Больше оружия - меньше преступлений



Есть такой тезис, что чем больше на руках населения огнестрельного оружия — тем меньше происходит тяжких преступлений, сопряженных с насилием. Ну вы знаете — «Господь сделал всех людей разными, большими и маленькими. Полковник Сэмюэль Кольт сделал свой револьвер, чтобы уравнять шансы» ™ И ведь в этом есть некая доля правды. Вот что нам говорит статистика в стране исключительной нации — США:

Темный график — стволов на душу населения (шкала слева)
Светлый график — количество убийств с применением огнестрельного оружия на 100 000 человек (шкала справа)

 

Нетрудно заметить, что увеличение количества стволов на руках населения в полтора раза сопровождалось снижением количества преступлений, связанных с применением огнестрельного оружия, ВДВОЕ. А на сколько упало количество грабежей и нападений на квартиры и дома граждан? Этого нет на графике — но между тем там наблюдается та же самая зависимость. И, конечно же, прогрессивная американская общественность озабочена этим:

More guns, especially in the hands of racist, sexist, homophobic, Christian, country music-loving, Trump-supporting Republicans, means open season on anyone and everyone who doesn’t share this white privilege.

Не понимаете оккупационный английский? ОК, я сделаю для вас переклад на москальску мову:

Больше оружия, особенно в руках расистских, сексистских, гомофобных, христианских, любящих музыку кантри, поддерживающих Трампа республиканцев, означает открытый сезон охоты на всех и каждого, кто не разделяет их белые привилегии.

На самом деле эту реплику куда короче сформулировал Шариков: «А где же я буду харчеваться?» Смысл в том, что вот это вот падение числа преступлений означает фактическое сокращение кормовой базы для негров и латиносов. Потому что именно они кормятся за счет грабежей и убийств. Ну на самом деле — не идти же им работать на завод?

Вот этим-то и озабочена прогрессивная американская общественность.

Есть и еще более интересные цифры. Из американской статистики за 1999-2015 годы следует, что за эти годы от огнестрельного оружия погибло 533 879 человек (что составляет довольно смешные 1.3% от общего числа погибших, примерно по 33 367 человек в год — для 300-миллионной Америки это немного). Однако — внезапно для многих — из этого числа 313 641 человек это самоубийцы, которые убили не кого-то, а самих себя. Огнестрельное оружие используют 52% американских суицидников, более 60% всех смертей от огнестрельного оружия в США — это суициды (а в оставшемся количестве — далеко не всё относится к преступлениям, там полно случаев законного применения оружия полицией и гражданами против преступников, а также несчастные случаи и т.д.). Количество суицидов в США стабильно растет, кстати — но ведь это и есть неотъемлемое право свободной законопослушной личности, решить для себя самого, стоит ли дальше коптить небо. Отбери у суицидника пистолет — и он начнет травиться газом, засовывая бошку в духовку, а вы потом будете разгребать завалы на месте взорвавшихся многоквартирных домов. Вряд ли это то, о чем вы мечтали, ограничивая оборот оружия и сильнодействующих медпрепаратов.

Ну и, разумеется, подавляющее число преступлений, совершенных с использованием огнестрельного оружия — совершено незарегистрированным, криминальным оружием. Вот и недавний стрелок в Лас-Вегасе палил из нелегальных автоматов. То есть если вы хотите отобрать оружие у населения — вы его отберете у законопослушных граждан, не у преступников. Преступники на ваши законы плевать хотели.

PS. Вот вам картинка, показывающая ситуацию с количеством оружия на руках у населения (верхняя карта) и количеством убийств (нижняя карта):

 

Корреляция довольно очевидна.

Во всем этом деле есть маленький нюанс, о котором обычно все забывают: снижение преступности обеспечивает не само по себе наличие оружия на руках у населения — а определенная законодательная база, выстроенная под его применение населением. С этой точки зрения те же США довольно дурацкая страна — оружия там много, но его применение сильно ограничено. Именно поэтому расстрелы населения происходят там в школах, кинотеатрах, в институтских кампусах и на концертах — в этих «общественных местах» населению запрещено иметь оружие, поэтому стрелки не боятся ответного огня. А стреляют они в основном из незарегистрировнаного, то есть криминального, оружия.

Впрочем, в России ситуация еще более дурацкая — здесь даже милиционеры в применении оружия ограничены так, что многие даже не достают его из сейфов — один хрен стрелять нельзя, потом не отмоешься. А населению мало того что запрещено иметь короткоствол вовсе, а длинноствол можно приводить в боевое положение только на охоте, стрельбище или дома — но даже дома из него фактически нельзя стрелять по напавшим на вас грабителям, вам моментально пришьют «превышение пределов самообороны».

То есть оружие-то в России есть — нет нормального законодательства под его применение. А законы, как известно, пишутся для честных людей — потому что преступники законов не соблюдают. Соответственно чем больше вы понаписали в законах ограничений — тем хуже положение честных, законопослушных людей перед лицом уголовников. Забавно, что очень многие этого не понимают и думают, что ужесточение законодательства окажет какое-то влияние на преступников. «Надо запретить воровство — и тогда воры перестанут воровать». Идиоты, чо уж там.

Источник: topru.org






войдите VkontakteYandex
символов осталось..


Комментарии 1

  1. Ненжи 07 октября 2017, 13:11(Комментарий был изменён) # 0
    Получается, что те депутаты, которые голосуют (в думах) за отсутствие оружия у населения — ответственны за очень плохую статистику в России. Голосуют за убийства и грабежи. Это очень большое преступление — соучаствовать в убийстве тысяч людей — граждан России. «Забота» у них такая о народе. Они боятся, что народ будет вооружён и злить его уже так нагло нельзя будет. Преступники также боятся вооружённого народа. Что то у них общие страхи! У депутатов и преступников. Странно, да? Рыло в пушку, что ли? Интересно у кого их них страхи больше
    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.