Георг Риттер: Гендерный беспредел



Мы часто слышим словосочетания «гендерные проблемы», «гендерные признаки» и, по наивности, думаем, что понятие «гендер» тождественно полу. Однако, это отнюдь не так. В отличие от пола, «гендер» подразумевает, что различия между мужчиной и женщиной являются следствием не биологических, а «социальных» факторов. То есть, методом соответствующей «социализации» можно превратить любого мужчину в женщину и наоборот. Эта античеловеческая теория пришлась по душе нынешним извращенцам из ЕС, насаждающим содомию и «бесполость» с целью уничтожения народов.

Преступным безумием, — ничуть не меньшим, нежели пропаганда гомосексуализма,- является так называемый «гендерный мейнстриминг», который сегодня распространяется в Европе как раковая опухоль. В своей превосходной книге «Оно. Гендерный мейнстриминг на пути к бесполому человеку» австрийская исследовательница и политик Барбара Розенкранц, мать десяти детей, объясняет, что скрывается за этой программой:

«Гендерная теория выходит далеко за рамки утверждаемой для обмана широкой общественности цели „достижения равноправия“. Она — ничто иное, как попытка ликвидации биологически обусловленных полов, означающая конец мужчины и женщины».

К пионерам этой безумной идеологии принадлежал, наряду с француженкой Симоной де Бовуар («Человек не появляется на свет как женщина, а становится ею») и канадкой Суламифью Файрстоун («Феминистки должны ставить под сомнение не только всю западную культуру, а саму культуру вообще, больше того: даже саму природу») американский психиатр Джон Мани (Money), который в результате своей работы с гермафродитами и транссексуалами пришел к выводу, что, якобы, не биология, а «социализация и оптическое восприятие» отвечают за чувство половой принадлежности.

Исходя из введенных им в 50-е годы ХХ века понятий «гендерная роль», «гендерная идентичность», люди должны навсегда исключить из своего лексикона такие понятия как «сексуальные извращения», «содомия» и «педофилия». Вместо этого (под мудрым руководством подобных Мани сексологов) они должны говорить о «сексуальных предпочтениях» или «сексуальной ориентации». Что касается педофилии, учил этот извращенец от науки, то, если половой акт с ребенком совершается «по обоюдному согласию», а не насильно, то это уже — «любовь», которая не может быть подсудной. Для того, чтобы подчеркнуть свой «революционный» вклад в созданную им «науку», он даже и назвал ее по-своему — «fuckology». Среди прочего, Мани агитировал за групповой секс, а также за «fucking games» педофилов с детьми.

Доказательством правоты свой «гендерной теории» Мани считал случай с Дэвидом Реймером. Этот ребенок родился 22 августа 1965 г. вместе с братом-близнецом в Виннипеге (Канада) и получил имя Брюс. В возрасте семи месяцев его по медицинским причинам подвергли обрезанию, в результате чего пенис был непоправимо изувечен. Но одна телевизионная передача дала отчаявшимся родителям искорку надежду, что для их ребенка возможно решение проблемы. Там в дискуссионной группе как раз выступал Джон Мани и утверждал, что пол можно изменить без особых проблем. И поэтому родители Реймера весной 1967 г. связались с Мани, чтобы он помог подарить нормальную жизнь их изувеченному сыну, не предполагая, что они тем самым превратят его жизнь в настоящий ад.

3 июля 1967 г. почти двухгодичного Брюса, который до сих пор воспитывался как мальчик, кастрировали, рудиментарные срамные губы были сформированы из его мошонки. Брюса больше не было, ребенка теперь называли Брендой. Мани строго-настрого проинструктировал родителей, что для успеха «терапии» очень важным было то, что ни «Бренда», ни ее брат-близнец никогда не должны были узнать правду об ее мужском прошлом.

В 1973 г. Мани в своем основном труде «Гендерная идентичность» рассказал о Бренде Реймер как, якобы, успешном доказательстве правоты его теории. Пресса и даже специалисты признали это доказательство «стопроцентно убедительным». Феминистки восприняли этот случай с особым воодушевлением, так как он, казалось бы, стал убедительным доказательством проповедуемой ими «открытой половой идентификации», отрицающей биологические различия между мужчиной и женщиной. Так икона немецких феминисток, Алиса Шварцер, упомянула его в своей известной книге «Маленькое различие».

Все же, история с «Брендой» с самого начала была совсем другой. Двухгодичный ребенок бурно отбивался от девчачьей одежды, в которую его теперь одевали. Бренда дралась, не хотела играть в куклы и «дочки-матери», играла с машинками и оружием. У нее появились невротические припадки, вспышки насильственного поведения, которые все чаще подталкивали Бренду к изоляции. Когда у Бренды началось половое созревание, «она», естественно, почувствовала в себе тягу к девочкам. Но вместо того, чтобы признать очевидное, извращенец Мани интерпретировал это как «лесбийские наклонности»!

Он зомбировал ребенка и требовал, чтобы он постоянно повторял, что он — «девочка», но даже после тысяч таких сеансов в ответ на вопрос: «Нравится ли тебе быть девочкой или нет?», Бренда отвечала: «Нет». Это заставило родителей, после консультаций с другими врачами, закончить этот эксперимент и раскрыть правду своим детям. «Бренда» сразу же почувствовала облегчение. «Внезапно я понял, — говорила позже „Бренда“, — почему я чувствовал, что схожу с ума. Я не был сумасшедшим. Просто нельзя быть тем, кем ты не являешься на самом деле». Он сразу взял себе имя Дэвид, принимал мужские гормоны, ему сделали операцию по восстановлению первичных половых признаков, после чего он даже женился и усыновил троих детей».

К сожалению, у этой истории не было счастливого конца, так как Дэвид совершил самоубийство. Его психика не выдержала этого чудовищного эксперимента, проведенного в самом чувствительном для ребенка возрасте. Ужасный провал, что весьма характерно, никоим образом не поколебал уверенности Мани в своей «теории» (смерть «Бренды» списали на «врожденную шизофрению»). И он, как ни в чем не бывало, продолжал твердить, что деление человечества на мужчин и женщин является не генетически закрепленным, а «приобретенным в ходе социализации» признаком. У умершего в 2006 г. американского Франкенштейна до сегодняшнего дня есть целая рать верных последователей.

С 1999 года эти идеи применяются на практике в Вене (Австрия) в «гендерно ориентированных» детских садах следующим образом:

От девочек в «гендерном» детском саду постоянно требуют говорить нарочито громко и грубо, поступать агрессивно и заниматься такими чуждыми для девочек вещами как техника или «военные игры» на компьютере. Их также учат «боевым искусствам» и кулачным боям. Педагоги признают желательным, чтобы девочки «толкались и щипали друг друга в самом маленьком возрасте, отталкивали других от своего места в раздевалке и отнимали у других детей машинки и другие игрушки». Они также должны громко кричать и обращать на себя внимание окружающих.

Что же касается мальчиков, то основной упор делается на совсем другое. Их учат любоваться красотой своего тела, массируют и учат делать массаж другим мальчикам, показывают, как пользоваться косметикой, приучают заботиться о своем теле и демонстрировать свою красоту. Их убеждают в том, что приятно играть женские роли, надевать на себя одежду принцессы и покрывать лаком ногти». (Barbara Rosenkranz, MenschInnen. Gender Mainstreaming. Auf dem Weg zum geschlechtslosen Menschen, Ares Verlag, Graz 2008).

Такая же политика проводится не только в Австрии, но и в других европейских странах, особенно интенсивно — в Скандинавии и Германии.

В настоящее время в Германии работают сотни университетских профессоров и «экспертов», занимающихся «гендерными исследованиями» — предметом, который для страны нужен примерно так же, как телеге пятое колесо. Каким образом эти «мыслители» и «ученые» зарабатывают себе на хлеб, видно, например, из следующей газетной публикации: «При попытке реализовать гендерный мейнстриминг в национальном парке Айфель, гендерные исследовательницы пришли к необходимости потребовать ликвидации фотографии гона оленей из рекламной брошюркипарка-заповедника.

Изображения оленей, по их мнению, „содействуют стереотипным половым ролям“ (Der neue Mensch»/ «Zuerst», April 2014, S. 16).

Отрадно то, что растет сопротивление, направленное против этого безумия. В немецкой земле Баден-Вюртемберг в кратчайшие сроки почти 200 тысяч человек подписали петицию против запланированного внедрения уроков по «гендерному воспитанию» в обязательную программу средних школ. Политики и средства массовой информации бурно отреагировали против «невежества», проявленного простыми гражданами, и заявили, что целью этого курса является «пропаганда равенства полов и ликвидация дискриминации». Однако, это явная ложь. В документе, созданном «экспертной комиссией», действующей от лица Федерального правительства Германии, было открыто заявлено, что целью «гендерного мейнстриминга» является «ликвидация существующих категорий пола», «разрушение традиционных долговременных стереотипов секса для того, чтобы учащиеся могли поставить под сомнение нынешние ролевые модели сексуального поведения».

За вышеуказанными формулировками скрывается разрушительный дух Симоны де Бовуар, Суламифи Файрстоун и Джона Мани. Речь идет не о «равноправии полов», — цели, которую любой здравомыслящий человек не может не одобрять, — но о злобных нападках на гармоничное, здоровое общество. Классическая семья, состоящая из отца, матери и детей, рассматривается как «реакционная» и «устаревшая» модель. Одного взгляда на демографические проблемы в Европе достаточно, чтобы осознать, насколько губительна эта «гендерная» идеология для народа. Без здоровых семей со здоровыми детьми нация обречена. На ее место придут другие народы, которые не поддались этой коварной пропаганде и сохранили свои здоровые инстинкты — например, мусульмане, турки и арабы.

Поэтому пока еще осталось немного времени, надо сделать все, чтобы повернуть вспять этот процесс, поставить мощный заслон на пути разрушителей европейского общества.

Будущая свободная Европа отправит «гендерный мейнстриминг» в ту же преисподнюю, откуда он выполз.

Перевод Николая Иванова

Источник: nacontrol.ru



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.