«Эмиграция? Скорее эвакуация». Исповедь переселенки из Узбекистана



«Да что у вас там случилось, что вас столько переезжает? Контейнеры эшелонами идут!» — в очередной раз мы услышали подобный вопрос на товарной станции при получении нехитрого домашнего скарба.

А действительно, что? Ведь в Узбекистане вроде все тихо и мирно. Но спрашивать о том, почему «все куда-то едут», начали еще там, в Ташкенте. При этом люди, которые задавали этот вопрос с укором и увещевали, что жить надо там, где родился, буквально через пару месяцев начинали собираться сами.

«Эмиграция из Узбекистана скорее напоминает эвакуацию», — эта совсем не смешная шуточка родилась у дверей консульского отдела Посольства России в Узбекистане. В настоящее время, по мнению экспертов, идет четвертая волна переселения.

Первая была в начале 90-х, когда развалился Советский Союз, русские были не в чести, и фраза «езжай свая Расия» была самой популярной практически в каждой уже бывшей советской республике. Многие и уехали.

Тогда ехали те, кому было на что перебираться. Вторая волна была все в те же 90-е, но чуть позже. Тогда поехали те, кому было нечего терять, своего жилья не было как в Узбекистане, так и в России, но в деревнях вроде как можно было хоть как-то устроить свой быт. Но переселенцы начали сталкиваться с огромными трудностями в виде получения российского гражданства. Люди сетовали. «Мы ни там, ни там не нужны…»

 

Это сейчас национальное самосознание у россиян сформировалось, нация сплотилась, а тогда…«Понаехали тут!», — говорили всем. А ведь эта фраза, наверное, была более обидной, чем «езжай свая Расия». Она остановила многих, кто задумывался о переселении на историческую родину. Так и хотелось кричать, что мы не по своей воле оказались там, где оказались!

Но в то время мало кто задумывался, как русские попали в республики СССР. Да кто как: кто по комсомольской путевке, кто в ссылку, а кто и с царскими войсками, по-разному прибывали наши предки на земли нынешних стран СНГ поднимать окраины. И вот мы, их потомки, рожденные где повелела судьба, в одночасье проснулись августовским утром в чужой стране, как оказалось, чужие везде. Но, наверное, и не стоит осуждать, ведь в России тогда и самим было тяжело, страна трещала по швам, каждый старался выжить как мог, а тут еще — «понаехали»!

В начале нулевых Россия стала подниматься из руин, и в республиках теперь уже СНГ, конкретно в Узбекистане, к этому времени ввели уголовную ответственность за межнациональную рознь. Жизнь в пространстве бывшего Союза вроде стала налаживаться. А с экранов российских СМИ понеслась информация, что все, кто хотел, уже переехали. Как оказалось, далеко не все.

Это стало понятно, когда в 2006 году оставшимся в Узбекистане и других странах СНГ был подарен очередной шанс вернуться к своим корням в виде Государственной программы оказания содействия добровольному переселению в Россию соотечественников, проживающих за рубежом. Тогда к стенам Генконсульства бросилось много людей. Это и была третья волна. Но программа только набирала обороты, а в Узбекистане тем временем создавались все условия, чтобы русские, да и нерусские тоже, захотели уехать, вернуться домой.

Внешне вроде все было и есть хорошо, как говорится, в Багдаде все спокойно, действуют национальные культурные центры, говорится о толерантности, однако за этим последует ожидаемое «но». Понять, что не все гладко в бывшей советской республике, можно было в те годы по числу трудовых мигрантов из Узбекистана в России. Это сейчас меры ужесточены. А тогда ехали на заработки в Россию все кто мог. И вот что интересно: «езжай свая Расия» — было забыто, а «урусы» снова стали братьями.

А вот четвертая волна переселения, которая началась году в 2012-м, когда Госпрограмма переселения уже действовала вовсю, подняла тех, кто не смог уехать в 90-е, потому что были детьми. Наши мамы и папы в силу обстоятельств тогда застряли в Узбекистане. Кого-то держали престарелые родители, наши бабушки и дедушки, другим было некуда и не на что ехать, а в Узбекистане было хотя бы гражданство и жилье, ведь нас, детей, надо было учить, растить, лечить, а этого не сделать без юридических прав и финансовых возможностей, а третьи все надеялись, что, может, как-то все наладится.

И вот мы выросли и окончательно убедились, что надо возвращаться домой, в Россию, пришло наше время.

Так почему нас столько едет? Ответ прост: жизнь в Узбекистане в экономическом плане, мягко говоря, не сахар. Средняя зарплата в пересчете на рубли — 5-7 тысяч, а если удастся найти работу за 10-15, так ты просто миллионер (богатых людей в расчет брать не будем), и это в Ташкенте, в областях готовы работать и за 300-400 тысяч сумов — 3-4 тысячи рублей. Пенсии урезаются по поводу и без, а в областях их выплата задерживается на несколько месяцев.

Если раньше при соответствующем стаже пенсионер мог рассчитывать на «потолок», то бишь 700 тысяч сумов (7 тысяч рублей), то сейчас и при максимальном стаже больше 350-400 мало кому начисляют. При этом цены на продукты питания и коммунальные услуги в Узбекистане практически такие же, как и в России, а порой и выше. Вместе с экономической составляющей надо учитывать и национализм, теперь, правда, скрытый. Не сомневаюсь, что, если прочитают эту статью в Узбекистане, многие с пеной у рта будут орать: «Брехня, нет у нас этого!» Есть, хоть и тщательно скрывается.

И все об этом знают, но некоторым либо повезло не столкнуться с этим, либо просто закрывают на это глаза. Потому что бороться с системой бесполезно. Силовые структуры быстренько поставят «на место» вякающих, а очень резвых попросту «закатают в асфальт», извините за прямоту.

Будучи журналистом, мне приходилось общаться в разной среде. Простые ташкентцы и жители близлежащих городов, узбеки, с болью воспринимают отбытие каждой русской, армянской, татарской, корейской или любой другой семьи. Мы жили по соседству с узбеками, каракалпаками, и они нас уговаривали не уезжать. Хотя в итоге резюмировали: правильно все делаете.

А вот на должностном уровне… В 1992 году в стране был принят закон о государственном языке, где узбекский им и признавался. Затем кириллица заменена латиницей. Ну и что, скажут некоторые, никто же вам не запрещал говорить и учиться на русском.

Нет, конечно. Здесь все делалось проще, так сказать, с чувством, с толком, с расстановкой. Русские группы в вузах стали потихоньку сокращать, а подчас и вообще ликвидировать. В хорошую русскую школу ребенка нужно умудриться «устроить», за деньги, по знакомству, у кого как получается.

Потому что в обычных школах, где есть русские классы, преподают зачастую «неносители языка», как они сами себя называют. И после учительницы русского, которая нашла в упражнении моей соседки четыре ошибки и гордо поставила «4», я обнаружила их еще шесть, которые педагог либо не заметила, либо не захотела увидеть, чтоб не портить показатели. Поэтому сына своего я «устраивала» в хорошую школу, чтоб хорошие были не только отметки, а прежде всего знания. Чтоб не опозорился в России.Тогда мы уже готовили документы для участия в госпрограмме.

И в этой прекрасной, без всякой иронии, школе он был ОДИН русский мальчик в классе. Обвините меня в шовинизме? Да Боже упаси! Одноклассники его — очень хорошие ребята, он со многими до сих пор переписывается. Но 1 сентября в классе из 45 человек 15 вообще не говорили по-русски. Официально приоритет отдается английскому языку, причем на законодательном уровне. Английский начинают изучать с первого класса. И зачастую молодые люди, рожденные в годы независимости, приехав в пока еще русскоязычный Ташкент из областей, знают узбекский и английский… И весь документооборот повсеместно теперь ведется практически только на государственном языке.

Сейчас опять скажут, что лгу, ведь в Узбекистане согласно Конституции все равны. Вроде так. Но при приеме на работу предпочтение несомненно отдадут человеку с фамилией Абдурахманов, а не Иванов или Ким. А если Иванова или Кима и примут, то в лучшем случае замом к Абдурахманову, тем самым замом, который будет специалистом гораздо высшего разряда.

Приведу пример. Пошел мой супруг устраиваться в престижную международную компанию. Должность была как раз по его специальности. Стаж у него приличный, возраст идеальный. Прошел все этапы собеседования. Ждем приглашения на работу… Ждем, а зря. Приняли на эту вакансию парня из Джизака (областной город в Узбекистане) с соответствующей фамилией, а нам сказали, что дух у вашего соискателя не корпоративный. И так было еще в ряде компаний. То прынц не белый, то конь не тот… Опять обвините меня в шовинизме? Кстати, парнишка из Джизака долго там не проработал, не потянул. Супруга позвали на должность заветную, но нам она уже была не нужна.

Это детальные примеры. А в целом… Вот сейчас, правда, уже не слишком громко, СМИ трубят, что на Украине отрекаются от советского прошлого. А в Узбекистане от него давно отреклись, только мудро, молча, чтобы никто не заметил.

Памятников вождю пролетариата не стало на заре независимости, вместе с ними убрали монументы Горького, Маркса и даже узбекского поэта Хамзы — певца революции. Один Пушкин остался, спасибо и на том. Праздники, извините за тавтологию, упраздняются — 1 Мая нет уже давно, а День Победы переименован в День памяти и почестей.

Ну не отменили же совсем, скажут некоторые. Да, не отменили, но участие в Великой Отечественной войне отрицают: мы не воевали, нас втянули. И втянули даже не в Великую Отечественную, а во Вторую мировую. Употреблять в печати термин «Великая Отечественная война» запрещено.

Как и изображать на снимках и в телеэфире медали и ордена советского периода. Заретушевывают их или же просят не надевать. Нет Героев и народных артистов СССР. Совсем недавно переименовали станцию метро, носящую имя узбекского генерала-фронтовика Сабира Рахимова, героя … Советского Союза. И все по закону, правильно вроде, грамотно оформлено, что не подкопаешься, типа дают нейтральные названия, чтобы другим «героям» было не обидно.

Приехав в Россию, мы первое время удивлялись. Люди плачутся — кризис! Кризис? А как же вы тогда до него жили? Забыли 90-е? Зарплаты маленькие, коммуналка растет.

Поверьте, вы не знаете, что это такое как в первом, так и во втором случае. Коррупция — смешно! Так и хочется сказать: вы ее в глаза не видели! А когда кучка псевдолибералов пытается поднять волну «пора валить из Рашки», так и хочется сказать: «Да пожалуйста! Туда вам и дорога!»

А мы просто рады, что русским снова быть не стыдно, рады, что вернулись домой, в страну, которая была и останется Великой державой, радуемся, когда каждый следующий переселенец ступает на Русскую землю, обретая себя, возвращаясь к истокам. Для нас, переселенцев, независимо от национальности и вероисповедания, главное другое: что мы вернулись на историческую родину, где и останемся, чтобы работать, вместе со всеми поднимать нашу державу.

Ольга Смыкова

Источник: cont.ws



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 1

  1. Игорь Б. 08 июля 2016, 11:26(Комментарий был изменён) # 0
    Большинство «бывших» Республик всё пытаются отгородиться от нас, от той цивилизации. которая подняла уровень культуры этих стран. Можно понять чувства наших людей, которые волей случая, оказавшись вдали от Родины, теперь оказались «чужими», даже вернувшись назад, к своим «корням». Думаю, что именно сейчас, когда наше государство начинает крепнуть и поднимать экономику, мы, как и в прежние времена должны проводить единение нашего народа. И это должно быть в сознании каждого человека.
    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.