Опека накажет родителей, отказывающихся от дистанционного образования?


Видится реальная попытка выставить разумно обеспокоенных родителей безграмотными маргиналами, стоящими на пути неизбежного технологического прогресса

Инициатива по введению в российских школах цифровой образовательной среды (ЦОС) получила массовый негативный отклик со стороны родительской общественности и ряда представителей экспертного сообщества. Они уверены, что ЦОС приведет к падению качества образования, к еще большему социальному расслоению общества, и в итоге — к полному переходу школьников на дистанционную форму обучения.

В свою очередь, организаторы эксперимента с ЦОС уверяют, что введение в школах комбинированного образования с элементами цифровой составляющей является прогрессивной моделью и только повысит уровень школьного образования. Мы решили внимательно разобраться в этом вопросе.

Прежде всего стоит вкратце описать суть вопроса для не посвященного в тему читателя. Согласно постановлению правительства РФ, опубликованному на сайте нормативно-правовых документов regulation.gov.ru, с 1 сентября 2020 года в 14 регионах России будет проведен эксперимент по введению в школах ЦОС. Документ был выложен на сайт 26 июня и вплоть до 10 июля российским гражданам было предложено его общественное обсуждение и оценка.

За время официального общественного обсуждения текста постановления с 26 июня по 10 июля 2020 года на портале проектов было оставлено 140 откликов «За» данную законодательную инициативу и 22 134 откликов — «Против» нее. И это при том, что оставить отклик могли только зарегистрированные пользователи, а перейти на страницу с размещенным постановлением практически нереально, в 90% случаев вас будет ожидать надпись «Ошибка 500», блокирующая доступ к материалам и вообще к просмотру страницы.

В то же время не менее репрезентативными являются данные общественного опроса, размещенного 4 июля на официальной странице портала «Госуслуги» в социальной сети «ВКонтакте». Пользователей попросили ответить на один вопрос: «Как вы относитесь к дистанционному обучению?» На утро 10 июля в опросе приняло участие 30 932 человека, 84,89% из них высказали свое абсолютно отрицательное отношение к возможности введения дистанционного обучения для школьников.

Казалось бы, всё абсолютно понятно и ясно, российские родители высказывают свое категоричное «нет» инициативе реализации в России эксперимента по введению ЦОС и дистанционного образования. Однако если начать глубже погружаться в вопрос, то ситуация все больше и больше перестает быть очевидной.

Попробуем в рамках данного обзорного материала попытаться разобраться, что же в действительности происходит с вопросом введения в России ЦОС? Действительно ли ЦОС становится прологом для введения в российских школах дистанционного образования? Ответы на эти вопросы можно найти, разобравшись с общественной ситуацией, происходящей в ряде регионов, включенных в список 14 регионов России, где планируется провести эксперимент.

Одним из таких регионов стала Астраханская область, где вопрос проведения эксперимента по введению в школах ЦОС вызвал общественный резонанс в среде родителей.

Пережив карантинную практику дистанционного обучения, родители, так сказать, «на собственной шкуре» ощутили все его «прелести». Как сообщила одна из мам журналисту ИА Красная Весна, «для детей это не облегчение и удобства в образовании, а зомбирование. Состояние детей ухудшилось, понизилось зрение, головные боли и переутомление сильное! Сон нарушился!»

Поэтому, узнав о грядущем эксперименте, родители Астраханской области стали объединяться в различных тематических чатах в соцсетях, писать обращения во все структурные ведомства, органы власти и даже президенту России. Под несколькими обращениями против введения ЦОС в регионе начали собирать живые подписи. На момент написания данного материала было собрано более 700 подписей, что для традиционно политически малоактивной Астрахани немало.

Активность родителей, на тот момент готовых уже чуть ли не штурмом брать городскую администрацию, не осталась незамеченной. 29 июня делегацию родителей принял у себя министр образования Астраханской области Виталий Гутман.

Пример одного из обращений родителей Астраханской области против дистанционного образования

На встрече министр солидаризировался с родителями, заверил их, что о введении в школах дистанционного образования речи не идет. Мало того, министр взял в руки один из плакатов протестующих с надписью «Наши дети должны учиться в школе, а не на кухне!» и попросил его сфотографировать с ним.

После этого чиновник заявил буквально следующее: «Эксперимент по внедрению целевой модели ЦОС — это не про дистанционное обучение, а про оснащение школ компьютерами, создание платформы с единым образовательным доступом ко всем ресурсам интернета на бесплатной основе. Благодаря развитию платформы ЦОС, в школы придет хорошее компьютерное оборудование, будет проведен высокоскоростной интернет».

И действительно, что плохого в высокоскоростном интернете и новых компьютерах для уроков программирования? Казалось бы, всё в порядке, зря родители беспокоятся. Часть родителей этот ответ удовлетворил. Как и местные СМИ, как один написавшие, что дистанционное образование в Астрахани отменяется.

Но постойте, а как же пункт постановления, который звучит так: «...развитие системы организации обучения с использованием дистанционных образовательных технологий и электронного обучения»? Разве это не про дистанционное образование?

И даже если речь действительно идет только о цифровизации учебного процесса в самих школах, где гарантии, что предлагаемое комбинированное образование улучшит качество образовательного процесса, а не приведет к еще большей его деградации?

Новые образовательные методики, навязываемые дидактиками Высшей школы экономики, показывают положительные результаты только в единичных школах и лицеях. Результаты так называемых «элитных» школ являются в большей степени заслугами талантливых и профессиональных педагогов, умеющих работать с внедряемыми методиками. Но в большинстве российских школ занятия выстроены на принципах привычной классно-урочной системы, уже долгие годы при всех имеющихся в ней недостатках показывающей свою эффективность и надежность.

Высшая школа тоже готовит учителей именно в рамках классно-урочной системы. Поэтому педагоги большинства школ не могут в нужной степени понять и тем более воспроизвести внедряемые новые технологии обучения. В результате получается некий методический мутант, разрушающий эффективность классно-урочной системы и при этом не дающий полноценной эффективности профессионального внедрения новых образовательных методик.

Последствием этого всего являются вынужденные обращения родителей к дополнительным репетиторам. Иначе ребенок просто становится неспособным к сдаче ЕГЭ.

И это говорим не мы, это заявляют сами авторы этих самых новых образовательных методик. Ставя проблему качества подготовки учителей как главную на пути внедрения новых образовательных практик.

Но и сами родители понимают, что внедрение чего-то нового требует как минимум качественного анализа и экспертиз. Сейчас же всех нас поставили перед безальтернативной необходимостью эксперимента с ЦОС.

Собственным опасением по проведению эксперимента ЦОС поделилась с корреспондентом ИА Красная Весна одна из участниц протеста: «Вызывает опасение не только, что знания будут в цифровом формате, но и цифровое оценивание знаний. Ведь правильным будет только тот [ответ], который заложен в машину. Кто сдавал тесты, сталкивались, что на вопрос можно и пунктом, „а“ и „б“ ответить. А машина только один выдает. Это убьет индивидуальность ребенка. Грубый, конечно, пример, но дети превратятся в лошадей с шорами на глазах. С компьютером ты не поспоришь и не докажешь свою точку зрения, и опять в этом плане возвращаемся к ЕГЭ и ОГЭ, где тестовая часть, проверяемая компьютером, не подлежит апелляции. Вот и сидят дети как мартышки, заучивают правильные ответы».

Правовую оценку вводящемуся эксперименту дали и профессиональные юристы. Приведем лишь несколько правонарушений, которые выделили профессиональные специалисты в эксперименте с ЦОС.

1. Родителей лишают законного преимущественного права выбора формы образования для своих детей. Согласно п. 1 ст. 63 «Семейного кодекса Российской Федерации» и ст. 44 ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» именно родители (законные представители) несовершеннолетних обучающихся имеют преимущественное право на обучение и воспитание детей перед всеми другими лицами, соответственно переход на иную форму обучения (семейную, очную, очно-заочную или заочную форму) должен быть согласован с законными представителями обучающихся с учетом мнения ребенка (п. 3 ст. 44 ФЗ «Об образовании в Российской Федерации»).

2. Внедрение ЦОС есть прямое нарушение п. 2, ст. 21 Конституции РФ, в которой говорится: «Никто не должен подвергаться… насилию… Никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным или иным опытам». Это является также нарушением п. 9 ст. 13 ФЗ «Об образовании», в которой говорится: «Использование при реализации образовательных программ методов и средств обучения и воспитания, образовательных технологий, наносящих вред физическому или психическому здоровью обучающихся, запрещается».

Эксперимент с ЦОС — это именно неапробированные технологии, последствия и влияние которых на детское здоровье не изучены. Ведь на настоящее время нет никаких официальных и должным образом проведенных исследований на данную тему.

Казалось бы, этого уже достаточно для того, чтобы засомневаться в словах чиновников об отсутствии угрозы введения дистанционных форм обучения под видом и законодательным обрамлением ЦОС, но и это не всё.

Неравнодушные родители, не поверившие в благостные уговоры органов образования, объединившись в соцсетях, стали получать инсайды от учительского сообщества. Одним из таких откровений стали документы о необходимости освоения педагогическим составом школ дистанционных технологий обучения. Основанием для подобного является прогнозируемая вторая волна коронавирусной инфекции.

Кроме этого, самих учителей заставляют проводить просветительскую работу среди родителей с целью снять обеспокоенность по поводу возможного введения цифровых форм образования, в том числе их дистанционных форм. Приведем отрывок сообщения, рассылаемого педагогами Астрахани посредством мессенджеров: «Здравствуйте, уважаемые родители! Сейчас распространяют через соцсети и чаты информацию о том, что наш регион в числе других 14 субъектов переходит с 1 сентября полностью на дистанционное обучение. Поводом послужила публикация о реализации целевой модели Цифровой образовательной среды. На самом деле речь идет о реализации одного из федеральных проектов в рамках нацпроекта Образование — проекта Цифровая образовательная среда. Об этом проекте вы все знаете. Этот проект разработан с конца 18 года и речь идет только об использовании возможностей электронных сред при обычном очном обучении для реализации индивидуальных траекторий и повышения качества обучения. То есть ни о каком переходе на дистанционное обучение речь не идет».

Документ «Повышение квалификации учителей школ, связанное с особыми условиями сложной санитарно-эпидемиологической обстановки»

За всем этим видится реальная попытка выставить разумно обеспокоенных родителей безграмотными маргиналами, стоящими на пути неизбежного технологического прогресса. Да вот только по данным самих же органов образования, в Астраханской области на постоянной дистанционной форме обучаются порядка 200 детей с различными заболеваниями, не позволяющим им посещать школу, а также детей, находящихся в труднодоступных поселках области, где никогда не было учителей. И все эти дети уже имеют всё необходимое оборудование для обучения!

Родителей поставили в позицию выбора без выбора, или, по-другому, предложили ложный выбор.

Либо ты соглашаешься с доводами цифровых реформаторов и смирно выполняешь все распоряжения, либо ты становишься маргинальным социальным изгоем, чье мнение учитываться не может, да и не должно. Уже существуют случаи, когда сопротивляющихся родителей блокируют в классовых чатах и группах за их активную позицию.

Разве не это многие из жителей СССР испытали на себе в период проведения так называемой перестройки? Основополагающим смыслом тогдашних процессов стало обреченное «Иного не дано». Именно так называлась книга, в которую были включены статьи ведущих представителей советской интеллигенции по наиболее острым вопросам коренной перестройки всех сфер жизни советского общества. И сейчас нас опять ставят перед фактом, что иного не дано!

Настолько «иного не дано», что родитель по факту совсем не сможет отказаться от ЦОС или дистанционного обучения, без возможности применения в его сторону жестких санкций.

Отказываешься подписывать добровольное согласие на дистанционную форму обучения? Значит, не выполняешь свои родительские обязанности по беспрепятственному получению ребенком образования. И значит, дальше с тобой будут разговаривать органы опеки. А их методы работы прекрасно известны. Недаром законопроекты о введении в России ювенальной юстиции с завидной регулярностью вносятся в законотворческую повестку страны. И если бы не общественный резонанс и массовые протесты против этого, Россия бы уже встала в один ряд с более «продвинутыми» скандинавскими странами в вопросе изъятия детей из родных семей.

Что делать, если родители отказываются организовывать для ребенка дистанционное обучение

Стоит обратить особое внимание на то, что основным регламентирующим документом для процессов в рамках ЦОС и дистанционного образования выступает нацпроект «Образование», являющийся концептуальной основой вводимой ЦОС. А это не что иное как переименованный экспериментальный форсайт-проект «Детство 2030», ключевыми идеями которого являются:

1. Обучение — это сфера бизнеса, продажа услуг;

2. Коренное изменение содержания и методики обучения. Поскольку «образование» должно представлять собой просто приобретение компетенций, нужных в данный момент работодателям, для нормального преподавания оставляют только часть предметов, остальные, в первую очередь гуманитарные, переводят в онлайн-обучение. Фундаментальное образование остается только для немногих. Это дорогое, «человеческое» образование. Для остальных — дешевое, «компьютерное», дистанционное.

Угроза возможного образовательного неблагополучия детей вынуждает ряд особо активных родителей занимать четкую гражданскую позицию и открыто выступать против навязываемого цифрового диктата.

Приведем слова одной из астраханских мам, одной из первых начавшей бороться против эксперимента с ЦОС: «Не нужно расстраиваться по поводу того, что так немного откликов! Люди спят, боятся. Это так здорово, что десятки людей (и особенно пап) начали говорить о своем несогласии с фашистскими внедрениями в нашей стране! Проснется один — проснутся тысячи! Нельзя молчать! Уже дальше некуда молчать!»

А ведь молчать и действительно больше некуда. Мы видим, как обществу настойчиво внушают, что цифровизация — это неизбежность технического прогресса. И при всех иллюзиях выбора нам предлагают только один вариант — подчиниться этому процессу или же стать маргинальным изгоем. Так ли это на самом деле? Какие последствия несет этот выбор? Ответы на эти вопросы мы обязательно обсудим в следующих материалах.

Евгений Сутормин

Источник: rossaprimavera.ru