Эра фарса


Современный мир любит всё обращать в спектакль, точнее – в фарс: политику (в том числе международную), экономику, пандемию, уголовный процесс. Информационное общество и сетевая журналистика вызвали к жизни уродливое скоморошество и ёрничание – что бы ни случалось, какие бы смерти не происходили – всё подвергается неистребимому «хи-хи» или утробному «вау!». Карнавализация реальности, о которой столь много предупреждал Михаил Бахтин, победила окончательно и бесповоротно.

Пик идиотии – суд над актёром и оппозиционным глашатаем – Михаилом Ефремовым, признанным в совершении деяния, повлекшего за собой смерть человека. Те, кто называют Ефремова – убийцей - или неграмотны в юриспруденции, или опять-таки – участвуют в «сценках», ибо для убийства по ст.105 УК РФ, кою усердно «шьют» блогеры – Михаилу нужен умысел.

Всем почему-то весело, интересно и остренько. По Фейсбуку разлетаются искромётные шутки: фотография адвоката Пашаева с подписью: «Избавляю на 8 лет от алкогольной зависимости». Или: «Колония общего режима получила 8 лет Михаила Ефремова» с – аннотацией: «Это не меня с вами заперли, а вас – со мной», а также разные «Вечер в хату – чифирь в сладость!» (реплики из тюремного жаргона – Авт.) и полезные советы Мише, как правильно «топтать зону». Далее – фотошоп с участием Ефремова-отца в роли следователя Подберёзовикова и перефразированные слова из «Берегись автомобиля».

Откуда-то возникла, как проснулась, Лия Ахеджакова с её «особенным мнением» (хотелось ввернуть иначе, но оставим так). Сия бывшая звезда, вечно игравшая один и тот же тип суетливой дурнушки, изрыгнула типичное: «Мне кажется, что Мише мстят за его проект «Гражданин поэт». Жестоко и страшно мстят. Но убили не его, а его репутацию». То есть Мишу (если бы он не плясал русофобские танцы) отпустили бы с извинениями?

Строились конспирологические и псевдо-идеологические нагромождения. Писались возвышенно-поэтические обращения к президенту с просьбой о помиловании – я имею в виду изысканнейший текст Ивана Охобыстина. «Пощадите его своим личным указом, ему не выжить в тюрьме. Он слаб, он раздавлен, он лишён репутации и будущего. Он сам себе приговор. Он не представляет никакой опасности для общества».

Даже тут – ощущение какой-то старинной постановки – с плащами, шпагами и теми широкими дамскими юбками, что в начале XVII века звались испанским словом verdugado. Из всех щелей прёт Лопе де Вега и Тирсо де Молина. О, пощадите! Он слаб и раздавлен! Пафос и трагедь. Которая по факту – комедь. Ибо в нынешние лета всё обрастает смешинками да прибаутками. Мемами и фотожабами.

На деле же – страшно. Омерзительно и чудовищно страшно. Фарс – это худшее, что может позволить себе человек, особенно в подобных ситуациях. Хотя кривляние – один из способов побороть ужас перед жестокой действительностью. Неужели всё так плохо?

Галина Иванкина

Источник: zavtra.ru