Краткая история сексуального образования: как мы дошли до безумия



Доклад Мириам Гроссман, доктора медицины на Всемирном конгрессе семей в Сиднее, Австралия, май 2013.

Когда-то сексуальное образование было обычным уроком биологии. Школьники и студенты получали сведения о половой жизни, а именно сексе, как части чего-то большего, называемого браком. Учителя объясняли, что это нравственный и полезный для здоровья образ жизни.

Раньше люди понимали различие между мужчиной и женщиной, знали, что их союз уникален и не похож ни на какие другие отношения. Мальчики становились мужчинами, а девочки – женщинами, это само собой разумелось.

 

В то время существовало только два заболевания, передаваемых половым путем, заражение одним из которых было большой проблемой. Детская невинность была бесценна, и определённое поведение было неприемлемо; неприемлемо вели себя только люди, чьё благоразумие было под сомнением.

Многое изменилось.

Теперь мы имеем многопрофильное сексуальное образование, включающее дискуссии о самоидентификации, половых различиях, репродуктивных правах и дискриминации. Дети узнают о своей сексуальности с рождения, их учат, что подходящее время для начала сексуальной активности наступает, когда они чувствуют в себе готовность. Они узнают, что имеют право предохраняться, получать удовольствие и совершать аборт. Такие понятия как муж и жена не используются, а союз мужчины и женщины стал лишь одиним из нескольких возможных вариантов отношений. А как же мораль? Мораль основана на оценочных суждениях, а осуждать нельзя.

Сексуальное образование, увы, не изобилует биологией, зато содержит массу информации по различным формам сексуального самовыражения, “за” и “против” использования различных средств контрацепции и методов аборта, кроме того, в рамках курса можно узнать о вреде гендерных стереотипов.

Пол сам по себе непростая вещь. Мальчик может вырасти или в мужчину, или в женщину, или в нечто иное. Девочке может казаться, что она родилась в чужом теле и хочет удалить грудь. Это нормы, которые прививают детям сегодня.

Существует больше двух дюжин заболеваний, передаваемых половым путем, и количество заражений этими «тараканами любви», по мнению некоторых, растёт. Один врач в своей лекции на YouTube заявляет: “Будьте готовы заразиться ВПЧ (вирус папилломы человека), как только вы станете сексуально активным. Все заражаются”. А как же детская невинность? Забудьте! Вещи, изготовленные для детей, доставляют неудобство большинству взрослых. На сайтах, рекомендуемых студентам, нет запрещенных тем: садомазохизм, полигамия и всё то, что некогда считалось “девиантным поведением” размещено там же. Когда я только столкнулась с этим, я была потрясена. Я изумилась: как эти эксцентричные вещи связанны со здоровьем? Как может сознательный взрослый человек допускать такое? Как они это поддерживают? Как физиолога и родителя это меня действительно беспокоило. Я хотела понять: откуда это пошло? Как мы пришли к этому помешательству?

Поэтому я изучила историю сексуального образования и написала книгу You’re Teaching My Child WHAT? (прим. “ЧЕМУ вы учите моего ребёнка?”). И вот, что я выяснила. Современное сексуальное образование берёт своё начало в шестидесятых. За основу была взята модель человеческой сексуальности Альфреда Кинси. Теперь, благодаря блестящей и смелой работе доктора Джудит Рейсман, мы знаем, что Кинси был обманщиком, и к тому же у него были серьезные нарушения психики.

Кинси не останавливался ни перед чем, когда дело касалось сексуальности, я подчеркиваю, действительно ни перед чем. Например, он верил, что педофилов неправильно понимают и несправедливо наказывают. Он настаивал: “Сексуальность – это не тот аппетит, который надо сдерживать”. Он учил этому и жил этим. Его биография, убеждения, на которых он основывал свою работу и личную жизнь “человека-животного” имеет сексуальный подтекст. Традиционная мораль разрушительна. Сексуальность – это не тот аппетит, который надо сдерживать.

Когда я говорю, что Кинси – человек с глубокими нарушениями психики, это не попытка оценить уровень патологии. Я работаю психиатром уже тридцать лет, и поверьте мне, я встречала странных людей. Я не просто слегка шокирована.

Однако, стоило мне начать читать официальную биографию Кинси, и что я могу сказать? Он попросту, простите за профессиональный жаргон, невменяемый.

Кинси был больным до мозга костей человеком, кроме того, его эмоциональный недуг выражался через его сексуальность. Он был поглощён нелепой, утомительной и навязчивой идеей на фоне неадекватного поведения, но я не буду вдаваться в подробности, я очень сомневаюсь, что за все 60 лет своей жалкой жизни Кинси хотя бы на один день ощутил то, что мы считаем здоровой сексуальностью. У Альфреда Кинси была мечта. Он попросту хотел доказать всему миру и самому себе, что его образ жизни нормальный, как у всех, типичный.

Все началось с критики морали. Кинси заявил, что общество ошибалось с религией, моральными устоями и ограничениями. Оно заставляло человека чувствовать себя виновным в своих страстях, нанося вред здоровью. Кинси мечтал освободить человека от воздействия этих разрушительных институтов, выпустить на волю “человека-животного”. Он давал тысячи интервью, бросался цифрами и делал выводы о том, что все люди в тайне ведут запрещенную обществом сексуальную активность. Верил, что среднестатистические мама и папа ведут двойную жизнь, прямо как он сам. Его выводы широко подвергались сомнению в научном сообществе, но по-видимому, критика не имела большого значения. Популярные издания принимали его доклады, его книги были бестселлерами. Это явилось началом революции и трансформации западного общества.

Однако его исследования были в корне ошибочны: примеры слишком мелкие, а демографические исследования слишком искажены. Он не включал в свои исследования обычных людей и делал упор на других, как правило, заключенных преступников. Исследуемые были предварительно отобраны, хотя он якобы ссылался добровольцев, предоставивших информацию.

Все подтасовочные схемы изучены и представлены в некоторых книгах и видео доктора Рейсман. Я настоятельно рекомендую вам познакомиться с её работами, представленными на сайте drjudithreisman.org, если у вас достаточно крепкие нервы. Кинси умер в 1956. В то время благодаря антибиотикам Америка победила венерические заболевания. Одним выстрелом убили двух зайцев: сифилис и гонорею. Все думали, что со всеми ЗППП и инфекциями было покончено. Однако, нобелевский лауреат 1960 года по медицине заявлял: “Мы наблюдаем мнимое исчезновение всех инфекционных заболеваний”. Можете себе представить?

В том же 1960 году противозачаточные таблетки получили широкие распространение. С легкостью лечения ЗППП, контролируемой беременностью, модель сексуальной вседозволенности Кинси сталкивалась с единственным препятствием: иудейско-христианской моралью.

В свете этого доктор Мэри Калдерон основывает Американский Совет по сексуальной информации и образованию (SIECUS). Эта организация формирует руководящие принципы по вопросам сексуального образования для ЮНЕСКО, которые широко освещаются во множестве публикаций и активно распространяются по всему миру. Калдерон создавала эту организацию при начальном финансировании Хью Хефнера.

Как и Кинси, она пошла в крестовый поход против общественных устоев. Она утверждает, что сексуальное образование имеет чересчур негативную направленность, слишком направлено на нежеланную беременность и заболевания. Она соглашается с Кинси в том, что настоящая проблема общества – это пуританский настрой и скованность.

Старое сексуальное образование содержало в себе слишком много запретов. Отличие подхода SIECUS, по словам Калдерон, будет основано на разрешениях. Качественное сексуальное образование будет учить детей тому, что с момента своего рождения они являются сексуальными существами, и выражение этой сексуальности является безусловным, естественным и здоровым.

Она говорила родителям: ” Дети сексуальны, у них есть сексуальные мысли, и они делают сексуальные вещи… родители должны принимать и уважать эротический потенциал своего ребенка”. Кроме того, она утверждала, что “специалисты, изучающие детей, недавно подтвердили наличие ярко выраженной сексуальности у новорожденных”.

Что именно значила эта открытость и позитивный настрой, а так же подмена запретов разрешениями в сексуальном образовании? Что значило “освободиться от традиционных ценностей”?

Это значит гораздо больше, чем добрачный и внебрачный секс. Гораздо больше. Современное сексуальное образование представляет собой разрушение устоев. Некоторые из руководителей внутри SIECUS были настолько радикальны, что выносили на публичное обсуждение вопрос об ослаблении запрета на сексуальные отношения между взрослыми и детьми, на инцест. Уорделл Померой, например, последователь Кинси, занимавший пост президента SIECUS, утверждал: “Пришло время признать, что инцест не должен считаться ни извращением, ни симптомом психического заболевания”.

Журнал TIME назвал Помероя участником “про-инцестного лобби”. Он написал книгу “Мальчики и секс” для шестиклассников и старше. Он заявил: “Наше сексуальное поведение в точности такое же, как и у животных. Нет ничего такого, что было бы ненормальным в области сексуальности человека”. Калдерон обеспечила ему лестный отзыв на обложке книги: “Когда я читала вашу рукопись, я говорила себе: “Наконец это перестало замалчиваться…” Другая интересная фигура – доктор Джон Мани. В 1955 он выдвинул смелую идею о том, что мужественность и женственность – качества, не связанные с анатомическими особенностями. Он был убежден, что мы рождаемся бесполыми, а уже затем под влиянием общества становимся мужчиной или женщиной.

Мани был выдающимся психологом; его глубоко уважают и поныне. Он описывал педофилию как “любовные отношения между разновозрастными людьми”. Мани так же был частью инцестного лобби: “Сексуальный опыт с родственником для ребёнка, – писал он, – не всегда является проблемой”. Как и Кинси, Мани имел глубокие эмоциональные травмы. У него были проблемы с мужскими качествами, поэтому он приставал к мальчикам.

Что действительно поражает, так это, что эти люди с глубокими нарушениями психики, использовавшие сфабрикованные исследования и теории, которые были позднее опровергнуты, смогли так сильно изменить общество. Современное сексуальное образование основано именно на их учениях.

Как только я поняла, кто все эти основатели: Кинси, Калдерон, Померой, Мани и другие – я осознала, как мы пришли к современному “многоаспектному и многопрофильному сексуальному образованию”. Теперь я знаю, как мы сошли с ума.

Всё началось с неуравновешенных людей с опасными идеями и радикальной активностью, которые хотели создать общество, которое не только приняло бы их отклонения, но и прославляло бы эти отклонения.

Эти люди были педофилами. Видеть в детях миниатюру взрослых, которая бы наслаждалась сексуальным контактом и имела право на сексуальное согласие, без других взрослых и препятствующих законов, было выгодно этим людей.

С чего бы они ценили детскую невинность? Начнём с того, что они даже не верили в неё. Они так же полагали, что ограничиваться сексом с супругом или супругой – неестественно и вредно. Они боролись не с болезнью, а с древними запретами; они боролись с моралью.

Подведём итог: сексуальное образование началось как социальное движение, чем оно до сих пор и остаётся. Его цель – позволить детям быть раскованными во всех формах проявления сексуальности. Сексуальное образование является не предупреждением болезней, а дает сексуальную свободу или лучше сказать является сексуальным карт-бланшем. Речь идет об изменении общества, путем изменения каждого ребёнка по очереди.

Не нужно быть физиологом, чтобы осознавать опасность этой идеологии. Нужно всего лишь немного здравого смысла. Хоть основатели сексуального образования уже давно покинули нас, их идеология до сих пор с нами. На плечах каждого сознательного человека лежит ответственность за изменение существующего положения.

Мириам Гроссман известный американский доктор медицины, практикующий педиатр, врач-психиатр. Автор книг You’re Teaching My Child WHAT? (“ЧЕМУ вы учите моего ребенка?“) и Unprotected (“Беззащитные“).

Перевод Антона Гусева

Источник: cont.ws



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.