Ликвидация правды



Убит украинский писатель Олесь Бузина. Застрелен возле своего дома на улице Дегтярёвской. В центре Киева. Это уже кромешная дикость.

Его убийство — очередное звено в инфернальной цепочке. До этого были другие жертвы. Их убивали, заставляли убить себя или обставляли смерть как самоубийство. Ликвидировали тех, кто был связан с прошлым Украины, кто остался там ярким, заметным человеком. Михаил Чечетов, Олег Калашников — во многом именно с ними ассоциировалась прежняя власть. Теперь их нет. Они уничтожены.

Этот отстрел неугодных продолжается на фоне массовых репрессий по отношению ко всему украинскому народу. Страна возвращается в 1937 год. Всё логично: сначала — революция, после — уничтожение инакомыслия. Даже термин ввели — «бытовой сепаратизм», под который попадает любое несогласие с политикой нынешней киевской власти.

Подобное происходит в стране, где так много, так пламенно кричали о свободе, терпимости и других европейских ценностях. Стране, декларировавшей избавление от диктаторского режима, коррупции и преступлений против свободы слова. Это ли не кощунственная издевка?

Украину сегодня будто поместили в «Железную деву» и сантиметр за сантиметром закрывают крышку, чтобы пронзить кольями «прекрасного нового мира». Вот он — с арестами, пытками и застенками. Хотя вроде бы 2015 год.

Ужас, но ужас предсказуемый. Когда в начале прошлого года под улюлюканье жгли милиционеров как представителей власти, когда расстреливали своих же братьев, а затем перешли к сожжению заживо людей в Одессе, к танковым расстрелам мирных жителей в Мариуполе, страна обратилась в геенну огненную. Выйти из нее можно было лишь совместными усилиями. В спасении должен был участвовать каждый украинец, независимо от его мнения о происходящем. Возможность диалога, намек на понимание — вот что могло помочь Украине.

Но делать этого не стали. Даже не подумали. Наоборот, стали всячески истреблять инакомыслие. Любую, даже мельчайшую вероятность альтернативного мнения.

Убийство Олеся Бузины тут особенно показательно.

Он был писателем, человеком творческим. Да, подчас с противоречивыми взглядами, одиозный как личность, но его деятельность — это право на высказывание, поиск выходов из сложившейся ситуации. Они оказались не нужны Украине, оказались обрублены.

Мы познакомились с Олесем в декабре 2013 года. Перед эфиром на одном российском ток-шоу. Продолжался евромайдан, и я сказал Олесю:

— Всё это закончится расстрелами и убийствами. Страна обречена.

Он улыбнулся, взял меня за лацкан пиджака и ответил:

— Зачем думать о худшем? Как-нибудь выплывем!

Не знаю, правда ли он так думал. Но тогда Олесь показался мне витальным, крепким, несгибаемым человеком.

Позже мы регулярно встречались на телеэфирах, хотя приезжать на них ему было всё тяжелее. Его прессовали, стесняли, блокировали в Украине. Оставляли без площадок, без аудитории, без самой возможности высказывания. Таскали по кабинетам спецслужб. Угрожали. А когда назначили на пост шеф-редактора издания «Сегодня», тут же сняли.

Другой бы уехал, покинул страну. Но Олесь был принципиален. Слишком многое связывало его с Украиной. Не только материальное, хотя и это, конечно, тоже, но прежде всего чувство родной земли.

Есть жуткая несправедливость в том, что из него сделали главного украинофоба страны. Какая пошлость! Только в искривленной безумием действительности такого, как он, могли наречь «врагом нации», «предателем».

Думаю, что дело обстоит как раз наоборот: Олесь Бузина был истинным патриотом Украины. Да, он критиковал многое в ней: от Тараса Шевченко до политики нынешней власти, но делал это не потому, что злословил, возводил напраслину, а потому, что искренне желал лучшего для своей страны. Глядя на его выступления, читая его статьи, я неизменно вспоминал слова англичанина Джулиана Барнса: «Величайший патриотизм — сказать своей стране правду, если она ведет себя глупо, бесчестно, зло». Писатель тут должен быть максимально честен, принципиален.

Но Бузину не услышали. Не оценили силу правды и красоту бисера. И потому казнили.

Я узнал о его гибели, стоя на бахчисарайском рынке. Через два дня я собирался в Киев. Мне позвонили и попросили дать комментарий. Я не понял сначала, о чем речь, а когда мне повторили, вскрикнул от ужаса: «Застрелили?». Так громко, что обернулись, кажется, все. После я шел домой, растерянный, постаревший, звонил близким, говорил о новости и не понимал, что происходит. Пугливо мелькала наивная мысль: «Украинцы должны задуматься, должны окститься».

Но когда я вернулся домой, зашел в интернет, то увидел лишь мракобесие, гнусь. Они радовались его смерти, торжествовали, ехидничали. И обвиняли Россию. Снова, как в демонической версии «Дня сурка». Те, кто радовался гибели людей в Одессе. Безумцы без права называться людьми. Не украинцы.

И это предел, и это приговор. Стране, народу. Если не задумаются, не расследуют дело, как десятки других до этого, если станут замалчивать, как и преступления в Одессе и Мариуполе, то не быть Украине. Потому что стрельба в Олеся Бузину — это уничтожение каждого инакомыслящего украинца. Всех тех, кто не согласен с абсурдом и беспощадностью новой украинской действительности.

С каждым днем, с каждым новым преступлением несогласных, как и Олесь, будет всё больше. Да, пока они молчат, пока они напуганы, но рано или поздно они снесут ту мерзкую гнусь, что отравляет страну. И возродят Украину, истинную, прекрасную.

В одном из интервью Олесь Бузина сказал замечательную фразу: «Я пишу правду. Правду говорить легко и приятно. Я писатель. Не террорист. Не повстанец. Кроме слова правды, у меня оружия нет». Оказалось, что не легко и не приятно. Оказалось, что за правду в нынешней Украине уничтожают. И смерть Олеся Бузины — это прежде всего ликвидация правды.

Но лишь на время. Ибо настоящие герои действительно не умирают. Они остаются с нами, как и истинные слова.

Источник: izvestia.ru



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.