Совместное заседание президиума Госсовета и Совета по науке и образованию


Заседание посвящено повышению роли регионов в подготовке кадров для экономики и социальной сферы с учётом задач, определённых майским Указом Президента, а также реализации Стратегии научно-технологического развития государства.

Основное внимание будет уделено вопросам соответствия системы среднего профессионального и высшего образования требованиям экономики, ожиданиям государства и общества, формированию и внедрению новых инструментов взаимодействия образовательных и научных организаций, органов власти всех уровней и работодателей с целью сохранения и развития интеллектуального потенциала страны.

* * *

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!

Вы наверняка обратили внимание, что в недавнем Послании Федеральному собранию поднято много проблем, но одна из них звучала особенно ярко. Это проблема демографического развития, причём во всех её измерениях.

Это – достойная поддержка семей, которые поднимают детей. Развитие здравоохранения и социальной инфраструктуры. Новые рабочие места для роста заработных плат и реальных доходов граждан. И конечно, равные, справедливые возможности для качественного, современного образования, для того чтобы поколения, которые растут сегодня в России, смогли раскрыть свой громадный потенциал.

По всем направлениям демографического развития, включая просвещение и образование, Правительству, регионам, муниципалитетам вместе с гражданским обществом, бизнесом нужно вести последовательную работу.

В этой связи уже в начале учебного года, следующего учебного года, на Госсовете предлагаю обсудить дальнейшее развитие всего общего образования. А сегодня в рамках нашей встречи с участием губернаторов, членов Совета по науке и образованию считаю необходимым выработать новые, дополнительные решения по укреплению высшей школы в российских регионах.

Многое здесь уже сделано, конечно: созданы сильные федеральные и национальные исследовательские университеты, в более чем тридцати субъектах Федерации оказывается поддержка опорным вузам.

Но проблем ещё много, вопросов остаётся достаточно. И главный из них – это сохраняющаяся сверхконцентрация образовательных ресурсов в Москве и Санкт-Петербурге. Здесь действует более двухсот высших учебных заведений. Если не считать их собственные региональные филиалы, это свыше четверти всех вузов страны.

В своё время, ещё в XIX и XX веках, на определённых исторических этапах подобная концентрация была объективной и, может быть, оправданной. Но затем приобрела явно гипертрофированные формы, в том числе из-за общих социально-экономических диспропорций в стране на рубеже XXI века. Сейчас это серьёзный вызов для сбалансированного развития всего пространства России.

Но сразу добавлю, конечно же, решать эту проблему «по команде», чисто административно, говорить о высоких национальных интересах и задачах и забывать при этом о жизни, самих преподавателях, студентах было бы, конечно, ошибкой, грубой ошибкой. Всякие разговоры «расселить» студенческую Москву и студенческий Питер, конечно, неприемлемы.

Вместе с тем мы должны понимать, что далеко не все высшие учебные заведения в регионах в состоянии конкурировать со столичными городами, это пока очевидно. Не в состоянии конкурировать по качеству подготовки студентов, по квалификации преподавателей и тем более по уровню оснащения. Лаборатории и социальные объекты морально и физически устаревают.

Выбор многих выпускников школ в регионах хорошо понимаю. Они уезжают в столицы, где и образование лучше, и жизнь интереснее. Это мы с вами прекрасно понимаем, отдаём себе в этом отчёт. И зачастую уже не возвращаются молодые люди туда, где родились, выросли. Регионы теряют самое ценное при этом – таланты, кадры, молодёжь.

Вы знаете, звучат призывы повсеместно вернуть в вузы систему распределения. Сам многократно это слышал, встречаюсь с этими предложениями почти на каждой встрече с общественностью. Но вновь повторю: обязаловкой мы ничего не решим. Жизнь кардинально поменялась. Нужны условия для самореализации молодых людей, современные, привлекательные стандарты жизни и учёбы, возможности для достижения успеха. Этими задачами нам и нужно вместе заняться.

Уже с 2021 года – причём ежегодно – мы будем увеличивать количество бюджетных мест и отдавать их вузам именно в регионы, и прежде всего именно в такие регионы, которые нуждаются в современных, молодых, перспективных кадрах.

Вы все из регионов Российской Федерации и знаете, какова потребность в таких кадровых ресурсах на местах. Она постоянно растёт в связи с ростом экономики. В общей сложности за четыре года на эти цели планируем дополнительно направить порядка 70 миллиардов рублей. Но только этого шага, конечно, недостаточно.

Прошу Правительство реализовать комплекс мер по модернизации всей системы высшего образования в регионах. Решению этой задачи следует подчинить профильные и другие нацпроекты. И, кстати, включая работу по развитию инфраструктуры, благоустройству городов, территорий, запуску новых производств и инвестиционных проектов. И, безусловно, нужно значительно повысить эффективность использования всех выделяемых ресурсов.

Хотел бы повторить: даже с учётом всех «отраслевых» вложений мы не изменим региональную высшую школу, не выведем её на новый уровень, если не добьёмся реальных позитивных изменений в жизни на местах, в регионах. Прошу помнить об этом и Правительство, и всех глав субъектов Федерации, руководителей муниципальных образований.

Уважаемые коллеги! Какие конкретные меры важно, на мой взгляд, реализовать как можно быстрее, но, безусловно, качественно и предельно ответственно?

Первое. Безусловно, нужно и дальше последовательно убирать вузы-пустышки – таких ещё достаточно. Однако задача шире и сложнее, чем избавиться от подобных контор. Нам важно консолидировать ресурсный потенциал учебных заведений и научных институтов и там, где это обоснованно, ставить вопрос об их юридическом объединении.

Вместе с тем ещё раз хочу подчеркнуть: речь идёт не о чисто механическом слиянии. Нужно найти такие решения, которые повысят престиж, научный статус и доходы преподавателей и профессоров в регионах, обеспечат значительный рост качества образования и исследований в вузах, а для этого необходимы совместные кафедры и лаборатории, сетевое взаимодействие научных и образовательных команд, передовая инфраструктура, включая центры коллективного пользования, научные установки, базы данных.

Мы планируем отработать такие управленческие инструменты в рамках первых пяти научно-образовательных центров мирового уровня. В прошлом году начато их формирование в Пермском крае, Белгородской, Кемеровской, Нижегородской и Тюменской областях. Сегодня здесь присутствует Министр науки и высшего образования Валерий Николаевич Фальков, в недавнем прошлом ректор Тюменского университета. Рассчитываю, что он поделится накопленным опытом и, конечно, использует его в своей новой работе.

Второе. Сильная региональная высшая школа – это педагогические, медицинские, инженерные кадры, прорывные решения и разработки, целое созвездие инновационных компаний и стартапов, команд, реализующих общественные, культурные инициативы, а передовая инфраструктура вузов – это настоящий мотор развития городской среды.

В этой связи предлагаю обновить, построить в регионах современные студенческие городки, во всяком случае начать эту работу, с учебными аудиториями, спортивными сооружениями, технопарками, жильём для студентов, аспирантов и преподавателей.

Уже в текущем году в целом на обновление материально-технической базы и капитальный ремонт вузов будет направлено 22 миллиарда рублей из федерального бюджета. Нужно посмотреть, какую часть из этих средств можно использовать именно на обновление студенческих городков.

Третье. Повторю, нам необходимо создать конкурентную, привлекательную для молодёжи и сильных преподавателей сеть региональных вузов и университетов. Государство обозначило и реализует такой приоритет, но нужно снять все барьеры, которые мешают самим регионам, бизнесу участвовать в решении этой задачи, причём не на словах, а на деле, на практике.

Как обстоит дело сейчас, вы тоже знаете: вузы работают на регион, преподаватели и студенты живут там, проблемы образовательных учреждений губернаторам известны, числятся они по другому ведомству – за федеральным ведомством, допустим. И получается, например, субъект Федерации и может поддержать вуз, и хочет это сделать, но сразу же утыкается в бюджетное законодательство, коллеги рискуют столкнуться с обвинениями в нецелевом использовании средств.

Согласен с предложением предоставить регионам право при наличии ресурсов напрямую финансировать программы развития местных вузов и их инфраструктуру независимо от ведомственной подчинённости.

В целом считаю необходимым наделить субъекты Федерации реальными полномочиями по развитию не только колледжей и техникумов, но и расположенных на их территориях организаций науки и высшей школы.

Во вторник в Череповце, вы, наверное, обратили на это внимание, мы познакомились с работой наших компаний по созданию эффективной системы подготовки современных кадров. Должен вам сказать, результат очень достойный, и практика очень интересная. Нужно поддержать стремление предпринимателей и наших компаний инвестировать в образование и науку, предложить новые, более эффективные инструменты сотрудничества государства, регионов и бизнеса.

Уважаемые коллеги! Вся отечественная высшая школа должна отвечать гигантской скорости технологических и общественных перемен, быть с ними, что называется, на одной волне. Прежде всего в вузы должны прийти специалисты-практики, работающие в реальной экономике, и, конечно, молодые, увлечённые исследователи и преподаватели. Причём именно в те регионы, где действительно необходимы и знания, и компетенции.

В этой связи ещё несколько предложений. В текущем году по самым востребованным специальностям мы перейдём на почти 100-процентное целевое обучение в медицинской ординатуре. Следует подумать об обновлении системы подготовки научных и преподавательских кадров высшей квалификации и по другим ключевым специальностям.

То есть речь должна идти о серьёзных изменениях в работе аспирантуры, расширении механизмов целевого набора, чтобы соискатель научной степени вёл исследование в интересах конкретного вуза и научно-образовательного центра в регионе. Затем приходил туда работать, создавал научную школу, новое, востребованное направление подготовки, вместе с предприятиями внедрял свои разработки на практике. Чрезвычайно важно. Нам нужно обязательно добиться такой связки между наукой, образованием и реальной жизнью, реальным производством.

По итогам Послания уже давалось поручение предусмотреть возможность для студентов после второго курса менять образовательную траекторию, проходить обучение по смежным направлениям, что позволит студентам получать как фундаментальную подготовку, так и целый набор необходимых современных, востребованных компетенций.

Считаю также необходимым убрать явные избыточные требования и регламенты, сделать более гибкими и современными образовательные стандарты, перечни специальностей и направлений подготовки. Нужно разрешить вузам с учётом запросов студентов, потребностей регионов самостоятельно формировать профили обучения, в том числе в рамках так называемых коротких образовательных программ, чтобы студенты могли получать дополнительную квалификацию, например навыки предпринимательской деятельности.

Хочу подчеркнуть, всё, о чём говорю, напрямую касается также колледжей и техникумов. Нужно продолжить работу по их модернизации, учитывая возросшие требования к рабочим специальностям, для которых фактически уже необходимо высшее образование.

Перед тем как мы перейдём к обсуждению, хотел бы ещё несколько слов сказать. Здесь присутствуют молодые учёные – лауреаты премии в области науки. Недавно в «Сириусе» встречался с его воспитанниками и выпускниками, в Вологодской области – со студентами, аспирантами и преподавателями.

У нас много талантливых, целеустремлённых молодых людей, мы их должны сохранить и дать раскрыться в полную силу именно здесь, в России. Потому считаю правильным увеличить размеры поддержки за достижения научных, творческих результатов. Мы это сделаем в самое ближайшее время.

Сейчас слово руководителю рабочей группы Госсовета Андрею Александровичу Травникову. Пожалуйста, Андрей Александрович.

А.Травников: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Как руководитель одной из рабочих групп Госсовета хотел бы отметить, что группы стали удобной площадкой для обсуждения регионами с федеральными министерствами, отраслевыми экспертами хода исполнения национальных проектов, решения возникающих вопросов. Результатом нашей работы стали не только те предложения, которые сегодня подготовлены совместно с Советом по науке и образованию, но и конкретные решения, которые мы принимали, реализовывали в 2019 году, конечно же, не одни, не самостоятельно. Они поддержаны и инициированы Правительством Российской Федерации, Администрацией Президента и лично Татьяной Алексеевной Голиковой, Андреем Рэмовичем Белоусовым, Андреем Александровичем Фурсенко. Я хотел бы привести некоторые примеры.

Так, в прошлом году решён вопрос с финансированием интернатного проживания школьников в учебных центрах при ведущих университетах. Эти расходы в последние годы, к сожалению, родители талантливых учеников таких уникальных учебно-научных центров, как их раньше называли – физматшкол, вынуждены были оплачивать самостоятельно. Этот вопрос решён.

Есть первое решение по двум другим острым для регионов вопросам: капитальному ремонту школ с большим износом (сегодня уже 75 субъектов получили первые средства) и модернизации локальных сетей в школах. Первые 13 регионов уже также получили средства на решение этой задачи. Эти мероприятия оперативно дополняли национальные проекты. Я хотел бы поблагодарить коллег из Правительства за такие принятые и реализованные в прошлом году решения.

Поэтому, Владимир Владимирович, я и мои коллеги-губернаторы благодарны Вам за создание такого инструмента, как рабочие группы Госсовета. Мы убедились в эффективной действенности этого инструмента.

Также в прошлом году учтены первые предложения рабочей группы по уточнению порядка конкурсного отбора программ научно-образовательных центров мирового уровня. Сегодня 43 субъекта Федерации претендуют на участие в этой программе и направили свои заявки в Минобрнауки. Эта активность демонстрирует, насколько регионы заинтересованы в развитии научно-образовательного потенциала на своих территориях, поэтому основной темой нашего обсуждения в прошлом году стало повышение роли субъектов в научно-технологическом развитии и подготовке кадров для экономики. С учётом совместной работы вчера, позавчера у нас есть ряд конкретных предложений по этому поводу.

Владимир Владимирович, нам очень приятно, что некоторые инициативы, которые мы наработали буквально на днях, Вы фактически поддержали в своём выступлении, тем не менее я пройду по всему списку.

Сегодня мы видим, что для субъектов Федерации нечётко определена их роль в реализации нацпроекта «Наука» и в Стратегии научно-технологического развития. Регионы действительно не могут напрямую финансировать научную деятельность федеральных организаций, расположенных на их территории. Некоторые механизмы, которые мы сейчас используем для этого, действительно, так скажем, неоднозначны.

Поэтому мы предложили дополнительно закрепить на законодательном уровне полномочия субъектов в области научной, научно-технической и образовательной деятельности. Необходимо дать право регионам, конечно же, при их заинтересованности и возможностях субъектовых бюджетов, участвовать в прямом финансировании выполняемых в их интересах научных исследований, в формировании плана научно-исследовательских работ, в образовательной деятельности.

Это особенно важно в отношении организаций, которые входят в создаваемые научно-образовательные центры мирового уровня. Эти дополнительные меры могут стать гибким инструментом к уже существующим и новым мерам государственной поддержки участников НОЦ, которые мы также предлагаем разработать.

Необходимо предусматривать в программах развития расположенных в регионах федеральных вузов участие в социально-экономическом развитии «домашней территории». Считаем, что представители регионов должны обязательно входить в органы управления федеральных вузов на их территории.

Владимир Владимирович, Вы отметили в выступлении о продолжении работы по увеличению контрольных цифр приёмов, квот на целевую подготовку в нестоличных вузах. Мы это видим. Тем не менее вопросы прозрачности и объективности процедуры распределения бюджетных мест по специальностям и вузам у регионов пока остаются. Мы считаем, что цель по загрузке отдельных вузов часто превалирует над главной задачей – сбалансированным обеспечением трудовыми ресурсами экономик и социальных сфер регионов.

Сбои по обеспечению наиболее востребованными специалистами возникают регулярно. Примеров много в каждом субъекте. Я приведу один из них. В прошлом году Новосибирский технический университет, понимая, что через три-четыре года на уникальную установку класса мегасайенс «Сибирский кольцевой источник фотонов» потребуются специалисты по монтажу и эксплуатации этого уникального объекта, запланировал подготовку инженеров-физиков.

Вуз по согласованию с нами, с регионом направил заявку на необходимое количество бюджетных мест, которая в итоге не была удовлетворена. По каким причинам, непонятно. И, как я уже сказал, таких примеров достаточно много. Поэтому нужно усовершенствовать порядок установления контрольных цифр приёма для вузов, в том числе с обязательным согласованием их с органами государственной власти субъектов Федерации.

Хотел бы отметить, что буквально позавчера на нашей совместной работе Министерство образования и науки оперативно представило своё видение подходов к новой методике принципов распределения этих цифр. В целом мы их одобрили, считаем, что это тоже результат нашей работы. Тем не менее хотелось бы дополнительно это закрепить Вашим поручением, чтобы новая методика была реализована в срок.

Кроме того, считаем необходимым создать при Правительстве Российской Федерации коллегиальный орган с участием регионов, крупных работодателей, который бы рассматривал вопросы согласования объёмов контрольных цифр, некоторую согласительную комиссию.

По названным предложениям у нас нет разногласий с Правительством Российской Федерации, попрошу их поддержать. Другие предложения озвучат далее мои коллеги, а я хотел бы высказать ещё одну просьбу.

Уважаемый Владимир Владимирович! Вчера на рабочем совещании и сегодня в выступлении Вы этого коснулись, Вы говорили о необходимости объединения усилий разных отраслевых блоков для выполнения общих задач, определённых в национальных проектах, в Вашем Послании. Это очень актуально в отношении развития науки и образования регионов.

Мы со своей стороны видим необходимость научного сопровождения программ, направленных на достижение всех целей национальных проектов. Мы понимаем, что социальные инфраструктурные проекты потребуют квалифицированных кадров, и мы готовы своевременно и всячески этому способствовать.

С другой стороны, прорывные проекты нацпроекта «Наука», которые влияют на развитие всей страны, на пространственное развитие больших территорий, также требуют комплексного подхода. Для Новосибирской области, например, это программа развития Академгородка и её флагманский проект, самое крупное мероприятие нацпроекта «Наука» – уже упомянутый мною синхротрон «СКИФ».

Для других регионов это научные центры мирового уровня, научно-образовательные центры мирового уровня. Такие проекты кроме создания научной инфраструктуры потребуют своевременного развития, реновации транспортной инфраструктуры, расширения социальной сферы и создания комфортных условий.

Однако обозначить приоритеты создания сопутствующей инфраструктуры при планировании мероприятий в других национальных проектах достаточно сложно сегодня. У коллег в отраслевых министерствах свои целевые показатели, свои процедуры определения приоритетов, принятия финансовых решений. Нам удаётся добиться таких решений, но иногда приходится использовать все инструменты лоббирования, для того чтобы доказать, что это необходимо.

Считаю, что необходимо скоординировать мероприятия нацпроектов вокруг крупных научных прорывных проектов. И субъектам Российской Федерации, и, возможно, Минобрнауки России нужна помощь отраслевых министерств при реализации общегосударственных проектов мирового масштаба, о чём я и прошу коллег из федеральных министерств.

Мы со своей стороны, конечно, будем оказывать максимальное содействие. Мы, субъекты Российской Федерации, заинтересованы в реализации подобных проектов, для нас это новые точки экономического роста, новые высокопроизводительные места и, как Вы уже сказали, возможность закрепить и привлечь на наши территории таланты, кадры, молодёжь.

Спасибо за внимание.

В.Путин: Спасибо большое, Андрей Александрович.

Елена Владимировна Шмелёва, пожалуйста.

Е.Шмелёва: Уважаемый Владимир Владимирович! Коллеги!

Чтобы выполнить поставленные задачи, система образования должна хорошо решать две основные задачи – готовить кадры для текущих и будущих вызовов экономики и обеспечить возможность каждому стать востребованным. Хотела бы остановиться на нескольких наиболее значимых для их выполнения моментах.

Первое. Границы между уровнями образования сегодня практически стёрлись. Это отмечают и сами школьники, и студенты, и работодатели. Тем не менее эти уровни есть, и на каждом из них необходимы изменения. Сегодняшние студенты и даже школьники, не дожидаясь поступления в университеты, вполне способны участвовать в создании прорывных решений. Например, с нашими выпускниками это происходит, когда они после «Сириуса», поддерживая взаимодействие с наставниками, доводят свои исследования до публикаций, статей в научных журналах, воплощают свои инженерные творения в жизнь. Для того чтобы такая возможность была у всех на уровне школы, необходимо кардинально пересмотреть связь основного и дополнительного образования. Последнее зачастую играет сегодня бо́льшую роль, чем традиционные уроки.

На уровне профессионального образования необходима реальная возможность менять образовательную траекторию, получать дополнительную, как Вы уже сказали в Послании, смежную квалификацию. Для этого, конечно же, необходим обоснованный кадровый запрос. Он должен быть понятен и тем, кто учится, и тем, кто учит. Именно в соответствии с ним должны регулярно обновляться образовательные программы всех уровней, готовя студентов не к вчерашней и даже не к сегодняшней, а завтрашней экономике.

Поэтому всё более востребованными становятся отдельные модули, которые позволяют получить дополнительную квалификацию параллельно с освоением базовых классических образовательных программ, обеспечивая междисциплинарность образования. Такие модули, конечно же, ни в коем случае не могут подменять фундаментальное образование в области математики, русского языка, естественных, социальных наук.

Но мы считаем, что наши университеты должны стать дружелюбнее к студентам, давая возможность индивидуального обучения и выбора своей образовательной траектории, устанавливая разумный баланс между работой с педагогом и самостоятельным обучением, фундаментальным образованием и получением практических компетенций.

Второе, что хотелось бы отметить. Россия добилась существенного прогресса в школьном образовании, причём не только в столичных городах, но и в регионах. Это показывает и опыт «Сириуса», и сети центров, работающих по нашей модели, кванториумов, сильных школ и центров дополнительного образования в регионах. Чтобы мы увидели аналогичные успехи на уровне высшего образования, где сложность задач, требования к инфраструктуре значимо выше, России с учётом её размеров нужно постоянно воспроизводить и масштабировать эффективные образовательные решения. Ни один сегодня даже самый уникальный проект не закроет кадровых потребностей всех регионов. Необходима целая сеть хороших университетов, научных центров, передовых региональных экосистем, соединённых и единством цели, и научных образовательных подходов, методиками, программами и преподавателями, тесно связанных с будущими работодателями и ориентированных на нужды регионов.

Только на базе таких систем возможно обеспечить самореализацию каждого человека независимо от места его жительства. И тогда вуз будет выбираться не из принципа, где я буду учиться, а из принципа, где я буду работать. Роль региона и работодателя в этом, ещё раз подчеркну, становится ключевой. Это возможно только при увеличении доли междисциплинарных курсов, индивидуальных проектов, практического обучения в региональных вузах и, самое главное, в увеличении доверия к ним.

Здесь есть две проблемы, Вы их, Владимир Владимирович, отметили: и инфраструктура, и финансирование, но ещё серьёзнее проблема – это кадры. Сильные преподаватели и учёные готовы и там работать. Выход заключается, с одной стороны, в том, о чём сказали Вы, Андрей Александрович: допустить практиков в вузы и расширить полномочия регионов. С другой стороны, обеспечить мобильность лучших научных и педагогических кадров внутри страны, об этом я скажу чуть позже.

Расширение автономии университетов, полномочий регионов – это всегда ещё и большая ответственность для вузов за высокое качество подготовки кадров, для регионов – за реальное участие в жизни вуза, в создании новой образовательной, научной и социальной инфраструктуры. В свою очередь, университеты совместно с регионами должны учитывать в программах своего развития планы социально-экономического развития регионов и совместно их выполнять.

Фактически должны быть выстроены новые действенные инструменты совместной деятельности университетов, научных центров и работодателей для достижения региональных и национальных целей. Условия такие создать очень непросто, мы говорили об этом последние три дня, но они очень важны. Для чего? Для того чтобы показать всем, что будущее уже настало и что самое ценное может проявиться там, где развивается не только наука, но и спорт, и искусство, и что мы можем обеспечить возможность гармоничного развития на всех уровнях образования.

Важная часть этой работы – развитие социальных навыков молодых людей. В регионах необходимо создавать пространство для их взаимодействия, поддерживать их общественные инициативы, только в этом случае у каждого действительно появляется возможность формировать будущее своё, региона, России. Одним из таких совместных инструментов развития могут быть создаваемые как раз в рамках нацпроекта «Наука» научно-образовательные центры мирового уровня, развитие установок мегасайенс и та новая инфраструктура, о которой Вы сейчас, Владимир Владимирович, сказали и которая будет развиваться вокруг них.

Третье. Ещё раз хочу вернуться к проблеме обеспеченности региональных вузов научными и педагогическими кадрами. Для их привлечения необходима новая программа академической мобильности «из столицы в регионы» – программа стажировок молодых исследователей и преподавателей в ведущих вузах страны и мира. Для того чтобы наука и технологии стали ведущим мотивом, который удерживает и привлекает молодёжь в регионы, в том числе и в региональные, образовательным организациям и нам всем вместе необходимо модернизировать институт аспирантуры.

Молодых учёных сегодня очень часто демотивирует непонимание крупных задач для науки в России. Кстати, именно эту причину часто называют те, кто решил переехать на работу в зарубежную лабораторию. Стратегия научно-технологического развития России во многом на это ответила. А «Большими вызовами» сегодня называется ведущий инженерный научно-технологический конкурс для всех школьников, финал которого ежегодно проходит в Сочи.

Аспирантура – это особый вид деятельности, соединяющий образование и научную работу, и она должна предполагать ответственность за результат этой работы, обязательный выход на научные достижения и их представление обществу. Аспиранту для этого просто необходимо ежедневное взаимодействие с большой наукой.

Главным результатом аспирантуры для аспиранта должна быть защита диссертации, но тогда и дальнейшее право образовательной или научной организации готовить аспирантов зависит от доли состоявшихся защит. Это возможно, если только будут повышены требования к организациям, которые получают бюджетные места на подготовку аспирантов.

Они действительно должны вести приоритетные исследования и разработки, обеспечивать трудоустройство аспиранта в своих коллективах и достойное вознаграждение, включать их в проводимые исследования, давать приоритетный доступ к научному оборудованию и расходным материалам. Конечно, аспирантура – это не только подготовка исследователей, но и подготовка преподавателей высшей школы. Для закрепления молодых исследований и преподавателей в вузах и научных организациях необходимо развивать инструмент целевого обучения в аспирантуре.

И последнее. Считаю, что нам нужно модернизировать сложившуюся систему поддержки школьников, студентов, аспирантов, расширяя возможности их практической подготовки во время обучения для решения задач научно-технологического развития России. Нам нужно двигаться к единой системе, которая объединит все уровни образования для каждого молодого человека в доступную для него траекторию развития на базе образовательного центра «Сириус», школ и университетов-партнёров, центров, работающих по его модели, научно-образовательных центров и инновационных центров, которые создаются в регионе.

Взаимодействуя со всеми партнёрами, мы можем создать «единое окно» для школьников и студентов, информируя их о доступных программах поддержки, как государственных, так и частных, помогая в дальнейшем обучении и профессиональном становлении, творческой реализации, существенно расширяя за счёт партнёров формы такой поддержки, направленные на все регионы России.

Спасибо, что Вы отдельно об этом сказали. Мы считаем, что увеличить размеры выплат по стипендиям и грантам можно уже за счёт систематизации существующей линейки грантов и сквозной линейки мер поддержки – от школьника до исследователя. В то же время единый канал поддержки аспирантов и молодых учёных могут создать российские фонды поддержки научной, научно-технической, инновационной деятельности.

Сформулированные нами предложения помогут системно развивать индивидуализацию образования, основанную не на вытеснении существующих форм преподавания, а на создании новых способов обновления знаний, взаимодействия молодых людей с педагогами и друг с другом, независимо от региона и жительства, в интересах всей России.

Спасибо за внимание и возможность выступить.

В.Путин: Спасибо большое. Благодарю Вас.

Пратусевич Максим Яковлевич, лицей № 239.

М.Пратусевич: Глубокоуважаемый Владимир Владимирович! Глубокоуважаемые коллеги!

Несмотря на то что проблемы средней школы вынесены за скобки, и это правильно, потому что они очень большие, тем не менее взгляд снизу, со стороны директора школы, на то, что происходит в высшем образовании и науке, смею надеяться, будет небезынтересным.

Наше хорошее школьное образование, в том числе и прежде всего математическое, – это исторически сложившееся наше конкурентное преимущество, которым нам надо умело воспользоваться в свете задач, поставленных в Стратегии научно-технологического развития России. Наличие в каком-либо регионе большого числа хорошо подготовленных выпускников школы позволяет наладить цепочку приращения человеческого капитала от школы через вуз к высокотехнологическому рабочему месту на производстве, в сфере услуг или в науке.

Например, наша школа инициировала создание трёх новых направлений подготовки в Санкт-Петербургском государственном университете, заточенных на наших выпускников. А теперь этот почин подхватили другие школы города, которые сотрудничают с СПбГУ.

Другим примером является «Навигатор профессий», созданный в короткие сроки и позволяющий сконструировать траекторию развития до рабочего места начиная со средней школы. При этом мы понимаем, что не стоит ограничивать образовательную среду школой, а стоит вовлекать в неё все ресурсы малой родины, укрепляя тем самым духовную связь с ней и позволяя закрепить в дальнейшем высокомотивированных, высокообразованных людей в регионе. Я считаю, что образование сегодня – это целая экосистема, включающая в себя все ресурсы региона как минимум.

Тем не менее, как ни парадоксально, сегодня хорошо работающая школа в регионе может помогать оттоку будущих квалифицированных кадров из региона. Инструменты этого известны, и я не буду сейчас их упоминать, всё это накладывается ещё и на такую системную проблему, как уменьшение понимаемой ответственности ученика и его семьи за свои образовательные результаты.

Приведу только филологическое наблюдение: если раньше говорили о социальной лестнице, то теперь говорят о социальном лифте. Разница в том, что по лестнице нужно взбираться самому, а лифт везёт. Это такое наблюдение, показывающее существенное изменение именно мировоззрения в этом вопросе. Это создаёт угрожающую диспропорцию пространственному развитию нашей страны, о которой Вы сказали в своём вступительном слове.

Считаю, что избежать этой диспропорции возможно лишь при условии, что наряду с качественным школьным образованием в регионе будет наличествовать качественное высшее образование и перспективы трудоустройства выпускников на высокотехнологические места, а также будет наличествовать комфортная социальная и культурная инфраструктура. И с этой целью, как мне кажется, необходимы всё-таки государственные меры, о чём Вы тоже говорили и в своём Послании, и во вступительном слове, направленные на повышение привлекательности и качество жизни в регионах. Часть из них, намеченная в Послании, – это повышение целевых квот на отдельные специальности и контрольных цифр приёма в регионах, часть не связана с образованием напрямую.

Примером такой меры может быть дальневосточная ипотека. Но, полагаю, необходимо разработать целый комплекс мер для повышения привлекательности региональных вузов как для студентов, так и для преподавателей, конечно, при условии повышения эффективности деятельности этих вузов в направлениях, определённых прежде всего Стратегией научно-технологического развития.

Такими мерами могут стать более высокие нормативы финансирования региональных вузов, программы привлечения преподавателей, в том числе с обеспечением служебным жильём, создание уникальных научных лабораторий в региональных вузах по аналогии, возможно, с программой мегагрантов с целью привлечения уже крупных учёных из столичных регионов в регионы. Специальное развитие программы материальной базы, аналогичной программе «5–100», и другие меры, о которых, я думаю, представители вузов расскажут лучше, чем я.

Вместе с тем следует признать долгосрочную задачу, стратегическую задачу подготовки школьных учителей, для чего необходимо самое пристальное внимание, обучение будущих педагогов как в педвузах, так и вне их. При этом важно, чтобы направление обучения и программы обучения будущих педагогов были соотнесены с направлениями, определёнными Стратегией научно-технологического развития. Я считаю, что стратегия должна стать в определённом смысле настольной книгой при разработке образовательных программ, в том числе и расширение возможностей работы студентов в школе. Вы давали соответствующее поручение, однако до сих пор оно до конца не выполнено.

Хотел бы поделиться ещё некоторым опасением. Чрезмерная ориентация на работодателей таит в себе некоторые угрозы, потому что у нас весьма мало работодателей, которые, образно говоря, глядят в вечность. В основном горизонт планирования среднесрочный, и многие вещи, которые способны «выстрелить» через 20–30 лет, могут оказаться работодателю просто неинтересными. Я приведу поучительный пример Майкла Фарадея, который открыл явление электромагнитной индукции, на нём основаны современные электродвигатели и электрогенераторы. Когда он показывал это тогдашнему министру финансов Великобритании, тот спросил: «А как это применяется на практике?» На что Фарадей ответил: «Пока не знаю, но я уверен, что через некоторое время вы сможете обложить это налогом». Так и оказалось, но через 50 лет.

И последнее, но важное. Почему-то в наших дискуссиях не очень звучит следующая тема: высшее образование бывает разным. Это высшее образование, которое необязательно для того, чтобы дальше заниматься профессиональной деятельностью в этом направлении. Например, можно быть писателем или журналистом, не окончив литературный институт или журналистский факультет. А бывает таким, без которого обойтись в профессиональной деятельности нельзя.

Например, хирург или инженер по обслуживанию ядерных энергетических установок. Как мне кажется, подходы к различным видам этого высшего образования должны быть разными. И они должны быть разными в том числе и по планированию, и по определению нормативов, требований к выпускникам, возможностям коммерциализации и так далее.

Спасибо за внимание.

В.Путин: Вам спасибо большое.

Пожалуйста, Фортов Владимир Евгеньевич.

В.Фортов: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Я бы хотел сказать несколько слов о цифровизации, точнее, о её молодёжном и региональном отделениях, то есть о теме нашего сегодняшнего собрания.

Совсем недавно по инициативе Президента в стране стала энергично разворачиваться инициатива и такие современные, перспективные цифровые направления, как цифровая экономика, цифровизация управления, цифровая медицина, цифровизация социальной сферы, искусственный интеллект. Создано Министерство цифрового развития. Эти и многие другие проекты уже сейчас качественно меняют облик нашей с вами страны, делая её более современной, динамичной, пассионарной.

Особое значение имеет прикладная математика и цифровизация в научной области. Первый, кто обратил на это внимание, был великий метафизик Иммануил Кант, отец германской классической философии, который писал так: «Я убеждён, что в любой науке столько истины, сколько в ней математики». Поэтому уже давно во всём мире математическое моделирование и связанные с этим численные методы стали равноправным инструментом научного поиска наряду с чистой теорией и натурным экспериментом. Заменяя и дополняя эксперимент, чистую теорию математические методы и методы математического эксперимента позволяют получить требуемый результат за более короткое время с меньшими средствами и в недоступном ранее диапазоне параметров.

Мы имеем в этом направлении конкурентное преимущество, состоящее в том, что метод математического моделирования у нас в стране опирается на всемирно известные, признанные школы отечественной математики академиков Келдыша, Самарского, Тихонова, Олега Михайловича Белоцерковского, Садовничего, Четверушкина и многих других. Они не только сами получили первоклассные результаты мирового уровня, но и создали сильнейшие, признанные в мире научные школы молодых учёных во втором и третьем поколениях.

Мы ясно видим с вами, что наши талантливые молодые ребята занимают самые престижные места на международных математических олимпиадах, конкурсах и иных престижных соревнованиях. Но сегодня прорыв в области масштабного математического моделирования у нас в России сдерживается отсутствием доступных для учёных страны мощных ЭВМ петафлопсного класса мощностей. Хотя совсем недавно произошёл значимый прорыв, я имею в виду созданные в России, в МГУ, под руководством академика Садовничего при Вашей поддержке серии супермашин «Ломоносов», благодаря которым наша страна вышла на достойное место в списке топ-100.

Но математическое моделирование, о котором я сейчас говорю, развивается столь стремительно, что даже этих мощностей сегодня остро не хватает. Учёные страны вынуждены ждать очереди многие недели и даже месяцы. Сегодня мы задыхаемся, коллеги, без современных и мощных ЭВМ петафлопсного диапазона и экзафлопсного даже диапазона мощностей. Этот мегапроект, будь он реализован, имел бы большое региональное значение, так как созданные супер-ЭВМ будут доступны учёным, преподавателям и аспирантам не только Москвы и Ленинграда, но и регионов.

Дело тут в том, что современные электронные средства телекоммуникации позволяют связываться и работать на супер-ЭВМ, даже если это будет в самой отдалённой точке нашей с вами большой страны. Пользователь часто даже не знает, где и на какой конкретно ЭВМ считается его задача. Там есть диспетчеризация, которая автоматически выбирает сегодня незагруженный компьютер и туда поставляет ту задачу, которую необходимо считать протоколом.

И последнее – о научной молодёжи и преподавательской молодёжи. Не так давно на встрече с молодёжью, кажется, в «Сириусе», Вы, Владимир Владимирович, призывали молодых учёных быть пассионарными, амбициозными, ставить и решать самые амбициозные, трудные задачи. Проект по супер-ЭВМ, о котором я сейчас говорю, по сути своей – прорывной проект, так как даёт возможность молодым аспирантам, учёным и преподавателям работать на самой передовой технике мирового класса, с самым передовым математическим обеспечением, ставить и решать самые прорывные, амбициозные задачи современной науки и техники.

В заключение об амбициях. Художник-сюрреалист Сальвадор Дали писал в своей автобиографии, что без амбиций он не мог бы достигнуть тех ведущих результатов, которых он достиг. Он говорил так: «В три года я хотел быть садовником, в пять лет – Наполеоном, а дальше мои амбиции только росли».

Давайте дадим нашим молодым, талантливым ребятам проявить свои амбиции и получать великолепные результаты. Это относится, конечно, в большей степени к регионам, а не только к столицам.

В.Путин: Спасибо большое.

Александр Дмитриевич, пожалуйста.

А.Беглов: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Прежде всего хотел сказать слова благодарности Администрации Президента за создание такой коммуникационной площадки, на которой очень удобно обсуждать вопросы глав регионов и членов Правительства.

Владимир Владимирович, хотел доложить Вам, что работа проходит в деловой, товарищеской обстановке. И благодаря этой площадке мы сумели достигнуть в большинстве вопросов согласия, что очень, наверное, будет положительно для развития и регионов, и нашей страны.

По итогам деятельности рабочей группы Госсовета сформулирован ряд конкретных предложений. Мы считаем необходимым усилить роль субъектов Федерации в государственной научно-технологической политике. Полный перечень наших рекомендаций представлен в соответствующем разделе доклада.

Бо́льшая часть предложений, высказанных губернатором при обсуждении доклада, сводится к четырём основным моментам.

Первое. Следует выйти на дифференцированную поддержку инициатив регионов. Необходимо учитывать разный научный, образовательный потенциал субъектов Федерации.

Второе. Регионы готовы, и соответствующая практика есть, интегрировать свои программы поддержки инноваций с деятельностью федеральных научных и образовательных организаций. Мы в Санкт-Петербурге на этих началах реализуем большой проект, Владимир Владимирович, Вы его знаете, «Хайпарк ИТМО».

Третье. Ещё одной зоной ответственности регионов в сфере науки, технологий, инноваций могли бы стать кадры. Регионы их начинают готовить со школьной скамьи.

Четвёртое. Для реализации новых функций нужны новые организационные институты. Сейчас при главах в 37 субъектах Федерации действуют координационные советы по науке и высшей школе. Их необходимо модернизировать с учётом форматов, кооперации региональных и федеральных структур.

Благодарю за внимание.

В.Путин: Спасибо.

Пожалуйста, Развожаев Михаил Владимирович, Севастополь.

М.Развожаев: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Всё, что было уже сегодня сказано, в той или иной степени касается развития кадрового потенциала высшей школы и среднего профессионального образования.

Несколько моментов, которые в нашей, можно сказать, междисциплинарной группе вчера родились. Очень здорово, что формат продолжает работать. Вчера губернаторы очень плотно, практически весь день работали с учёными и с ректорами ведущих вузов. Елена Владимировна сегодня уже говорила о том, что очень важен для развития кадрового потенциала запуск сетевых форм обучения и повышение академической мобильности.

Сегодня это всё действующим законодательством предусматривается, но, к сожалению, нормативной базы, как это финансировать, не существует. То есть междисциплинарные программы мы можем сделать, что в одном вузе невозможно сделать хорошо, привлечь другой вуз, такую программу написать можно. Но как рассчитываться внутри всей этой системы – совершенно непонятно. И потом возникает вопрос: почему вы заплатили другому университету в другом городе больше, когда можете это сделать у себя в университете за меньшие деньги? И эти аргументы не приводят к логике, мы теряем здравый смысл здесь, преследуя вопрос дешевизны.

При этом понятно, что сетевые формы нужны. Вчера нам один из экспертов рассказывал о том, что сегодняшнее современное образование основывается именно на синергии и на поиске всего самого лучшего в разных частях. Только эта синергия может дать эффект. Он привёл прекрасный слайд с высказыванием Эйнштейна, когда было сказано, что если рыбу оценивать по её возможности лазить по деревьям, то она всю жизнь проживёт, считая себя дурой.

Так же, соответственно, и сетевое образование нужно для того, чтобы создать такую программу и собрать лучшие эффективные направления в разных вузах, тогда студент будет получать эти знания лучшие, да ещё с помощью цифровых технологий в любой точке нашей страны, получая лучшие знания от разных компетенций. Поэтому нормативное осмысление, как за это всё сегодня рассчитываться, нужно разработать. Наверное, здесь может быть за базу взята система ОМС, когда деньги ходят за человеком, который получил услугу в любом регионе, потом происходит внутренняя система соответствующих взаиморасчётов.

Второе предложение, которое наша рабочая группа также сгенерировала, – это то, что лежит уже много лет на поверхности, что нужно усилить возможность привлечения практиков к преподаванию – и в среднем профессиональном образовании, и в вузах – без учёта остепенённости, каких-то других научных званий. Люди, естественно, которые занимаются бизнесом или профессией, не могут получить параллельно научные звания или защитить кандидатские или докторские диссертации. Но они могли бы преподавать и в том числе даже возглавлять кафедры по отдельным направлениям как совместители. Но сегодняшние требования это делать официально не позволяют и компенсировать этот труд людям, практикам, которых мы могли бы привлечь для образования.

И в заключение хотелось бы сказать, что очень важной и, наверное, одной из ключевых мер по повышению мотивированности и самочувствия научных кадров и в среднем профессиональном образовании, и, конечно же, в высшей школе является та среда, которая сегодня в наших вузах и СПО существует. Это касается и лабораторий, и оборудования, но также и самой среды – благоустроенных пространств, спортивных ядер – всё, о чём Вы говорили, Владимир Владимирович, в своём вступительном слове.

Очень важно, что регионам будет позволено, если сегодня такие решения состоятся, инвестировать в вузы на своих территориях, но это будет касаться небольшого клуба тех регионов, в которых профицитные бюджеты. А те регионы, которые, соответственно, не имеют своего пока бюджета развития, так и не смогут никак инвестировать в вузы. Может быть, посмотреть возможность, когда мы реализуем национальные проекты, допустим, проект «Комфортная городская среда» или «Строительство спортивных объектов», мы могли бы эти вещи реализовывать на территории вузов.

Сегодня это федеральное учреждение, мы не можем туда заявить проекты по благоустройству, а часто сквер или парк вуза является одним из любимейших мест в городе, и он может также, собственно, быть благоустроен за счёт национального проекта. Появится та самая синергия для тех регионов, которые не могут потратить на это собственные средства, которых часто не бывает.

И ещё момент – также привлечь и дать возможность бизнесу инвестировать в развитие материально-технической базы, но для этого наша группа предлагает рассмотреть возможность налогового вычета. Если компания проинвестировала в СПО или в университет средства, то на соответствующую сумму получить налоговое послабление, учитывать эти затраты в себестоимости продукции, а не потом, как сейчас это происходит. Эти компании это всё равно делают, и мы вчера с представителями компаний общались.

Сейчас это происходит следующим образом: вначале получается прибыль, с неё платятся налоги, а потом из этой прибыли делается инвестиция в высшее или среднее профессиональное образование, чтобы получить тех специалистов, которые предприятиям нужны. Если бы такую меру принять, компании говорят, что инвестиционные настроения с точки зрения инвестиций в высшее образование, в среднее профессиональное образование сильно бы улучшились.

Спасибо за внимание.

В.Путин: Из каких налогов вычеты? Из региональных или из федеральных?

М.Развожаев: Видимо, всё-таки хотелось бы из прибыли.

А.Силуанов: Прибыль, действительно, – это федеральный налог, но большая часть зачисляется в регион. Из 20 процентов 17 – в регион, поэтому мы здесь поделим, что называется, не поровну, конечно, но в большей части заинтересованы субъекты будут. Дело в том, что сегодня эта норма действует, и, действительно, те инвестиции, которые предприятия осуществляют в образовательный процесс, они могут на эту сумму увеличивать издержки и уменьшать базу для налогообложения прибыли.

В.Путин: В правильном направлении думаем. Спасибо.

Пожалуйста, Никитин Александр Валерьевич, Тамбовская область.

А.Никитин: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Мне поручено возглавлять подгруппу по образованию, по высшей школе в частности. Конечно, большой массив предложений, проблем и путей их решения мы обработали. Коллеги мои сейчас значительную часть их озвучили. Но вместе с тем позвольте мне остановиться на некоторых проблемах, которые в значительной степени, в общем-то, получили согласование.

Первое, о чём я хотел сказать, – это вернуться к проблеме так называемого межбюджетного трансферта. Конечно, сегодня уже прозвучало, что мы не можем регионы напрямую финансировать, программы развития университетов, научных учреждений. Возможно, с точки зрения соответствующих изменений в законодательство, в Бюджетный кодекс у нас такая возможность появится, опять в первую очередь, наверное, у тех регионов, у которых высокая бюджетная обеспеченность.

Сейчас весьма практично предложение, которое касается непосредственно участия наших университетов, расположенных в регионах, вузов в федеральных конкурсах и грантах, по результатам которых наши вузы стали победителями. В тех конкурсах, где требуется софинансирование, а мы зачастую пишем гарантийные письма, когда наши учреждения подают заявки в Министерство науки и образования.

После объявления их победителями, конечно, большая просьба, мы озвучивали эту просьбу в течение двух предшествующих дней, освободить нас от конкурсных процедур, в случае если, ещё раз говорю, вуз стал победителем в рамках федерального конкурса и обладателем соответствующего гранта. Это очень короткое решение, но будет весьма полезным и даст, конечно, незамедлительный эффект.

Вторая тема касается продолжения процесса интеграции вузов и научных организаций. Я хотел бы привести один пример. Десять лет назад, будучи ректором федерального государственного образовательного учреждения «Аграрный университет» в Тамбовской области, в единственном аграрном наукограде, я обратился не только непосредственно в федеральное министерство, которое являлось учредителем, то есть Минсельхоз России, но и обратился в профильное министерство, Министерство науки и образования, по поводу поддержки объединения двух вузов, двух университетов, расположенных в аграрном наукограде. Одновременно с этим проходил процесс передачи учреждений среднего профессионального образования на региональный уровень.

Я хочу сказать, на тот момент Андрей Александрович Фурсенко в первую очередь, поскольку одно из учебных заведений было напрямую подведомственно Минобразованию и науки, эту идею поддержал. Что на выходе получили? В первую очередь поддержали идею, Владимир Владимирович, Вы – Вы соответствующее распоряжение издали.

Мы, во-первых, сохранили колледжи, укрепили материально-техническую базу, обеспечили непрерывность образования, создали ту самую линейку, о которой много говорим: школа – колледж – вуз. Этот опыт весьма известен и позитивную оценку в Министерстве образования и науки имеет, а самое главное – дали возможность укрепить материально-техническую базу, лабораторную, исследовательскую инфраструктуру.

Есть одно «но», о котором я хотел сказать. Несомненно, это актуально не только для инновационных, территориальных образований, эта проблема весьма актуальна сегодня для крупных агломераций. Мы это тоже в течение двухдневного семинара обсуждали. По всей видимости, всё-таки подходить к этому нужно весьма осторожно, исходя из наличия предпосылок для такого объединения. Одним словом, такое объединение всегда должно быть с философской точки зрения осознанной необходимостью всех участников этих интеграционных процессов. И естественно, здесь административного нажима никого не может быть.

Второй аспект этой части касается выравнивания нормативов затрат на финансовое обеспечение госзадания. Мы сегодня хорошо знаем, и в первую очередь эксперты, которые работали с нашей подгруппой, говорили, что удельные затраты на подготовку одного специалиста в рамках разных вузов, по разным отраслевым в том числе вузам или вузам, подведомственным Миннауки, очень сильно разнятся, зачастую в четыре раза удельно эти затраты отличаются.

Поэтому с точки зрения того, что Вы сказали, Владимир Владимирович, в своём выступлении, создание равных возможностей – это, конечно, очень важно. Мы получили обнадёживающий сигнал, что, наверное, в течение какой-то короткой перспективы мы увидим это выравнивание, и отраслевые вузы сравняются в подушевом финансировании. В первую очередь это должно сказаться на качестве образования, а это целевая, как говорится, задача в рамках этой проблемы.

Третья тема – это то, что сегодня, мы это все констатируем, конечно, циклы смены федеральных государственных образовательных стандартов не совпадают с циклами смены технологий. Этот разрыв достаточно большой, несмотря на то что работодатели участвуют в разработке ФГОСов. Вместе с тем, ещё раз говорю, общая наша задача должна свестись к тому, чтобы минимизировать время от разработки профстандарта до разработки федерального государственного образовательного стандарта и конкретной образовательной программы.

Также Ваша инициатива, которая прозвучала, касается большей свободы в плане выбора профилей по направлениям подготовки. Это активно поддерживалось. Мы понимаем, что разработкой классификаторов укрупнённой группы направлений и специальностей, конечно, эту проблему можно решить, особенно включив в неё те самые перспективные специальности, направления подготовки в свете вопросов, которые касаются цифровизации экономики, роботизации, биологизации различных сфер деятельности.

Именно эти возможности как раз и могут помочь в плане междисциплинарности, особенно когда у студента, заканчивающего второй курс, действительно возникает проблема выбора профиля и специализации. Модель «два плюс два, плюс два», конечно, может быть исполнена только в случае таких подходов, которые мы предлагали.

Четвёртая проблема – это проблема касается непосредственно прогноза потребности в кадрах. С одной стороны, есть методика, которая чётко имеет научный посыл, подход, предполагающая использование экономико-математических методов для анализа потребностей и в отраслевом разрезе, и в региональном разрезе, я имею в виду в потребности кадров и для регионов России, и для соответствующих отраслей.

С другой стороны, её внимательное прочтение показывает, что совершенно непонятно, каким образом до нас доводятся эти цифры. Где-то в регионах эта работа, безусловно, на региональном уровне хорошо построена, где-то она отстаёт. Но всё-таки единого органа, который обрабатывал бы, собирал эту информацию и от работодателей, в том числе от крупных работодателей, и от регионов, и от профильных министерств, такого уполномоченного органа нет.

В связи с этим мы предложили, чтобы систематизация, обработка и последующее доведение её до регионов было непременной задачей. В конце концов, это основа – определение тех самых контрольных цифр приёма, о которых мы два дня так упорно вели дискуссии.

Татьяна Алексеевна справедливо заметила вчера, что, по сути, речь идёт о балансе трудовых ресурсов. Он, и только он действительно может быть реальной основой, объективной основой для увеличения финансирования, о котором идёт речь в перспективе, наряду, конечно, с демографическими трендами, которые это обуславливают.

Следующая проблема, на которой я хотел остановиться, – это практика целевого приёма. Это пятая проблема, я на этом завершу своё выступление. Опыт 2019 года показал, что, к сожалению, квота по целевому приёму по многим отраслям не была выбрана. В первую очередь все участники договорных отношений столкнулись с более серьёзными повышенными требованиями в плане финансовой ответственности. Мы не умаляем этого значения, ни в коем случае не предлагаем их ослабевать, но есть и отраслевая специфика.

Например, Валерий Николаевич вчера показал отраслевую разбивку. По сельскому хозяйству в наибольшей степени не была выбрана квота в рамках заключения договоров на целевое обучение практически на 70 с лишним процентов. С чем это связано? Это как раз связано с тем, что сегодня законодательство предусматривает заключение договоров гражданами на целевое обучение исключительно либо с органами власти, либо с предприятиями, в которых есть доля государственного участия.

Для транспортной отрасли очень много корпораций с госучастием, для промышленников, в конце концов, тоже не такое актуальное значение это имеет, потому что мы имеем крупные корпорации, их предприятия расположены на территориях в регионах, и эта проблема не так актуальна. А для сельского хозяйства, где крупнейшие агрохолдинги, крупнейшие представители агробизнеса, доля предприятий с государственным участием составляет всего лишь 2 с небольшим процента.

В этой связи, Владимир Владимирович, мы предлагаем, это не только позиция нашей рабочей группы, в нашу рабочую группу эти предложения поступили от руководства Министерства сельского хозяйства Российской Федерации, всё-таки ещё раз просим обратиться, потому что спорный момент был, мы дискутировали. Не скажу, что мы не договорились, но всё-таки прошу обратить внимание именно на этот пункт. Почему?

Потому что в свете, например, прошлого заседания Госсовета, где вопрос стоял о сельском развитии, о сельском хозяйстве, в том числе о программе комплексного развития сельских территорий, как раз тоже было одно из поручений, которое касалось компенсаций затрат работодателей по ученическим договорам их сотрудников. То есть это очень важный момент, можно было бы синхронизировать эти два момента и какое-то более согласованное и компромиссное решение принять.

В конце концов, мы все достижениями отрасли сельского хозяйства гордимся и неустанно об этом говорим. Я думаю, что аграрии это заслужили. Образовательные учреждения, научные учреждения и сами сельхозтоваропроизводители это воспримут с благодарностью.

Большое спасибо за внимание. Доклад окончен.

В.Путин: Александр Валерьевич, правильно ли я Вас понял, Вы говорите о конкурсных процедурах отбора, вернее, о необходимости не проводить такие конкурсы, в случае если конкурсный отбор уже проведён на федеральном уровне?

А.Никитин: Да. А условиями его требовалось софинансирование.

В.Путин: А 44-й закон требует, чтобы вы ещё и на региональном уровне проводили.

А.Никитин: И мы ещё на региональном уровне проводили.

В.Путин: Конечно, Вы правы абсолютно, надо будет это исправить. Двойная, получается, работа, нелепая абсолютно. Согласен. И по другим вопросам тоже посмотрим.

Игорь Владимирович Васильев, пожалуйста.

И.Васильев: Уважаемый Владимир Владимирович!

В течение года на заседаниях подгруппы Госсовета мы неоднократно обсуждали вопросы системы среднего профессионального образования, а вчера с коллегами из регионов выделили первоочередные из них. Нужно сказать, что основная часть проблем лежит в плоскости взаимодействия среднего профессионального образования (СПО) с другими уровнями образования и предприятиями реального сектора экономики.

Это очевидно, поскольку главная задача системы СПО – готовить квалифицированные кадры для экономики и социальной сферы в полном соответствии с потребностями работодателей, обеспечивая при этом преемственность с общим и высшим образованием, Вы об этом говорили во вступительном слове.

Качество общего образования в школах и организациях СПО должно быть, на наш взгляд, равным. Нужно обеспечить одинаково высокий уровень преподавания по общеобразовательным дисциплинам, и это должно иметь соответствующее отражение во взаимодействии учителей общеобразовательных организаций и профессиональных образовательных организаций. В свою же очередь, СПО могут предоставлять инфраструктуру для учащихся школ, обеспечивая сетевое взаимодействие и наиболее эффективное использование инфраструктуры, которая имеется в регионах. Аналогичное сотрудничество необходимо наладить и с вузами.

Предлагаем также приём на общеобразовательные программы высшего образования выпускников СПО проводить в соответствии с едиными требованиями к процедуре оценки результатов обучения независимо от того, в какой организации это образование получено.

Подготовка квалифицированных рабочих и специалистов среднего звена – в основном это задача субъектов Российской Федерации, выполнение которой возложено на региональные организации профессионального образования. Подготовку кадров мы обязаны проводить при тесном взаимодействии и сотрудничестве организаций профессионального образования с предприятиями реального сектора экономики.

На заседаниях подгруппы представители работодателей неоднократно высказывались за снижение времени обучения по рабочим специальностям и по ряду востребованных профессий, срок обучения по которым сейчас составляет четыре года 10 месяцев. Мы с ними согласны, и в этой связи важно обеспечить своевременное и систематическое обновление списка наиболее востребованных на рынке труда перспективных профессий, которые требуют среднего профессионального образования, привести их в соответствие с современными и прогнозными потребностями рынка труда. При этом предусмотреть в образовательных стандартах вариативность сроков обучения по этим профессиям, предоставить возможность организациям СПО самостоятельно определять продолжительность обучения в рамках, подчеркну, установленных образовательными стандартами, обеспечив объективную оценку результатов обучения.

В условиях ограниченных ресурсов и невысокого уровня трудоустройства выпускников для определения количества бюджетных мест и последующего распределения между организациями СПО регионам крайне необходима достоверная информация о потребностях всех работодателей, и не только в новых кадрах по группам специальностей и профессий, но и в дополнительном образовании и переобучении своих сотрудников.

Для этого предлагается пересмотреть методику определения кадровой потребности субъектов с учётом развития экономики конкретных муниципальных образований. И на первом этапе мы предлагаем в отдельных регионах Российской Федерации провести пилотный проект по формированию цифровой платформы прогнозирования конъюнктуры рынка труда. Он включает в себя блок по целевой подготовке кадров (для нас это работники среднего звена здравоохранения, культуры, образования), создав возможность подключения в будущем к этой платформе всех желающих работодателей, то есть создать такой рабочий механизм.

Для качественной подготовки квалифицированных кадров, обеспечивающей достаточный уровень актуальных практических навыков и не требующий от работодателей доучивать и переучивать выпускников после приёма на работу, назрела необходимость обновления материально-технической базы организаций СПО – замены имеющегося оборудования для практического обучения, приобретения нового.

Нужно сказать, что федеральным проектом «Молодые профессионалы» до 2024 года предусмотрено выделение 54 миллиардов рублей, в том числе на обновление материально-технической базы – 30 миллиардов рублей. Одновременно с этим существенная помощь может быть оказана промышленными предприятиями путём предоставления современного производственного оборудования организациям СПО для производственного обучения студентов.

Это может стать дополнительным действенным инструментом модернизации системы профобразования. А размещение предприятиями заказов на производство товаров, выполнение работ, оказание услуг в организациях СПО – дополнительным инструментом взаимной интеграции, механизмом взаимовыгодного сотрудничества работодателей с профессиональными образовательными организациями. Пока же обновление материально-технической базы требует значительных финансовых затрат, порой неподъёмных для большинства региональных бюджетов.

Для реализации вышеперечисленных направлений необходимо предложение по стимулированию участия работодателей, в том числе в создании профессиональных образовательных программ в обеспечение практического обучения студентов, организации производственной практики.

Также важно стимулировать российских производителей оборудования к передаче производимого оборудования в организации СПО, об этом коллеги уже говорили. Нам важно обеспечить максимальное приближение профессиональных образовательных организаций к реальному сектору экономики на системной основе. Достичь результата поможет участие работодателей в управлении, в том числе организациями среднего профессионального образования. Как вариант, через руководство попечительскими, наблюдательными советами при активном участии руководителей регионов.

В небольших городах и муниципальных образованиях, там, где исторически расположены крупные развивающиеся промышленные предприятия, существует проблема дефицита квалифицированных кадров либо их оттока, в том числе с высшим образованием, для получения которого люди уезжают. А от сохранения таких предприятий зависит судьба муниципальных образований.

Одним из решений проблемы дефицита кадров и повышения престижа СПО может стать внедрение так называемых программ прикладного бакалавриата. Необходимо обеспечить формирование по определённым специальностям среднего профессионального образования программ прикладного бакалавриата, иными словами, высшего образования, предоставить ведущим региональным профессиональным образовательным организациям право их реализовывать в непосредственной близости от производств.

В завершение хочу сказать, что не менее важно поднимать престиж специальностей среднего звена, рабочих профессий, которые востребованы в реальном секторе экономики, в кооперации с работодателями популяризировать этот уровень образования.

Владимир Владимирович, позвольте ещё 30 секунд. Вы сказали о том, что будет отдельный Государственный совет по школе. Хотел бы внести предложение для обсуждения на нём как руководитель рабочей группы «Образование».

Это предложение, я о нём уже говорил на предыдущем Госсовете по селу, сделать школу, особенно в сельском населённом пункте, культурно-спортивно-образовательным центром, можно сказать, социальным досуговым центром в каждом небольшом населённом пункте. В настоящее время все инструменты для реализации данной концепции существуют, только находятся в мероприятиях нескольких национальных проектов. Это нацпроекты «Демография», «Образование», «Развитие сельских территорий», «Здравоохранение» в части здорового образа жизни и «Спорт».

Сельская школа могла бы стать единым фундаментом для сборки мероприятий этих национальных проектов и местом их синхронизации. А люди в небольших населённых пунктах сразу же почувствуют результаты проведения национальных проектов. Мы привозили макет такой школы, Владимир Владимирович, вчера коллеги могли с ним ознакомиться. И я могу сказать, что большинство губернаторов такую идею поддерживают.

Доклад закончил.

В.Путин: Хорошо. Спасибо большое.

Михаил Валентинович, прошу Вас.

М.Ковальчук: Уважаемый Владимир Владимирович! Коллеги!

Хотел бы несколько слов сказать об инфраструктуре.

Владимир Владимирович, Вашими указами были запущены в рамках национального проекта «Наука» два очень крупных проекта. Один – это генетический проект, включая генетическое редактирование, созданный на основе выбора, три геномных центра мирового уровня, которые развиваются. И второй Ваш Указ был посвящён развитию синхротронных и нейтронных исследований, в котором заложена основа создания сети сложных исследовательских установок типа мегасайенс по территории России.

Чуть отвлекусь на одну минуту, просто для общего ощущения. Понимаете, мегаустановки – это послед атомного проекта. И в этом смысле сегодня любое государство на протяжении десятилетий после реализации атомного проекта, когда оно говорит о том, заявляет, что оно встаёт на путь высокотехнологичного развития, оно как минимум заводит у себя либо ускоритель, либо нейтронный реактор.

Это было с Ираком, Ливией, Ираном, массой государств Латинской Америки. Это есть демонстрация, что государство может позволить иметь и эксплуатировать такие сложные установки. Но создание этих установок является неким эксклюзивом, это клуб единичных стран, в которых Россия всегда занимала лидирующее место. Основные принципы, например, встречные пучки ускорения, то, что называется коллайдер, допустим, автофазировка, это все внедрение советских, российских ученых.

Я хочу сказать, что эти установки всегда фактически были главными центрами притяжения – все основные научные прорывы совершались на них, технологические научные прорывы. Кроме того, создание самих установок требует ухищрений от промышленности делать то, что она не делала никогда. В этом смысле это такой всеобщий драйвер.

Кроме того, сами центры являются центрами притяжения междисциплинарного толка. У вас там собираются физики-ускорительщики, рентгеновские оптики и все специальности, включая медиков, материаловедов, машиностроителей и так далее.

Вот когда у нас был после Советского Союза некий провал, мы вышли на отрытую арену и стали неотъемлемой частью европейского пейзажа меганауки. Россия проинвестировала порядка двух миллиардов евро в проекты на территории Европы. Мы сегодня неотъемлемая часть этой международной картины. Идет речь о лазерных свободных электронах, которые, Владимир Владимирович, Вы активно поддержали. Вот Андрей Александрович этим занимался. Дальше – это наше участие в CERN и так далее.

Теперь мы, благодаря Вашим решениям, вернулись сюда. Что крайней важно? Сейчас есть обширная программа по созданию сети. Это как раз в той логике Вашего императива о решении вопроса связанности нашей огромной территории и строительства установок от Гатчины, где строится реактор ПИК – самый мощный в мире, до Дальнего Востока, где будет установлен на острове Русский в университете ускоритель, плюс «СКИФ» – Новосибирск. Плюс, Вы сегодня упомянули конкретную силу, где будет уникальный лазер и уникальная машина в Протвино, модернизация Курчатовского института. Мы получаем по всей стране целую серию центров.

Что очень важно? Я хотел бы обратить внимание на то, что когда мы строили эти центры, даже в советское время, всегда уделялось внимание инфраструктуре. Это была очень важная вещь. Не просто ускоритель, а социальная структура, которая позволяет людям осуществлять human capital mobility. В Протвино был запущен уже несколько десятилетий назад самый мощный в мире протонный ускоритель U-70, так вот на его открытии был Помпиду, и с самого начала, как в Дубне, была выстроена уникальная инфраструктура – дороги и так далее. И сейчас я просто обращаю внимание, что это крайне важная вещь для обеспечения притягательности этих создаваемых центров.

Владимир Владимирович, я хочу просто подчеркнуть: когда шла речь о Гатчине, Вы проводили президентский Совет, это было в 2013 году, Вы поддержали наше обращение и двух губернаторов области и города. В короткий срок была построена, продлена автострада от аэропорта Пулково до Гатчины, сделан объезд, все внутренние дорогие, связавшие с университетом, это дало резкий толчок развитию. Сейчас очень важно предусмотреть развитие этой социальной структуры для строящихся центров по всей стране. Это первое.

И второе. Хотел бы сказать, что мы говорим о том, что очень важно, чтобы был выход реальный от создания этих установок. Он состоит в создании новых рабочих мест, он состоит в том, что дальше получаются, будут получаться принципиально новые результаты. Но очень важно, наиболее быстрый выход дает ядерная медицина. В Вашем Указе есть пункт о развитии ускорительных технологий, что является частью этой программы. Ускорители технологий лежат сегодня в основе ядерной медицины.

Я приведу простой пример: ядерная медицина началась с протонной терапии, которая в нашей стране, на нашей площадке в Гатчине была одной из первых в мире, и до сих мы сохраняем, несмотря на провал, большую часть пациентов, прошедших, получивших этот вид услуг. Сегодня у нас на базе Протвино есть единственная площадка в стране, и одна из 13-ти в мире, где развивается ионная терапия, намного более эффективная, но она требует специальной поддержки, развития.

Обращаю внимание, прошу Вас, если возможно, поддержать активно в рамках этой программы, чтобы мы могли за короткий срок развить центры ядерной медицины. Тем более здесь может возникать частно-государственное партнерство по многим направлениям, например, на уровне Санкт-Петербурга и так далее.

И хотел бы, если можно, еще обратить внимание на две вещи. Очень важна международная составляющая. Есть Ваше поручение после встречи с руководителем Германии по поводу вступления немецкой стороны в PIC и прочее. Мы сейчас с Андреем Александровичем проводили ряд бесед с ними, с Германией, но хочу обратить внимание, что все внимательно следят за тем, что у нас происходит.

Вчера в Курчатовском институте было 30 представителей европейских посольств, было 12 послов (часть послов Вам вручали верительные грамоты, поэтому они не смогли быть). Они были там, провели практически полдня, ушли полностью довольные, то есть абсолютно очевидная заинтересованность в совместной деятельность. Эти появившиеся международные центры станут центрами притяжения международного научного потенциала к нам сюда.

И я бы хотел, если Вы позволите, еще два очень коротких момента. Максим Пратусевич сказал, с моей точки зрения, очень важную вещь. Он сказал о том, что нельзя одинаково относиться ко всему. Если мы будем сейчас смотреть и всю систему образования затачивать на нужды сегодняшних работодателей, то мы потеряем будущее, понимаете?

У какой-то части образовательных центров должна быть цель. Вот Сергей Владиленович любит эту фразу «Цель – дальше жизни», и только тогда мы будем обеспечивать будущее. То есть нам очень точно надо понимать: должны быть какие-то школы выделены и какие-то вузы, которые должны готовить людей для будущего. Часть людей должна, очевидно, иметь сегодня приложение очевидное, а другие думать об этом. Мне кажется, это очень важная вещь.

И чтобы усугубить это, я, к сожалению или к счастью, в этом зале уже об этом говорил, я повторю еще один раз. Мы сегодня оцениваем научную деятельность по наукометрии, как бы ни было печально. Она появилась формально, это самый простой способ. Но к чему это приводит? Совет рекомендует Вам премии, которые Вы сегодня вручали, и государственные премии. Но дальше оценка, особенно молодежи, она оценивает наукометрический показатель. Выясняется, что люди, которые заняты важнейшими государственными делами, у которых нет индекса цитирования, но у которых плавает, летает, ездит, причем это открытые трубопроводы, они не попадают.

Мне кажется, что надо вернуться к разговору о том, чтобы ввести дифференцированную оценку вида научной деятельности. Как сделана модель германской науки. В Германии четко есть фундаментальное общество Макса Планка, где оценивается все по статьям и докладам. Есть общество Фраунгофера, которое оценивает по прикладной науке: вы получили 30 процентов или 50 государственных денег, остальное заработали или не заработали, значит, вы не нужны. А третье – это общество Гельмгольца. Оно в некоем смысле аналог Курчатовского института, это крупные мегапроекты. И там результат запуска этих установок, использование, результаты на них, а не количество статей или не только количество статей.

И последнее про кафедры. Андрей Александрович сказал про подготовку кадров. Подготовка кадров – это важнейшая вещь, но здесь есть проблема. Я очень давно этим занимался, уже после Андрея Александровича поменялось некое количество министров, но мы порядок так и не навели.

Вот я Вам приведу пример. У нас только в Москве и Петербурге существуют кафедры, которые курирует Курчатовский институт, в МИФИ, Физтехе, Московском университете, Санкт-Петербургском политехническом университете. Это только здесь, порядка семи или восьми кафедр. Они готовят дублирующихся людей, которым здесь не найти применения, они уезжают за границу. У нас есть кафедра, которая является просто рекрутинговым агентством на Запад.

И мы уже давно подготовили некие бумаги. Надеюсь, что сегодня мы с Валерием Николаевичем под надзором Татьяны Алексеевны и Андрея Александровича, которые курируют президиум Совета, наведем порядок с этими кафедрами целевым образом, чтобы мы точно понимали, где мы готовим для будущего, и сколько каких людей мы производим для тех установок, которые строим.

Спасибо большое.

В.Путин: Виктор Антонович, пожалуйста.

В.Садовничий: Спасибо, Владимир Владимирович.

Я хотел предложить один проект, который был принят в Вашем присутствии в Санкт-Петербурге на XI съезде Союза ректоров, на котором присутствовали все ректоры России. Речь идет о проекте «Вернадский». Его цель, два слова истории.

Проблема, о которой Вы сказали, уравнивание возможностей регионов и тех развитых центральных участков, она была и в России. Раньше Россия была поделена на учебные округа, и за каждым учебным округом был определен куратор – ведущий университет. Более того, ведущие университеты создавали другие университеты. Например, Казанский университет создавал Московский университет. В Киевский университет первым ректором был послан профессор Московского университета. Виленский, Бернский, все делалось с помощью ведущих университетов.

И, собственно, идея «Вернадского» состоит в том, чтобы потенциал этот, вектор направить в регионы, и попробовать интегрировать возможности регионов и те возможности, которые уже есть, достигнуты в ведущих университетах. И эту программу «Вернадский» мы начали реализовывать. На сегодняшний день подписано 11 соглашений с регионами, подписали только губернаторы.

Содержание всех подписанных программ – это повышение квалификации учителей, это подготовка, если возможно, аспирантуры, научных школ и так далее. Поскольку мы на Госсовете, и я назову, с кем мы подписали, и поблагодарю губернаторов и руководителей: Ингушетия, Кабардино-Балкария, Кузбасс, Московская область, Саров, Татарстан, Тамбовская область, Удмуртия, Ульяновская область, Хабаровский край, Ханты-Мансийский округ. И на стадии подписания еще десять предложений – в ближайшие дни мы подпишем. Таким образом уже более 20 регионов, первые лица подписывают это соглашение.

Что сделано? За прошедший год более 100 мероприятий проведено. Какие примеры я бы мог привести? Кемеровская область – мы с помощью губернатора Цивилева организовали повышение квалификации, используя и дистанционные методы, и, конечно, командировки. Это серьезный проект, мы его реализовали. Например, Тульская область – Демин. Мы организовали вертикаль: «школа – колледж – вуз», то есть профессиональное образование. Школа, профессиональное образование и вуз. И проект тоже нам нравится.

Во всех остальных регионах мы стараемся повышать квалификацию учителей и подготовить научные кадры. Например, за эти несколько лет мы провели съезды учителей – девять тысяч учителей приехало в Московский университет, два-три дня они находятся в среде, смотрят, повышают квалификацию и уезжают.

Какое предложение? Конечно, этот проект надо укреплять и расширять, и не только Московский университет, надо, конечно, и другие ведущие университеты включать в эту линейку. Вот эта интеграция очень востребована. Губернаторы, почти каждый, говорят: «Давай и мы это сделаем».

Какие есть проблемы? Пока мы тратим средства из своей программы развития, тратим, направляем, я бы так сказал. Это командировки, это приемы, это соответствующая дистанционная форма, литература и так далее. Губернаторы тоже не всегда могут эти средства использовать, у них есть свои законы. Здесь некоторые говорили, что надо дать им возможность больше использовать. Два наших министерства, я говорил и с Сергеем Сергеевичем, Валерием Николаевичем, он ректор, мы с ним это хорошо обсуждали. Тоже есть средства и на нацнауку, и на другие проекты.

Владимир Владимирович, просьба состоит в том, чтобы была замечена эта программа, было дано поручение ее укрепить и усилить. Мы готовы эту программу рассматривать, как пусть наш скромный вклад в ту задачу, которую Вы поставили, – выравнивание возможностей регионов и центра.

Все-таки ректоры, особенно далекие, говорят, что есть проблема. Я другое слово не употреблю, хотя более крепкое есть. Школьники уезжают, молодые люди уезжают, трудности дальше с кадрами и во всем: и с медициной, и с педагогикой, и с наукой, и так далее.

Владимир Владимирович, мы в силах справиться, но для этого надо мобилизоваться. Сейчас наступило время нашей мобилизации. Предлагаю программу «Вернадский» от имени Союза ректоров, не только Московского университета, поддержать.

В.Путин: Спасибо, будем поддерживать.

Виктор Антонович, хотелось бы только, чтобы преподаватели не только к Вам ехали из регионов, но чтобы ваши специалисты ехали в регион, чтобы был такой путь двустороннего движения.

Владимир Стефанович, пожалуйста.

В.Литвиненко: Добрый день!

Хотел бы поднять абсолютно конкретные проблемы, чтобы не забалтывать то, из-за чего мы сегодня, наверное, собрались. Хочу прежде всего на примере сырьевого сектора обратить внимание, что сегодня, я не знаю, либо мы не понимаем, либо не говорим, система двухуровневая (бакалавр, магистр) готовит кого – научно-педагогического работника. И сегодня в отрасли мы готовим фактически 80 процентов таких специалистов.

К чему мы пришли? В нефтегазовом секторе сегодня «СИБУР», «Газпром», восемь компаний, которые я знаю, открывают корпоративные институты, чтобы доучивать вот этого недоучившегося специалиста для того, чтобы они были аттестованы на компетентность. Здесь присутствует Шохин, он прекрасно знает.

А что будет с СПГ? Вопрос кардинальный стоит, что мы должны четко, внедрив эту систему, ориентировать на то, что мною уважаемый Ковальчук сказал, – на наукоемкие технологии. Но нам до них экономику надо подтянуть ведь. Понимаете?

И в регионах главная проблема – это кадры. Тормозом развития сегодня являются кадры, инженеры. Я просил бы, сохранив то, что у нас есть, все-таки базовым, основным университетам предоставить в этой части более активную свободу. Я просто ехал, у меня четыре звонка было от руководителей нефтегазовых компаний. Не знаю, почему губернаторы молчат. Но это проблема острейшая. То есть тот, кто внедрил, не надо ни санкций, ничего. Это фактически стагнация всей нашей экономики. Это надо четко понимать. Мы говорим, но ничего не меняем.

Вторая проблема, Владимир Владимирович, я коротко буквально, – это проблема аспирантуры. Надо ее сократить минимум в три раза. Если мы готовим для научно-педагогических кадров, то они должны быть именно уровня мирового, чтобы делали прогрессы. Надо инвестировать в стажировки, двойные защиты: здесь он защищает кандидатскую, в этот же период со знанием языка, чтобы стимулировать то же самое, язык, отправлять своих коллег, у нас есть таких восемь университетов, и туда, чтобы он одновременно был там доктором философии. Это надо административно решить.

И конечно, тормозом для высшего образования является самозакомплексованность госрегулирования. Владимир Владимирович, пример приведу. СПГ, без этого невозможно, мы открываем, Shell пришел, инвестирует деньги. Два года я к Вам не могу обратиться никак, два года. Документ по разрешению мены я не могу получить два с половиной года. Они уже привезли оборудование, которого в Европе, в Америке нет, дали инвестиции. Надо молиться, креститься. Мы не можем элементарный вопрос решить.

И другие вопросы. По учебным программам: надо расширить научные направления. Они узкие, но мы живем на другом этапе, уже прекрасно понимаем: диссертации нужны другие все и требования к советам другие должны быть. И конечно, монополия госрегулирования в этом вопросе переусердствовала.

И один маленький, но серьезный вопрос. Этот год – Год Антарктиды, 100 лет исполняется. И есть огромная проблема, которую я хотел бы, здесь не буду светить, но хотел бы, если возможно, передать, она требует именно Вашего вмешательства, потому что это проблема мирового приоритета.

Спасибо.

В.Путин: 200 лет открытия Антарктиды…

Что касается аспирантуры, то я полностью с Вами согласен. Мы все согласны. 12 процентов только диссертантов защищают диссертацию в период обучения в аспирантуре. Это уже явно говорит о какой-то системной проблеме внутри этого направления. Поэтому совершенно точно здесь нужно поработать.

А что касается Shell: что он там привез, и в чем проблема?

В.Литвиненко: Для того чтобы СПГ работало, нужны центры компетенций, аттестованные специалисты. Есть лаборатории, есть оборудование – мы нашли все. Нужно помещение в Санкт-Петербурге. Мы предложили мену сейчас производить.

В.Путин: Для того чтобы решить проблему помещения в Санкт-Петербурге, Вам с губернатором надо приехать сюда в Кремль. Вот он напротив сидит.

В.Литвиненко: Нет. А это все губернаторы… Владимир Владимирович, восемь губернаторов сегодня зависят в сырьевых регионах от того, будет ли этот проект реализован. Это серьезная проблема. Пример привожу, как мы сегодня решаем вопрос с Правительством.

В.Путин: Они Вам бесплатно привезли какие-то технологии?

В.Литвиненко: Привезли на 12 миллионов, первый этап, оборудование, где мы фактически, «НОВАТЭК», четыре компании, которые, действительно, создают центр в рамках центра компетенций.

В.Путин: Интересно. А они с Институтом работают?

В.Литвиненко: Абсолютно, да. Мы, в том числе, Владимир Владимирович, Вы знаете, по СПГ, по сжиженному, мы единственные, кто открывает сегодня с господином Мартином, Ваном. Это единственное соглашение.

В.Путин: Давайте материалы.

В.Литвиненко: Да, хорошо.

В.Путин: Хорошо. Спасибо большое.

Александр Михайлович, пожалуйста.

А.Сергеев: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Мы понимаем, что решение той проблемы, которую мы сегодня обсуждаем, это научно-образовательное и технологическое ускоренное развитие регионов может быть только осуществлено под эгидой губернаторов, которые законодательно имеют реальные механизмы влияния и действуют фактически без оглядки на проверяющие органы, чем некоторые губернаторы, особенно вчера мы говорили, действительно озабочены. Поэтому представляется правильным поддержать предложение Андрея Александровича Травникова о том, чтобы законодательно были права у губернаторов финансирования из региональных бюджетов не только образовательной деятельности в высших учебных заведениях, но и научных исследований.

Это ничему не противоречит, у нас наука и образование – это предметы двойного ведения Федерации и регионов, во-первых. И, во-вторых, в 184-м Федеральном законе о правах субъектов есть то, что они могут заниматься организацией региональных научно-технических инновационных программ, но хотелось бы, чтобы прямо четко было прописано, что, действительно, они имеют право тратить свои средства, средства регионов на научные исследования. Это было бы очень важно.

Второй момент, который хотелось бы здесь тоже поддержать, это то, что в наших национальных проектах, прежде всего в национальном проекте «Наука» в мероприятиях должен появиться определенный уровень регионализации. У нас сейчас есть цифры, скажем, по обновлению приборной базы, созданию молодежных лабораторий. Если наш приоритет развивать науку и образование в регионах сейчас, то нужно прописать этот уровень регионализации, то есть какой процент этих средств мы считаем правильным, чтобы потратили регионы.

Третий момент, очень важный, который Виктор Антонович сейчас поднял. Мы говорим о том, что у нас действительно должны сильные ученые, сильные преподаватели ехать в регионы. Но та система, которую мы создаем, система оплаты, она, в общем, приводит к противоположным результатам. В 2018 году (по выполнению Указа Президента 2012 года) была повышена зарплата до 200 процентов и преподавателям, и ученым в регионах. И это было очень важное и нужное действие, тут вопроса нет.

Но получилось так, мне ближе физика, по физическим, например, учреждениям наши ведущие институты в Новосибирске, которые блестяще занимаются наукой, признаны во всем мире, они в расчете на одного научного сотрудника получили в семь раз меньшую прибавку финансирования, чем в Москве. А в Перми получили в 25 раз меньшую прибавку финансирования. А наша великая специальная астрофизическая обсерватория на Кавказе получила вообще ноль, потому что в Карачаево-Черкесии зарплаты в три раза меньше, чем в Москве. И в результате, когда мы говорим, что нужно возвращать науку и преподавательские кадры в регионы, у нас существует огромный градиент, который в противоположную сторону действует.

Поэтому, может быть, в отношении ведущих вузов и ведущих научных организаций в регионах все-таки делать привязку не по отношению к 200 процентам по региону, а правильнее было бы в привязке к потребительской корзине. Тогда это было бы справедливо, и тогда мы уравновесили бы эти потоки в одну сторону и в другую.

И, наконец, я бы хотел обратиться с просьбой от Российской академии наук. В истории нашей страны есть замечательные примеры освоения и покорения территорий. В советское время, пожалуй, важнейшим таким примером стала организация в 1957 году Сибирского отделения Академии наук СССР. Позднее в 80-е и в начале 90-х годов были организованы Уральское и Дальневосточное отделения. И работа ученых и педагогов этих отделений (там это неразделимо друг от друга) конечно, дала огромный толчок развитию регионов. И мы сейчас с благодарностью вспоминаем имена ученых, которые приехали из столиц туда и действительно создали известные во всем мире региональные и научные школы.

Два года назад на Президентском совете, который мы проводили в Новосибирске, было дано поручение о разработке новой программы развития Сибирского отделения Российской академии наук и развитие проекта «Академгородок-2.0».

Владимир Владимирович, нам кажется важным, и я хочу об этом Вас попросить, чтобы Вы поручили Российской академии наук представить в ближайшее время новую программу развития и для двух других региональных отделений: Дальневосточного и Уральского отделений, в том числе по развитию академгородков на острове Русский и в соответствующем месте в Екатеринбурге. То есть мы считаем, что для Российской академии наук региональное развитие – это важнейшая задача. И в рамках имеющихся у нас полномочий, конечно, сделаем все возможное, чтобы поддержать регионы.

В.Путин: Спасибо.

Александр Михайлович, только привязка заработной платы к потребительской корзине опосредованно и так осуществляется. У нас корзина, потом прожиточный минимум, потом МРОТ и к ней привязана зарплата. Это все в одной цепочки выстраивается.

Тем не менее я согласен с Вами в том, что когда мы говорим о повышении доходов людей, которые наукой занимаются, здесь общие подходы, так же как, скажем, в искусстве, они не всегда подходят, это правда, не всегда являются корректными, так скажем.

Татьяна Алексеевна, пожалуйста.

Т.Голикова: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Исходя из того, что сейчас было сказано, хотела бы просто несколько направлений обозначить, по которым мы движемся. Но, безусловно, это не все, а лишь только некоторые акценты.

Ключевая тема, которую мы обсуждали с губернаторами, членами Совета по науке и научно-технической политике эти два дня, они были связаны с изменением процедуры установления контрольных цифр приема, то есть бюджетных мест в высшие учебные заведения, и приоритетного направления увеличения контрольных цифр в пользу вузов, которые расположены в регионах страны. И надо сказать, что это опрозрачивание процедуры, ее открытость, с одной стороны, имеет очень большой эффект, – мы смогли, насколько это возможно, погрузиться в эту тему. С другой стороны, это вызов для тех вузов, которые работают в регионах.

Что я имею в виду? У нас сейчас по 2020 году 509 тысяч бюджетных мест разыгрывалось в конкурсе. Вот это увеличение, которое Вы обозначили в своем Послании, будет означать следующее: что в 2021 году мы прирастем на 18,8 тысячи мест, в 2022-м – на 60,7 тысячи мест, потом 94,9, а потом 141,8. Это очень большие цифры, но за этими большими цифрами стоят в том числе серьезные финансовые ресурсы, которые сопровождают это увеличение. И здесь региональные вузы должны быть тоже готовы к приему этого количества бюджетных мест, с одной стороны. С другой стороны, уровень преподавателей тоже должен быть существенно повышен.

И звучала тема, по-моему, от Елены Владимировны, об академической мобильности, назовем ее так. И проект «Вернадский», и то, что Вы отметили, все-таки мы должны ехать в регионы и там поднимать уровень образования и соответствующей квалификации преподавателей. Поэтому мы сейчас эту методологию, которая действовала раньше на уровне распределения контрольных цифр, которая действовала ранее на уровне Министерства и вызывала справедливые нарекания за ее непрозрачность и неоткрытость, поднимаем на уровень Правительства и создаем ту согласительную процедуру, о которой было сказано в основном докладе. Это первое.

Второе. Это, безусловно, будет сопровождаться необходимостью модернизации капитальной инфраструктуры высших учебных заведений в регионах. Буквально сегодня на заседании Правительства мы приняли решение, такое решение мы принимаем впервые, это заложено в бюджете на 2020 год, – мы выделили 10 миллиардов рублей всем федеральным органам исполнительной власти, в ведении которых находятся высшие учебные заведения, на капитальный ремонт и антитеррористическую защищенность этих высших учебных заведений. Эти деньги будут уже в этом году. Естественно, дальше мы будем этим заниматься.

Следующая тема, которая звучала, – это тема аспирантуры. Вы привели справедливую цифру −12 процентов защит диссертаций. Это связано с тем, что на сегодняшний момент пока действует законодательство, согласно которому окончание аспирантуры не требует защиты диссертации, это на усмотрение. И эта усмотренческая позиция привела в конечном итоге к тому сокращению, которое произошло.

Правительство внесло, и буквально на днях Государственная Дума приняла в первом чтении поправки в закон, которые возвращают защиту диссертации по результатам окончания аспирантуры и соответствующей научной работы. Мы надеемся, что коллеги из Думы быстро примут этот закон, чтобы развернуть эту ситуацию.

Поскольку в нацпроекте у нас в соответствии с Вашим 204-м Указом 2018 года количество молодых исследователей к 2024 году должно составить 50,4 процента молодых в возрасте до 39 лет. И в этом смысле модернизация института аспирантуры в том числе позволит решать эту задачу.

В 2019 году, и коллеги это знают хорошо, мы в порядке такого пилота или эксперимента выделили 1,5 тысячи грантов, в год по 600 тысяч рублей именно для тех перспективных научных молодых людей, которые идут в науку и защищают диссертацию, и тогда у них есть такая государственная поддержка. Конечно, эффект мы оценим по результатам, пока еще это только первый год, нужна еще защита. Посмотрим в том числе, насколько это сработало.

И еще одна тема, на которую хотела обратить внимание, частично она звучала, о ней говорил Михаил Валентинович, о ней говорили коллеги-губернаторы. У нас в национальном проекте «Наука» много новых институтов: научно-образовательные центры, центры мирового уровня по самым разным направлениям и стратегии научно-технологического развития, и мы эту работу продолжаем.

Мы в прошлом году (Вы во вступительном слове об этом сказали) создали пять научно-образовательных центров, в этом году будет еще пять, 43 заявки, как было сказано в основном докладе. В мае мы эту отборочную кампанию проведем, это будет полноценный конкурс, выберем из этих 43 заявок, которые сейчас есть, тех, кто реально готов. И впервые в мае этого года оценим, а что же произошло с научно-образовательными центрами, которые созданы в прошлом году. Что получилось, что не получилось, насколько оказалась эта модель эффективной.

Другие центры мирового уровня мы стараемся в рамках тех советов, которые созданы при Правительстве совместно с Администрацией Президента, все-таки ориентировать на регионы страны, а не на Москву и Петербург, хотя и там мы тоже создаем в силу высокого научного и образовательного потенциала. Но здесь как раз, возвращаюсь к тому, с чего начала, повышение уровня высшего образования и вовлеченность научных организаций в региональную повестку имеют очень важное значение.

В этой связи от регионов при обсуждении в течение двух дней звучали предложения, частично Антон Германович на них отреагировал сейчас, о возможности дополнительной налоговой поддержки или налоговых льгот для тех институтов, которые создаются в рамках нацпроекта. Потому что то, о чем сказал Антон Германович, это до нацпроекта «Наука» решения принятые, а это уже как бы новые. И здесь можно было бы это подумать, но мы с Антоном Германовичем говорили, что в принципе такая возможность у нас есть.

Вот, собственно, все, о чем хотела сказать.

В.Путин: Спасибо.

Смотрите, уважаемые коллеги, вообще вопросы науки, образования чрезвычайно важны для любого государства – и для России тем более, для судеб страны, для ее будущего. Но у нас с вами сегодня конкретный, я бы даже сказал, узкий вопрос. И звучит он, еще раз напомню, – о повышении роли субъектов Российской Федерации в подготовке кадров для экономики и социальной сферы. Не случайно совершенно мы с вами рассматривали сегодня вопрос именно в такой постановке.

Почему? Потому что те национальные цели развития, которые мы сформулировали, и те национальные проекты, повторю еще раз, как инструменты достижения этих целей, они не смогут быть реализованы без кадрового обеспечения этой работы. И мы понимаем, что поскольку значительная часть этой работы, а можно сказать, бо́льшая часть работы будет и должна быть сосредоточена в регионах, там и должен появиться этот кадровый потенциал, который обеспечит нам реализацию поставленных задач. Поэтому это не проходящая тема, это не дежурная тема для всех нас и для вас, как для руководителей регионов Российской Федерации, и для представителей высшей школы, да и среднего образования в том числе.

Хочу поблагодарить рабочую группу Госсовета, которая эти вопросы рассматривала и помогает соответствующим федеральным органам лучше понять, что и как нужно сделать и сконцентрировать наши административные и финансовые ресурсы на том, что является наиболее важным. Хочу поблагодарить и выразить надежду на то, что после этой предварительной работы, после того, как мы сейчас примем соответствующие документы в виде поручений Правительству, некоторые вопросы адресованы парламенту, что мы все вместе продолжим активно работать над реализацией тех задач, которые сформулированы, как основные, и сделаем это на самом высоком уровне.

Спасибо большое. Успехов.

Источник: www.kremlin.ru