Госдума доходит до запрета Шерлока Холмса и Булгакова



Практически незамеченной общественностью в этот раз почему-то остался новый "этап в жизни" гениальной инициативы Госдумы России, которая, в случае реализации может иметь далеко идущие последствия для всех. Мы рискуем остаться без любимых книг, фильмов и даже песен...
Автор этих строк - убежденный противник наркотиков, но некоторые антинаркотические инициативы российской законодательной власти заставляют вспомнить народные пословицы о лбе, и о том, что с ним бывает, если человек проявляет в некоторых занятий излишнее рвение.
Комитет Госдумы по законодательству рекомендовал принять в первом чтении законопроект о введении уголовной ответственности за пропаганду или рекламу в интернете наркотических средств через их упоминание. За это предполагается установить уголовную ответственность - вплоть до двух лет лишения свободы. Инициатива была внесена Ириной Яровой при поддержке еще более двадцати депутатов.
Инициаторы предложили распространить понятие пропаганды как на простое упоминание самих названий наркопрепаратов или публикацию их изображений, так и на информацию о способах и местах их употребления. Под пропагандой законодатели имеют в виду любые упоминания в книгах и аудиовизуальной продукции. За решетку отправлять предлагается только за "пропаганду в сети Интернет".
Правительство и комитеты парламента инициативу в целом поддержали. Правда, сделали замечания относительно неконкретности определений. Ко второму чтению, по информации СМИ, спорные моменты должны быть подкорректированы (инициаторы пообещали прислушаться к замечаниям) - но каким именно образом, пока непонятно.
Что же могло бы нам грозить, если бы депутаты приняли законопроект в его сегодняшнем виде?
Вот строки хорошо знакомые большинству из нас с детства:

"Шерлок Холмс взял с камина пузырек и вынул из аккуратного сафьянового несессера шприц для подкожных инъекций. Нервными длинными белыми пальцами он закрепил в шприце иглу и завернул манжет левого рукава. Несколько времени, но недолго он задумчиво смотрел на свою мускулистую руку, испещренную бесчисленными точками прошлых инъекций. Потом вонзил острие и откинулся на спинку плюшевого кресла, глубоко и удовлетворенно вздохнул.
Три раза в день в течение многих месяцев я был свидетелем одной и той же сцены, но не мог к ней привыкнуть. Наоборот, я с каждым днем чувствовал все большее раздражение и мучался, что у меня не хватает смелости протестовать. Снова и снова я давал себе клятву сказать моему другу, что я думаю о его привычке, но его холодная, бесстрастная натура пресекала всякие поползновения наставить его на путь истинный. Зная его выдающийся ум, властный характер и другие исключительные качества, я робел и язык прилипал у меня к гортани.
Но в тот день, то ли благодаря кларету, выпитому за завтраком, то ли в порыве отчаяния, овладевшего мной при виде неисправимого упрямства Холмса, я не выдержал и взорвался.
- Что сегодня, - спросил я, - морфий или кокаин?
Холмс лениво отвел глаза от старой книги с готическим шрифтом.
- Кокаин, - ответил он. - Семипроцентный. Хотите попробовать?"

Это из "Знака четырех" Артура Конан Дойла. Взято с Lib.ru
Прими Госдума законопроект в его сегодняшнем виде (а над ним же работала целая команда правоведов!), и мы бы остались без этих строк! А поместивших книгу, уже ставшую классикой, в сеть Интернет, ждала бы уголовная ответственность!
А это - Булгаков. "Морфий".

"Кокаин - черт в склянке. Действие его таково: При впрыскивании одного шприца двухпроцентного раствора почти мгновенно наступает состояние спокойствия, тотчас переходящее в восторг и блаженство. И это продолжается только одну, две минуты. И потом все исчезает бесследно, как не было... На марле лег шприц рядом со склянкой. Я беру его и, небрежно смазал йодом исколотое бедро, всаживаю иголку в кожу..."

Тут и способы применения описаны, и все, что угодно.
Только кому в голову придет утверждать, что Булгаков и Конан Дойл пропагандировали наркотики и наркоманию? А ведь, получается, пришло!
А ведь есть упоминания наркотиков и у Тургенева, и у Толстого, и у Гумилева. Это я только о наших классиках.
А есть еще Де Квинси, Уайлд! Я молчу уже о многочисленных авантюрных и детективных книгах и фильмах!
А когда в новостях показывают оперативников, изымающих груз у взятых с поличным наркоторговцев - это что? Тоже, получается, пропаганда?
Очень печально, что в наше время приходится проговаривать очевидные вещи. Чтоб бороться с пороком, его нужно назвать, показать. Практика табуирования, к которой фактически нас призывают прибегнуть уважаемые законодатели, она больше характерна для первобытнообщинного строя, но никак не для современного общества! Более того, в 19 веке на некоторые вещи, ставшие неприемлемыми в наше время, смотрели значительно мягче. А на другие, напротив, - куда более жестко. Так что, нам запрещать теперь описание в искусстве всего, что "обижает чувства" граждан в наше время?
Взять хотя бы крепостничество. Закрепощение людей - тоже как бы вне закона. Или я чего-то не знаю? Упоминания о нем, почему-то в Госдуме пока не запретили...
Я все же хочу верить в здравый смысл. И очень надеюсь на то, что скандальные формулировки до принятия из закона пропадут. Но само их появление - это уже тревожный звоночек. Ведь под инициативой подписалось сразу несколько десятков депутатов, для которых такие формулировки - вполне приемлемы. И было бы таких депутатов немного больше, и остались бы мы без Булгакова и Конан Дойла, без "Иглы" и без доброй половины рок-групп. Там, если поискать, в текстах можно найти много чего интересного... Тенденция снимать шапки вместе с головами, в общем, совершенно не радует...

Источник:



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.