«Убить экзамены»!


Стратег, банкир и педагог Герман Греф в очередной раз высказался по вопросам образования. Кому, как ни ему: он ведь помимо прочего - Председатель совета Центра стратегических разработок и Председатель Попечительского совета НИУ ВШЭ.

В ходе Восточного экономического форума Греф заявил, что его личная цель – «убить экзамены». Идейно крепкий речекряк! Не отменить, а прямо – убить. Чем же провинились экзамены, что заслужили «высшей меры»? Оказывается, тем, что они оценивают учеников и тем лишают их мотивации к саморазвитию. В результате бедолаги делаются ни много-ни мало – «инвалидам». Даже рутинный опрос в классе – и то ужас-ужас-ужас. «Вот эта пауза в классе, моя фамилия когда-то начиналась на букву «г». И вот это, когда «сегодня будет отвечать», и рука учителя начинает… И у меня сердце сжимается…» — живописует Греф свои детские травмы. Это вообще в ходу у либералов – повествование об ужасах своего детства в репрессивном «совке». Помню, мне когда-то попался журнал «Сноб», где детским страданиям был посвящён целый номер; запомнилось, как дочка дипломатов, вернувшись в Совдепию, нравственно страдала от запрета писать шариковой ручкой.

Но экзамен – это вещь поважнее ручки. Почему вдруг о них заговорил Греф? Что за инновация такая?

Вообще-то идея отмены экзаменов и отметок – стара как мир. Всякая революционная эпоха сопровождается требованием отмены школьных оценок (как и школьной дисциплины) под лозунгом свободы. И после Октябрьской революции их отменяли, как наследие царской гимназии. Революция – это всегда слом прежней жизни, которую не сумели своевременно починить и перестроить. Подлинно новая жизнь, строительство начинается после революции, иногда намного позднее. Часто подлинное созидание и новаторство имеет внешний вид реставрации и возврата к прошлому, хотя, очевидно, нельзя вернуться в прошлое, время течёт лишь в одном направлении.

По многим признакам, сегодня мы по-прежнему находимся в эпохе слома; до подлинного созидания пока не добрались. В Советском Союзе создание нового, и, в частности, строительство новой школы началось с начала 30-х годов, когда вернулись к стилю царской гимназии с её экзаменами и оценками. Очевидно: школа – это не самодовлеющая сущность; она обслуживает цели государства. Индустриализация и форсированное развитие потребовало специалистов, а не пустых болтунов – вот и пришлось пересоздать школу.

Каков сегодня запрос к школе? Каких людей она призвана формировать? Ответ прост: манипулируемых придурков. Таких, которых легко подвигнуть на что угодно: от покупок новой модели смартфона до участия в цветной революции. «А также всё, что понадобится впредь», как сказано в незабываемой «печатке Полыхаева». Мысли их должны быть куцыми, как записи «в контактике», фактов они не должны знать никаких, потому что всё знает яндекс, а пустая голова потребителя нужна хозяевам жизни для загрузки туда прикольных сведений о новых товарах и услугах. Вот такие люди, мыслящие слоганами, читающие отрывочный бред себе подобных в телефоне, ничего толком не умеющие – и воспитываются современной школой, средней и высшей. Не только нашей; мы тут ученики прогрессивных стран.

Что нужно в первую очередь для воспитания манипулируемого придурка? Главное – ничем его не затруднять и не тревожить. Он не должен волноваться перед экзаменом, перетруждаться, готовясь к контрольной, потеть над заучиванием иностранных слов или стихов каких-то допотопных сочинителей, продираться сквозь бесконечные рассуждения второго тома «Войны и мира». Всё должно быть «по приколу»: есть «фан» - делаю, кончился «фан» - бросаю. Говорят, что школа теперь не воспитывает. Очень даже воспитывает! Воспитание ведь происходит не только тогда, когда мы декламируем что-то поучительное: оно ведётся всем строем жизни. Так вот современная школьно-институтская жизнь воспитывает человека, полностью расслабленного, лишённого моральных мышц, неспособного ни на какое волевое действие. К тому же абсолютно невежественного. Этот человек – всегда ведомый. В том числе и тогда, когда ему кажется, что он бунтует и ниспровергает. В особенности в этих случаях! Это ли не идеал современных хозяев жизни? И для достижения этого идеала всего-то и надо – отменить экзамены и отметки – последний оплот хоть каких-то знаний. И всё это под девизом креативности и свободы личности.

Вспоминая своё обучение в школе и в двух вузах, могу сказать твёрдо: экзамен – это нужнейшая вещь, решающая. Это систематизация всего пройденного, укладывание в голове. И схватить «пару» на экзамене – полезное дело, поучительное. А разговоры о том, что никого ни с кем нельзя сравнивать и оценивать – это для дома инвалидов. Их, собственно, и формирует современная гуманистическая педагогика: смирных, ни на что не претендующих и пуще огня боящихся стресса.

Говорят, что какие-то впечатлительные школяры выбрасываются из окон, провалив экзамены? Это именно и свидетельствует о том, что они – расслабленные. Начни они сдавать экзамены в 4-м классе, как было в 40-50-е годы – попривыкли бы.

Татьяна Воеводина

Источник: zavtra.ru





Комментарии