Анна Кузнецова: защита прав ребенка для меня - это миссия



В сентябре 2016 года Анна Кузнецова была назначена уполномоченным при президенте РФ по правам ребенка. О необходимости закрепления статуса детского омбудсмена в федеральном законе, планах по поддержке многодетных семей и введении льгот на образование для сирот, а также о борьбе с контролерами и кондукторами, высаживающими детей из общественного транспорта, она рассказала в интервью ТАСС.

— Недавно вы сообщили, что в Совете Федерации подготовлен законопроект об уполномоченном по правам ребенка. Какие полномочия он предусматривает? И какие полномочия вам необходимы для эффективной защиты прав детей?

— Я пришла на эту должность, чтобы помогать детям, семьям, чем занималась и раньше, и буду продолжать это делать независимо от статуса и принятия законов "Об уполномоченном", как и большинство детских омбудсменов в регионах. Потому что защита прав ребенка для меня — это миссия.

Ко мне обращаются и дети. Недавно писала девочка из г. Киржач Владимирской области о том, что их семью выгоняют из дома. Мы оперативно вмешались, выехали в регион, оказалось, речь идет о расселении ветхого дома, которое происходило с большими нарушениями. Сейчас процесс приостановлен

Могу сказать одно — если каждый будет чувствовать личную ответственность перед детьми, можно многое сделать. Авторитет института очень сильный. Но если говорить сухим языком, то появление подобного закона в первую очередь не допустит ликвидации или слияния института уполномоченного по правам ребенка с институтом уполномоченного по правам человека, во-вторых, наделит институт детских омбудсменов новыми полномочиями и выравняет их положение в регионах, тем самым обеспечив равную защиту детских прав.

— Что вам удалось с момента вступления в должность? Расскажите, пожалуйста, в каких ситуациях вы смогли восстановить нарушенные права детей?

— Озвучу отдельные истории, которые были у всех на слуху. Так, благодаря юристам моего аппарата, а также действиям уполномоченных по правам ребенка в регионах многие вопросы удается решать довольно быстро. Например, совместно с МИД РФ удалось помочь семье Медведевых в Финляндии, у которых социальные службы изъяли детей. Им вернули детей, и они находятся в России.

Много сообщений поступает ко мне через социальные сети. Например, о сложной ситуации в Липецкой области, где возник юридический спор между реабилитационным центром для онкобольных детей и санаторием, на территории которого он построен. Была угроза, что данный центр закроют. Но, к счастью, удалось решить вопрос, и центр продолжает работать и оказывать помощь тяжелобольным детям.

Ко мне обращаются и дети. Недавно писала девочка из г. Киржач Владимирской области о том, что их семью выгоняют из дома. Мы оперативно вмешались, выехали в регион, оказалось, речь идет о расселении ветхого дома, которое происходило с большими нарушениями. Сейчас процесс приостановлен.

После страшного ДТП в ХМАО стали писать дети, занимающиеся в спортивных секциях, рассказывать о том, что они тоже добираются до мест соревнований как придется. Вообще вопросом обеспечения безопасности массовых перевозок детей мы занялись очень предметно. Мои юристы выехали в регионы с тем, чтобы понять реальное положение дел в этой сфере. Активно сотрудничаем с Госавтоинспекцией, которая очень неравнодушна в этом вопросе, и Виктор Нилов дал особые поручения инспекторам в регионах — контролировать массовые переезды детей во время новогодних праздников.

Если говорить о проблемах регионального законодательства, то совместно с уполномоченным по правам ребенка в Карелии нами была благополучно разрешена ситуация с выплатой материнского капитала, который малоимущим семьям засчитывали в общий доход семьи, что лишало их права на пособия. Эта проблема была озвучена на Всероссийском совещании уполномоченных по правам ребенка в субъектах РФ, которое прошло в ноябре в Москве, и представители Минтруда РФ взяли ее на контроль, потому что выяснилось, что подобная практика есть и в других регионах. После наших обращений региональные власти пересмотрели эту норму.

А если говорить об организации деятельности федерального уполномоченного, то передо мной стояли системные вопросы: выстраивание новой работы — от сайта до порядка документооборота. Предстояло осмыслить весь спектр задач, который стоит перед институтом, собрать новую команду.

Мы провели Всероссийское совещание уполномоченных, на котором вместе с региональными коллегами наметили создание общего Плана действий на следующий год — программного документа. Выявили основные проблемы и наметили пути их решения, в первую очередь в части методологии и взаимодействия.

Институт уполномоченных по правам ребенка открыт для обсуждения вопросов, которые тревожат общество. Например, очень болезненны проблемы семьи, поддержки многодетных, профилактики семейного неблагополучия. Именно для решения таких вопросов мы создали общественный и экспертный советы.

— Сколько обращений за это время поступило на ваше имя? Какова тематика этих обращений? Какие проблемы в защите прав детей вы считаете наиболее актуальными?

— В текущем году только официально в адрес уполномоченного поступило более 5 тысяч обращений граждан. Это не считая электронных обращений — их порядка 18 тысяч, а также поступают обращения через социальные сети. Основная тема — жилищный вопрос, это 30% обращений. На втором месте тема защиты прав семьи, детства и материнства. Социальное обеспечение, вопросы образования, охраны здоровья, вопросы от лиц, отбывающих наказание в местах лишения свободы.

Я уверена, что больному ребенку очень нужно, чтобы рядом была мама или кто-то из близких, порой эта терапия сильнее любого лекарства...

Вопросы защиты прав детей в семьях, где один из родителей является гражданином другого государства, по защите имущественных и наследственных прав несовершеннолетних, по неисполнению алиментных обязательств. Больше всего обращений поступает от родителей (45% от общего числа) и иных родственников несовершеннолетних (44%). Заявления от многодетных семей, от граждан, принявших детей на воспитание в семью, и непосредственно от детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Кроме того, есть коллективные обращения, от общественных организаций, адвокатов, представителей законодательной, исполнительной власти. Тематика обращений к уполномоченному из года в год почти не меняется.

Но я, проанализировав некоторые моменты, все же хочу выделить следующие проблемы: доступ родителей в реанимацию к тяжелобольным детям — здесь уполномоченным и Минздравом РФ, который разработал соответствующие рекомендации, проделана серьезная работа. Мы направили запросы в регионы, чтобы омбудсмены на местах проанализировали, где есть такая проблема, почему она возникает, есть ли объективные причины или это человеческий фактор. Я уверена, что больному ребенку очень нужно, чтобы рядом была мама или кто-то из близких, порой эта терапия сильнее любого лекарства...

Еще хочу выделить проблему — гибель детей на уроках физкультуры либо на спортивных соревнованиях. Очень острая проблема — сейчас мы ею занимаемся. В некоторых случаях, к сожалению, выявили, что ребенка можно было бы спасти, если бы в учреждении был медпункт... Или если бы ребенок проходил качественную диспансеризацию. Сейчас на эту проблему обратил внимание заместитель председателя Правительства РФ Виталий Мутко, который поручил в 2017 году разработать программу профилактики гибели детей во время занятий спортом.

Безусловно, всех очень тревожит вопрос вакцинации и туберкулинодиагностики. Ко мне обращается очень много обеспокоенных родителей, чьих детей не допускают до занятий по причине отсутствия проб Манту. На мой взгляд, если родители по разным причинам отказываются делать ребенку пробу Манту, необходимо предусмотреть возможность проведения других исследований и закрепить ее нормативными документами. Мои юристы активно работают с Минздравом в этом направлении, в ведомстве разрабатывается положение о порядке и сроках проведения профилактических осмотров граждан в целях выявления туберкулеза, в рамках которого продумываются альтернативы пробе Манту.

Конечно, необходимо учитывать, что в 36 субъектах Российской Федерации, в том числе в Тульской, Астраханской, Челябинской областях, Пермском крае и Санкт-Петербурге, отмечено существенное увеличение числа случаев впервые выявленного активного туберкулеза среди детей до 14 лет. Данная ситуация, безусловно, требует особого внимания.

— В уходящем году страна была потрясена гибелью детей в лагере отдыха в Карелии. Намерены ли вы разобраться в причинах того, почему не привлечены к ответственности чиновники, заключавшие договоры о летнем отдыхе в этом лагере? Что вы планируете предпринять для обеспечения безопасного летнего отдыха в лагерях?

— Эта страшная трагедия потрясла и меня лично. Виновных лиц уже установил следственный комитет, суд будет решать и определять степень их ответственности. А наша задача — содействовать разработке комплекса мер, чтобы подобного больше не было. Все требования сформулированы в поручениях президента: это и приоритет нестоимостных критериев при оценке заявок, и страхование жизни и здоровья детей, и лицензирование организаций, занимающихся отдыхом и оздоровлением. Но, наряду с предъявлением высоких требований к квалификации кадров, качеству программ летнего отдыха, важно сохранить доступность отдыха для слабозащищенных категорий детей и семей, находящихся в трудной жизненной ситуации. Важно сделать доступным летний отдых и для детей с особенностями развития, в том числе семейный отдых, если заболевание ребенка предусматривает сопровождение. Вот тут нам очень важно обеспечить должный общественный контроль, нужно очень внимательно реагировать на каждое обращение, и здесь уполномоченные по правам ребенка в регионах будут помощниками. Мы доведем все инициативы федерального центра до каждого региона.

— Гибель детей в ХМАО вновь ставит вопрос об обеспечении безопасности перевозки детей. Какие предложения есть по решению этой проблемы?

— К сожалению, это не первая такая трагедия. Массовые ДТП с гибелью детей ранее происходили и в Ленинградской, Новгородской областях. И каждый раз возникает тема сопровождения автобусов с детьми сотрудниками Госавтоинспекции. Хотя сегодня на федеральном уровне создана достаточная нормативно-правовая база, регламентирующая организацию перевозок детей (в частности, постановлением Правительства РФ №1177). Важно ее соблюдать. В ХМАО было допущено очень много нарушений, что в результате привело к столь печальному исходу.
По вопросу обеспечения безопасности перевозки детей мы плотно работаем с главой Госавтоинспекции Виктором Ниловым, договорились о сотрудничестве в части проведения мониторинга организации перевозки детей.

Мною также направлены обращения региональным омбудсменам совместно с профильными ведомствами сформировать комиссии и провести проверку организации массовых перевозок детей, особенно в части соблюдения нормативных требований к таким перевозкам. Учитывая предстоящие новогодние праздники с массовыми выездами детей, необходимо обратить внимание на согласование организованной перевозки детей с Госавтоинспекцией.

Мы с моими специалистами в преддверии праздников провели выездные совещания по безопасности перевозок детей по всей стране. Наша задача — в каждом регионе выявить проблемы в этом направлении (поверьте, они очень отличаются от региона к региону), наметить дорожную карту по их преодолению и назначить главное ответственное лицо, которое будет контролировать этот вопрос в регионе.

Итоги работы региональных межведомственных групп с участием руководителей регионов, уполномоченных по правам ребенка, профильных ведомств и региональных управлений Госавтоинспекции планируется подвести в конце января на общем селекторном совещании.

— По-прежнему остается острой проблема изъятия детей у россиян за рубежом. Удалось ли вам за время нахождения в должности добиться возвращения детей в семьи россиян? Какими случаями вы сейчас занимаетесь?

— Стоит отметить, что подобных случаев в последнее время стало меньше. Нам удалось выстроить с рядом стран конструктивный диалог. Так, я встречалась со своим финским коллегой Туомасом Курттила.

Потому что за первые месяцы моей работы мы столкнулись с четырьмя делами, связанными с изъятием детей у российских семей. По каждому случаю мы работаем индивидуально. Мои юристы на связи с заявителями, а также представителями консульства России в Финляндии. Это говорит о том, что диалог есть и можно делать следующие шаги, направленные на системное взаимодействие. Также успешно работает российско-финская контактная группа, в которую входит мой представитель. Без открытого, доверительного диалога в этом вопросе невозможно добиться успеха. Мы призываем финскую сторону к взаимодействию в интересах детей и выработке гибкого механизма реакции на происходящее.

— Недавно вы сообщили о том, что в Италии нарушается соглашение с нашей страной об усыновлении российских детей. Будет ли в этой связи оно расторгнуто, а усыновление наших сирот итальянцами прекращено? Как вы вообще оцениваете ситуацию в сфере международного усыновления российских сирот? Готовятся ли новые межправительственные соглашения с какими-то странами или, напротив, планируется дальнейшее сокращение иностранного усыновления?

— Подобными соглашениями занимается Министерство образования и науки РФ. Мы создадим межведомственную рабочую группу по международным вопросам. У нас есть ряд проблем с т. н. переусыновлением детей в Италии. Этот вопрос уже обсуждался в прошлом году, российскую делегацию тогда возглавил уполномоченный по вопросам прав человека, демократии и верховенства права МИД РФ. Встреча проходила в Риме с представителями Комиссии по международному усыновлению при Президиуме Совета Министров Итальянской Республики. Тогда было принято решение, что если пребывание российского ребенка в итальянской семье больше не отвечает интересам данного ребенка, то он может быть помещен в другую семью, но только по согласованию с центральным органом страны происхождения, то есть Минобром РФ, который будет контролировать процесс и получать всю информацию о кандидатах в усыновители и т. д. В этом году должны были состояться новые переговоры, но в связи со сменой кабинета министров в Италии они отложены. Однако, если переговоры состоятся, я планирую принять в них участие.

— Вы заявляли о необходимости принятия федерального закона о льготах для многодетных семей. Не проще ли заставить региональные власти исполнять уже существующий указ президента РФ "О мерах по социальной поддержке многодетных семей"?

— Да, я считаю, что такой закон нужен, потому что сейчас все остается на откуп регионам. А там бывают вопиющие случаи. Например, в Астрахани был принят региональный закон, согласно которому многодетными считаются только те семьи, в которых все дети от одного брака. Пункт 7, так называемая поправка о пасынках, был включен в ч. 2 ст. 1 закона Астраханской области "О социальной поддержке многодетных семей" в феврале 2014 года. С тех пор многодетные семьи неоднократно выражали возмущение по этому поводу. У нас в работе есть жалоба одной такой мамы, которая после рождения седьмого ребенка лишилась всех льгот. Поводом стало второе замужество женщины. Шестеро ее детей от первого брака носят фамилию матери, в новом браке родился сын, но права на льготы она не имеет, потому что многодетной в регионе считается семья, в которой все дети от одного брака, а пасынки или падчерицы усыновлены вторым супругом. А если, например, новый супруг не хочет усыновлять? Или у ребенка есть родной отец, с которым он поддерживает отношения? Вот такая коллизия. Мы добились того, что региональный парламент отправил эту норму на пересмотр.

В целом хотелось бы подчеркнуть, что хоть многодетных семей и немного, но в них воспитывается существенная часть детей — 17%.

— В России принят закон о наделении многодетных семей земельными участками. Но многодетные семьи жалуются, что власти выделяют земельные участки в местах, неудобных для проживания, лишенных инфраструктуры (водопровод, канализация, газ, электроэнергия), в деревнях, где отсутствуют дошкольные учреждения, школы, детские поликлиники. Кроме того, региональные власти приняли законы, ограничивающие предоставление земли многодетным семьям, если у них в собственности есть объекты недвижимости, и таким образом семьи, получившие в наследство от родителей дачу на шести сотках или даже просто сарай, лишаются права на земельный участок от государства. Какой выход из этой ситуации вы можете предложить?

— Есть федеральный закон о выделении земель многодетным семьям, но у регионов есть право на корректировку его исполнения.

Мы сейчас много говорим о кризисных семьях, но ведь надо помогать и обычным семьям с детьми

И эти корректировки доходят до абсурда. Самое интересное, что средства на это выделяются каждый год, но в последний момент перераспределяются на какие-то иные нужды. Я лично занималась пробиванием земли с коммуникациями для многодетных семей. В рамках общественного совета мы создадим мониторинговую группу, строго следящую за этим. Будем вести и мониторинг исполнения законов, направленных на поддержку благополучия семьи.

Мы сейчас много говорим о кризисных семьях, но ведь надо помогать и обычным семьям с детьми. Здесь опять же встает проблема отсутствия федерального закона о поддержке многодетных семей. Во многих районах нет элементарной инфраструктуры там, где дают участок, в некоторых крупных городах исчерпан фонд земельных участков... Надо тогда искать варианты, предлагать людям равноценную замену.

Президентом России четко расставлены приоритеты, в том числе и в этом вопросе, поэтому необходимо их соблюдать.

— Мы уже обсуждали с вами проблему высаживания детей из общественного транспорта при отсутствии билетов, а также изъятие у детей из многодетных семей социальных карт. Вы заявили, что контролеры и кондукторы такими действиями ставят под угрозу жизнь и здоровье детей. Какие меры принимаются, чтобы эта порочная практика прекратилась?

— Эту проблему мы проанализировали, собрали все подобные случаи.

Они есть в Перми, Екатеринбурге, Москве, Челябинске, и везде это человеческий фактор. Поэтому я направила соответствующее письмо Министру транспорта РФ Максиму Соколову. Потому что оставление кондуктором и водителем автобуса малолетнего ребенка в опасности может квалифицироваться как преступление, предусмотренное ст. 125 УК РФ (оставление в опасности) либо по ст. 238 УК РФ (оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни и здоровья потребителей). Вопрос снятия ребенка с рейса, на мой взгляд, может быть решен только в присутствии сотрудников полиции и родителей, и данный пункт может найти свое отражение в должностных инструкциях контролера и водителя пассажирского транспорта либо в иной редакции в нормативно-правовых актах.

— Время от времени в СМИ появляются заявления чиновников о возврате сирот в детские дома. Однако специалисты утверждают, что основная доля возвратов, более 70%, приходится не на усыновителей, не на приемные семьи. Детей возвращают бабушки и дедушки, которые берут под опеку своих внуков, а когда дети достигают подросткового возраста и выходят из-под контроля, сдают их в детские дома. В этой связи скажите, пожалуйста, не считаете ли нужным скорректировать норму Семейного кодекса о приоритете родственников при установлении опеки над сиротами? Ведь ситуации бывают разными, одно дело, если добропорядочные родители умерли, и совсем другое, если они совершили преступления, лишены родительских прав. Разумно ли отдавать детей бабушкам и дедушкам, которые уже доказали свою неспособность вырастить детей? Зачем ставить такой эксперимент, надеясь, что у них получится с внуками то, что не вышло с детьми?

— Уточню, что количество отмененных решений о передаче детей на воспитание в семью за последние 5 лет сократилось на 15,5% (с 6677 в 2011 году до 5707 в 2015 году). И тут тоже сыграли роль службы сопровождения приемных семей. У нас нет данных о том, что бабушки, дедушки, тети, дяди возвращают сирот в детские дома чаще, чем посторонние люди. И я не могу с вами согласиться, что, если мать лишена родительских прав, вина лежит на ее родителях. Мы все взрослые люди, сами принимаем решения.

Я знаю много случаев, когда бабушки искренне переживают за своих внуков, забирают их, если родители не в состоянии позаботиться. Однако, несмотря на приоритет при усыновлении близкими родственниками, органы опеки должны учитывать обстоятельства, которые могут отрицательно повлиять на ребенка: преклонный возраст родственника, если родственник проживает в одной квартире с родителем, лишенным родительских прав. Поэтому тут нужен индивидуальный подход.

А вот что у меня действительно вызывает тревогу, так это тенденции роста отмененных решений о передаче ребенка на воспитание в семью по причине жестокого обращения с ним (рост более чем на 80% — с 36 в 2011 году до 67 в 2015 году). Также растет число приемных родителей, с которыми досрочно расторгнуты договоры по причине возникновения в приемной семье неблагоприятных условий для содержания, воспитания и образования детей (на 61,5% — с 213 человек в 2011 году до 344 человек в 2015 году).

— Намерены ли вы добиваться возвращения льготы на поступления в вузы на бюджетные места для детей-сирот?

— Очень плотно занимаемся этим вопросом, потому что у нас много обращений по этому поводу. Многие дети трудной судьбы хотят поступать в военные училища, кадетские корпуса. Федеральный закон от 29.12.2012 №273-ФЗ "Об образовании в Российской Федерации" предусматривает "особые права (преимущества)" при приеме на обучение в кадетские училища, суворовские военные училища детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, детей военнослужащих, детей государственных гражданских служащих и т. п.

Однако прием в данные образовательные организации осуществляется в порядке, установленном федеральными государственными органами, в ведении которых они находятся. Поэтому на практике дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, пользуются преимуществом при приеме в училища только при условии получения на вступительных испытаниях равного количества баллов с другими кандидатами, тогда да, перед другими ребятами — приоритет им. Надо учитывать, что родители осуществляют дополнительную подготовку детей к вступительным испытаниям, а дети-сироты далеко не всегда имеют такую возможность и не могут порой получить такие же баллы, как другие. С целью обеспечения реальной доступности кадетского и суворовского образования для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, считаю целесообразным рассмотреть вопрос о закреплении в ведомственных нормативных правовых актах норм о внеконкурсном зачислении детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Что касается вузов, то там такая же ситуация. До 1 января 2019 года при приеме на обучение программам бакалавриата и программам специалитета в пределах установленной квоты (за счет бюджета) сироты имеют приоритет, но опять же при условии, если наберут равное количество баллов с другими поступающими.

— Каковы ваши планы на 2017 год?

— Конечно же, работать! И работать системно, последовательно, эффективно, по принципу "ты не сделал ничего, если не сделал все".

В будущем году весной у нас запланирован в Белгороде Съезд уполномоченных по правам ребенка в субъектах РФ. На нем мы подведем первые итоги совместной работы, проанализируем, что удалось сделать, над чем еще нужно работать. Также мы намерены добиваться реализации наших инициатив — например, с главой Рособрнадзора договорились о проведении совместных проверок в регионах и организации мониторинга работы органов опеки и попечительства.

Кроме того, я намерена в ближайшее время укрепить работу Общественных и Экспертного совета при уполномоченном, куда входят и представители ведомств, и НКО, и волонтеры. В рамках советов созданы группы по самым острым и болезненным направлениям в области защиты детства: это здравоохранение, образование, воспитание, культурное развитие и оздоровление, волонтерство, защита семьи и традиционных семейных ценностей, информационная безопасность, профилактика девиантного поведения, соблюдение прав детей, оставшихся без попечения родителей. Я рада, что рядом со мной общественники — настоящие профессионалы своего дела, люди, посвятившие себя помощи детям и семьям, вместе мы свернем горы!

Источник: tass.ru



войдите VkontakteYandex
символов осталось..


Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.