Газовый хаос в лабиринтах бюрократии


За минувшие 20 лет в России, пожалуй, не было ни одного месяца без взрывов газа в многоквартирных домах. С разрушениями и жертвами. На днях снова взорвался газ – в посёлке Чистоозёрном Каменского района Ростовской области. Кровля частично обрушилась, семь из 16 квартир повреждены. В результате происшествия два человека погибли, ещё двое получили травмы.

В память врезался 2000 год, когда в Хабаровске, на улице Артёмовской, вблизи моего дома обрушился целый подъезд панельной пятиэтажки. 13 погибших. Москва, 2002 год: разворотило подъезд хрущёвки на улице Академика Королёва – минус восемь человеческих жизней. Архангельск, 2004 год: в девятиэтажке на улице Советских космонавтов – 58 смертей, более сотни раненых. Недавняя трагедия в Магнитогорске: 39 погибли, десятки ранены. В 2017-2018 годах российские города взрывами газа сотрясало 61 раз! Спрашивается, доколе и с какой стати?! Давайте попробуем разобраться.

Пройдемся по «газовой цепочке», чтобы выяснить, как работает система. Можно не сомневаться: и в других регионах – та же самая удручающая картина.

Не начать ли с законов?

Примечательно, и это надо честно отметить, что от бытового газа достаётся лишь простым смертным в коробках «эконом-класса». Здания уровня «премиум» и тем паче DeLuxe в сводки ЧП не попадают. Понятно, богатые в состоянии обеспечить свои дома качественным сервисом и надёжной охраной. Остальные могут себе это позволить далеко не всегда. Особенно после того как государство, по сути, сняло с себя контроль за их газовой безопасностью. Для начала Федеральный закон № 116 от 1997 года вывел газовые сети жилых домов из реестра опасных производственных объектов. Затем в постановлении Госгортехнадзора № 9 было определено, что правила безопасности систем газораспределения и газопотребления на газовое оборудование жилых домов не распространяются.

Наконец, если когда-то за все квартирные плиты отвечал Горгаз без каких-либо договоров, то теперь за каждую газовую плиту отвечает... её владелец. За отсутствие заключённого договора на её обслуживание он может быть привлечён даже к ответственности.

Но сколько ещё среди нас безответственных, убогих и даже, простите, оборзевших! Начиная с виновных во многих трагедиях алкашей. Или настолько доверчивых олухов, что любой самозванец, представившись газовым слесарем, может обвести их вокруг пальца.

Плюс доморощенные криминальные элементы и агрессивные радикалы из ближнего и дальнего зарубежья.

Ознакомившись с множеством газовых инцидентов, я убедился: некоторые газовые ЧП подолгу расследуются, поскольку имеют явные криминальные признаки, но преподносятся заведомо как бытовые, ведь федеральным структурам (а зная это, и местным), судя по всему, выгоднее списать беды на безалаберного обывателя (а таковых, как я уже сказал, хватает) и уйти от ответственности. Неслучайно, кстати, суды по газовым взрывам проходят обычно в закрытом режиме, их материалы, как правило, недоступны управляющим компаниям (где взорвалось), муниципалитетам и широкой общественности. Оглашают лишь приговор.

Куда пойти, к кому податься?

Когда-то всем газовым сервисом в нашем, например, крае заведовал Хабаровсккрайгаз. При нём ЧП с квартирным голубым топливом было меньше в разы. Но в эпоху приватизации он сначала акционировался, затем стал дочерней структурой Газпрома, а в 2016-м разделился на три компании: АО «Газпром газораспределение Дальний Восток» (отвечает за подачу природного газа и за сети до их ввода в жилые дома), «ГЭС – Хабаровск» (обслуживает дома и квартиры со сжиженным газом), «ГЭС – Дальний Восток» (закупает и продаёт гражданам сжиженный газ). То есть местные власти не управляют газовой службой и ответственности за её работу фактически не несут.

Недавно в моём подъезде аварийная служба перекрыла газ в одной из квартир из-за его утечки. Помятуя о трагических случаях, пошёл в управляющую компанию, а в ней об этом перекрытии газа даже не знают.

Хотя, выясняется, что о каждом выезде аварийщики должны извещать тех, кто обслуживает внутриквартирное газовое оборудование (ВКГО – запомните эту аббревиатуру), а те, в свою очередь, – управляющую компанию. Если же в доме отключается весь стояк, то необходимо извещать фирму, обслуживающую внутридомовое газовое оборудование (ВДГО – тоже запомните, ещё встретится), а она должна проинформировать всё ту же управляющую компанию (УК). Как я узнал, ВДГО в моём доме обслуживает ООО «Городские инженерные сети» (ГИС). «Мы в целом обслуживаем семьдесят процентов домов, составляющих жилфонд города, и обо всех утечках УК информируем, – обнадёживает меня главный инженер ГИСа Елена Глушкова. – Работаем с июля 2017-го, конкурируем с «ГЭС – Хабаровск» и «ГЭС – Дальний Восток».

Выслушав главного инженера, решаю взглянуть, как потеснивший газпромовские филиалы ГИС работает с жителями. И почему его выбирают ТСЖ и УК, которые теперь сами решают, кого привлечь к обслуживанию ВДГО, в зависимости от предлагаемых условий.

– Внутриквартирное газовое оборудование, или ВКГО, – это кухонная плита и подводка до опускного крана. Договор по ВКГО заключают собственники квартир с газпромовским поставщиком газа, – разъясняет гендиректор ГИСа Александр Курышев. – Любые работы с ВКГО без заключения договора незаконны и опасны.

Для лучшего понимания отправляюсь со слесарями ГИСа – Сергеем и Вероникой – на опрессовку ВДГО. Опрессовка – это проверка (раз в год) внутридомового газопровода под давлением на его герметичность. Для этого нужно зайти в квартиру, подсоединить манометр к конфорке плиты и увидеть, стабильно ли давление. Работа хлопотная, к тому же жильцы обычно брюзжат: недавно, мол, газовики приходили и вот опять... Приходится разъяснять: за ВДГО одни отвечают, за ВКГО – другие, а за диагностику – третьи.

В одном из домов обнаруживаем газовую трубу, опутанную проводами. Это грубое нарушение – не исключён разряд тока с воспламенением. ГИС уведомит о нём управляющую компанию для безотлагательного устранения. Неполадки в самом газопроводе слесари устраняют своими руками. В одном из домов выявили утечку на вводном кране. Сергей его разобрал, переупаковал и собрал. «Ежедневно наши бригады ликвидируют до десятка, а то и более утечек, каждая из которых потенциально опасна», – уточнил потом гендиректор ГИСа.

А есть ещё вопросы с газовыми счётчиками, «проблемными» жильцами, проверкой плит... Если хоть в одном звене что-то сработает не так – можно ждать беды. Но не слишком ли всё раздроблено? И не стоит ли ради сбережения людей, их домов сделать эту газовую систему более простой, ответственной и прозрачной?

Плоды конкуренции

Увидев ВДГО и ВКГО своими глазами, встречаюсь с главным инженером управляющей компании «ДВ Союз» Ниной Ткаченко. Она рассказывает:

– Когда некоторое время назад мы взаимодействовали с АО «Газпром газораспределение – Дальний Восток», оно накручивало объёмы работ по ВДГО, задирало цены, разводило волокиту. Как-то раз затянуло на два месяца замену стояка в одном из домов. Жильцы, оставшись без газа, жаловались и в прокуратуру, и в мэрию, но с Газпромом никто связываться не хотел. Сейчас мы работаем с ГИСом. У них другой подход: сначала без промедления выполняют ремонт, потом выставляют к оплате смету.

Примерно о том же говорит главный инженер УК «Сервис Центр» Галина Разлатая:

– С местными предприятиями Газпрома трудно что-то отремонтировать. Дашь заявку и неделями ждёшь смету и договор. Часто приходилось буквально на ходу искать другого подрядчика. А вот с ГИСом всё делается быстро. Иные жильцы даже жалуются, что, в отличие от служб Газпрома, гисовские проверяют системы газообеспечения даже в выходные и вечером. Особого внимания требуют так называемые проблемные граждане, не только те, которые злоупотребляют спиртным, но и, например, пожилые люди, нередко забывающие про открытые конфорки. Самые безопасные плиты – самоотключающиеся, но купить их не всем по карману.

Так, с ГИСом вроде бы понятно – они выполняют свои задачи. А кто ещё действует на «рынке» ВДГО и ВКГО? В мэрии адресов не нашёл.

Зато от того же Александра Курышева узнал, как они обнаружили в одной из квартир на улице Руднева сильную утечку газа между новым шаровым краном и газовым счётчиком. Оказалось, днём раньше кран установил кто-то из Промгазмонтажа, что подтверждала и квитанции у хозяев квартиры.

«Это предприятие, – говорит Курышев, – не заключает договоров с жильцами на обслуживание ВКГО. Но убеждает, что всё нужно менять. На эту удочку часто попадаются пенсионеры. Кстати, кран, о котором речь, вообще относится к ВДГО. За него отвечаем мы, а не желающие лихо заработать. Мы всегда уведомляем поставщика газа и управляющую компанию, на каких внутридомовых объектах будем работать. А «вольные бизнесмены» действуют, по сути, втихаря. И это с газом-то!»

Еду в офис Промгазмонтажа. На его дверях вывеска «Мастер дома», но дверь закрыта. Дозваниваюсь по указанному телефону, и некий Александр, назвавшись представителем Промгазмонтажа, объясняет, что головной офис предприятия находится в Новосибирске, но с ним никакого договора нет, сам же хабаровский филиал также договоров на обслуживание не заключает. Преступная самодеятельность!

Между монополизмом и анархизмом

Направляюсь ещё раз поговорить с главным инженером ГИСа Еленой Глушковой. Она поясняет:

– Постановление правительства № 410, по которому мы работаем, нуждается в совершенствовании. Ведь по сей день на рынке ВДГО и ВКГО можно официально работать без контроля Ростехнадзора и саморегулируемых организаций. Наше предприятие сознательно вступило в СРО «Россоюз», чтобы соответствовать всем требованиям Ростехнадзора. Но так не все поступают. Считаю, необходим обязательный госконтроль за эксплуатацией газовых сетей ЖКХ для профилактики происшествий. Тогда и конкуренция будет для всех благом.

– Госдумой в первом чтении принят закон о заключении договоров на обслуживание ВКГО управляющими компаниями вместо самих собственников квартир. О чём это говорит? –спрашиваю собеседницу.

– Договора по ВКГО и ВДГО будут тогда заключаться, скорее всего, с одним обслуживающим предприятием, и безопасность только выиграет. Главное, чтобы было, из кого выбирать. Если нас обяжут платить ещё и за аварийную службу, мы с рынка уйдём. Затраты на аварийную службу по ВДГО и ВКГО в соответствии с изменениями в Постановление № 410 должны быть включены его поставщиками в цену бытового газа. И Газпром не вправе требовать дополнительных платежей за то, что уже и так оплачено гражданами. Мы надеемся, что на федеральном уровне этот законодательный пробел будет устранён.

Следующая проблема: все многоквартирные дома старше 30 лет должны проходить диагностику ВДГО по заявкам УК и ТСЖ. В том же Хабаровске таких домов свыше двух тысяч. С 2016-го проверено всего около ста – меньше пяти процентов.

После памятного взрыва в Магнитогорске прокуратура обратила внимание на диагностику. Ведь она дополнительно выявляет массу утечек. В двух домах после проведения диагностики сменили всё газовое оборудование. Кстати, как выясняется, у Газпрома ни по одному из «подшефных» домов нет технической документации на ВДГО и ВКГО. С удивлением узнал и о том, что выполняющие диагностику ВДГО фирмы не проверяются Ростехнадзором, сама услуга не лицензируется, а разного рода аферисты предлагают со скидкой документы о её «проведении».

По всей видимости, разгребать проблемы ВДГО и ВКГО методом цивилизованной конкуренции придётся не один год. Пусть даже так, но главное, чтобы при надлежащем контроле.

Помимо ВДГО и ВКГО, не стоит забывать и о городских газораспределительных сетях. После взрыва жилого дома в Советской Гавани, её глава Павел Боровский согласился со мной, что мэрия могла бы сама успешно вести газовое хозяйство. В самом деле, почему бы местную газовую инфраструктуру не передать от газпромовских «дочек» в краевое ведение, возродив Крайгаз с муниципальными филиалами? Тогда местная власть будет в полной мере отвечать за порядок и безопасность в газовой сфере. Как, к примеру, в Москве, где Мосгаз принадлежит городскому правительству. Или как во Владивостоке – переводить все квартиры с газа на электричество, что, конечно, потребует серьёзных затрат на замену проводки, модернизацию подстанций, кабелей и т.д. Но решение наверняка можно найти.

И ещё одно замечание.

В нынешней ситуации, когда государство, как отмечалось выше, фактически отказалось системно регулировать внутридомовое газовое хозяйство, надёжный заслон техническим утечкам и замаскированному под них криминалу могут поставить только бдительные жильцы и добросовестные сервисные компании.

Идеальный вариант, когда все горожане входят либо в полноценные советы домов, либо в ТСЖ, ЖСК, ТОСы. При повсеместном налаживании гражданского сетевого контроля, повышении роли муниципалитетов и участковой полиции безопасность «газовой цепочки» (от поставщиков до потребителей и ремонтников) повысится многократно. Когда нет ни того ни другого, каждому приходится рассчитывать исключительно на самого себя.

Виктор Марьясин

Источник: www.stoletie.ru