Заседание Госсовета по вопросам совершенствования системы общего образования



Под председательством Владимира Путина в Кремле состоялось заседание Государственного совета по вопросам совершенствования системы общего образования в Российской Федерации.

В.Путин: Уважаемые коллеги, добрый день!

Мы сегодня с участием руководителей регионов и представителей политических партий обсудим один из наиболее важных вопросов нашей жизни – поговорим о системе общего образования, о нашей школе. Напомню, этой теме было уделено особое внимание и в Послании Федеральному Собранию.

В начале 2000-х годов мы обозначили укрепление человеческого потенциала, человеческого капитала в качестве одного из наших важнейших приоритетов на то время, которое мы считали таким, за горизонт которого можем посмотреть: 10 лет назад стартовал национальный проект «Образование», затем в 2011–2013 годах была проведена модернизация региональных систем общего образования.

Хочу поблагодарить всех, кто принимает самое активное участие в реализации наших планов – общественных деятелей, учителей, директоров школ, представителей политических партий и движений. И конечно, руководителей регионов, муниципалитетов – все ваши команды.

Я знаю, и мы сегодня, конечно, будем об этом говорить: у нас ещё очень много нерешённых проблемных вопросов. Но что очень важно, и почему мы сегодня решили поднять этот вопрос: к этой теме, так же как и к теме здравоохранения, мы должны возвращаться постоянно, она не должна никогда у нас уходить на второй план.

Знаете, это как со скорой помощью: провели в своё время мероприятие, деньги из федерального бюджета качнули, обновили парк, обновили оборудование в надежде на то, что затем в рабочем режиме, ритмично будем поддерживать соответствующий уровень и идти дальше, а потом раз-раз-раз – и всё сползло. Ни в здравоохранении, ни в образовании ничего подобного допускать нельзя. Поэтому мы поговорим о проблемах.

Но сейчас хотел бы отметить и позитивные изменения, которые произошли в сфере общего образования как результат нашей совместной работы, что удалось сделать.

Всё‑таки удалось улучшить условия обучения ребят, причём не только в крупных городах, но и в сельских школах, в сельской местности. Сейчас практически все школы в России подключены к интернету. Помню, когда мы начинали эту программу, казалось, что и деньги немереные, и никогда мы это не поднимем с этой огромной нашей территорией – нет, ничего, в целом получилось.

Школы располагают современным оборудованием, спортивными залами. Профессия учителя вновь становится уважаемой и престижной, привлекательной и интересной для молодых специалистов.

Серьёзно выросла зарплата педагогов. На педагогические специальности в вузах, в педагогические вузы увеличился конкурс. Майскими указами 2012 года поставлена задача – обеспечить среднюю заработную плату педагогических работников на уровне средней по экономике.

Ещё раз хотел бы сказать то, о чём говорил многократно. Конечно, знаю тезисы, согласно которым если уж педагогам платят среднюю [зарплату] по экономике, то нужно это распространить чуть ли не на всех. У нас все профессии уважаемые, все люди труда должны пользоваться вниманием и заботой общества.

Но всё‑таки есть фундаментальные вещи, и одна из таких фундаментальных вещей – это образование, школьное образование. Все мы хотим, все без исключения, чтобы наши дети были лучше, чем мы. А для этого мы обязаны обеспечить им соответствующий уровень подготовки в школах.

Для того чтобы это произошло, нужно не снижать внимание к учителям. И теперь этот уровень – средняя по экономике заработная плата для учителей – стал положением закона. Его нужно выполнять, несмотря ни на какие, даже объективные, трудности. Потому что если мы не будем делать позитивных движений в фундаментальных областях, у нас и изменения к лучшему никогда не наступят. Я хотел бы обратить на это [внимание] наших коллег из субъектов Российской Федерации.

Уважаемые друзья! Считаю, что на ближайшее десятилетие мы можем поставить перед собой цель нового уровня и другого масштаба – сделать российскую школу одной из лучших в мире. Убеждён, такая задача способна и должна объединить все политические силы, все уровни власти, граждан страны; она отвечает и запросам общества, и задачам национального развития. Важно вместе определить наиболее эффективные, действенные инструменты реализации наших планов.

Конечно же, мы должны учитывать тенденции глобального развития, а это практически взрывное развитие технологий и переход к новому технологическому укладу. И школа тоже должна идти в ногу со временем, а где‑то и опережать его, чтобы готовить ребят к динамичной, быстроменяющейся жизни, учить их овладевать новыми знаниями и умениями, свободно, творчески мыслить. Для этого нужен эффективный механизм постоянного обновления содержания общего образования.

При этом нельзя забывать о базовых, непреходящих вещах – гуманитарной, воспитательной составляющей. Важно сохранить и передать новым поколениям духовное и культурное наследие народов России: историю, русский язык, великую русскую литературу, языки народов Российской Федерации, достижения в гуманитарных областях. В этом сила страны, способность нации отвечать на любые вызовы, и задача воспитания не менее значима, чем обучение, подготовка кадров для новой экономики.

Во все времена в основе качественного школьного образования лежала работа учителя. Сегодня требования к этой профессии многократно возрастают. Создание достойной мотивации для учителей, условий для их постоянного самосовершенствования, для повышения квалификации сегодня становятся ключевым фактором развития всей системы общего образования. В этой связи предлагаю создать общенациональную систему профессионального роста учителей. И позволю себе выделить здесь несколько направлений.

Первое – это внедрение современных программ подготовки и повышения квалификации педагогов, которые соответствуют профессиональным требованиям. Надо расширять участие в этой работе вузов, исследовательских институтов, использовать уникальный опыт лучших учителей и ведущих школ страны. И конечно, необходимо задействовать ресурсы недавно созданного нами Центра поддержки талантливых детей «Сириус», он должен стать также и источником передовых практик обучения.

Второе – это внедрение эффективного механизма материального и морального поощрения качественного, творческого учительского труда, создание стимулов к развитию, к непрерывному профессиональному росту. Вы знаете, что сейчас учителям присваиваются звания, категории, и за это предусмотрены денежные надбавки. Но по факту эта система в значительной степени потеряла свою стимулирующую роль.

Человек добился определённых успехов, вышел на новый профессиональный уровень и остановился, а положенную надбавку воспринимает просто как часть заработной платы. Право на дополнительное вознаграждение, свой профессиональный статус необходимо периодически подтверждать. В этом случае у учителя появится мотив к приобретению новых знаний и новых навыков.

Третье. Понятно, что и саму систему оценки квалификации, качества результатов работы учителя и его потенциала нужно совершенствовать, делать её более объективной, менее бюрократической, и главной должна быть оценка не чиновника, а коллег, профессионального сообщества.

И ещё один момент. У каждого из нас были учителя, которые в полном смысле слова стали нашими наставниками, не только привили любовь к предмету, но и помогли выбрать цель, научили важнейшим нравственным принципам, во многом определили наше будущее. Безусловно, каждый из нас благодарен таким учителям, и благодарны мы им за это всю жизнь. Каждый из нас искренне считает, что именно такие педагоги достойны самых высоких званий и наград.

Современные информационные технологии позволяют создать механизм оценки учителей, в том числе на основе мнения выпускников школ, тех, кто уже вошёл во взрослую жизнь и уже с высоты каких‑то прожитых лет, времени может дать действительно заслуженную, справедливую оценку своим школьным наставникам. Я прошу Правительство разработать и внедрить общенациональную систему профессионального роста учителей.

Добавлю, что Россия славится не только учителями, у нас всегда были и выдающиеся руководители образования, руководители школ и в Москве, и в других городах страны. Они создавали по‑настоящему сильные средние учебные заведения с особой атмосферой, с талантливым педагогическим коллективом.

Считаю, что мы должны серьёзно обновить, усовершенствовать систему отбора и профессионального развития директоров школ, чтобы в школу приходили яркие, увлечённые своим делом молодые управленцы. Этот позитивный процесс, который уже наметился, нужно, безусловно, поддержать.

Далее. Предлагаю максимально сократить административную, бумажную нагрузку на педагогов и образовательные организации в целом. Рабочая группа Госсовета предлагает, чтобы бюрократическую, отчётную работу взяли на себя прежде всего учредители школ. В большинстве случаев ими являются муниципальные, а также региональные организации органов власти. Я полностью согласен с этим предложением наших коллег из рабочей группы.

Следует также упорядочить количество контрольно-надзорных мероприятий в отношении школ. Соответствующие решения должны быть приняты как можно быстрее. Понятно, что в этой сфере, где речь идёт о жизни и здоровье детей, строгий контроль, безусловно, необходим, но нужно организовать его таким образом, чтобы не мешать педагогам заниматься своим главным делом – учить ребят.

Уважаемые коллеги! Мы продолжим работу по созданию комфортных условий обучения. В следующем году из федерального бюджета выделяется 50 миллиардов рублей на строительство, ремонт и реконструкцию школ. Обращаю ваше внимание, это региональное и муниципальное дело, это прежде всего обязанность регионов и муниципалитетов. Мы из федерального бюджета выделяем эти средства.

Кстати говоря, это не значит, что эти средства должны замещать региональные деньги. Ни в коем случае. В регионах как предусматривались средства на развитие школ и школьного дела, так они там и должны остаться.

Уже в ближайшие годы должна быть ликвидирована третья смена в школах, а затем нужно добиться, чтобы ученики как минимум начальных и старших классов учились в одну смену.

Обращаю также внимание глав субъектов на необходимость обеспечить единые социальные гарантии детям вне зависимости от форм собственности школы, в которой ребёнок учится, будь то федеральная, региональная, муниципальная или частная. Речь прежде всего идёт о льготном питании детям-инвалидам и детям из многодетных или малообеспеченных семей.

При этом, повторю, наша задача гораздо шире – сформировать по‑настоящему современную образовательную среду, в том числе для детей с ограниченными возможностями по здоровью. Необходимо в полной мере использовать преимущества информационных технологий и дистанционного управления, дистанционного обучения в данном случае.

Поддерживаю предложение рабочей группы Госсовета создать общедоступную электронную школу для каждого школьника страны, где будут размещены учебные материалы и пособия, лекции наших знаменитых педагогов и учёных, чтобы у школьника, у учителя была возможность пользоваться самыми современными информационными ресурсами и обучающими программами. И для этого прошу проработать вопрос об увеличении скорости подключения к сети Интернет учреждений общего образования.

Далее. Уже в школе важно помочь ребятам осознанно выбрать будущую специальность, которая будет востребована на рынке труда, чтобы они потом смогли найти себе дорогу по душе, получали достойный заработок, могли состояться в жизни. Конечно, профессиональная подготовка школьников, их профориентация не должна быть чисто формальной. Именно поэтому принципиальная задача – привлечь к этой работе не только вузы, техникумы, но и бизнес, прежде всего крупный и средний.

Если предприниматель мыслит на перспективу, формирует долгосрочную стратегию развития, он должен активно взаимодействовать со школой. Это не только вложение средств в строительство новых учреждений, хотя и это очень важно. Кстати говоря, у нас есть очень хорошие примеры, когда бизнес вкладывает деньги в развитие школьного дела, в строительство школ, в оборудование школ в Москве, в других регионах. Я хочу воспользоваться случаем, я знаю многих таких людей лично, хочу их всех за это поблагодарить. Надеюсь, что они на этом останавливаться не будут, а другие их коллеги из бизнеса будут присоединяться к такому движению. Но этого тоже недостаточно. Нужно рассказывать о предприятиях, создавать лаборатории, организовывать кружки и факультативные занятия, создавать учебно-воспитательные комплексы.

Я предлагаю нашим деловым объединениям совместно с регионами подумать об организации взаимодействия со школами на системной основе. Кстати, успешным примером такого сотрудничества стало создание первых детских технопарков. Они уже начали свою работу в Ханты-Мансийске и Нефтеюганске, планируются в Набережных Челнах и в некоторых других городах страны.

В целом нужно продолжить развитие дополнительного образования, технических кружков, творческих студий и спортивных секций. Совершенствовать систему поиска и поддержки одарённых детей. Но, конечно, поддерживать нужно всех. И конечно, неотъемлемой частью современной образовательной среды должны стать музеи, театры, библиотеки, общественные проекты в сфере патриотического воспитания, различные движения волонтёров.

Уважаемые коллеги! Понятно, что для реализации наших планов необходимы серьёзные ресурсы, при этом главное, конечно, – это эффективность управленческих решений, и прежде всего на уровне региональной власти, которая отвечает за сферу образования. Необходимо также участие граждан, политических партий, бизнеса, как я уже говорил, учительского сообщества.

Я хочу вас поблагодарить за внимание, на этом хотел бы закончить своё вступительное слово. Давайте обсудим все эти проблемы, которые должны, как я уже говорил вначале, находиться в сфере нашего постоянного внимания. Передаю слово губернатору Приморского края Владимиру Владимировичу Миклушевскому. Пожалуйста.

В.Миклушевский: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Школьное образование на протяжении последних десяти лет всё время находилось в фокусе государственной политики как на федеральном, так и региональном уровне. За эти годы благодаря реализации приоритетного национального проекта «Образование», национальной образовательной инициативы «Наша новая школа», модернизации региональных систем образования кардинально изменились и содержание, и качество, и облик российской школы.

Результаты проведённых преобразований и новые вызовы требуют, конечно же, серьёзного обсуждения, и в этом состоит задача представленного сегодня доклада. Для его подготовки были привлечены сотни экспертов из разных регионов страны, проанализирована динамика развития школьного образования в стране в целом и в региональном разрезе. Практически каждый регион представил свой опыт, свои интересные находки.

В докладе нашли отражение самые удачные, на наш взгляд, примеры лучших региональных практик. Хочу сказать большое спасибо всем, кто принял участие в этой важной работе. Считаю также необходимым поблагодарить политические партии, которые приняли участие в подготовке и доклада, и проекта протокольного решения.

Необходимо отметить, что за последние десять лет в общем образовании достигнут значительный прогресс. Особо отмечу три направления прорыва.

Во‑первых, произошла кардинальная модернизация сети общеобразовательных учреждений и укрепление их материально-технической базы, включая внедрение информационно-коммуникационных технологий и интернета. Ведь ещё десяток лет назад в тысячах школ тёплые туалеты были мечтой, а сегодня в большинстве школ – и в городах, и в сёлах – дети учатся в современных условиях.

Во‑вторых, возник позитивный тренд в кадровом обеспечении. Впервые за последнее десятилетие в 2014 году доля молодых учителей сравнялась с долей учителей пенсионного возраста. Растёт средняя заработная плата педагогов. Я считаю, нашей общей победой является то, что сегодня практически во всех регионах она достигает значения средней заработной платы по соответствующему субъекту.

В‑третьих, заложены основы объективной оценки качества образования. Здесь в первую очередь речь идёт о честном ЕГЭ. Уже сегодня делаются следующие шаги по созданию целостной федерально-региональной системы оценки качества образования.

Развитие образования в течение этих десяти лет было нашим общим делом. Очень важно, что федеральная власть не только задавала нормативную рамку, но и обеспечивала проектное финансирование для прорывных направлений. Напряжённо в этой работе участвовали и регионы. Сегодня ответственность регионов за общее образование отражена в высокой доли расходов региональных бюджетов, в оригинальных моделях развития школьного образования.

Средний объём расходов консолидированных бюджетов субъектов Российской Федерации на систему образования вырос в номинальных ценах с 2005 по 2014 год почти на 400 процентов. Доля расходов на образование в консолидированных бюджетах субъектов выросла в среднем с 20 процентов в 2005 году до четверти бюджетов в 2014-м. Поэтому сегодня важно обсудить не только общесистемные задачи, но и то, как они преломляются на уровне регионов.

Сначала скажу о развитии инфраструктуры, а затем о новых содержательных задачах в сфере образования и воспитания. В условиях жёстких бюджетных ограничений мы не имеем права допустить ухудшения качества и эффективности использования созданной большими усилиями материальной базы обучения. Такие риски есть в связи с уменьшением доли средств на общеучебные расходы в общем объёме финансирования образования и возрастанием доли фонда оплаты труда.

В этой связи предлагаю разработать передовые стандарты технического обеспечения школ, включающие современное лабораторное оборудование, другие учебные средства, требования скорости интернета. Реализация таких стандартов позволит, с одной стороны, защитить материальную базу образовательного процесса, а с другой – рационально расходовать средства региональных бюджетов. Например, сейчас Минкомсвязи реализует масштабный проект расширения возможностей использования сети Интернет в самых малых и удалённых населённых пунктах. Считаю, что приоритет в этом проекте в первую очередь надо отдать школам и социокультурным центрам на селе.

Уважаемые коллеги! Позвольте предложить несколько тезисов о содержательной деятельности региональных властей в сфере образования. Здесь важно отметить, что анализ, проведённый экспертами рабочей группы, показывает, что качество школьного образования в регионе зависит не столько от доходов региона, сколько от продуманной политики в сфере образования, науки и культуры, от приоритетов управления. О некоторых таких приоритетах хотелось бы сказать подробнее.

Важнейший тезис – образование и воспитание не может ограничиваться школой. Сегодня и обучение, и воспитание происходит и в школе, и в организациях культуры и спорта, и просто в городской среде. Это требует от местных и региональных властей непривычной и сложной работы по координации разных сфер, в которых развиваются наши дети.

До сих пор в большинстве регионов и муниципалитетов не удаётся выйти за призывы к межведомственной координации, реализовать на деле сетевое взаимодействие. Нам, к сожалению, не удалось пока массово реализовать в сельской местности, как мы того хотели, модель социально-культурного центра, в котором выполняются функции и школы, и библиотеки, и дома культуры, и спортивного комплекса.

Но если мы не решим вопросы эффективного межведомственного взаимодействия, то велики риски и снижения эффективности, и недостаточного развития сферы воспитания. Считаю, что руководители региональных и муниципальных систем образования должны взять на себя непосредственную ответственность за такое взаимодействие и научиться управлять образовательной средой своего региона, города или посёлка.

Ещё один важный аспект, Вы сказали об этом, Владимир Владимирович, в своём вступительном слове – это профессиональная ориентация школьников. Для современных молодых людей зачастую самый сложный вопрос – выбор жизненного пути. Нужно приложить немало усилий, чтобы понять, чего же ты сам хочешь и на что ты способен. И до сих пор главным партнёром школы оставался вуз, который заинтересован, естественно, в будущих абитуриентах и студентах.

Опыт многих регионов показывает, что существенно более важным партнёром в школьном образовании сегодня становится бизнес и социальная сфера. Применительно к школе речь может идти о существенном повышении роли предприятий и организаций в профессиональной ориентации и в профильном обучении.

Например, в Приморье эффективной оказалась модель классов «Роснефти». Успешной оказалась и идея создания школ в составе вузов. Конечно, для этого нужна активная нормативная и методическая поддержка таких решений. Безусловно, для решения таких сложных задач в системе образования нужны не только хорошие учителя, но и хорошие управленцы – самостоятельные, предприимчивые, настоящие лидеры, умеющие работать и с детьми, и со взрослым населением, создавать и реализовывать программы развития.

Мы много заботимся о подготовке учителей, а директоров школ учим недостаточно. Руководителей муниципальных систем образования, как правило, вообще никто не учит. Далеко не во всех регионах работают прозрачные и эффективные системы отбора на управленческие должности в сфере образования. Я считаю, эту ситуацию надо менять оперативно, иначе мы не справимся с новыми сложными задачами, где нужны лидерские качества, которые невозможно решить по инструкции из Минобрнауки; и считаю, что регионы должны это сделать своим приоритетом.

Наконец, с темой обучения и воспитания вне школы связан вопрос о наполнении интернета образовательным содержанием. Мы действительно провели интернет практически в каждую школу, вложили, откровенно говоря, довольно большие средства в электронные образовательные ресурсы, а дети наши всё равно сидят в социальных сетях. Может быть, нам надо начать прокладывать дороги там, где ходят? Может быть, именно в социальных сетях, в новых форматах размещать – конечно же, одобренные прежде всего экспертами – образовательные и воспитательные ресурсы? Для решения этой задачи не обязательно привлекать только бюджетные средства, можно привлекать и бизнес, и образовательное сообщество.

Конечно, работа с такими ресурсами требует совершенно новой квалификации учителей. Должен признать, что пока модернизация системы повышения квалификации учителей в регионах, как правило, отстаёт от обновления самого школьного образования. Нам нужны совершенно новые формы и содержание профессионального развития учителей, которые помогут им в большей степени стать наставниками, проводниками в мире знаний, чем просто предметниками.

В заключение хотел бы вновь привлечь внимание участников заседания к одной серьёзной проблеме, на которую Вы, Владимир Владимирович, обратили внимание в своей статье в 2012 году. Речь идёт о том, что в ряде наших крупных городов образовались группы школ с устойчиво низкими результатами обучения. В таких школах много детей с трудностями в обучении, с неродным русским языком, с девиантным поведением. В этом случае школа перестаёт выполнять функцию социального лифта. И если школа работает в трудных социальных условиях, то и они, а не только гимназии и лицеи, работающие, как правило, с благополучными детьми, должны получать специальную поддержку: и методическую, и кадровую, и финансовую.

Если сказать короче, у нас не должно быть плохих школ, школ со стабильно низкими результатами, но и не должно быть выбраковывания детей для улучшения результатов. Конечно, легче расписаться в собственном бессилии и выдать аттестаты с «двойками», но так мы действительно можем потерять уже достигнутые вершины. Думаю, вы со мной согласитесь, надо бороться за каждого ребёнка в любой школе.

При этом надо понимать: одной, универсальной модели улучшения качества образования в таких школах на всю страну не сделаешь. В каждом регионе должна быть своя программа подтягивания этих школ до приемлемого уровня. Каждая школа, каждый учитель должны почувствовать, что у них есть возможности добиться успеха. Надеюсь, что благодаря нашему обсуждению мы приблизимся к решению этой задачи.

Уважаемые коллеги! Очень часто, пытаясь предсказать будущее, мы используем прогнозы, методы стратегического планирования, и это, безусловно, правильно. Но проще всего увидеть, каким будет наше будущее, заглянув в школы. Именно там учится и воспитывается наше следующее поколение, там создаётся завтрашняя экономика, социум и культура России. «И именно от этих девчонок и мальчишек зависит, будем ли мы производить сами уникальные технологии, делиться с миром прорывными знаниями, сможем ли мы сделать окружающую среду безопаснее и комфортнее для жизни, будем ли гордиться достижениями отечественного искусства, нашими спортивными рекордами или будем завидовать чужим триумфам» – цитата из Вашего выступления, Владимир Владимирович, на открытии образовательного центра «Сириус». Многие ответы на эти вопросы в сегодняшней повестке заседания Госсовета.

Спасибо за внимание.

В.Путин: Благодарю Вас.

Пожалуйста, Министр образования и науки Дмитрий Викторович Ливанов.

Д.Ливанов: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые участники заседания!

Школьное образование – это область совместной заботы федерального центра, регионов, муниципалитетов. Именно поэтому Государственный совет для нас является важнейшей площадкой определения совместных приоритетов. Мы рассчитываем, что сегодняшнее заседание даст новый импульс инфраструктурному и содержательному обновлению нашей школы.

Одна из главных задач предстоящего периода развития российской школы – это повышение роли школьного образования в воспитании подрастающего поколения. Основным инструментом решения этой задачи является новый федеральный государственный образовательный стандарт, который поэтапно вводится в наших школах. Он впервые регулирует не столько образовательный процесс, сколько образовательные результаты.

И при этом важно, что это не результаты обучения, а стандарты образования – единого процесса воспитания и обучения. Причём воспитание здесь стоит на первом месте. Именно задача воспитания граждан нашей страны, любящих, уважающих свою Родину – и большую, и малую, – знающих и уважающих свою историю, имеющих способности мыслить и действовать в сложных реальных ситуациях, впервые в явном виде поставлена в новых образовательных стандартах.

Воспитание проходит красной нитью через все виды школьной деятельности – и урочной, и внеурочной. Невозможно воспитывать лишь на отдельных уроках или специальных мероприятиях. Воспитание – это задача, которую школа решает совместными усилиями с семьёй, обществом, социальными и культурными институтами. Именно эта идея является ключевой при создании российского движения школьников, которое создаётся в интересах развития детей, для их вовлечения в социальную практику, эффективного проведения воспитательной работы. Начало 2016 года станет стартом этого нового движения.

Существенной частью воспитательной работы в соответствии с новыми образовательными стандартами является и профессиональная ориентация. Прежде всего – популяризация высокотехнологичных рабочих профессий в среде школьников.

Сегодня созданы правовые условия для организации на базе школ профессиональной подготовки по массовым профессиям. Запущено создание ресурсных центров по освоению профессиональных компетенций в соответствии с международной системой WorldSkills, которая у нас получила название «Молодые профессионалы».

Но, безусловно, задачу профессиональной ориентации одна школа решить не может. В таких регионах, как Алтайский край, Приморье, Тамбовская область, Санкт-Петербург, местные власти активно стимулируют предприятия для организации практик и профессиональных проб старшеклассников. Мы надеемся на активное участие в этой работе других регионов – она крайне важна.

В такой многообразной огромной стране, как наша, одной из центральных задач образовательной политики всегда остаётся задача обеспечения единства образовательного пространства. Её суть – сформировать общую гражданскую и культурную основу, дать каждому ребёнку равные возможности получения качественного образования.

Как показало введение образовательных стандартов, в их исходном варианте были заданы лишь общие требования к результатам образования. Это создавало высокую степень неопределённости. Для корректировки этой ситуации мы вместе с профессиональным сообществом провели работу по уточнению базового содержания образования через конкретизацию образовательных результатов по каждому предмету. В школьном образовании мы будем и дальше сохранять разумный баланс между обязательными для всех требованиями, с одной стороны, и возможностями учёта разнообразия регионов, школ, учеников – с другой. Это позволит нашим педагогам работать и результативно, и творчески.

Важным механизмом обеспечения единства нашего образовательного пространства является объективная система оценки качества образования. Хочу, пользуясь случаем, поблагодарить всех, без исключения, глав регионов за принципиальную позицию в отношении единого государственного экзамена, благодаря которой нам удалось не только получить объективную картину качества работы наших школ, но и начать в целом ряде регионов реализацию целевых программ поддержки тех школ, которые демонстрируют устойчиво низкие результаты обучения школьников, улучшение обучения по отдельным предметам. В целом ряде регионов эти программы уже идут. Сейчас важно сделать следующий шаг, чтобы повысить объективность экзаменов на всех уровнях образования.

В этом году мы успешно опробовали всероссийские проверочные работы, запустили национальные исследования качества образования. Важно, чтобы выводы по результатам этих исследований не были направлены на наказание тех школ, которые работают недостаточно хорошо, наоборот, служили основой для выработки инструментов поддержки этих школ, создавали мотивацию для расширения деятельности институтов повышения квалификации учителей. Мы надеемся, что руководители регионов не только продолжат держать проведение единого государственного экзамена и итоговой аттестации под личным контролем, но и поддержат создание объективных систем качества образования в своих регионах.

Ключевыми фигурами в решении поставленных задач являются, конечно, педагоги и руководители школ. Президентом страны поставлена задача – существенно поднять зарплату педагогов, и она выполнена. Сейчас важно помочь учителям добиваться более современного и высокого качества работы. Для этого изменены принципы оплаты труда учителей, утверждён профессиональный стандарт педагога, который мы считаем главным элементом реального обновления школы. Он поэтапно вводится в действие, не раньше 2017 года он станет обязательным для всех школ, естественно, по мере готовности к нему школ муниципалитетов и регионов.

Чтобы лучшие выпускники вузов закреплялись на рабочих местах в школах, у них должна быть возможность серьёзной поддержки на начальных стадиях работы, возможность роста в рамках учительской профессии. Поэтому, Владимир Владимирович, в соответствии с Вашим поручением мы разработаем систему карьерного и профессионального роста учителей, которая бы увязывала существующую систему аттестации с принятым профессиональным стандартом и уровнями квалификации учителя.

Но, конечно, реальное улучшение социального самочувствия учительства требует и моральной поддержки. Очень важно, чтобы образ педагога позитивно воспринимался в обществе: нужны хорошие фильмы об учителях, публикации в средствах массовой информации о лучших представителях учительской профессии, чтобы она и дальше привлекала успешных молодых людей.

Мы издаём ежегодно лучшие советские фильмы об учителях, распространяем их по школам, но очень важно, чтобы появлялись и новые фильмы. Здесь необходима популяризация в средствах массовой информации успешных школьных практик, мы ждём здесь активной позиции регионов, на федеральном уровне соответствующую работу ведём.

И конечно, очень важно договориться, что пора перестать загружать школы избыточными проверками и отчётами. Мы провели мониторинг: ежедневно в каждую школу приходит 11 запросов, каждый день в каждую школу в среднем приходит 11 запросов. Конечно, учителя перегружены и внутренней документацией. Здесь и федеральным органам, и главам регионов надо ограничить контролирующие организации, чтобы они заходили в школы, как правило, через учредителей, через муниципалитеты.

Мы, со своей стороны, будем остро реагировать на запросы. Вот новогодний запрос: «Доложить о праздничном оформлении окон и приложить к отчёту фотографии». В школы из одного региона были такие запросы разосланы. Понятно, что любая школа готовится к Новому году, это не требует дополнительной регламентации, тем более не нужно отчитываться об этой работе. Учителя, педагоги, руководители школ сами заинтересованы в том, чтобы подготовить своё здание к встрече Нового года.

Мы также обеспечим представление основной информации о каждой школе, включая статистические формы на сайтах школ в формате открытых данных. Эта система будет создана, запущена в следующем году. Очень важно, чтобы регионы активно включились в её внедрение и в школы прекратились запросы, дублирующие друг друга, всю информацию можно было бы получить из открытых источников информации сети Интернет.

В заключение несколько слов в продолжение разговора об инфраструктуре школьного образования. Благодаря успешной демографической политике число школьников в России растёт год от года. В течение ближайшего десятилетия число школьников увеличится на 3,5 миллиона, и все они должны прийти в новые, современные школы. К сожалению, сегодня процент школьных зданий с износом выше 50, даже 70 процентов высок. Из‑за нехватки площадей примерно четверть детей обучается во вторую смену.

Поэтому перед нами стоит задача создания новых школьных мест, в общей сложности до 2025 года их потребуется более 6,5 миллиона. И здесь речь идёт не просто о новых местах, а о принципиально новых школах, где создана современная среда для обучения и воспитания, пространство и для уроков, и для внеурочной деятельности. Правительством сегодня утверждена программа по содействию регионам в создании новых мест, новой инфраструктуры школьного образования. Со следующего года она стартует.

Исключительно важно, ещё раз обращаю на это внимание, чтобы в новых школьных зданиях была новая образовательная среда. Мы намерены коренным образом повысить роль и качество работы школьных библиотек. В ближайшее время будет завершена в целом работа по стандартизации в части современного оснащения и обустройства школьных пространств.

Конечно, современные школьные инфраструктуры невозможны без высокоскоростного интернета, здесь я полностью согласен с предыдущим докладчиком. При качественном интернете более эффективным становится внедрение дистанционного обучения, широкое использование электронных образовательных ресурсов. Это особенно важно для детей, живущих в сельской местности, в удалённых районах, для детей с ограниченными возможностями здоровья и для одарённых детей, обучающихся по индивидуальным учебным планам, для наших соотечественников, проживающих за рубежом.

На основе опыта лучших российских школ и педагогов мы начинаем реализацию нового масштабного проекта «Российская электронная школа», благодаря которому дети смогут получать общее образования с 1 по 11 класс либо полностью, либо частично с использованием электронных ресурсов, дистанционных технологий. Прошу, уважаемый Владимир Владимирович, дать нам поручение о начале этого проекта.

Уважаемые руководители регионов! Хочу в заключение обратить ваше внимание на приложение к докладу Госсовета. Это сборник лучших региональных практик в сфере общего образования. Их спектр очень широк. Это и работа с одарёнными детьми, оценка качества, профориентация школьников, патриотическое воспитание, различные формы поддержки учителей, музейная педагогика, дистанционное образование и многое другое.

Благодарю вас не только за то, что вы прислали информацию об этих практиках, гораздо важнее, что вы их активно используете, продвигаете, что вы видите школьное образование в числе своих приоритетов, что в ваших регионах поддерживается творческий поиск учителей и школ. Именно в разнообразной региональной практике рождаются те идеи, которые затем становятся федеральной образовательной политикой.

Школьное образование – наша общая забота. И мы уверены, что тесная работа министерства и регионов поможет решить самые сложные задачи.

Большое спасибо за внимание.

В.Путин: Благодарю Вас.

У нас на площадке Госдумы эти вопросы регулярно обсуждаются, и в кулуарах, что называется, и в профильных комитетах. Поэтому я попросил бы Сергея Евгеньевича Нарышкина по этому вопросу высказаться. Прошу Вас.

С.Нарышкин: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Я хотел бы коротко коснуться такой темы, как связь тематических гуманитарных годов с образованием и воспитанием детей и школьников.

Завершается 2015 год, который ранее Указом Президента был объявлен Годом литературы. Созданный и работающий оргкомитет ещё три месяца назад принял решение не прекращать свою деятельность и продолжать работу за пределами календарного года.

Владимир Владимирович, спасибо Вам, что 14 декабря в Санкт-Петербурге Вы сказали, что Год литературы в России не должен заканчиваться. Мы действительно продолжим свою работу по ряду направлений, к примеру, по возрождению когда‑то сильной в Советском Союзе школы перевода литературных произведений с языков народов России на русский язык. Это имеет, понятно, немалое значение для интернационального воспитания наших детей и школьников.

Ещё одно начинание Года литературы – это подготовка концепции преподавания русского языка и литературы в школе. Рабочая группа, созданная при национальном оргкомитете Года литературы, сопоставила здесь различные мнения, педагогические и научные подходы, взяла за базу опыт разработки концепций преподавания в школе таких предметов, как история и математика. Я благодарен всем, кто участвовал в дискуссии и продолжает присылать нам свои предложения.

Сейчас развёрнута такая самая широкая общественная дискуссия относительно подготовленного проекта концепции. Мы находимся на заключительной стадии, и я рассчитываю, что в следующем, 2016 году Правительство Российской Федерации внимательно рассмотрит подготовленный нами документ, утвердит разрабатываемую концепцию, на базе которой будут подготовлены новые современные учебники преподавания русского языка и литературы в школе.

Главное, видеть в русском языке универсальное средство общения и познания для десятков миллионов людей, а в школьной литературе – предмет, открывающий детям подлинные произведения искусства. Потому нужно дать свободу мыслить, формировать умение самостоятельно оценивать книги, лучшие из которых входят в общемировое философское и культурное наследие.

На этом пути, конечно же, много трудностей, в том числе: дети, с первых лет жизни попадающие к компьютеру и смартфону, получают массу важных навыков и, конечно же, большой объём информации. Это большое преимущество нашего времени. Но психологи отмечают у первоклашек снижение способности к традиционному письму и чтению. У них, как потребителей визуальных картинок, не развивается воображение, они просто порой не могут без экрана представить, как мама моет раму.

Вы помните эту почти классическую фразу из букварей нашего времени. Они за буквами не умеют подчас уловить мысль. Как следствие, хуже вникают в содержание прочитанных книг, а значит, им сложнее изучать не только гуманитарные, но и точные, и естественные предметы, да и любые другие науки.

Невозможно и не нужно, конечно же, тормозить прогресс и современные технологии, тем более что русский язык уже один из самых популярных в мировых соцсетях. Однако нужно готовить детей к жизни в технократическом обществе без потерь для морали, без ущерба для российской культуры и русского языка и, как минимум, расширять доступ к театрам, музеям, библиотекам и книжным магазинам.

Что касается книжных магазинов, то мы, к сожалению, наблюдаем такую нерадостную картину – их число постоянно сокращается; происходит это по понятным причинам. Конечно, книготорговля не может конкурировать с предприятиями, торгующими, к примеру, продуктами питания, одеждой, бытовой техникой. Поэтому, на наш взгляд, и относиться к книжным магазинам нужно иначе, не просто как к точкам, которые ведут свой определённый бизнес.

Сейчас подготовлен законопроект, который даёт некоторые льготы в аренде помещений для книжных магазинов на площадях государственных и муниципальных учреждений культуры. Правительство поддерживает этот законопроект. Правда, есть ряд чиновников, которые плохо ещё видят разницу между книжным магазином и любым другим. Но если до конца не поймут, мы всё равно будем его рассматривать, и я думаю, будем принимать его на заседании Государственной Думы.

Год литературы дал возможность не только оживить интерес к чтению, но и привлечь внимание к роли русского языка в мире. Буквально на днях на первом заседании нашей парламентской двусторонней комиссии с коллегами из сербского парламента один парламентарий из Сербии образно сказал, что напрасно некоторые ждут, что солнце встанет с Запада, оно всё равно поднимется на Востоке.

В России есть своё духовное начало, а значит – есть будущее. При этом сербские друзья сетовали, что у них трудно найти книги на русском языке, что сербская проза и поэзия не переводится на наш язык в достаточном количестве. А литература по истории России не переводится на сербский язык. Считаю, что такой жизненный спрос должен всегда и в полном объёме обеспечиваться предложением.

И последнее. В Год литературы мы стремились поддержать наших писателей и литераторов, защитить законом их интеллектуальные права, и такой закон о защите авторских прав писателей, поэтов и представителей других творческих профессий был принят.

Хотел бы от имени оргкомитета поблагодарить Вас, уважаемый Владимир Владимирович, за то, что Вы поддержали нашу идею сделать ежегодным фестиваль «Книги России» – на Красной площади он будет проводиться каждый год 6 июня, в день рождения Александра Сергеевича Пушкина, в день, когда мы отмечаем и День русского языка.

И последнее. Ровно год назад в этом зале я обратился с просьбой к руководителям российских регионов поддержать Год литературы, сформировать региональные планы проведения Года литературы. Уважаемые коллеги, я хотел бы вас поблагодарить за проведённую большую работу в российских регионах.

Всего по стране в регионах проведено около 1800 различных мероприятий, больших и малых, которые посвящены Году литературы. Конечно же, самая большая нагрузка на федеральном уровне выпала и на Министерство культуры, и на Федеральное агентство по печати и средствам массовой информации. Но эта нагрузка для коллег из этих органов власти была в удовольствие, и это удовольствие они продолжат и в следующие годы. Спасибо большое.

В.Путин: Благодарю Вас.

Пожалуйста, Никитин Александр Валерьевич – глава администрации Тамбовской области.

А.Никитин: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые участники заседания Государственного совета! Остановлюсь на следующих важных вопросах развития образования.

Первое. Школа должна взять на себя ответственность за выбор каждым молодым человеком своей профессии. Разумеется, решить такую задачу можно только совместно с системой профессионального образования и реальным сектором экономики.

Приведу пример. Экономический профиль региона – это сельское хозяйство и перерабатывающая промышленность. Именно здесь создаётся большая часть валового регионального продукта. Вот почему мы уже построили две школы и завершаем строительство третьей сельской школы, в которых реализуются образовательные программы именно агротехнологической направленности. Этот опыт подробно изложен в материалах заседания, поэтому останавливаться дополнительно не буду.

На базе таких школ открыты колледж-классы и университетские классы. По окончании школы выпускники имеют не только аттестат о среднем образовании, но и свидетельство о профессиональной подготовке по рабочим профессиям. Профильные образовательные программы реализуются специалистами Мичуринского государственного аграрного университета и профессиональных колледжей. Причём дистанционные технологии позволили включить в эту работу учащихся из 58 сельских и городских школ. Это ребята, которые интересуются вопросами молекулярной генетики, биотехнологии, ландшафтной архитектуры, производства продуктов здорового питания.

В этой работе также активно участвуют будущие работодатели. Хотел бы особенно отметить компанию «Русагро», группу компаний «АБС» и другие, которые уже сейчас помогают в оснащении школ, предоставляют места для практики, поощряют достижения школьников виде специальных грантов. Подобный опыт нацелен не только на образование, но и на воспитание, что, собственно, сегодня звучит красной нитью в рамках нашего заседания.

Думаю, уместно в этой связи вспомнить прозорливые слова великого Менделеева, который однажды очень чётко отметил, что образование без воспитания – это меч в руках сумасшедшего. Наверное, регионы в первую очередь должны обращать внимание на это обстоятельство. Наш опыт был положительно отмечен представителями более чем 70 регионов Российской Федерации в ходе II Общероссийского съезда сельских учителей. Как итог – организована ассоциация агрошкол России.

Второе. Крайне своевременной является программа Правительства по строительству, реконструкции и капитальному ремонту школ. В этой связи сегодня многие институты, компании, издательства разрабатывают комплексное решение по оборудованию школ. Конечно, ни одна школа не отказалась бы от такого оборудования. Однако мы должны понимать, насколько экономически обосновано создание такой инфраструктуры, если школа организована по традиционному принципу, то есть рассчитана на 600–800 учащихся с 1 по 11 класс. В этом случае дорогостоящее оборудование, особенно предназначенное для старшеклассников, будет работать не с полной отдачей, то есть всего несколько часов в неделю. По‑видимому, встанет вопрос и кадрового дефицита.

Поэтому мы создаём новые модели образовательных организаций. Например, ресурсный центр, реализующий программы инженерно-технологического профиля и молодёжного инновационного творчества. Раньше такие задачи решал межшкольный учебный комбинат. Мы его полностью переоборудовали и открыли два года назад в Тамбове. Сейчас он принимает три – пять тысяч школьников в год.

Вторая модель рассчитана на городскую местность. Это крупные образовательные кампусы, построенные по принципу школ-ступеней, рассчитанные на обучение от двух до пяти тысяч школьников. Область вошла в число победителей конкурса «Школа Сколково». И мы уже приступили к строительству такого комплекса.

Для сельской местности свою эффективность доказала модель школы, работающей в формате социокультурного комплекса. Такие проекты у нас также уже реализованы и успешно работают. Однако мы понимаем, что не сможем применить в рамках программы разработанные ранее проекты общеобразовательных организаций без внесения изменений в реестр типовой проектной документации, формируемой Минстроем России. В тексте доклада об этом говорится. Кроме того, Минстрой России поддержал основные подходы к проектированию новых типов школьных зданий и выразил готовность в уточнении классификатора, на что мы очень рассчитываем.

Кроме того, необходимо внести изменения, наверное, и в государственные укрупнённые цены строительства. Эти изменения должны учитывать, что общая стоимость комплексных объектов рассчитывается исходя уже не из количества ученических мест, а из стоимости одного квадратного метра площади строительства.

Завершая выступление, хочу заверить Вас, уважаемый Владимир Владимирович, что мы сделаем школу современной, интересной для детей, развивающей способности решать жизненные задачи в реальных условиях, воспитывающей любовь к родному краю и своему Отечеству.

Спасибо за внимание.

В.Путин: Благодарю Вас.

Сергей Сергеевич Кочережко, пожалуйста, преподаватель гимназии №1 городского округа Самара, победитель конкурса «Учитель года России – 2015».

С.Кочережко: Здравствуйте, уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Во‑первых, для нас позитивна сама возможность диалога между учительской общественностью и властью на высшем уровне, которая сегодня создана. Вообще, на мой взгляд, важно расширять эти самые возможности диалога между учительской общественностью и органами управления образованием. Потому что именно учитель каждый день работает в школе, он каждый день видит детей, и учитель лучше всех знает, что такое современная школа.

Я и мои коллеги хотим сказать, что сегодня действительно очень многое делается для развития системы школьного образования. Повышаются зарплаты учителям, улучшаются условия обучения детей, условия работы учителей, очевидны позитивные изменения в едином государственном экзамене. Во‑первых, честность ЕГЭ не вызывает сомнений, а во‑вторых, модернизируется сам формат ЕГЭ.

С этого года в экзамене по ряду предметов, в том числе по истории, обществознанию и литературе, было решено отказаться от самых примитивных и шаблонных заданий, в которых четыре варианта ответа и только один из них правильный. Как учитель, могу сказать, что да, с одной стороны, это усложняет подготовку к экзамену, но, с другой стороны, мы достигаем главного – мы наконец‑то отходим от этой самой «угадайки», за которую изначально долго ругали ЕГЭ. Задания, оставшиеся в ЕГЭ, способствуют развитию творческого, аналитического мышления детей.

Действительно, как говорил Дмитрий Викторович, с введением новых стандартов многие проблемы уже решены, но останавливаться на достигнутом нельзя. Здесь считаю важным остановиться на четырёх моментах. Могу сказать, что при подготовке своего сообщения я много беседовал со своими коллегами, поэтому выражаю сейчас не только своё мнение, но и мнение определённой педагогической общественности, не только Самарской области, кстати сказать.

Моментов будет четыре. Во‑первых, это строительство новых школ и образовательных комплексов. Это объективная необходимость. В данный момент она вызвана улучшившимися тенденциями в демографической сфере – повышением рождаемости. Уже началось решение этой проблемы, но нужно понимать, что здесь задача трудна вдвойне, потому что речь идёт не просто о строительстве новых школ, но о строительстве современных школ. Ко всей базе документов, подготовленных к сегодняшнему собранию, есть такой документ, который называется «Новый образ российской школы». Замечательный проект совершенно современной школы. Однако важно, чтобы он остался не только на бумаге.

Если, например, в течение года или двух лет в каждом из 85 регионов Российской Федерации будет построена хотя бы одна такая новая современная школа, естественно, желательно при участии федерального бюджета, то это станет стартом обновления российской школы вообще.

Образование – очень консервативная система, и в её обновлении огромную роль играют удачные примеры нового, такие прорывные локомотивы, которые не в теории, а на практике показывают новый образец, как это должно быть.

Сейчас в стране есть такие прорывные локомотивы. Один из них – это образовательный центр «Сириус». Но нужно понимать, что «Сириус» – это не обычная школа, «Сириус» – это центр работы с одарёнными детьми. Нужно, чтобы таких прорывных локомотивов становилось больше, и такие новые школы, если они будут построены в регионах, и станут теми самыми прорывными локомотивами, на которые все остальные захотят равняться.

Второе, на чём я хотел бы остановиться. Нам пока ещё не хватает хорошего интернета в школах и качественных электронных образовательных ресурсов. Безусловно, за десять лет было сделано очень многое в решении этой проблемы, но много ещё предстоит сделать. Это очень важно и для развития дистанционного образования. Если посмотреть статистику, приложенную к докладу, то больше половины школ в Российской Федерации – сельские. Во многих сельских школах не хватает учителей-предметников и образовательных ресурсов. Поэтому обеспечение качественного интернета и доступа к базам электронных ресурсов сделало бы преподавание заметно лучше.

Электронные образовательные ресурсы, о которых мы говорим, должны быть качественными, поэтому не могу не поддержать проект «Российская электронная школа», который стартует под эгидой Министерства образования и науки. Качественные видеоуроки и задания к ним, разработанные в рамках этого проекта, будут интересны и полезны как ученикам, так и учителям во всех регионах страны.

Третье. Это проблема, на которую абсолютно все коллеги, с которыми я беседовал, просили обратить внимание, – это бюрократизация школы и труда учителя. Могу сказать как учитель, что основной мой ресурс как педагога – это время. Сейчас у многих учителей, у всех учителей огромное количество времени тратится на заполнение отчётности, которая зачастую дублирует друг друга.

Например, во многих регионах до сих пор не решена проблема дублируемости двух журналов – рукописного и электронного. То есть, вы понимаете, в этом случае учитель заполняет сначала рукописный журнал, причём, например, если он ведёт в пяти классах в одной параллели, он пять раз одну и ту же тему пишет, а это время, потом он должен привести в соответствие с этим электронный журнал.

Вопрос: я могу тратить время на это, а могу тратить время на главное, и на то, на что я хочу тратить время, – на подготовку уроков и на работу с детьми. Для того чтобы учитель уделял больше времени главному – ученикам, нужно максимально разгрузить его от отчётной документации.

Четвёртое – последнее, на чём я хотел остановиться. Я сам возглавляю Самарскую ассоциацию молодых педагогов, поэтому не могу не коснуться темы молодых учителей.

В докладе есть данные, что за последние несколько лет удалось достичь выравнивания баланса количества молодых педагогов и, как мне сказали правильно это называть, педагогов элегантного возраста. Это здорово, и необходимо поддерживать этот баланс. Поэтому сейчас очень важно продолжать привлечение молодых специалистов – выпускников вузов и педагогических колледжей в школу и важно повышать их профессионализм.

Сначала по поводу их привлечения в школу. Во‑первых, необходима система мер материальной поддержки молодых педагогов. Могу сказать, что в Самарской области такая система реализуется уже несколько лет. Кроме того, чтобы выпускники вузов и педколледжей не боялись прийти в школу, нужно формировать положительный образ школы и положительный образ учительства в обществе. В связи с этим хотелось бы выразить пожелание, чтобы в СМИ показывалось не только плохое и скандальное про школу, но и хорошее. Ведь учительская профессия – самая светлая и важная. Поэтому совсем не трудно показать что‑нибудь хорошее об учительстве.

И ещё, что я хотел сказать по поводу молодых учителей, что это люди активные, они создают свои профессиональные общественные организации, например ассоциации молодых учителей, они выдвигают актуальные инициативы. Считаю необходимым поддерживать эти организации и поддерживать эти инициативы.

Могу сказать один маленький пример. У нас в Самаре два года по инициативе нашей ассоциации реализуется программа стажировок молодых учителей в других городах, в самых интересных и в самых успешных школах регионов России. Мы пока не ездили в Москву и в Петербург, мы ездим по регионам. На мой взгляд, стажировка – это лучшая форма повышения квалификации, особенно для молодого учителя, потому что ты видишь не в теории, как это должно быть, а ты видишь на практике, как учителя в этих школах ведут предметы и как вообще в этих школах устроен образовательный процесс. Самое важное, что делает стажировка, – она вдохновляет молодого учителя работать на новом уровне. Говорю об этом в надежде, что регионы поддержат эту идею.

И, завершая, хочу сказать, что надеюсь, что принятые по результатам сегодняшнего Совета решения приблизят нас к современной школе. Какой будет эта школа, таким будет наше общество в будущем. Ведь не зря девизом конкурса «Учитель года», который как раз таки и служит повышению статуса учителя, является цитата: «Обновление мира начинается в школе».

Спасибо.

В.Путин: Благодарю Вас. Спасибо большое.

Итак, коллеги, кто хотел бы? Пожалуйста, Людмила Алексеевна Вербицкая.

Л.Вербицкая: Дорогой Владимир Владимирович! Глубокоуважаемые члены Государственного совета!

Я хочу особое внимание обратить на состояние русского языка сегодня в нашей прекрасной Родине, потому что русский язык – это основа и обучения, и общения, и вообще всей нашей жизни. Вы хорошо знаете, что русский язык – государственный язык Российской Федерации. И мы все хорошо понимаем, что проблема сохранения яркого, образного, прекрасного русского языка – это проблема сохранения безопасности нашей Родины.

Действительно, за последнее время внимание к русскому языку усилилось. И мне кажется, то, что у нас есть два совета по русскому языку – Совет, которым Ольга Юрьевна Голодец руководит при Правительстве, Совет при Президенте Российской Федерации, которым Владимир Ильич Толстой руководит, – это действительно прекрасно.

Кроме того, я хочу сказать, то, о чём говорил сегодня Сергей Евгеньевич, что Государственная Дума занимается проблемами подготовки концепции преподавания русского языка и литературы, – это, безусловно, очень и очень важно. В течение вот уже нескольких месяцев мы работаем, и я надеюсь, что та концепция, которая сейчас обсуждается, после обсуждения будет принята.

Но я хочу обратить ваше внимание, и очень рада, что все руководители регионов здесь присутствуют, на тот русский язык, который звучит и с экранов телевизоров, и на собраниях, совещаниях, на разного рода встречах и митингах. Потому что вы не всегда можете услышать не только яркий, образный язык, а, честно говоря, и нормативный. Я хотела бы обратить внимание в первую очередь на устную форму общения. Это действительно очень важно.

Владимир Владимирович, когда Вы тут нас собирали, два совета заседали: Совет по русскому языку при Президенте и Совет по межнациональным отношениям, – уже тогда говорилось о том, что речь чиновников, работающих в разных структурах, должна быть такой, чтобы никто из пришедших к ним на приём не обратил внимания на те ошибки, которые есть. Говорили о том, что, в общем, какие требования к экзамену по спонтанной речи или в какой‑то другой форме должны быть обязательно. Мне кажется, на это следует обратить, действительно, внимание.

Дело всё в том, что я когда‑то очень давно предлагала и депутатам Государственной Думы, прежде чем они пойдут на выборы, всё‑таки какой‑то экзамен по культуре речи сдавать. Но это вроде не очень демократично, не знаю, возможно ли это, но каждый, в общем, наверное, должен понимать, каким должен быть этот русский язык.

Российская академия образования, которая имеет и центр русистики, с целым рядом регионов имеет соответствующие соглашения, и мы готовы в этом помочь. Поэтому я очень прошу всех руководителей на это обратить внимание. Потому что очень часто и на уровне лексики, и на уровне построения фразы, в общем, конечно, хотелось бы слышать другое.

И последний момент, о котором я хочу сказать, Владимир Владимирович, вот почему. Когда мы работали над этой концепцией преподавания русского языка и литературы в школе, обратили внимание на такой момент. У нас есть в России из 40 тысяч школ 4 тысячи школ, в которых идёт преподавание на национальных языках. Это мне кажется совершенно естественным, хотя мы понимаем, что, конечно, русский язык – государственный язык Российской Федерации, и мы должны стремиться к тому, чтобы на русском языке был процесс преподавания.

Но очень важно сегодня, и, присутствуя в ряде регионов (я была и в Башкирии, и в Татарстане, и в других), очень важно здесь очень обдуманно действовать. Мы не можем решить, что завтра, там, с 1 января или с 1 июля вдруг все предметы будут преподаваться на русском языке. Русский язык в полном объёме преподаётся в этих школах, и результаты единого государственного экзамена там неплохие. Но предварительные обсуждения концепции вызывали такое волнение в некоторых регионах. Я хочу сказать, что ничего такого концепция не собирается делать. Вдумчивое и серьёзное отношение, безусловно, будет.

Поэтому, завершая, я хочу сказать. Давайте все прекрасно говорить по‑русски, потому что лучше нашего языка, честное слово, нет на свете.

Спасибо большое.

В.Путин: Будем стараться это делать. Равняться будем на Вас. Секрет Вам открою: когда у меня у самого возникают сложности, я к Людмиле Алексеевне обращаюсь за консультацией. Некоторые случаи были, когда я прямо с борта самолёта звонил, впереди было какое‑то мероприятие, и мы с коллегами не могли прийти к общему мнению: а как правильно сказать – так или иначе. У Людмилы Алексеевны что ни спросишь, она прямо в эту же секунду – всё знает. Спасибо Вам большое. Будем стараться.

Л.Вербицкая: Кроме Вас, никто не обращается, Владимир Владимирович.

В.Путин: Я думаю, что у каждого из здесь присутствующих есть такой консультант, есть такой эксперт, к которому можно обратиться. Спасибо большое.

Владимир Вольфович, прошу.

В.Жириновский: Уважаемый Владимир Владимирович!

Все выступили, мы обсуждаем школу, но нет голоса учеников. Всё хорошо, все говорят: стандарты, школы, обучение, питание. А что они думают о наших учителях? Когда входит завуч в класс и говорит: «Ваша учительница заболела», – класс взрывается аплодисментами, кричат «ура»! Почему? Они рады, что не будет урока. А почему? Потому что скучно им, потому что надоел этот учитель, он одно и то же говорит, он не видит класса, он просто отрабатывает время – 45 минут, и всё. Это проблема.

Вот лучший учитель года. Хорошо. Кто его определил? Давайте эксперимент: он проведёт урок, и в той же школе через час я проведу, и спросим у учеников, не у Министерства образования, что скажут ученики. Вы для кого стандарты все эти делаете, вы для кого определяете лучших учителей? Это для вас лучший учитель или для учеников? Я не потому, что себя навязываю, я сделал несколько уроков, направил в Министерство образования, говорю: растиражируйте в школах, пусть учителя посмотрят. Их ученики хотели бы, чтобы такие были учителя? Чтобы им было интересно слушать? Надо, чтобы, когда приходит завуч в класс и говорит, что ваш учитель заболел, они плакать должны, что заболел любимый учитель и сегодня они его не услышат. А они все кричат: «Ура!» Это самая лучшая оценка работы.

Дальше. Я Вам там положил, Владимир Владимирович, «Бесогон» – это тоже образование, не только школа, родители, но есть хорошие передачи на телеканалах. В последнее время великолепная передача – «Бесогон», ведёт Никита Михалков. Вдруг в декабре отменяют, он там покритиковал слегка журналиста, который сделал русофобские заявления, оскорбил русский народ, всякую чушь сказал, и даже Михалкову не дают права высказать неодобрение – ведомственные интересы.

«ТВ Центр» цензурирует, исключают, когда наш депутат ведёт передачу, то есть два канала набросились. Получается, что ученики слышат? Ведь на Украине русофобские настроения. Сейчас три миллиона посмотрели эту запрещённую передачу Михалкова. Почему интерес такой есть? Потому что непонятно вообще, с какой стати по каналам телевидения стали звучать антирусские заявления.

Ещё один вопиющий факт. В этом году 22 июня идёт встреча соотечественников, и руководитель Госархива страны делает заявление, что не было никаких 28 героев-панфиловцев. Это что такое? У меня брат погиб, у меня есть справка. Там всё перепутано! Там всё перепахали! Там разные дивизии были! Там, возможно, были и другие дивизии, но они погибли, они уже герои. Он через 74 года заявляет: «Не было, это сталинская выдумка». Это что такое? У него контракт заканчивается, я попросил бы не назначать больше его, не продлевать. Такие люди не должны руководить Госархивами. Через 30 лет нам скажут, что наши лётчики в Сирии тоже зря проливали кровь. Тоже найдутся чудаки, которые почитают западные газеты или послушают радио «Эхо Москвы». Он дошёл до того, что пакт Молотова – Риббентропа не нужно было заключать, чуть ли это не преступление. Да ты сам попробуй в 1941 году спасти нашу страну. Мироненко его фамилия. Вот это проблемы.

По языкам. Хотят два иностранных ввести в школах – я против. Даже один, факультатив должен быть. Нельзя заставлять в национальных регионах русских детей учить национальный язык. По желанию. У нас государственный язык – русский, и нельзя с детских лет, с детского сада начинают заставлять. Сто километров – язык кончается. Что будет делать мальчик? Мордовский изучил, поехал в Татарию – татарский, финно-угорский? Что издеваться‑то? Эти языки все кончаются – сто километров, полчаса на автобусе.

Я четыре языка учил. Лучше бы ни одного не учил. Столько сил потрачено. Полно переводчиков, интернет, смартфон – всё тебе переведут моментально. Надо думать хорошо. Кто хочет работать переводчиком, преподавателем, пожалуйста, но вбивать в голову… Надо, чтобы экономистами они были, соображали, чем им нужно заниматься. Гуманитарное направление должно быть в классах, сразу технический класс и гуманитарный. Вы видите, что он не хочет заниматься никакой техникой, давайте сделаем два гуманитарных класса, два технических.

Летом на практику направить. Ко мне приходят, я говорю: «Кем хочешь быть?» – «Врачом». – «Сходи в морг и приёмный покой. Если ты не падаешь в обморок, когда видишь покойников, а в приёмном покое – кровь, гной, тогда иди в медицинский». Они же идут, а потом не работают врачами: 30 процентов только работают по приобретённой специальности, потому что мы им не дали возможности узнать будущую профессию.

Семейное воспитание, половое воспитание. На Западе, может быть, перебор – там штрафуют родителей, доходит до суда, если родители мешают ребёнку посещать специальные занятия по половому воспитанию. У нас недобор – вообще ничего нет. Вообще ничего нет, закрытая тема. Как закрыли в 1928 году, 10 лет только после революции что‑то можно было говорить. Но так же нельзя. Ведь половина браков распадается. Это что, действительно не сошлись характерами?

Именно отсутствие полового воспитания приводит к распаду семьи, когда неправильно подобрали партнёров. В этом смысле роль мужчины нужно как‑то отразить на уроках. У нас только 20 процентов учителей – мужчины. Это уже плюс, уже больше: раньше было 5, 10. Сейчас Министерство – молодцы, сумели добавить, но всё равно мало. Надо это оттенять, надо спросить у учеников. Женщины – хорошие учителя, но им трудно в принципе хорошо познать психологию мальчика. Большинство преступников – мальчики, и женщина-учитель не может его криминальные наклонности остановить. Она не понимает его, поскольку всё‑таки ближе ей женская психология.

Питание в школе. Я до сих пор помню этот пирожок с повидлом за пять копеек. Нельзя, чтобы дети были голодные в школах, – обеспечить питание. Сто процентов – это будущая оппозиция. Они голодные в школе, непонятые в вузе, затёртые в трудовых коллективах, и они выходят на улицы. Надо в школе их оградить от того, чтобы они были недовольны чем‑то. До сих пор. Представляете, какая травма.

И ещё травма. Ботиночки мне дарят. Родительский комитет, подходят две женщины и говорят: «Вова, ты у нас из самых бедных, вот мы тебе решили подарить ботинки». 60 лет я это помню. Кто вам дал право меня выделять «из самых бедных». Это же у ребёнка самое страшное, что его выделили, что он плохой, что он нищий. Подарите к Новому году – Дед Мороз принёс. Это же надо понимать психологию ребёнка. То есть должны быть какие‑то не стандарты Министерства и запросы, надо видеть учеников, понимать, слушать. И в этом смысле я бы очень хотел, чтобы какие‑то были новые предметы введены.

Лучших учителей давайте определять, но после определения давайте конкурс проводить, чтобы понять, действительно ли он лучший учитель. А они что хотят? Смотрите, сколько написано, посмотрите, сколько бумаг. Всё позиция учителей, чиновников. А где позиция школьников?

И последнее. Смотрите, как они сделали, презентацию здесь нам устроили. Государственные флаги – Госсовет, по‑моему, и флаги. Русский флаг в самом конце у них идёт. С какой стати? «Новый образ российской школы». Британский флаг красиво выглядит, немецкий, даже американский, наш флаг чуть-чуть виднеется из‑за этого. Ну кто это делал?! Это враг делал! «Новый образ российской школы», это новый образ европейской школы в Страсбурге. А это Москва, Государственный совет. Хоть смотрите, когда такие буклеты выпускают. Это российская школа, на первом месте должен быть государственный флаг России и всё остальное. А они на первое место поставили чужие флаги. И русский флаг – нужно ещё понять, где он.

Поэтому всё это имеет значение. Я бы очень хотел, чтобы на следующем Госсовете, если будет проходить на эту тему, позовите лучшего ученика лучшей школы страны. Давайте определять не только лучшего учителя, но и лучшего ученика, чтобы они сказали, что им нравится, а что не нравится.

В.Путин: Спасибо большое.

Пожалуйста, прошу Вас.

Г.Зюганов: Хотел бы прежде всего поздравить всех участников Государственного совета с наступающим Новым годом! И поблагодарить Президента, что он ключевой вопрос жизни страны вынес на итоговое заседание.

Я хочу выступить от своей семьи, которая 320 лет в трёх поколениях преподавала в школах и вузах, преподавала все предметы, кроме иностранного. Главная задача школы, любой школы, – готовить патриота и гражданина. Главная задача культуры – это формировать нравственно здоровых людей. Главная задача власти – обеспечить развитие страны и сплочённость общества.

Президент в своём Послании, в большой пресс-конференции и недавно в фильме «Миропорядок» очень чётко сформулировал все эти проблемы и задачи. Но вместе с тем, если посмотреть на развитие нашей школы за последние годы, мы можем со многим сравнить и должны взять из этой истории лучшее.

В своё время Столыпин понял, что мы «продули» русско-японскую войну, потому что каждый второй солдат русской армии не умел толком читать и писать, и внёс предложение ввести в России всеобщее начальное образование. Царь не поддержал это предложение, ввели в 1916 году, когда уже проиграли Первую мировую войну. Когда допрашивали немецких генералов, в чём причина их поражения на восточном фронте, каждый второй заявил: «Вообще‑то мы проиграли не только Советской армии, а и советскому учителю. Мы не предполагали, что всего за десять лет сумеют подготовить такого храброго, умного и патриотичного солдата и офицера».

Когда запикал наш первый спутник и мы открыли новую космическую эру, американцы были шокированы, они прислали огромную комиссию, подготовили доклад, в этом докладе была глава: «Что знает Иван, и чего не знает Джонни». Они пришли к выводу, что проигрывают соперничество прежде всего на школьной парте и студенческой скамье. В десять раз после этого увеличили объём финансирования и поддержки своего образования, особо выделив целый цикл точных дисциплин и наук. Кстати, на одни биотехнологии в новой программе Обамы 270 миллиардов выделили.

Что касается нашей школы, она в лихие 90-е годы развивалась по докладу Всемирного банка. Я как‑то показывал в Думе этот доклад, который, по сути дела, ликвидировал классическую русскую, советскую школу. Его писали иностранные представители и наша «пятая колонна», она получила за это 220 миллионов долларов в качестве премии, но суть этого доклада реализована в нашей школе. Там в первых главах говорилось: «Надо уничтожить профтехобразование, рынок всё отрегулирует». И мы остались без слесарей и механиков.

Затем говорилось, что не нужны инженеры, бакалавры и магистры решат проблему. Сегодня самая большая проблема на заводе – это квалифицированный инженер. Дальше заявлялось о том, что если ЕГЭ введём, будут квалифицированные люди. На самом деле это клиповое сознание, которое подтвердили последние контрольные. Жаль, что Ливанов не привёл примеры. Но даже последнюю контрольную по географии каждый второй не написал, каждый второй в стране не знает, где находится город Самара, который был в годы войны, по сути дела, второй столицей, и этот прекрасный город стоит на Волге. Вообще говоря, это тревожный симптом. Но если посмотреть все последние крупнейшие конкурсы (по математике, профтехподготовке и так далее), мы сплошь и рядом почти всё «продули». Нет времени показывать примеры.

У нас в Татарстане, Владимир Владимирович, организована блестящая подготовка по профессиональным знаниям. Давайте все возьмём с них пример и организуем такую работу в каждом субъекте. Прежде всего ребёнок должен научиться многое делать руками, а не только тыкать в компьютер. Это вопрос принципиальный, исключительно принципиальный.

Когда господин Ливанов говорит об электронном обучении, то у меня сразу возникает: а кто будет вкладывать эти электронные мозги? И соответствующие примеры. Жириновский не зря это подметил. Ведь когда американцы заявили, что они 20 миллиардов долларов грохнули в подготовку будущих поколений на Украине, тогда и Украина заплясала: «Кто не скачет, тот москаль». И мы увидели тот продукт, от которого жутко стало не только на майдане, но и в Крыму, и на Донбассе, и так далее. Это очень тонкая работа. Надо посмотреть, кто будет руководить этим делом и какие компьютерные мозги появятся у наших будущих школьников, выпускников. В этом отношении огромный перекос, он пока не преодолён.

Школа, Владимир Владимирович, болеет тремя болезнями. Прежде всего – статус педагога. Чтобы заработать среднюю зарплату – 28 часов средняя нагрузка. С домашней подготовкой – 55 часов. Это каторжный, рабский труд, который ведёт к выгоранию и не позволяет педагогу восполнять свои знания и чувства. Вообще жуткая бюрократия разведена во всех учебных заведениях: 300 отчётов надо в год подготовить. Эти отчёты отделили от учащихся, от родителей, от кого угодно и превратили этот процесс в абсолютно бюрократический.

И надо помнить, здесь Министр финансов, как бы мы ни поджимались, но тогда, когда мы добивались самых высоких результатов, у нас на образование тратили семь процентов расходной части бюджета. Чтобы провести любую модернизацию, меньше пяти-семи процентов нельзя тратить. Вы не решите эту задачу, у вас не будет кадров. У нас сегодня вдвое меньше. И как бы сложно ни было, надо думать, как решать эту задачу.

Что касается гражданина, тут очень важно, об этом Президент не раз говорил, думать не вокруг сводки текущего дня, а десятилетиями. Поэтому надо вернуть, был блестящий доклад у Президента перед талантливыми детьми в Сочи, его надо изучить всем нашим педагогам и всем руководителям. Надо думать десятилетиями.

Тогда будут брать пример с Петра I, который в 16 лет заложил российский флот, будут брать с Потёмкина, который освоил Новороссию, по сути дела, заложил те традиции Крыма, которыми мы сегодня гордимся. Тогда придётся брать примеры с Ленина, Сталина, которые провели модернизацию и создали могучее государство, после того как Российская империя развалилась. Тогда мы будем учиться у лучших сегодня и зарубежных специалистов, будь то уникальный китайский опыт или некоторые другие.

Мы провели урок «Знамя Победы» в девяти тысячах школ. Меня больше всего поразило, что дети, кроме полководца Жукова, больше никого не могли назвать. Вообще это довольно странно. И «Бессмертный полк», который прошёл по всей стране, 12 миллионов, через Красную площадь, нас многому должен научить. Когда мёртвые и живые встают и демонстрируют верность лучшим российским традициям, когда они подтверждают свою гражданственность и патриотизм, тогда можно спокойно смотреть на любые санкции, вызовы, тогда мы с ними обязательно справимся.

И последнее. У нас впереди с вами целая череда 100-летий: 100-летие знаменитого Брусиловского прорыва, 100-летие похода генерала Баратова, который остановился в 150 километрах от Багдада, 100-летие целого ряда других событий, и прежде всего – нашего Транссиба.

Когда к Александру III пришли и сказали, что Транссиб никогда не окупится, нет смысла втягивать страну в эту стройку, он сказал: «И всё равно будем строить эту дорогу». Почти миллиард золотых рублей положили деловые люди – купцы, промышленники, и 400 миллионов – государственная казна. Строили по 400 километров в год, тачкой, лопатой и киркой. Все говорили, что нельзя построить мосты через Енисей, а русские инженеры их построили. А это окупилось за три месяца начала войны. Не будь этой дороги, шесть сибирских дивизий никогда бы не успели под Москву, исход сражения был бы, возможно, и другой. Поэтому Вы поставили большие задачи перед страной, надо их выполнять. Но выполнять надо их начинать со школы, которая действительно готовит гражданина и патриота.

Вот Ваше решение по «Артеку», которое поддержали все фракции Думы, мы Вам сегодня можем доложить. За полтора года вместе с Аксёновым, членами Правительства 40 объектов построено, 4,5 миллиарда освоено. В этом году 18 тысяч детей отдохнули со всей страны, в следующем уже будет 30. Фактически, если ставить задачу и работать над ней, можно решать, и решать можно быстро и весьма эффективно.

Поэтому предлагаем отказаться от «егэдизации», этой Бабы-яги, и заняться серьёзной подготовкой школы, которая должна отвечать на вызовы XXI века.

Спасибо.

В.Путин: Благодарю Вас.

Сергей Михайлович, пожалуйста.

С.Миронов: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

В докладе Министра образования и науки абсолютно справедливо говорилось о необходимости качественного и эффективного анализа, оценки уровня преподавания и качества образования.

Я хочу начать с информации о завершившейся буквально недавно Международной математической олимпиаде в Таиланде. Впервые за многие-многие годы российская сборная в составе шести школьников по баллам заняла восьмое место, а общекомандный зачёт по медалям в олимпиаде – 21-е место, даже не вошли в двадцатку.

В этой связи я хочу напомнить печальную статистику последних лет этой Международной математической олимпиады. Последняя золотая медаль, а до этого десятилетиями Россия всегда занимала первое место, была получена в 2007 году. Потом три года подряд, по 2010 год, – второе место, с 2011 по 2014 год, четыре года подряд, – четвёртое место, и вот восьмое место. Здесь я не могу не напомнить, что в 2008 году в Российской Федерации полностью введён как обязательный единый государственный экзамен по математике и русскому языку. Это абсолютно объективная оценка.

Здесь уже говорилось, и я благодарен лучшему учителю года, который действительно от имени своих коллег сказал, что проблема сверхбюрократизации – это действительно сегодня бич не только средней школы, но и высшей школы. Реально просто педагоги и высшей школы, и средней школы стонут под тяжестью министерских циркуляров, бесконечных реформ и отчётов.

Я хочу привести конкретный пример нашей столицы – города Москвы, где классных руководителей обязали регулярно отмечать в электронном журнале по каждому ребёнку его активность по восьми позициям, включая участие в школьных и внешкольных мероприятиях. Простейшие расчёты показывают: если на заполнение таких отчётов по каждой позиции занять хотя бы 10 секунд, пять часов в день педагог сидит и это строчит, причём действительно в двойном экземпляре: и в электронном журнале, и ещё в таком, бумажном.

И где же время на общение с учеником, на общение со своими коллегами? Уверен, что электронные инструменты, о которых здесь много говорилось, безусловно, должны быть, но они должны помогать образовательному процессу, но не замещать общение между учителем и учеником и не становиться неким фетишем. Логика нынешних реформ полностью бюрократическая. Большинство нововведений Министерства совершенно не продуманы и вносят настоящий хаос в учебный процесс, а реальные проблемы не решаются.

И вот одна из этих проблем – это как раз классное руководство. Министр образования и науки абсолютно справедливо сказал, что на первом месте должно стоять воспитание. Но воспитанием как раз и должны заниматься классные руководители. А сегодня классный руководитель – это что‑то такое, как заведующий кабинетом либо некая обязанность по проверке тетрадей. В этой связи считаю, что классное руководство необходимо внести в качестве отдельной специальности в Единый квалификационный справочник, чтобы у занимающего эту должность педагога была и своя профессиональная ответственность, и право на достойную оплату.

Новые, драконовские правила аттестации педагогических кадров, вопиющая разница зарплат управленческого звена и педагогов, произвол администрации в отношении надбавок вызывает массу раздражения среди педагогов. В этой связи во многих регионах учителя жалуются, что реально нарушаются их трудовые права, нарушается Трудовой кодекс, когда в том числе сверхурочная работа в школе не оплачивается. И недавно «Учительская газета» (здесь, по‑моему, главный редактор присутствует) проводила опрос среди учителей. И очень печальная статистика: 7,7 процента тех, кто принял участие в опросах, думает о смене своей специальности, своей профессии.

Кроме того, в последнее десятилетие происходит процесс сокращения сети образовательных организаций дополнительного образования, а также кружков, секций, клубов в общеобразовательных организациях. В целом за 10 лет сократилось на пять тысяч количество вот таких кружков, клубов. А это обязательно нужно для того, чтобы и воспитательный процесс шёл, и чтобы дети воспитывались настоящими патриотами, гражданами и людьми. Дополнительное образование детей кроме этого массово сегодня коммерциализируется.

Говоря о среднем образовании, я хотел бы затронуть ещё один аспект, он такой специальный. Но я, пользуясь высоким собранием, хотел бы, Владимир Владимирович, Вам как Верховному Главнокомандующему сказать об этом. Речь идёт о наших суворовских училищах. Дело в том, что там есть одна проблема. Когда выпускники суворовского училища заканчивают его и идут в военные училища, то есть они действительно хотят посвятить свою жизнь служению Отечеству в качестве офицеров, им время обучения в суворовском училище не засчитывается в будущую выслугу лет.

В этой связи есть абсолютно конкретное предложение, об этом мне написали как раз педагоги – офицеры суворовских училищ, – сделать таким образом, чтобы Министерство обороны организовало на старших курсах суворовских училищ специальную школу сержантов. Это позволило бы выпускникам суворовских училищ после присяги занимать младшие командные должности, а самое главное, засчитать в выслугу лет годы учёбы на сержантских курсах, то есть последние годы учёбы в суворовских училищах. Вот такое конкретное предложение.

Спасибо за внимание.

В.Путин: Спасибо большое. Можно подумать и над этим. Я помню, и вы все знаете, в царской России с момента рождения иногда записывали в полки, и к 15 годам ребёнок уже полковник. Можно, конечно, и по этому пути пойти. Тем не менее любые предложения уместны, обо всём нужно подумать, посмотреть, взвесить.

Пожалуйста, Павел Алексеевич Астахов.

П.Астахов: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Целиком и полностью поддерживая те предложения, которые были высказаны в Вашем докладе и в докладах губернатора Миклушевского и Министра Ливанова, я бы хотел привлечь внимание к одной грустной теме, к сожалению. Дело в том, что каждый день наши дети, отправляясь в школу, к сожалению, не все из них доходят до школы. И мы посмотрели статистику: оказалось, что больше 20 тысяч детей попадают в ДТП в течение года по дороге в школу и из школы. Около тысячи детей погибают. Около тысячи детей пропадают по дороге в школу: ушёл из дома – до школы не дошёл.

Мы взяли только одну неделю начала декабря, посмотрели: в Москве 15-летняя девочка отправилась в школу, в школу не пришла, погибла по дороге. В Приморье 12-летний мальчик отправился в школу, до школы не дошёл, погиб. Все знают историю в Перми – 9-летняя девочка 5 декабря отправилась в школу, была убита по дороге. Точно такой же случай произошёл в Уфе в сентябре, когда по дороге в школу была тоже убита 11-летняя девочка. Я эти случаи привожу потому, что во всех из них о том, что ребёнок погиб и что‑то с ним случилось, родители узнали только вечером, когда ребёнок из школы не пришёл.

Я прекрасно отдаю себе отчёт в том, что, наверно, очень сложно издать единый нормативно-правовой акт или какой‑то регулирующий документ Министерства образования, которым обязать учителя или школу сообщать о неявке ребёнка в школу. Тем не менее, снижая ту бумажную нагрузку, которая сегодня существует, может быть, нам, коллеги, задуматься о том, чтобы учитель, который ставит буковку «н» в журнале, думал: «А где же находится мой ученик? Что с ним происходит? Жив он, здоров? Просто прогуливает или с ним что‑то произошло?»

Я знаю, что тех, кого коснулась, как, например, в Перми и Башкортостане, эта трагедия, эти вопросы уже решили. Губернаторы провели соответствующие совещания, указания дали, и все школы информируют. Я бы сейчас обращался как раз к руководителям регионов, субъектов Российской Федерации, я искренне вас прошу: проведите со всеми ведомствами профильными, со всеми руководителями образовательных учреждений такую работу, чтобы об отсутствии ученика в школе сразу знали родители или законные представители.

Потому что таким образом мы сможем спасти жизнь тех детей, которые пропали, или тех, которые пострадали. Потому что, как правило, ребёнок при себе ни паспорта не имеет, ни свидетельства о рождении, даже неизвестно, кто он, если он не может сказать о себе ничего. Вот на это я хотел обратить внимание.

Спасибо.

В.Путин: Благодарю Вас.

С.Гиль: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые члены Госсовета!

Позвольте вернуться в будущее, к детям? К нам скоро придут дети, родители которых, 1985–1990 годов рождения, абсолютно во всех регионах России имеют глобальные социальные сети, родительские объединения от 10 до 40 тысяч в одной группе «ВКонтакте». И все эти родители, 1985–1990 годов рождения, обсуждают одну главную тему – где, чему, как учить детей. Поэтому к нам придут дети, которые уже на две головы выше нас, ибо они подготовлены родителями, которые заботятся о них.

И тогда простой вопрос: что нужно предложить этим детям в качестве длинной образовательной, а главное, карьерной траектории, чтобы у них случилось совпадение ценностей, любви к Родине и к профессии? Ответ очень простой. Сегодня в школу очень агрессивно входит геймификация, хотя мы её называем просто «игра». Поэтому очень важно, чтобы в школу пришла деятельность и игра, как минимум для начальной школы – наблюдение за окружающим миром, наблюдение деятельностное. Все помнят дневник наблюдений в своей школе. А в среднюю школу должно прийти то, что называется профессиональными пробами. Это одна из самых простых и самых тяжёлых историй в профессиональной ориентации.

По мнению европейских экспертов, профессиональных проб в жизни ребёнка в средней школе должно быть не менее 20, пять – в течение каждого года. Профессиональные пробы – это когда на рабочем месте или решая реальную задачу с наставником, погружаясь в профессию, а не просто посещая предприятия. И поэтому главный тезис, который сегодня очень важен для компаний и предприятий, – это профессиональные пробы, которые идут из школы. А уже для старшей школы очень важна другая история. Сегодня каждый ребёнок в России – это ресурс, который наперечёт, и поэтому тема талантливости – это тема не избранных, это тема каждого.

В этой связи очень интересен сегодня проект сетевых сельских инженерных классов в Новосибирской области, где именно сельские школьники, не городские, объединённые с техникумами, колледжами и предприятиями, решают самые сложные задачи и побеждают в Junior Skills Hi-Tech.

Сегодня появился интересный университет талантов в Татарстане, который не является университетом, а является коммуникационной площадкой, где все те, у кого есть мотив, страсть и желание достигать, вместе с компаниями-предприятиями достигают.

Поэтому, уважаемый Владимир Владимирович, сегодня действительно вопрос заключается в том, что для компаний, предприятий и школ нужно создавать общую научно-методическую кооперацию, чтобы школьники России играли не в те англоязычные версии игр, которые они освоили с первого года рождения, а чтобы они играли в российские игры с российскими названиями, и чтобы кубики «Лего» были русскими. Это очень важно.

И тогда для всех наших уважаемых коллег, мы точно понимаем, сегодня для региональных органов управления важно предложить конструктор самых вкусных, самых интересных форматов работы с детьми, когда в диалоге компании, предприятия и образование формируют то самое неформальное пространство выбора и профессионального самоопределения.

Спасибо.

В.Путин: Благодарю Вас.

Пожалуйста, прошу.

Н.Никифоров: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Очень приятно, что сегодня у многих докладчиков прозвучал тезис о значимости информационных и коммуникационных технологий. Разрешите очень кратко доложить.

Действительно, наша страна сегодня ведёт самую большую в мире стройку по прокладке современных линий связи до малых населённых пунктов. Мы подключим практически все населённые пункты, где проживает более 250 человек, около 30 миллионов жителей страны дополнительно получат возможность подключения к сети. Конечно же, во всех этих населённых пунктах нужно прежде всего подключать и наши школы. Само по себе это не произойдёт, эту работу нужно организовать на местах.

Хотел обратить внимание, что сегодня лишь 23 региона Российской Федерации подписали трёхстороннее соглашение, где мы чётко определили название каждого населённого пункта, куда придёт этот кабель. Это значит, что 62 региона до сих пор такие соглашения не подписали. Мы готовы это сделать и просим эту работу организовать.

Далее. От каждой школы, в силу того что она муниципальная, нужно подать соответствующие заявки. Кабель тоже не придёт сам по себе туда, нужно предусмотреть некоторые дополнительные средства. Если в каком‑то регионе возникли дополнительные вопросы по тарифам, мы готовы их в рабочем порядке отработать и решить.

И второе предложение, Владимир Владимирович. Я думаю, что после того как придут такие высокоскоростные каналы связи, конечно же, возникнет вопрос и по компьютерной технике, и по оснащению. Раньше мы всегда оснащали компьютерные классы. Но перспективные модели, мы должны переходить к варианту, когда на самом деле у каждого учителя появится персональный компьютер, скорее всего, ноутбук или планшет.

Мы недавно проводили отдельное совещание по российской микроэлектронике. Считаю, что эти программы нужно увязывать. Конечно, мы, исходя из бюджетных ограничений, не можем одновременно оснастить всю страну, но соответствующие предложения мы готовы подготовить, и с Министром Ливановым мы это обсуждали.

Давайте постепенно такую программу выводить, ориентировать её именно на российского производителя и шаг за шагом это делать. Приоритетом могут быть как раз те школы, куда придут высокоскоростные каналы связи. Оснащать мы можем в течение нескольких лет, это может быть три года, пять лет, но первые шаги точно нужно делать. При Вашем согласии мы такие предложения будем готовить и вносить.

Спасибо.

В.Путин: Дмитрий Анатольевич, пожалуйста.

Д.Медведев: Спасибо большое, Владимир Владимирович.

Я хотел бы тоже вернуться к деньгам и стройкам, но не могу не отреагировать на замечание нашего Министра связи. Это правильно – оснащать школы новыми компьютерами и чтобы учителя эти компьютеры получали, в том числе самые современные, с высокоскоростным подключением к интернету. Но я думаю, что это те программы, которые у себя должны создавать субъекты Федерации прежде всего, ориентируясь на собственное финансирование.

Как справедливо сказал Президент, мы в определённый период, когда запустили национальный проект, сделали такой толчок – он произошёл и по линии образования, и по линии здравоохранения, – рассчитывая на то, что последующая модернизация будет осуществляться в регионах. Да, время сейчас тяжёлое, трудное, тем не менее на такие высшие приоритеты, как образование, необходимо находить деньги.

А когда мы говорим о самых сложных проектах, действительно, в дело вступает и федеральное финансирование. Я хотел бы ещё раз обратиться к руководителям субъектов Федерации, которые сегодня находятся на заседании Государственного совета, и напомнить о том, что мы начали масштабнейшую программу по реконструкции, модернизации и строительству школ. Только в наступающем году до 50 миллиардов рублей будет выделено за счёт федерального бюджета. Мы ожидаем соответствующей доли софинансирования от вас. Эту работу нужно организовать (мы с вами проводили видеоселектор), назначить всех ответственных лиц, отобрать проекты повторного применения, ещё раз хотел бы на это обратить внимание.

Здесь наши коллеги и учителя говорили о таких передовых школах, продвинутых, они были, есть и будут, но, когда мы что‑то строим, мы обязаны опираться на вполне средние проекты повторного применения, которые можно тиражировать и на которых мы будем экономить деньги, а за счёт этого построим как можно больше школ. Я напомню, что у нас до 2025 года нужно ввести в строй школы мощностью 7,5 миллиона мест – это огромнейшая работа. И нужно рассчитать деньги на это.

И ещё одно. Коллеги, я просил бы также иметь в виду, что мы, конечно, прежде всего ориентируемся на стройки, но программа, которая начинает действовать, касается и ремонта, и модернизации. И в тех случаях, когда важнее отремонтировать школу, особенно когда речь идёт о малокомплектных школах, об удалённых школах, нужно планировать финансирование именно на эти цели. Стройки, конечно, очень важны, но ещё важнее сохранить непрерывность в образовании. Надеюсь, что вы сможете всё то, что требуется для реализации этой программы, качественно организовать. Естественно, Правительство здесь окажет всю необходимую поддержку.

Спасибо.

В.Путин: Благодарю Вас.

Уважаемые коллеги! Тема, которую мы обсуждали, безусловно, является одной из ключевых. Здесь были подняты разные аспекты этого большого вопроса, и ни один из тех проблемных вопросов, который поднят, не является второстепенным. Всё важно – и иностранные языки, и языки народов России, поддержка литературы народов России, потому что она обогащает всё.

Достаточно вспомнить Гамзатова из Дагестана, чтобы понять, что он обогатил общероссийскую культуру и литературу. Но, безусловно, без того, чтобы Гамзатов переводился или писал на русском языке, и о Дагестане бы никто не вспомнил. Поэтому, конечно, значение русского языка является непреходящим. Здесь важны и стройки, и интернет, и удалённое дистанционное обучение, и, конечно, воспитание. Повторяю ещё раз, нет ни одного вопроса, который является второстепенным.

Я сейчас не буду комментировать ваши выступления. Я хочу сказать, что мы по максимуму постараемся учесть всё, что было сегодня сказано, а вас хочу поблагодарить за неравнодушное отношение к этой теме. Сегодня в ходе обсуждения было видно, что эта тема всех интересует, все хотят внести не только в обсуждение, но и в решение стоящих перед нами задач свой вклад, свою лепту. Прошу вас не снижать этот градус такого отношения к поднятой теме и работать не покладая рук для достижения тех задач, которые мы сегодня сформулировали. Спасибо большое.

Хочу поздравить депутатов Государственной Думы с окончанием сессии и всем пожелать всего самого доброго в наступающем году.

 

Источник: www.kremlin.ru



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.