Ужасное в малом



Приходит из школы Николка, внук нашего конюха Пантелеича – и даже не с «двойкой», а с форменным «колом» по русской литературе в дневнике. Весь зарёванный. И всё прямо как по Черномырдину: «Никогда такого не было, и вот опять!»

Расписывается Пантелеич в дневнике, снимает ремень и начинает направлять своего внука на путь просветления. И, выпоров Николку для его же пользы, читает вслух его сочинение «Борис Годунов», за которое учительница русского языка и литературы родителей в школу вызывает.

Читает Пантелеич сочинение, а у самого очки на лоб лезут. Для ясности даю краткий пересказ николкиной версии пушкинской трагедии.

«События в Угличе являются предметом слухов, клеветы, бреда; даже рассказы очевидцев, таких как Шуйский и Пимен, являются своекорыстными, полными лицемерия и фейковых чудес. Сам Пимен свидетелем убийства не был, и когда пишет, что мёртвое тело царевича при виде убийц затрепетало, то «врёт, как очевидец». Такого не может быть, потому что не может быть никогда.

Рассказывая эту историю Григорию, Пимен тонко и со знанием дела манипулирует Григорием, провоцируя его на самозванство и свержение царя Бориса, т.е. готовит его в качестве орудия возмездия царю.

Пимен является убеждённым реакционером-клерикалом и ненавистником Годунова. В монастырь же он подался, опасаясь незаконных репрессий, а также из властолюбивых побуждений, поскольку Иван Грозный благоволил монахам, а те подогревали в нём религиозный дурман, приобретая тем самым власть над царём...»

Одним словом, получается, что Пимен фактически вербует Гришку Отрепьева и направляет его на свержение самодержавия во имя европеизации России. Попутно поминается и Мейерхольд. Он что-то подобное даже поставить на сцене порывался. В общем, не «народная трагедия», а сногсшибательный политический детектив и триллер.

Не стерпела Ефросинья Андреевна, педагог старой закалки, и влепила Николке «кол».

- Ты что же, шельмец, написал?! - грозно вопрошает Пантелеич. А Николка потирает больные места и хнычет:
- Это я из интернета взял. Хотелось чего-то оригинального, чтобы «пятёрку» получить, а то из века в век одно и то же про Пимена пишут.
- Я тебе дам по помойкам шарить! - грозно говорит ему Пантелеич.
- Я не на помойке это нашёл, - хнычет Николка. - Это три американки, авторитетные пушкинистки, между прочим, написали, а у нас их перевели и в Питере в издательстве «Академический тупик» пропечатали.

И показывает положительную рецензию на эти опусы в «Зависимой газете»

Ахнул Пантелеич и, как стоял, так на стул и упал.

А потом рассказал это мне. Залез я в интернет, нашёл эти книжки и подтвердил, что Николку можно считать невинно репрессированным, потому что именно так учат заморского и нашего читателя те американки, что у себя в авторитете ходят. И нашла их Америка не на помойке, а в самых престижных своих университетах. И в те же самые университеты работать направила, чтоб учить своих единоплеменников понимать «тёмную русскую душу».

И вот, что я подумал. Ежели у них суперэлита с такими мозгами, то чего же эти советники своим начальникам и правителям насоветовать могут? Ведь это жуть какая-то, не имеющая к реальности никакого отношения. И с таким-то серым веществом в черепной коробке они ещё и внешней политикой «на русском направлении» занимаются...

Страшно мне стало. Мы–то полагаем, что Америка придуряется, а она всерьез так думает.

И вспомнил я фразу одной популярной декадентки: «Как страшно жить!»

Рассказал я всё это участковому Ёлкину, а он возьми да и накатай в ФСБ бумагу с просьбой разобраться с издательством «Академический тупик» и сурово покарать виновных в дебилизации нашего юношества.

Ждём ответа.

Давно сидим, давно ждём.

Источник: www.narpolit.com





войдите VkontakteYandex
символов осталось..


Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.