Кризис человеческого капитала



Часть тамошней элиты явно одержима идеей собственного избранничества, равно как и ненавистью к тем, кто небогат.

Сквозь статьи Вашингтонского консенсуса сквозит философия: «Не имеешь миллиона – не человек. На всех земных благ не хватит. Слабые должны уйти со сцены...»

Впрочем, об этом говорили давно и многие. Но допускали одну ошибку: считали, будто будет некий «золотой миллиард» привилегированных граждан США, Еврозоны и Японии. А рядом с ними – «черная кость», граждане СНГ, Африки, Азии и т. д.

Но «золотой миллиард» распадается! Оказалось, что участь париев и отверженных ждет большинство граждан стран, считавшихся в 70-е годы олицетворением сытости и обеспеченности. Хозяева Запада не собираются щадить даже своих (формально) сограждан. Они уже ставят эксперименты, делая миллионы западников подопытными кроликами.

Это видно даже в деталях. Например, в ставшей притчей истории с двумя лекарствами – риталином и прозаком. Их в США поглощают вагонами. Зачем? Прозак выписывают женщинам, страдающим депрессиями и низкой самооценкой. Повышая уровень серотонина в крови, медикамент наделяет женщин мужскими качествами: самомнением, агрессивностью, властолюбием.

В то же время мальчикам-непоседам, бедовым и энергичным хлопцам (какими и должны быть мальчишки!) ставят диагноз «дефицит внимания» и «синдром гиперактивности», признают сие за инвалидность – и пичкают риталином – успокаивающим. То есть феминизируют их.

А все почему? Потому что могущественная фармацевтическая корпорация «Новартис» вложила 200 миллионов долларов в создание риталина. Ну не пропадать же таким деньгам! Поэтому нужно создать рынок для нового лекарства, и лучшее средствао для этого манипулирование умами миллиардов дураков. То есть нужно придумать новую болезнь – тот самый синдром гиперактивности и дефицита внимания. Что и было сделано.

Получается, что в современных США в интересах и правящей элиты, и некоей большой корпорации создается некая бесполая (андрогинная) личность (мужеподобные бабы и феминизированные мужики). Френсис Фукяма в своем «Постчеловеческом будущем» прямо пишет: такие двуполые существа получаются довольными собой и социально приемлемыми, вызывая восторг у ревнителей политкорректности. Фукуяма пишет: все больше средних американцев норовит объяснить свое поведение медициной и снять с себя ответственность.

Конечно, тут стараются пираты – фармацевтические компании, ведущие себя ничуть не лучше наркоторговцев. Они уже добавляют в свои препараты вещества, вызывающие привыкание и зависимость. Но тут есть и нечто другое: западников специально превращают в управляемое с помощью химии стадо политически корректных, податливых для внушений болванов. Кретинов, что должны ежедневно потреблять порции лекарств на радость фармацевтическим корпорациям.

Фармацевтическая промышленность (ее крупные корпорации) работают уже не ради излечения людей. Нет, их главная цель – добиться того, чтобы массы покупали лекарства каждый день, как хлеб, постоянно.

Да, читатель, наметилась устойчивая, мощная тенденция – распад западных обществ на расу умеющих думать и расу дураков. Западного обывателя успешно превращают в самодовольного биоробота с примитивным мышлением. Позднему капитализму нужен образцовый подданный – придурок, лишенный способности думать самостоятельно. Дебил с набором догматических штампов в башке, некритически верящий тому, что говорят с экранов телевизоров и со страниц газет «признанные авторитеты».

Такой придурок легко поддается манипуляциям, он подвержен стадному чувству и навязываемым «модам». Из таких «полулюдей» выходят послушные, исполнительные винтики. Детали «компьютера». Из них хорошо складываются схемы больших корпораций. Винтикам думать самим не нужно: их мозги заменяются коллективным разумом корпораций. Люди-винтики хорошо знают свою узкую специализацию – и этого достаточно.

Именно ради этого в последние тридцать лет была устроена деградация системы образования на Западе. Об этом хорошо написал Владимир Цаплин в статье «Интеллектуальная цивилизация» («Полдень, ХХI век», № 3 5, 2005 г.). Например, русский физик В.С. Доценко, став профессором Парижского университета Пьера и Марии Кюри, делится впечатлениями о своих студентах: они совершенно не умеют думать! Зубрить, заучивать – пожалуйста. А вот мыслить они не в состоянии. Все сводится к простым алгоритмам и тупым тестам. То же самое Максиму Калашникову рассказывал и профессор-историк Андрей Фурсов о своих впечатлениях от общения с американскими студентами.

Уничтожается главное: универсальность, фундаментальность преподаваемых знаний, цельность их системы. Взамен вводится «лоскутность», «клиповость», набор догм для зазубривания и для ответов на тестовые вопросы. И понятно, зачем. Неограниченному капитализму с монетарно-«постиндустриальным» лицом не нужны систематически, основательно образованные специалисты. Ибо они могут усомниться в правильности ультралиберализма, бросить вызов нынешним владыкам мира сего, стать революционерами.

СССР здесь, сохраняя характер своей средней школы как мини-университета, шел в совершенно обратном направлении. Но СССР погиб, и...

По словам Доценко, западная система образования рассчитана на размножение дрессированных исполнителей с четко алгоритмизированными, примитивными устремлениями в личной жизни и профессиональной карьере. Западный обыватель запрограммирован на потребительские запросы в материальной сфере и на стереотипные формы самореализации.

Американские преподаватели математики не могут без калькулятора складывать недесятичные дроби – что умел любой советский четвероклассник. Среди школьников США, не умеющих совершать элементарные математические действия, – 95 %. А функциональная неграмотность распространяется подобно лесному пожару. Все это делается из-за применения так называемой Болонской системы образования. Ей слепо подражают и россиянские «реформаторы», каковые ломают уникальную систему русско-советского просвещения и тоже превращают русских в «постиндустриальных придурков»...

Вот мнение выдающегося советского математика, академика АН СССР (РАН) Людвига Фаддеева:

– Сейчас многие говорят, что российская школа традиционно давала фундаментальное образование. А оно зачастую не нужно, это некий такой избыток, на который мы тратим средства и усилия, учеников гоняем. А они потом в жизни никогда этим не пользуются.

Я прочел нечто подобное в одной газете. Я даже процитирую: «Постиндустриальное общество выдвигает новые требования к людям, а значит, и к их навыкам – они должны стать гибкими и креативными. Многим важнее не фундаментальные знания, а ремесло».

Во-первых, что значит фундаментальное, а что значит нефундаментальное? Дайте определение. Именно потому, что никто не знает, что потребуется человеку в его жизни. Не сегодня, так завтра. Причем не только в науке, но и на производстве нужен человек, который сможет легко переключиться с одной технологии на другую. А для этого нужно развивать ум и кругозор, которые даются только знаниями. Именно знания учат мыслить на каком-то примере, а потом, если потребуется, ты на другой пример сам перейдешь.

Известно, что мозги развиваются, если много учиться. Не важно, чему, английской истории, если хотите. Только много знающий человек свободен, а нам предлагается людей просто в рабов превращать. Но в этой статье еще и сплошные противоречия.

Вначале автор пишет: «Чиновники Минобрнауки признают, что Россия по-прежнему остается образовательной провинцией, которую невозможно сравнивать с лидерами: США, Великобританией и т. д.» А потом буквально в том же абзаце: «Российских студентов любят на Западе, объясняют в Минобрнауке, потому что они быстрые, сообразительные, эрудированные». Тогда я спрашиваю: а почему они быстрые, сообразительные, эрудированные? Да потому, что они получили фундаментальное образование.

Никакого противоречия здесь нет. Впечатления о русских студентах как об эрудированных умниках на Западе относится к началу 90-х годов, когда за рубеж попадали ребята, окончившие советскую среднюю школу и учившиеся в советских, а не российских вузах.

Сам помню свои интервью с представителями западных компаний в 1992–1993 гг.: они восхищались тем, насколько их работники с советским образованием отличаются глубокими фундаментальными знаниями. Оно и понятно: этих людей учили еще лучшие преподаватели мира с достойными зарплатами, не успевшие превратиться в нынешних нищих неудачников.

А вот затем пошли студенты уже «россиянского» образца. Эти учились уже абы как, по дебилизированной школьной программе бело-сине-красных. Зачеты сдавали нищим озлобленным преподавателям – сотня баксов за оценку.

Практику им проходить было негде: промышленность высоких технологий встала, НИИ умерли, отраслевую науку разгромили. Зачастую такие студенты – выпускники липовых РФ-вузов, лжеуниверситетов с программами ПТУ, «межпланетных академий менеджмента и парикмахерского искусства», размещающихся на первых этажах «хрущевок»...

Поэтому исключительно важно, чтобы фундаментальное образование оставалось в полной мере. А нужны техники – готовьте техников. Пусть будет техникум. Зачем три тысячи университетов? Это тоже неправильно. У нас были технические школы – институты. Зачем все технические институты превратили в университеты?

В Европе технических университетов почти нет. И университетов, как у нас, очень много, потому что это социальная политика. В той же Франции из-за безработицы среди молодежи их всех загоняют в университеты. Все мои ученики, а у меня сейчас примерно пятнадцать полных профессоров за границей, плачут от своих студентов: бестолочь, ничего не делают. Их держат, потому что надо пять лет их чем-то занять.

Но в России всегда был интерес к науке. Сейчас прием на математические факультеты снова с большим конкурсом. Наш выпускник идет в фирму и получает три тысячи долларов. А в академическом институте он не будет этого получать. И, конечно, так долго продолжаться не будет.

Я всюду кричу: ну что же такое, ребята? Возьмите пример Германии, только двенадцать лет перерыва, с 1933 по 1945-й, – и они до сих пор не восстановились. Традиции были разрушены. Многие мои коллеги убеждены, что общая проблема Европы – в разрушении веками сложившейся традиции так называемого гумбольдтовского, или исследовательского, образования. Я только что был в Геттингенском университете. В 1920 году на физическом факультете там было двадцать лауреатов Нобелевской премии. Сейчас этот университет выгнан за город...

...Парадокс советской власти состоял в том, что в средней школе оставили систему образования, которая в царской России была создана по немецкому и французскому примеру. Когда я учился, меня учили по этим традициям. А сейчас это пропадает, и это ужасно...» (Александр Механик. Уравнение злого духа. – «Эксперт», 13–19 августа 2007 г.)

Академик В.С. Арнольд, познакомившись со школами во Франции, с ужасом заявил: «Такими людьми легко манипулировать безответственным политикам. Результатом могут стать массовый психоз и социальные потрясения... А это приведет к тому, что не только атомоходы будут тонуть, но и все остальное, не только башня будет гореть, но и остальное тоже...»

Цитируем по статье Владимира Цаплина «Интеллектуальная цивилизация»

Западные аналитики-неолибералы, трубадуры неограниченного рынка, адепты глобализации и певцы «иудаизации» белой расы, радуясь по поводу ухода производства и рабочих мест из стран белой расы в Азию, не хотят понимать простейшей вещи. Их надежды на то, что рабочий класс и инженеров можно убрать с Запада, но оставить изобретателей и разработчиков «хай-класса», совершенно беспочвенны. Это – мечтания полных «постиндустриальных» кретинов. Это все равно, что пробовать разводить рыбу в бассейне без воды.

Элементарный здравый смысл подсказывает: чтобы могли успешно жить и работать научные институты и конструкторские бюро мирового уровня, им необходима питательная «окружающая среда» в виде работающей промышленности. Чтобы отобрать парочку суперинженеров, нужна тысяча обычных инженеров, работающих в промышленности, знакомых с производством не в теории, а на практике.

Именно на реальном производстве и рождаются технические гении. Именно реальное производство становится самой мощной подпиткой для университетов и вузов. А если производство, скажем, уходит из США в Китай и Индию, если армии инженеров работают там, а не на Западе, – то рано или поздно вслед за промышленностью уйдут и конструкторские бюро, и высокая наука, и образование.

Один из наших товарищей – ученый, проработавший в австралийском университете около десяти лет. Австралия – белая англосаксонская страна между Тихим и Индийским океанами, находящаяся близ мира «азиатских тигров» с их сверхиндустриализацией и дешевой рабочей силой. И что же? Университеты лишаются исследовательских работ. Раньше их наполовину финансировали местные промышленные корпорации, модернизировавшие производство, и наполовину – государство.

Теперь заказов все меньше и меньше, ибо производство из белой Австралии стремительно побежало в Малайзию, Индию, Китай, где работники дешевле, а налоги – ниже. Государство не в силах остановить этот исход, страна деиндустриализуется, народ превращается в люмпенов. Падают налоговые поступления, и власти вынуждены повышать налоги, только усиливая процесс бегства капиталов в азиатские страны.

Мало того, белые в Австралии 2000-х годов практически не идут учиться на инженеров и ученых, предпочитая получать дипломы менеджеров, экономистов, юристов, рекламщиков и финансистов. Научно-технические факультеты и вузы плотно оккупированы индийцами, иранцами и китайцами. Они же составляют основной корпус преподавательского состава в центрах подготовки технократии.

Скоро азиатские люди возьмут в руки все жизнеобеспечение Австралии – и начнут активно вытеснять белых англосаксов с руководяще-менеджерско-финансовых постов. Впрочем, уже вытесняют! Что будет дальше? Смотри пример погибшего СССР и участь русских в отколовшихся нацреспубликах.

Китай выпускает в год 325 тысяч инженеров с отличной подготовкой (данные на 2004 г.). А что Соединенные Штаты? В том же 2004-м Национальный научный совет США с тревогой отметил, что число американских граждан, обучающихся научно-инженерным специальностям, опасно снижается, тогда как потребность страны в работниках такого рода постоянно растет.

По числу молодых людей 18–24 лет, имеющих научные степени, Америка скатилась на 17-е место в мире (в 1972 г. США держали третью позицию). В 2003 году из 2,8 миллиона начальных университетских степеней по научно-инженерным специальностям (американская степень бакалавра) 1,2 миллиона достались учащимся азиатских университетов, 830 000 – студентам-европейцам и только 400 тысяч – студентам американских университетов.

Если в КНР доля «технарей» в общей массе студентов – 60 %, в Южной Корее – 33 % и на Тайване – 41 %, то в США – всего лишь 31 %. Если взять только инженерные науки, то в США доля бакалавров по этой части – всего 5 %. Это очень скромно на фоне 25 % в РФ (наследие СССР) и 46 % в красном Китае.

Сами американцы прогнозируют, что к 2020 году США утратят свое преимущество в деле подготовки научно-инженерных (НИ) работников. Пальма первенства перейдет к азиатам.

Например, в 2004-м общественная Рабочая группа по перспективам американских инноваций сообщила, что для дальнейшего развития США нужно ежегодно увеличивать на 10–12 % бюджет ключевых научных агентств: Национального института науки и техники, Национального научного фонда, Управления науки Департамента энергетики, исследовательских структур Министерства обороны.

Но на деле происходит регресс: между 1970 и 2000 годами ассигнования государства на физико-математические и инженерные исследования сократились на 37 %! Вместо увеличения затрат на фундаментальные исследования идет их урезание. С 1992 по 2003 год доля научных статей в ведущих научных журналах мира, написанных гражданами США, упала на 10 %, а доля американских статей, опубликованных в «Физикал Ревью», с 1983 до 2003 год упала с 61 до 29 %. Американская доля промышленных патентов, что берутся в мире, с 1980-го по 2003 год уменьшилась с 60 до 50 %.

Возьмем ценного свидетеля – доктора физико-математических наук Максима Франк-Каменецкого, что в 1989 году уехал из разваливающегося горбачевского СССР в Соединенные Штаты. Франк-Каменецкий был восходящей звездой в советском научном мире, в 1986-м открыв новую структуру ДНК (так называемую h-формулу). В 2007-м он – профессор факультета биоинженерии в Бостонском университете, содиректор университетского Центра передовых технологий.

«Советская научная школа была великолепной. Я окончил Физтех и преподавал там же. У меня были прекрасные условия и нет никаких претензий, кроме одной: за все время, пока я жил в СССР, точнее до 1988 года, меня ни разу не выпустили на Запад, хотя у меня было множество приглашений...

– Американские студенты сильно отличаются от российских?

– Естественно, это совсем другая система... Студенты здесь более требовательны, потому что платят за учебу очень большие деньги. Но качество студентов, особенно в первое время, было серьезным источником нервотрепки. В Бостонском университете уровень подготовки студентов значительно ниже, чем в Физтехе – лучшей школе в области точных наук на территории всего бывшего Советского Союза. Бостонские студенты не знают элементарных вещей, которые для физтеховцев ясны как дважды два.

Это вызывало разочарование и горечь. Я принимал всяческие меры, чтобы улучшить ситуацию, но это было тяжело, поскольку корни проблемы уходят в систему традиций американского образования в целом. Оно не ориентировано на такие элитарные школы, как Физтех...» (Social report. Бизнес и научные кадры. – «Коммерсантъ», 18 декабря 2007 г., с. 33)

Государство в США, лишенное сильного соперника в лице Советского Союза, начинает не увеличивать, а «резать» ассигнования на передовую науку! Вот что говорит Франк-Каменецкий:

– Но ведь система финансирования в США щедро компенсирует затраченные усилия?

– Постоянная борьба за гранты – тоже источник нервотрепки. Мы все здесь соревнуемся, по сути, за один пирог – государственное финансирование... Его объем постоянно меняется – сейчас он сокращается...

Казалось бы, владыкам Америки необходимо наращивать усилия на научном фронте, готовясь к суровому Завтра, создавая новую цивилизацию. А они тут «экономят».

Таким образом, шкурно-классовый интерес античеловеков, владык ультракапиталистического общества, вошел в острейшее противоречие с нуждами общества. Тогда, когда сегодня для выхода из Мегакризиса нужны научно-технические прорывы и исследователи-гении на уровне 1920-х годов, система уничтожает образование и плодит болванов с дипломами о высшем образовании. Ведь владыкам эпохи неограниченного капитализма гораздо важнее удержать свои власть и привилегии.

Поведение капиталистического истеблишмента сейчас напоминает поведение партийной верхушки СССР: главное – сохранить власть и статус, а на все остальное – плевать. Плевать на то, что замедляется развитие и научно-технический прогресс. Начхать на то, что всю окружающую техносферу и инфраструктуру создавали головастые, развитые люди ХХ века, которые по способностям на три головы выше, чем нынешние выпускники вузов. Что с того, если вся эта техносфера начнет ломаться в неумелых руках?

Главное ведь – сохранить свое господство и прибыли. А кроме того, они буквально задницей чуют: умники-ученые и изобретатели могут создать такие технологии, которые лишат власти их, грандов-гешефтмахеров и финансистов. Так же, как когда-то создатели огнестрельного оружия или паровых машин покончили с феодализмом.

Нет уж, лучше заниматься мракобесием и превращать людей в управляемых недоумков!

Покамест блестяще подтверждается гипотеза Переслегина: черная античеловеческая «цивилизация» бестий, оседлав Америку, крепит свое господство, делая остальных западников послушно-управляемыми дебилами. Картину пугающей деградации образования в школах и вузах Америки и Европы сегодня яркими красками рисуют многие русские наблюдатели.

Снижение стандартов просвещения идет даже в университетах, на математических, физических и технических факультетах. На фоне нынешних западных «специалистов» выпускник советского вуза смотрится титаном и энциклопедистом. Наблюдается настоящая агрессия против разума. Везде мы видим одно и то же: молодежь так называемого «свободного цивилизованного мира» не учат мыслить системно, широко и творчески, превращая учебу в процесс зазубривания формул и положений.

Из процесса обучения изгоняется доказательство теорем и решение задач! Западных студентов делают сверхузкими специалистами с ничтожным кругозором. Везде цельная картина мира заменяется на хаос из всяких обрывков, на беспорядочную «мозаику».

Оттого и процветает дурацкая тестовая система экзаменов. Словно эпидемия, идет размывание студенчества потоками «льготно поступивших»: умственно неполноценными педиками, лесбиянками, феминистками, цветными и прочими меньшинствами. Более того, из таких дебилизированных выпускников уже создались новые кадры вузовских преподавателей: идиотизм стал воспроизводиться!

Понятно, зачем Античеловечеству нужны такие «частичные», умственно неполноценные спецы. Ими легко манипулировать. Из примитивных «живых чипов» легче складывать «коллективные разумы», «биокомпьютеры» – корпорации. Полудурков легче программировать, вкладывая в башку две-три нехитрых идеи. Они слепо верят авторитетам из масс-медиа, не умея думать самостоятельно. В общем, баранов можно вести, куда хозяевам вздумается.

В идеале бестии хотят вывести из подвластных масс на Западе (и не только на нем) идеального, покорного их манипуляциям обормота – «хомо экономикус», «человека экономического». Оный дурак должен все переводить на деньги и быть движим только примитивным эгоизмом да запрограммированными желаниями. Хочешь секса? Плати проститутке. Хочешь счастья? Купи новую тачку. Оторвись за бабки на острове Бали.

А чтобы добыть бабки, пойди на все, на любую низость и подлость. Тем и хорош «хомо экономикус»: он предсказуем для бестий. Его можно купить. Он управляем с помощью «золотого ключика», что в руках антилюдей-финансистов. Он подчиняется рекламе и мнениям, что создают «чужие» – хозяева средств массовой информации...

Любовь, преданность, патриотизм, высокие идеалы, верность традициям предков – все это вычищается, как безусловно нерыночное и неэкономическое. И уродование образования – только часть великого проекта по перепрограммированию людского стада. Одновременно на Западе идет процесс разрушения тысячелелетних, естественных отношений между людьми, между мужчиной и женщиной, между родителями и детьми.

Что означают политкорректность, феминизм, либертарианство, доведенные до абсурда «права человека» и «права меньшинств», политика многокультурья (мультикультурализма), поддержка сепаратистов по всему миру, проповедь половых извращений – педерастии и лесбиянства? Что означает нынешнее западное культивирование в людях самых низменных и примитивных устремлений? Это – разрушение любви и семьи, способности рожать детей и воспитывать их, разрушение общества как такового! Так выводится порода экономических людей. Низшая во всех смыслах раса.

Все логично. Однако за падение качества образования, формирование низшей расы «хомо экономикус» и упрочение власти нелюдей придется заплатить непомерную цену. Штампуемые западной школой болваны не смогут обеспечить эксплуатацию сложнейшей техносферы современного мира, которая создавалась полноценными учеными, конструкторами и инженерами в ХХ веке!

Теми, кто учился не по упрощенным стандартам, в условиях научно-технического противостояния с СССР! На смену им идут тупицы. А значит, Запад обрекается на тяжелейшие техногенные катастрофы. Он приговаривается и к застою: ведь эпохальные изобретения и открытия делаются не корпорациями или НИИ, а гениальными одиночками или небольшими творческими командами. А тут нужны не «винтики», а «моторчики».

На то есть два возможных ответа. Либо бестии всерьез рассчитывают на превращение себя в узкую касту супергениев. Либо они не понимают, к чему толкают «свободный мир», поскольку интерес укрепления власти и сохранения возможности грабить и «разводить» застит «добывателям трофеев» глаза. Вполне возможно, что они слишком о себе возомнили, увлекшись делением человечества на господ и рабов.

Парадокс! Западники эпохи «информационной революции» и разрекламированного Интернета получаются намного тупее и примитивнее западников эпохи книжных текстов, радио и кино! Чтобы понять это, сравните поп-музыку разных поколений. Тексты английских и американских рок-групп 1960–1970-х годов кажутся классическими произведениями, исполненными глубокого смысла при сравнении с рубленой бредятиной рэперов 2000-х годов.

Зачем это делается? Затем, чтобы западный обыватель до конца не понял, какую судьбу ему уготовили его же властители. Довольный кретин с улыбкой пойдет туда, куда укажут ему реклама, поп-звезды и кумиры бизнеса. Хоть в пропасть. Выпив пару таблеточек прозака. Или риталина...

К слову: обратите внимание на западную молодежную моду. Она ведь тоже в 2000-х годах предназначена для клеймления расы неполноправных. Все эти татуировки и проколотые носы-уши-губы останутся на всю жизнь. Это вам не семидесятые, когда хиппи мог постричь волосы, надеть нормальный костюм – и пойти работать в солидный банк или уважаемую компанию.

Сейчас в приличное место не устроишься, будучи покрыт дикарскими наколками и дырами от дурацкого пирсинга. Что это? Элита таким образом метит молодых болванов, навечно зачисляя их в касту низших и презренных «постиндустриальных варваров»? Закрепляя раскол некогда великих народов – американцев, англичан, французов et cetera?

Таким образом, в будущем вы не увидите «золотого миллиарда». Он распадется. Не только на бедных и богатых, но и на расу умных и «народ дураков». Такова логика фундаменталистов 1979 года и авторов Вашингтонского согласия!

***

Из книги М. Калашникова „Глобальный Смутокризис".

Источник: ss69100.livejournal.com






войдите VkontakteYandex
символов осталось..


Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.