Как был устроен дореволюционный университет. Часть I



В первой части поста мы расскажем самое удивительное — как был организован учебный процесс. Во второй, более скучной — как был устроен сам университет, из чего он состоял, как работали преподаватели.

Как была устроена учеба в университете

Тому, кто привык к советской/российской вузовской учебной системе, тяжело поверить, что в царском университете не было ни учебных групп, ни разделения на курсы. Точнее, полугодия и курсы были, но только в таблице учебного плана. Но никто не требовал от студентов на первом году обучения слушать дисциплины исключительно первого курса, на втором — второго и т.п. На лекции можно было перед началом полугодия записываться в любом составе и порядке, только бы студент записался не менее чем на 8 лекционных часов в неделю (при том что полный курс по учебному плану предусматривал 20–25 часов в неделю). Кстати, академические часы были 50–минутными, и только немногие важные курсы шли привычными сегодня парами.

Учебные курсы делились на обязательные и рекомендуемые, посещение последних было полностью добровольным и не влияло на получение диплома. Разрешалось и записываться на курсы других факультетов. В теории, несколько преподавателей могли читать один и тот же курс параллельно, а студенты могли выбирать; в действительности такое случалось редко.

Учебных групп же не существовало вовсе, все студенты, записавшиеся на один курс, составляли единый пул. На обязательные курсы юридического факультета в Петербурге в начале 20 века записывалось по 800–900 человек, которые, явись они в один день, просто не вместились в аудиторию. Понятно, что семинары в таких условиях были редкостью, и происходили они больше на малолюдном историко–филологическом факультете, или на физико–математическом факультете, где студенты разделялись на 7 научных направлений. Более же всего на современные семинары были похожи необязательные спецкурсы, собиравшие немногих любителей. В целом же дикое многолюдье исключало прямой контакт студентов с профессорами. Основной учебный курс большинством студентов изучался почти что в заочном режиме; большой популярностью пользовались литографированные конспекты. Администрация университетов не только не пыталась контролировать посещаемость, но, скорее, надеялась на то, что значительная часть студентов не доберется до лекций.

Как же тогда осуществлялся контроль над усвоением материала? Вначале единственным методом контроля был зачет полугодий. Зачет полугодия производился тогда, когда студент посещал все лекционные курсы и семинары, включенные в учебный план на данное полугодие, и выполнял все работы, входившие в состав этих курсов. Заметим, что это отнюдь не надо был делать в течение одного полугодия. Отдельные зачтенные курсы можно было собирать в течении нескольких лет, пока они соберутся в комплект, обеспечивающий зачет полугодия. Преподаватели имели право устраивать поверочные испытания, которые мы сегодня называем зачетами (то есть оцениваемые по схеме "зачет–незачет"). Там, где на курсах было мало студентов, зачеты были похожи на современные, но на многолюдных курсах зачеты то ли делались несерьезными, то ли их ставили подряд всем, кого профессор запомнил на лекциях, а то и просто всем подряд — это было полностью оставлено на усмотрение преподавателя.

Учеба в университете длилась 4 года (у врачей 5 лет), но студенты имели полное право растягивать ее до 7.5 лет, при этом можно было как учиться непрерывно, но в медленном темпе (за каждый семестр студент платил отдельно), так и вовсе пропускать (не внося платы) до трех семестров сразу и до 5 семестров за всё время обучения. Для того, чтобы пропустить три семестра, не требовалось даже писать заявление, в этот срок не плативших и не учившихся университет не имел права исключать. Университетское начальство всегда было добрее, чем требовал устав, и так называемых "вечных" студентов на самом деле не исключали и по прошествии положенных 7.5 лет; в начале 20 века около четверти студентов училось восьмой год и более.

Те, у кого набиралось восемь зачтенных полугодий, имели право получить выпускное свидетельство (не дававшее прав высшего образования) и записаться на ближайшие экзамены, принимавшиеся государственной комиссией (некоторый аналог нынешних госэкзаменов). У юристов, например, таких экзаменов было восемь, они охватывали дисциплины, читаемые на разных годах обучения, и при этом каждый из экзаменов перекрывал несколько прослушанных курсов.

На экзаменах были три оценки: неудовлетворительно, удовлетворительно, весьма удовлетворительно. Получившим как минимум половину "весьма" и сдавшим необязательную письменную работу (аналог нынешней дипломной работы) выдавали диплом I степени, а всем остальным диплом II степени; большого толку в дальнейшей жизни от получения именно диплома I степени не было.

Не будем говорить о том, что никто не заставлял выпускников сдавать такую массу экзаменов за одну сессию. Напротив, экзамены можно было сдавать когда угодно, в любом другом университете, по одному и хоть несколько лет подряд.

В середине 1890–х годов было решено, что студенты как–то слишком разболтались, и министерство придумало полукурсовые испытания. Избави бог подумать, что полкурса это полгода, имелась в виду половина учебного курса, то есть два года. Теперь, чтобы зачесть четвертое и восьмое полугодие, надо было сдать еще и небольшой (3–5) набор экзаменов. Разумеется, не было речи о том, чтобы заставить несчастных студентов сдавать такую массу экзаменов сразу же по прослушании дисциплины, или же по окончании полукурса. Профессора чаще всего растягивали прием экзаменов на весь год, принимая их раз в месяц, или раз в две недели. Кстати, если мы вспомним, что на курсах было по 800 студентов, сдача экзамена становилась сложной задачей, преподаватели по–любому были просто вынуждены делить ее на 8–10 дней, а студенты проводили специальные жеребьевки, чтобы распределить себя по дням.

Полукурсовые экзамены нужно было сдавать не реже, чем раз в восемь полугодий. То есть, если ты не прошел программу двух курсов за четыре года, тебя выгоняли. У несдавшего экзамен было право на две переэкзаменовки. Напомним, что с переэкзаменовкой надо было уложиться не к концу отдельной сессии, а в четырехлетний период. Но и у тех, кто не справился с этой сложной задачей, был свой шанс — можно было уговорить начальство разрешить остаться на повторительный курс, то есть тебе давали пятый год для освоения двухлетней половины учебного курса. Удивительно, но и при такой мягкости университеты не оканчивало чуть более трети поступивших.

Учились шесть дней в неделю, с 20 августа по 20 декабря и с 15 января по 30 мая. На самом деле, с учетом экзаменационного времени и разнообразных праздников, лекции реально читались от 20 до 22 полных недель в году.

Источник: pikabu.ru






войдите VkontakteYandex
символов осталось..


Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.