Борис Немцов — один из родоначальников российской коррупции



Прошло уже два года со дня трагической гибели Бориса Немцова. За это время, как я и предполагал, единомышленники и сподвижники политика устроили вокруг его имени настоящий шабаш. Им уже мало просто оплакивать смерть Бориса Ефимовича. Они хотят возвести Немцова в ранг «святых»! Вплоть до того, что назвать его именем ряд объектов в Москве и Нижнем Новгороде – в столице это Большой Москворецкий мост, где погиб политик, а в Нижнем – одну из улиц...

Что на это можно сказать? Да, Немцов, несомненно, был яркий и незаурядный политик, однако реальных заслуг ни перед нижегородцами, ни перед россиянами он не имел. Мало того, он принадлежал к плеяде тех деятелей эпохи 90-х годов, которые упорно разрушали нашу страну, ничего не создавая взамен. Это они привнесли в наше общество негативные тенденции, с которыми общество до сих пор не может справиться.

Немцов не стал здесь счастливым исключением.

А началось всё ещё на посту губернатора Нижегородской области...

Дом Бревнова

Увы, до сих пор многие верят, что в своё время Борис Ефимович был самым «честным и неподкупным» региональным начальником — это было далеко не так. В политологии есть такое понятие, как неформальные факторы влияния на власть. Речь идёт о таких незаконных вещах, как связь власть имущих с преступным миром, с коммерческими жуликами, с иностранными спецслужбами и т.д. О связях Бориса Немцова с иностранными разведками и с американским посольством я уже писал. Что же касается коррупции...

В 1992 году – то есть буквально сразу после назначения Немцова нижегородским губернатором – появился НБД-банк. Не хочу ничего плохого сказать про его нынешнюю репутацию – банк на сегодняшний день является одним из самых устойчивых в регионе. Однако обстоятельства его появления на свет вызывают очень много вопросов.

Здесь я предоставлю слово московскому журналисту Моисею Гельману, который в своё время детально занимался биографией одного из ближайших немцовских сподвижников, основателя банка Бориса Бревнова.

Гельман, в частности, пишет, что в марте 1992 года – в ответ на просьбу Бориса Немцова – тогдашний и.о. премьера России Егор Гайдар своим распоряжением разрешил создать в области внебюджетный Фонд содействия конверсии. А наполняться Фонд должен был средствами федерального бюджета. Для этого предприятия ВПК области переводили в него половину причитающихся с них федеральных налогов. Как утверждает Гельман:

«Обдирать подобным образом бюджет разрешили в течение года. В конце апреля 1992 года председатель облсовета Евгений Крестьянинов подписывает решение об организации коммерческого банка „Нижегородский банкирский дом" (НБД), где и открывается счёт Фонда содействия конверсии. Но Фонд, однако, весьма скоро превратился в фонд содействия развитию самого НБД. Решением Немцова оборонные предприятия, перечислявшие налоги в фонд, стали учредителями НБД, а перечисленные ими бюджетные средства внесли... в уставный капитал этого банка.

Замечу, что подобная приватизация государственных денег недопустима, так как уставный капитал коммерческих банков согласно закону «О банках и банковской деятельности» может складываться только за счёт собственных средств учредителей. К слову, благодаря «помощи» государства капитал НБД достиг почти 100 млн. рублей, а его уставный фонд составлял 21 млн. рублей, большая часть которых экспроприирована у того же государства».

Председателем правления НБД «избрали» 24-летнего(!) Бориса Бревнова. А уже в июне 1992 года Немцов приказал закрыть счёт Фонда развития конверсии, и бюджетные денежки от «учредителей» потекли прямиком на корреспондентский счёт чисто коммерческой структуры...

Таким образом, за государственные и бюджетные денежки Немцов создал себе частный коммерческий банк! В Нижнем Новгороде словосочетание НБД так и расшифровывали – Немцовско-Бревновский Дом...

Этот банк был затем замечен ещё в одной скандальной истории, в деле о так называемых «навашинских миллионах». Это когда всё тот же Гайдар в 1993 году распорядился выделить Навашинскому судостроительному заводу из бюджета России 18 миллионов долларов – якобы на постройку современных кораблей.

Как полагают специалисты по борьбе с коррупцией, эти деньги ряд приближённых к нижегородской власти лиц (включая наверняка и губернатора) намеревались украсть, поделившись с заинтересованными людьми в правительстве страны. Для этого руководство завода принудили открыть специальный валютный счёт в НБД-банке, хотя у предприятия такой счёт уже имелся (в местном отделении «Промстройбанка») – видимо, кредит намеревались красть напрямую, оформив под это дело счёт в нужной финансовой структуре.

Однако эта схема провалилась. Новый хозяин завода, предприниматель Андрей Климентьев распорядился пустить его по формальному назначению, то есть на нужды предприятия, минуя банк НБД. Сложно сказать, почему Климентьев так поступил – то ли на самом деле решил возродить завод, то ли просто вознамерился «кинуть» своего бывшего приятеля губернатора, присвоив кредит себе лично.

Но в результате возник большой скандал, который навсегда лёг тёмным пятном на биографию Немцова, что бы потом он ни говорил в своё оправдание...

Деньги Аронова

А вот ещё одна любопытная история. В 1995 году было возбуждено уголовное дело против некоего Игоря Мордухаевича Аронова, имевшего официальный статус советника губернатора.

Этот человек попался на незаконной коммерческой сделке. Будучи членом Совета директоров АО «Нижегородские авиалинии» (эта фирма приватизировала в начале 90-х весь авиационный парк нижегородского аэропорта), он загнал куда-то «налево», без должного оформления документов, самолёт Ту-134, машину повышенной комфортности, которая, по сути, являлась флагманом местного авиапарка. Цена сделки – порядка двух миллиардов рублей, которые Аронов получил наличными.

К нему домой нагрянули сотрудники ФСБ, которые при обыске обнаружили 150 тысяч долларов (часть этих денег советник губернатора прятал даже в корзине с грязным бельём). Но самое интересное началось потом, когда на квартиру к Аронову примчался... губернатор собственной персоной.

Он закатил чекистам форменный скандал, возмущаясь тем, что его не предупредили об обыске. Что любопытно, в это самое время дочь Бориса Немцова отдыхала в загородном доме Аронова в США. Через некоторое время Аронов, несмотря на возбуждённое против него уголовное дело, сбежал туда же – в Америку. Говорят, не без помощи Бориса Ефимовича...

Когда информация об этой истории вышла на страницах местной газеты «Дело», Немцов, по свидетельству очевидцев, в гневе разорвал номер с публикацией и потребовал от своих помощников найти способ «закрыть эту газету». А во все местные СМИ тогда было спешно разослано опровержение, где говорилось: а) губернатор никогда не присутствовал ни на каком обыске; б) Аронов якобы уже давно, чуть ли не год, не является губернаторским советником...

На этом скандал и утих. Как потом стало известно, умные люди из окружения губернатора посоветовали Немцову не развивать скандальную ситуацию, потому что это могло изрядно подпортить его широко разрекламированный облик либерала и защитника свободной прессы.

А спустя какое-то время другой бывший советник и приятель Немцова Андрей Климентьев подтвердил все изложенные факты – и про то, что Немцов приезжал на обыск, и про то, что Аронова спешно вывели из числа советников, что называется, задним числом, как раз после возбуждения уголовного дела, и про то, что Немцов ещё долго продолжал поддерживать тесные связи с бежавшим фигурантом уголовного дела – ведь именно в доме Аронова, построенном на «заработанные» в России денежки, то ли в Калифорнии, то ли во Флориде, очень любила отдыхать немцовская семья...

Если это не коррупция, то я тогда балерина из Большого театра!

Афера Гурфинкель

Но самый вопиющий скандал, явно носящий коррупционный оттенок, был связан с приватизацией нового здания старейшей нижегородской типографии «Нижполиграф»...

Всё в том же 1995 году на счета находящегося в убыточном состоянии банка «Нижегородец» нежданно-негаданно поступили два миллиона долларов – прямиком из американского Банка Нью-Йорка. На самом деле эти деньги предназначались другому нашему банку. Однако сотрудница из Нью-Йорка Наташа Гурфинкель почему-то провела платёжку в «Нижегородец».

Когда она спохватилась, то «Нижегородец» уже всё потратил, поскольку находился на грани банкротства. Возвращать было нечего. Тогда Гурфинкель обратилась к своему знакомому губернатору Немцову с просьбой помочь – если деньги не будут возращены, то её могут уволить.

Они вместе придумали схему, по которой государственная компания «Нижегородская ярмарка» должна была взять кредит в «Инкомбанке» под залог здания «Нижполиграфа». Однако всё затруднялось тем, что это находившееся в федеральной собственности здание могло быть приватизировано не ранее 1999 года.

И тогда на помощь пришёл другой старый немцовский товарищ, всемогущий тогда глава Минимущества Анатолий Чубайс. Он разрешил приватизировать здание «Нижполиграфа», так сказать, срочно и досрочно. И буквально сразу после процесса приватизации здание тут же было оформлено в залог под кредит ярмарке. И ярмарка тут же перевела часть этих денег (более миллиона долларов) в Банк Нью-Йорка – хоть и не вся нужная сумма, но в Нью-Йорке радовались и этому. Наташа Гурфинкель была спасена, а вот кредит тяжелейшим грузом повис на «Нижполиграфе».

Как и следовало ожидать, кредит «Нижегородской ярмаркой» вовремя возвращён не был. Здание типографии выставили на аукцион...

Я до сих пор не знаю, чем в этой истории руководствовался губернатор Немцов. То ли это были действительно чисто дружеские отношения с Гурфинкель. То ли это была банальная мошенническая схема, согласно которой украденные из российского бюджета деньги тщательно отмывались – их поначалу переводили в банк США, затем как бы «по ошибке» перебрасывали на убыточный российский банк, чтобы потом и концов найти было невозможно (а потери американцев затем компенсировались за счёт схем, вроде той, что использовал Немцов). Я почему-то склоняюсь ко второму варианту, поскольку фамилия Гурфинкель потом неоднократно мелькала в других, более громких скандальных историях, связанных с отмыванием в США 15 миллиардов долларов, украденных в России (не зря к этой Наташе был так «неравнодушен» сам Чубайс).

Но в любом случае – в деле «Нижполиграфа» губернатор, как минимум, превысил свои полномочия!

Кстати, эта история обернулась трагическим ударом по многолетнему директору «Нижполиграфа» Виктору Забурдяеву, который когда-то своими личными усилиями ещё в советское время построил это здание и вообще считал его своим детищем. О самой продаже «Нижполиграфа» Забурдяев узнал... из объявлений в газете – то есть губернатор Немцов даже не поставил его в известность!

Не удивительно, что Забурдяев слёг в больницу с сердечным приступом. Из больницы он уже не вышел... В смерти мужа супруга умершего директора Светлана Забурдяева прямо обвинила Немцова. Вот что она сказала мне лично в 1999 году, когда я занимался эпопеей «Нижполиграфа»:

– В мире есть всего один человек, которому я желаю зла. Это Борис Ефимович Немцов. Он, конечно, не Бог, и не он убил моего мужа. Но, несомненно, подкосила его здоровье именно эта история...

Дела столичные

Немало подозрительного за Немцовым — с точки зрения коррупции — тянется и в Москве, куда он уехал в 1997 году. Как пишет по этому поводу журналист Александр Самойлов (сайт "Политонлайн):

«В 2013 году на свет выползла весьма интересная история об акциях „Газпрома", которые ещё в конце девяностых купил Борис Ефимович. Он сам прямым текстом об этом и написал: „Ещё в 1998 году купил акции Газпрома по цене 10-15 центов за штуку, а к середине 2000-х они выросли в цене в 50-100 раз".

При этом в той переписке он подчеркнул, что на момент покупки он якобы уже не работал в правительстве РФ.

Между тем, Немцов работал в этом самом правительстве до 24 августа 1998 года и дважды, в 1997-м и в мае 1998-го, был председателем Коллегии представителей государства в РАО „Газпром". Немцов и тогдашние „милые люди" из правительства заорганизовали дефолт.

То есть схема выглядит так: Немцов, прекрасно зная, что всё уже в общем-то рухнуло, но это техническая мера, уволился и поскакал, необременённый служебной этикой, скупать по дешёвке акции газового российского магната».

Газпромовские акции, приобретённые с явным использованием служебного положения, как видим, принесли Борису Ефимовичу очень неплохую прибыль.

А потом было председательство совета директоров концерна «Нефтяной» (в период с 2004-го по 2005-й годы). Этот концерн постигла печальная судьба — прокуратура России установила, что «в банке, входившем в концерн „Нефтяной", действовала преступная группа, которая, совершая незаконные банковские операции, получила преступный доход в размере 57 миллиардов рублей». Любопытно, что как только в этой структуре начались проверки, Борис Ефимович оперативно оттуда уволился.

Плюс ко всему следует припомнить депутатство Немцова в Госдуме — с 1999 по 2004-й годы, когда Борис Ефимович ещё страстно поддерживал президента Владимира Путина и был вхож в высокие кабинеты, где принимались важнейшие финансовые и политические решения для судеб страны. По словам Самойлова, «есть мнение, что уже тогда за определённое лоббирование определённых интересов Борис Ефимович мог что-нибудь получить»...

Но самое интересное заключается в том, что наиболее резко доходы Немцова пошли вверх после того, как он занялся активной оппозиционной политической деятельностью. Например, в 2006 году общий доход Немцова, судя по его официальной декларации, составил всего 516 тысяч 943 рубля, но уже в 2008-м, когда Борис Ефимович баллотировался в мэры города Сочи, он задекларировал доходов на сумму уже... в 183 миллиона рублей!

Интрига заключается в том, что Немцов, как известно, нигде толком не работал и коммерческими талантами явно не блистал. Как пишет в своей книге об истории телеканала НТВ журналист Андрей Норкин, все известные российские олигархи по этой причине всегда посмеивались над нашим бывшим губернатором и относились к нему презрительно-высокомерно.

Тем не менее Немцов жил на очень широкую ногу, ни в чём себе не отказывая. Если выбирал ресторан, то только самый дорогой, если выезжал за границу, то останавливался только в самых роскошных отелях. Плюс умудрялся неплохо содержать всех своих подруг, которые сегодня устроили довольно грязную свару из-за его наследства...

По мнению Александра Самойлова, «после Думы оппозиционер трудился в президиумах партий СПС и „Солидарность". А подобного рода партии, что тогда, что сейчас — главные гранатовые „кормушки" под реализацию всяких разных не очень полезных для нашей страны проектов. Что, собственно, почти не скрывалось — „солидаристы" публично ссорились о западных грантах и убеждали, что получать деньги от таких американских неправительственных структур, как IRI, NED, NDI, USAIS „на демократию", совсем не зазорно. Одним словом, на этом тоже можно было обогатиться».

Думаю, вряд ли Борис Ефимович всерьёз участвовал в грантовом дележе. Просто потому, что ему лично это было не нужно — американцы, как известно, взяли его на индивидуальное содержание. Он даже кичился этим перед своими соратниками по либеральному политическому лагерю – в частности, Немцов откровенно хвастался своими особыми контактами с посольством США. Борис Ефимович не видел в этом ничего плохого – он был глубоко убеждён, что Запад хочет России только добра и блага.

Кстати, как рассказал мне один знающий человек, все денежные дела Бориса Ефимовича за границей всегда вела одна примечательная семейная пара – это бывший глава нижегородского НБД-банка Борис Бревнов и его жена, гражданке США Гретчен Уилсон. Бревнов, после отъезда из России, долгое время являлся вице-президентом по развитию американского концерна «Интегрис Энерджи Груп» (Integrys Energy Group). А его жена Гретчен Уилсон-Бревнова возглавляла евразийское отделение правительственного фонда США «Вызов тысячелетия» (Millennium Challenge Corporation, MCC) – этот фонд отвечает за всевозможные программы экономических реформ в Грузии и на нынешней Украине и на этом поприще тесно сотрудничает с ЦРУ...

Выводы делайте сами.

Думаю, именно спецслужбы США и предопределили страшную судьбу Бориса Ефимовича. Американцы видели, что никакой реальной угрозы для режима президента Путина он не представляет и что Немцов, в силу своего сложного характера, не может быть для оппозиции объединяющей фигурой. Тем не менее, его постоянно привечали на всевозможных международных оппозиционных форумах и встречах, его упорно именовали «лидером российской демократии», и он по-прежнему не испытывал никакой материальной нужды.

Складывалось ощущение, что его долго и упорно готовили для роли ритуальной жертвы, призванной дискредитировать путинский режим. Что, собственно, и произошло в трагический февральский вечер 2015 года, когда убийца расстрелял Немцова прямо у стен Кремля...

... Наверное, кому-то все эти коррупционные шалости бывшего нижегородского губернатора и лидера либеральной оппозиции покажутся мелочью, по сравнению с воровством некоторых нынешних больших начальников. Однако стоит помнить, что коррупция в современной России начиналась именно с таких вот «мелочей». И Немцов стоит в числе тех, кто непосредственно запускал этот процесс. В этом и состоит его главная «заслуга» перед российским обществом.

К сожалению...

Источник: www.posprikaz.ru






войдите VkontakteYandex
символов осталось..


Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.