«Неспособность к обучению - новая болезнь XXI века». О лечении дислексии, дисграфии и диспраксии



По данным специалистов, тысячи детей в России страдают от дислексии, дисграфии и диспраксии. «КоммерсантЪ» рассказывает, можно ли вылечить ребёнка от «расстройства школьных навыков».

В центре нейропсихологии у многих детей, которых привели сюда родители, выявлена дисграфия — патологическая неспособность писать грамотно, которая в России медицинским диагнозом не является. Как правило, к тому моменту, как дети попадают в учреждение, где занимаются такими проблемами, они уже имеют за плечами конфликты с учителями, клеймо «двоечника» или «троечника» и целый хоровод репетиторов, которыми уже давно никого нельзя удивить — даже в начальной школе.

Российские педагоги винят родителей в том, что они не занимаются детьми, а родители пеняют школам на отсутствие квалифицированных педагогов и нормальных учебных программ. Однако во всем мире говорят о новой эпидемии ХХI века: learning disabilities — неспособности к обучению.

Специалисты, изучающие проблему, говорят, что эти особенности развития, которые на Западе определяются конкретными диагнозами, нельзя вылечить, но можно корректировать с помощью различных методик. И главное, учить этих детей нужно совсем по-другому. Но к такому повороту не готова пока ни одна система образования.

«Сейчас действительно чрезвычайно мало школьников, которые справляются с программами самостоятельно, без помощи родителей и без репетиторов. Да и репетиторы им зачастую не помогают. По последним данным, 80 процентов современных детей уже рождаются с отклонениями в развитии, которые могут привести к сложностям в обучении. При этом сама болезнь — это всегда сложный комплекс биологических и социальных причин, в которых нужно подробно разбираться».

Жанна Глозман, научный руководитель Научно-исследовательского Центра детской нейропсихологии им. А.Р. Лурия

По словам профессора Жанны Глозман, теория о том, что расстройство связано с формированием мозга человека во внутриутробный период достаточно спорная, но есть некоторые факты, подтверждающие ее. При любых неблагоприятных воздействиях в этот период в первую очередь страдает уровень мозговой активности. Именно такую особенность обнаруживают у 90 процентов детей, которые приходят за помощью, так как не справляются с программами по русскому языку, математике, патологически рассеянны и несобранны.

Мозговая активность связана со всеми психическими процессами человека, и в первую очередь — с вниманием, памятью, мышлением и волей.

Появление большого количества детей с подобными особенностями развития спровоцировано самыми разными факторами. Помимо генетики на общее число таких детей влияет среда, в первую очередь, и плохая экология.

Третья причина — социальная, и связана она с эмансипацией. Во второй половине ХХ века работающая мама стала обычным явлением, и это зафиксировали нейропсихологи во всем мире: в разных странах появилось большое количество так называемых депривированных вниманием матери детей. Это означает: из-за того что в раннем возрасте рядом с ребенком нет матери, у него не развиваются определенные психические функции, связанные, в том числе, с ощущением стабильности, благополучия и уверенности в безопасности мира.

В России неврологические заболевания такого рода — не диагноз, специалистов, которые бы разбирались в проблеме, нужно еще поискать. Штатные логопеды в садах и школах обычно работают с периферийными проблемами — произношением. Для решения задач, связанных с развитием мозга, нужны нейропсихологи — это особые специалисты, которые изучают связь между развитием мозга и психическими функциями.

Информация о том, где есть центры нейропсихологии с грамотными специалистами для коррекции особенностей, передается родителями по сарафанному радио. Это притом что курс с теми же дислексиками, который нужно повторять пару раз в год, довольно дорогой — в столице 10 занятий обойдутся примерно в 25 тысяч.

Источник: mel.fm






войдите VkontakteYandex
символов осталось..


Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.