то – ими можно пользоваться, они всё шире и шире распространяются. Как какой‑то эквивалент в каких‑то сегментах расчёта, наверное, возможно. Мы с Председателем Центрального банка об этом говорили. Я знаю позицию нашего Центрального банка. Она очень обоснованная, профессиональная, спокойная. Мы ничего не отвергаем. Но, повторяю, есть серьёзные, реальные, фундаментальные проблемы с серьёзным, широким использованием. Во всяком случае, сегодня.

Что касается расчётов, то, конечно, внедряются и будут внедряться. Мы и «пластик» национальный делаем, российский. Уже сделали. И он будет распространяться. Уверен, что мы будем, особенно в рамках упоминавшегося здесь сообщества БРИКС, внедрять.

Я уже говорил, японцы сделали национальную платёжную систему. И постепенно она вышла за национальные границы. Также и Китай сделал национальную расчётную систему, она постепенно тоже выходит за национальные границы. Сколько китайцев по всему миру ездит? А сколько наших туристов? Да у нас только в Турции в прошлом году было 4,5 или почти 5 миллионов туристов. Я уверен, что при таком огромном количестве выездов за границу в Турции можно будет рассчитываться и нашими картами. Постепенно, спокойно мы договоримся с партнёрами также и в других регионах мира. Это требует времени, определённых усилий и вложений. Мы будем идти по этому пути.

А.Башук: Добрый день, Владимир Владимирович!

Меня зовут Алексей Башук, я юрист в сфере индивидуальной собственности из Курска.

Хотел бы поинтересоваться у Вас следующим вопросом. Как мы знаем, сфера IT-технологий является достаточно важным сектором российской экономики. Действующая российская правовая система обязана должным образом регулировать возникновение, создание, оборот, использование индивидуальной собственности.

В связи с этим возникает ряд вопросов. В частности, какие в связи с этим, на Ваш взгляд, стоят сегодня задачи перед российскими юристами? На что стоит обратить внимание учёным-правоведам в своих учёных исследованиях и практической деятельности? А также: нужна ли инноваторам поддержка со стороны юристов? Могут ли юристы, оказывающие поддержку инноваторам, в свою очередь рассчитывать на поддержку со стороны государства?

В.Путин: Могут.

Поддержка есть? Конечно, и поддержка есть. Смотрите, сейчас мы только что говорили, коллега задавал вопрос про виртуальные деньги либо про расчёты электронным способом. Всё это нуждается в правовой защите: и первое, и второе – да всё что угодно. Защита персональных данных, всё, что связано со свободой в интернете или с тем, чтобы защитить людей от непрошеного вмешательства в их личную жизнь, допустим, связано со злоупотреблениями и так далее. А что касается интернет-торговли, сколько там вопросов и проблем…

Вы говорите об интеллектуальной собственности. Если Вы занимаетесь этим профессионально, знаете, что у нас очень хорошая традиция по защите интеллектуальной собственности. Тем не менее при появлении каких‑то новых технологических, технических элементов всегда возникает масса вопросов, связанных с регулированием.

Что такое современный – да любой – прогресс? Он порождает новые общественные отношения, а эти общественные отношения нуждаются в регулировании с помощью норм права. И здесь, конечно, очень многое нужно будет сделать. Сейчас, наверное, мы с Вами не определим прямо по пунктам: первое, второе, третье, пятое, десятое, – да это и невозможно, потому что по мере появления всяких инноваций и новых возможностей появляется и необходимость регулирования. Поэтому здесь поле деятельности безграничное и очень интересное. Я Вас поздравляю, это интересно.

Е.Чернышова: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Меня зовут Елизавета Чернышова, Медицинский университет «РЕАВИЗ», город Самара.

Уже шла речь о медиках. И я бы хотела спросить, как Вы считаете, возможно ли внедрить компьютерные технологии федеральной программой в обязательную программу обучения будущих врачей и специалистов в частности, в узком смысле?

В.Путин: Это должны вы сами определить. Мне кажется, что это уже применяется. Неужели не применяется никаких программ при обучении медицинских специалистов? Вы покачали головой, но я знаю по примеру своих близких, что применяются. Может быть, в каких‑то элементарных вещах, но и то они только на первый взгляд в медицине кажутся элементарными. Ну а всё, что связано с генетикой, допустим, с биологией? А то, что лежит на стыке медицины, химии, биологии, генетики – как там без применения компьютерных программ? Просто невозможно даже ни одной задачи решить. Поэтому за этим, безусловно, будущее. Геном человека на «Феликсе», что ли, считали? Конечно, нет. Без этого невозможно решение фундаментальных задач медицины будущего.

Вопрос: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Я магистрант РГУФКСМиТ.

Вначале хочу выразить благодарность организаторам и волонтёрам за то, что здесь они всё сделали. Действительно, доступно для меня: бытовые условия и что угодно. Но отсюда всё‑таки вытекает вопрос.

Существует программа «Доступная среда». В Москве, например, я постоянно езжу в метро и наблюдаю, что она практически не действует. Пандусы есть, но очень высокие бордюры. Это я говорю только лишь про Москву, не говорю уже про регионы. В регионах, Вы сами понимаете, гораздо хуже.

Вопрос конкретный: будут ли наказываться чиновники или организаторы, которые должны следить за тем, как протекает данная программа?

В.Путин: Во‑первых, я должен Вам сказать, что у нас есть программа «Безбарьерная среда». И там, где происходит новое строительство, там реализуется по максимуму, как это было сделано, скажем, в Сочи при подготовке Олимпиады либо как было сделано в Казани при подготовке к Универсиаде именно по этим объектам.

На самом деле это не такая уж и дорогая вещь, я с Вами согласен. Мы много раз это обсуждали. У нас есть и программа «Безбарьерная среда» в целом по стране. Конечно, она не наполнена теми ресурсами, какими, наверное, нужно было бы это сделать. Да это на самом деле, по‑честному невозможно. Невозможно просчитать в каждом учреждении или на каждой остановке автобуса. Это в значительной степени вопрос внимания к людям с ограниченными возможностями, в том числе колясочникам, со стороны администрации муниципалитета, региона, города, посёлка и так далее.

К сожалению, не везде это делается. Я за всех них должен принести Вам извинения. Но я хочу Вас заверить в том, что мы будем, безусловно, с федерального уровня постоянно держать этот вопрос под контролем, будем его проталкивать.

Р.Пуликин: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Меня зовут Ростислав Валерьевич Пуликин, я из Нижнего Новгорода.

У меня небольшой вопрос к Вам. На большинство IT-специальностей в нашем городе выпускникам школ требуется сдавать ЕГЭ, приносить результаты ЕГЭ по русскому, математике и физике. Почему? Я спрашивал в университетах, они отвечают, что достаточно низкий уровень преподавания в школах, поэтому ставить информатику бессмысленно.

Поэтому вопрос к Вам. С Вашей точки зрения, почему люди, которые хотят стать программистами, должны сдавать физику? Это во‑первых.

И второе. С Вашей точки зрения, существует ли проблема кадров, то есть отсутствие квалифицированных специалистов-преподавателей в школах, даже в таких крупных городах, как Нижний Новгород?

В.Путин: Знаете, проблема кадров у нас существует. Более того, и это важно, эта проблема стоит остро не только в системе среднего образования, но и в целом в экономике. И в науке, кстати сказать, в образовании такая проблема есть.

Что касается конкретно Вашего вопроса, почему именно нужно сдавать эти, а не другие дисциплины при сдаче ЕГЭ, затрудняюсь ответить, чем руководствуются люди, которые формулируют задачи на ЕГЭ. Видимо, исходят из того, что если уж человек сдаёт усложнённый курс по математике, то уж хорошим программистом он точно станет.

Знаете, мне один знакомый преподаватель сказал, когда посмотрел некоторые задачки по математике: «Задачи эти может решить только тот, кто их составлял». Не знаю, насколько это правда, но, видимо, действительно уровень требований очень высокий. Хотя, наверное, Вы правы: стремиться нужно всё‑таки к более узкой специализации для тех людей, которые планируют заняться конкретным видом деятельности и конкретным направлением подготовки.

О.Смирнова: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Меня зовут Ольга Смирнова, я преподаю в Московском институте радиотехники, электроники и автоматики и по совместительству являюсь одним из организаторов Молодёжной научной инновационной лаборатории.

У нас в настоящее время для получения грантов либо в некоторых диссертационных советах в педагогической среде вуза требуется наличие публикаций, индексируемых в иностранных базах, таких как Web of Science и Scopus. Соответственно, происходит некоторая утечка идей на Запад за счёт того, что мы сами переводим, сами отправляем и ждём иногда в течение почти года саму презентацию этой работы.

Возможно ли каким‑то образом изменить подобную ситуацию? К примеру, снижение требований для предоставления грантов.

В.Путин: Я думаю, что в этом направлении, безусловно, надо подумать.

Конечно, эти публикации – один из объективных показателей, но это усреднённый объективный показатель. Очень усреднённый. Мы на этот счёт разговаривали и с действующим президентом Академии наук России. И он тоже считает, особенно что касается иностранных изданий, они ведь могут не взять не потому, что это неинтересно, а потому, что могут взять то, что не очень интересно, но из своей страны. А некоторые вещи, которые имели вообще фундаментальное значение для развития науки, вообще никогда и нигде не публиковались изначально.

Поэтому это вещь очень тонкая. Безусловно, для того чтобы решение по этому вопросу – по грантовой поддержке – было более объективным, нужно на этот счёт подумать. Мы пометим это для себя. Спасибо.

Давайте так: нам нужно потихонечку закругляться – вам ещё серьёзными делами здесь предстоит заниматься.

А.Велокомский: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Александр Велокомский, Московский авиационный институт.

Благодарю, что Вы нашли для нас время.

Вопрос у меня такой. Вчера господин Никифоров нам привёз отличную информацию о прокладывании кабелей оптоволокна.

В.Путин: Вдоль дорог, да?

А.Велокомский: Да. В регионы. Но это ещё не вся часть IT-инфраструктуры. И одной частью является создание data-центров. Их построить, создать способны только такие крупные компании, как «Яндекс», «В Контакте». Это сродни тому, как в энергетике атомная электростанция, её можно создать только силами государства.

В.Путин: Я в курсе немножко.

А.Велокомский: Есть ли идеи и планы по строительству, созданию этих data-центров?

И второй вопрос: есть ли какие‑то идеи по доступу, упрощённому доступу к таким data-центрам для разработчиков?

В.Путин: Я сейчас не буду вдаваться в детали и подробности, скажу очень коротко: такие планы есть.

А.Аперян: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Спасибо за предоставленную возможность. Меня зовут Анна Аперян, город Ростов-на-Дону, Донской государственный технический университет.

Вопрос у меня следующий. Я занимаюсь Арктикой со всех сторон.

В.Путин: Живете в Ростове, а занимаетесь Арктикой?

А.Аперян: Да.

В.Путин: Хорошо.

А.Аперян: Я занимаюсь социально-экономическим и научно-техническим развитием. И особый вопрос по образованию народов Севера. Дело в том, что люди живут, как Вы понимаете, в очень сложных климатических условиях. И кочующие народы, которые должны следовать за оленями, зачастую не могут дать хорошее образование, а порой вообще образование своим детям.

Есть у нас сеть университетов UArctic, то есть арктические университеты, которая включает в себя университеты, занимающиеся Арктикой.

В.Путин: Это в Петербурге?

А.Аперян: Да, в Петербурге.

И дело в том, что эти университеты сетевые. Любой человек может зайти в интернет, на сайт университета, выбрать себе направление – бакалавриат, магистратура, аспирантура – не важно, ту специальность и те компетенции, которые он хочет получить в изучении Арктики. Это доступно для тех, кто имеет доступ в интернет, кто имеет хорошие гаджеты и возможности.

Многие молодые люди, которые живут на Крайнем Севере, в арктических условиях, хотят получить образование, но в принципе это очень сложно, вследствие чего они не могут получить соответствующую работу. Те предприятия, которые существуют в арктической зоне, зачастую не берут людей, которые живут там, потому что не хватает компетенции, – и люди работают вахтовым способом. А те люди, которые приезжают туда, зачастую могут быть не готовы к климатическим условиям, есть определённый ряд сложностей. Людям же, которые живут на Крайнем Севере, которые готовы там работать, жить в этих условиях, и не нужно никаких дополнительных затрат, нужна только хорошая, развитая научная инфраструктура для образования. Им не хватает именно интернета.

Этот вопрос обсуждался на одном из семинаров, посвящённых Арктическому совету. Те коренные народы, которые были на этом семинаре, говорили: да, нам не хватает именно ресурса, для того чтобы мы могли учиться хотя бы дистанционно.

Хотелось бы всё‑таки дать возможность этим людям получить достойное образование, чтобы они могли учиться, могли социализироваться. Хотелось бы всё‑таки создать определённую инфраструктуру в этих городах, которые находятся в условиях Крайнего Севера, чтобы они могли наравне с остальными конкурировать и работать. То есть этой инфраструктуры, именно IT-технологий, совершенно не хватает сейчас. Как можно решить этот вопрос?

В.Путин: Вы знаете, у нас есть несколько программ по развитию районов Крайнего Севера, по поддержке малых народов Севера. Я сейчас не буду вдаваться в детали, но я Вам точно обещаю: мы внимательно вернёмся к этому, посмотрим, чего там не хватает с точки зрения решения тех вопросов, о которых Вы сейчас говорили.

Я думаю, что Вы абсолютно на правильном пути находитесь, надо уделить этому больше внимания, тем более, Вы ещё раз правы, в общем, не требует каких‑то особых капитальных затрат. Я обязательно на это посмотрю. Обещаю Вам.

Спасибо большое.

А.Гюльназаров: Армен Гюльназаров, представляю многонациональный проект «Мы едины».

Хочу поприветствовать организаторов, волонтёров и участников форума. Особо хочу поприветствовать нашего Президента Путина Владимира Владимировича.

Уважаемый Владимир Владимирович! Мы, молодёжь, гордимся прошлым нашего государства, огромной территорией, природными ресурсами, многонациональной культурой и образованностью нации. Это действительно придаёт нам силы, но только недостойно мало для нашей великой державы, ведь даже самая славная история сама по себе не обеспечит нам и нашим детям лучшей жизни.

Руководствуясь этим принципом, мы, а именно: олимпийский чемпион и знаменосец на последних Европейских играх в Баку Хаджимурат Гацалов, руководитель молодёжного движения «Россия молодая» Максим Мищенко и я, уже в десятый раз организуем многонациональный форум «Мы едины». В разные годы он проходил и в Кремлёвском дворце, в «Олимпийском», в Лужниках. Нынешний год также не станет исключением, и 4 ноября в Государственном Кремлёвском дворце будет организован многонациональный форум «Мы едины».

Пользуясь случаем, мы хотим проинформировать, что бюджетные средства не используются в организации мероприятия. Все финансовые средства зарабатываются молодыми людьми. И самое главное, что на форум приглашены пять тысяч человек со всех субъектов Российской Федерации, включая Крым, и стран СНГ. И самое главное, что совершенно бесплатно они посетят.

Пользуясь случаем, хотим пригласить Вас, Владимир Владимирович, 4 ноября, всех присутствующих. Все присутствующие могут получить приглашение на сайте мы-едины.рф.

Хотелось бы узнать Ваше отношение к подобным гражданским инициативам молодёжи. Пожелать России вежливых сыновей и скромных дочерей.

Спасибо.

В.Путин: Спасибо.

Мне ничего не остаётся, кроме как Вас похвалить. Спасибо Вам большое. Инициатива шикарная, очень добрая и своевременная. И вообще, для того чтобы по максимуму использовать наше главное преимущество, а наше главное преимущество – в нашем многообразии, мы должны всегда тщательно и внимательно, очень аккуратно к этому относиться, к нашему многообразию, беречь его, холить, лелеять и укреплять. Вы именно этим и занимаетесь. Я хочу пожелать Вам успехов.

А то, что бесплатно, это нас, конечно, заставляет задуматься. Постараемся прийти к Вам на мероприятие.

Спасибо большое.

Е.Выпрецкая: Добрый вечер, Владимир Владимирович!

Я очень рада видеть Вас на этом форуме. Меня зовут Елена Выпрецкая. Я представляю город Камышин Волгоградской области.

Мой вопрос. В России в последнее время большое внимание уделяется развитию крымского курорта, Черноморского побережья, а о туристической зоне Волгоградской области – наши великие реки Волга, Иловля, Медведица – забывают. Хочется выступить с инициативой о создании туристического проекта именно этой зоны – «Трезвая Волга, трезвая Россия».

Как Вы относитесь к такой инициативе, к такому предложению?

В.Путин: К трезвой России отношусь исключительно положительно. Надеюсь, что и на подобных массовых мероприятиях вы меня тоже в этом отношении поддержите.

Что касается так называемого внутреннего туризма. Не могу сказать, что мы об этом забываем, может быть, недостаточно внимания уделяем, но всё‑таки не забываем. И несколько лет назад создали специальную государственную программу «Развитие внутреннего туризма», средства выделили из федерального бюджета, объявили конкурс на то, чтобы компании – преимущественно малые, средние, частные – приняли участие в этой работе, получили дополнительные средства для собственного развития, создали систему определённых преференций. Но то, что конкретно, вот здесь, никто, может быть, не добрался до этих грантов – очень жаль! Мне казалось всегда, что Волга и Приволжский район в особой рекламе не нуждаются, потому что всем и так ясно, что это сердце России. Очень хорошие места!

Большое вам спасибо. Нам, к сожалению, нужно завершать нашу встречу. Я хочу пожелать вам приятного и полезного времяпрепровождения. Всего доброго!

Ведущая: Спасибо Вам огромное.

Источник: www.kremlin.ru



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.