Как будут разрушать традиционное образование


Во время принудительной самоизоляции весной 2020 года каждый российский родитель, имеющий ребёнка школьного возраста, узнал, что такое дистанционное образование, так сказать, на собственной шкуре.

Хлебнув этого удовольствия, граждане нашей страны поняли, что нам так не надо. Слово дистант обрело мрачное значение и стало символизировать разрушение традиционного образования.

Однако власть попыталась успокоить запаниковавших граждан, сообщив, что дистант – это необходимая мера в борьбе с коронавирусом. Но ещё во время самоизоляции представители власти хором заголосили, что дистант нас не покинет, хотя и не заменит традиционной формы обучения.

Так, председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко ещё 10 апреля сообщила, что дистанционка — это наше неизбежное будущее:

«Надо понимать, что дистанционное обучение теперь уже не будет практиковаться как резервный, временный способ только в чрезвычайных ситуациях вроде нынешней. Оно имеет немало плюсов. Пандемия коронавируса дала импульс движению к формированию системы школьного и вузовского образования, органично сочетающего как традиционные, так и дистанционные, цифровые технологии обучения. Будущее именно за такой системой. А она требует более точного правового, законодательного оформления уже в ближайшее время». 

Министр просвещения Сергей Кравцов поддержал Матвеенко, добавив, что «дистанционные формы обучения – важный элемент образовательного процесса, существенно расширяющий возможности учащихся».

Председатель Комитета Госдумы по образованию и науке Вячеслав Никонов 14 мая сообщил, что короновирус обеспечил долгожданный скачок развития дистанционного образования:

«В Комитете Госдумы по образованию и науке есть рабочая группа по дистанционному образованию, и на протяжении последних лет она постоянно жаловалась на то, что этот сегмент нашего образования недостаточно развит. За последние два месяца, я думаю, совершён такой скачок, которого никто не ожидал, и который превосходит все, что было сделано за десятилетие». «Образование ушло сейчас в онлайн, и в какой-то части там и останется». 

Итак, мы видим, что вопросу дистанционного образования не один год. Его проработка и внедрение начались задолго до короновирусного безумия. А коронавирус стал всего лишь удобным поводом для реализации долгожданных проектов онлайн-обучения. Откуда же растут ноги цифрового переустройства образования?

Историю планов по реализации в России дистанционного обучения я решила рассмотреть на основе высказываний одного из главных цифровизаторов нашей страны. Это Дмитрий Николаевич Песков, тёзка пресс-секретаря президента Путина.

Ещё в 2009 году он дал каналу «Русский пионер» интервью под названием «Урок Будущего», где раскрыл то, ради чего сегодня внедряется в нашу жизнь цифровизация образования. По-сути, в том интервью он анонсировал будущее убийство традиционного образования, которое уже много лет поэтапно реализуется в реальности.

Песков открытым текстом рассказал, что в образовании будущего не будет учителей, классов, тетрадей, учебников, оценок и экзаменов. «Ничего этого в образовании будущего не будет вообще. Исчезнет практически всё», - заявил он.

Вместо перечисленных атрибутов традиционной школы, Песков предложил иной подход к образованию, где всё вышеперечисленное не нужно: «Посмотрите на образ жизни, который наиболее привычен для ваших детей, и вы сразу и очень легко всё поймёте про школьное образование будущего. Ваш ребёнок с большой долей вероятности любит играть в компьютерные игры. Вся школа будущего это будет преобразованная компьютерная игра, где границы между виртуальностью и реальностью не существует».

Далее Песков рассказал, что за пройденные образовательные «квесты», дети будут получать баллы, на которые смогут купить либо булку в школьном буфете, либо доступ к компьютерному времени, либо индивидуальную консультацию живого преподавателя.

Оправдывая такой вид образования, Песков заявляет: «Оказывается, что компьютеры дешевле книжек. А … электронный учитель гораздо дешевле обычного учителя».

Обращаю внимание, что электронный учитель — это не преподаватель на дистанте. «Электронный тьютор, — говорит Песков, — это некий набор программ, в которых ученик формирует свой образ будущего, формирует свою специализацию, задаёт те параметры, которых он хочет достичь. А система выдаёт ему рекомендации, на какие уроки ему необходимо ходить, для того чтобы получить эти навыки, в каких олимпиадах участвовать, какие квесты ему необходимо выполнить».

Понимаете, тут учитель не нужен. Электронная бездушная программа-тьютор будет прокачивать ребёнка, как персонажа компьютерной игры, наделяя его некими конкретными навыками и компетенциями.

В 2010 году в интервью под говорящим названием «Образование будущего: Google ломает шпиль МГУ» Песков сообщил, что «образование будущего разделится на два вида ― „компьютерное“, оно будет дешёвым, и „человеческое“, оно будет дорогим, потому что знания стремительно обесцениваются, а социальные связи и возможность учиться лицом к лицу будут только дорожать».

Выходит, что для детей из бедных семей вместо образования будет навязан дешёвый дистант. Это получается сегрегация общего образования, при которой у детей, в зависимости от уровня достатка их родителей будут заведомо разные стартовые возможности для получения образования.

Стоит отметить, что Песков не является автором идеи о тотальной цифровизации. Он всего лишь адаптирует для России идеи и тренды, которые сформированы и активно продвигаются на Западе.

В этом же 2010 году Песков вместе с коллегами из его компании «Метавер» оформил концепцию цифрового обучения в форсайт-проект «Образование 2030», в котором озвучил все свои представления о том, как надо уничтожить традиционное образование в России.

Видимо, именно этот форсайт стал ключевым в карьере цифровизатора, которого в то время приметил Владимир Путин. 11 августа 2011 года по инициативе Правительства России, возглавляемого в то время Путиным, было учреждено Агентство стратегических инициатив (АСИ), которое занялось активным продвижением новых проектов. С момента учреждения в состав дирекции АСИ был включен цифровизатор Песков, возглавивший там направление «Молодые профессионалы». Кроме того в АСИ Песков принял участие в разработке нескольких государственных программ. Таких как: «Национальная технологическая инициатива» (НТИ), модель «Цифровая экономика», в рамках которой он стал со-руководителем группы «Кадры и образование». Также он разработал программу «Глобальное образование».

Кстати, Путин и сейчас возглавляет высший коллегиальный орган управления АСИ, который называется «Наблюдательный совет агентства». В этот совет входит ещё один активный цифровизатор России, глава Сбербанка Герман Греф, который мечтает «убить экзамены», ликвидировать физмат школы и полностью уничтожить традиционное, унаследованное от СССР образование.

Летом 2012 года АСИ представило дорожную карту «Образование 2030», подготовленную группой во главе с Песковым. В ней буквально указано, что в период с 2020 по 2025 год произойдёт «Конец традиционной школы». Последним этапом карты указан период с 2022 по 2030 год, под названием «Ликвидация традиционных моделей образовательной системы».

Летом 2013 г. АСИ вместе с ВШЭ и «Сколково» представило несколько форсайт-проектов, среди которых было второе издание форсайта Пескова «Образование 2030», ставшее в итоге концептуальной основой цифровизации школы, согласно которой будут реализованы все этапы уничтожения традиционного обучения.

Главная идея форсайта — всеобщая цифровизация. Переход будет осуществляться постепенно.

Так, поначалу государственные школы остаются, но конкурируют за ученика с негосударственными провайдерами образовательных сервисов. Внедряется индивидуализация, при которой классно-урочная система перестаёт быть стержнем обучения. Массовые школы дают школьнику «базу», остальное ребёнок получает из детских образовательных сервисов под индивидуальные потребности.

К 2025 году школы разделят на «элитные», «массовые» и «отстающие», где последние будут выполнять роль «институтов презрения» или «камер для хранения детей».

Государство продолжит процесс выхода из образовательной сферы. В итоге его задачей останется сдерживание социальных взрывов и выявление «точек прорыва». Будут появляться школьные холдинги, в том числе в составе международных образовательных корпораций. 

Одной из задач школ станет «продвижение глобальных ценностей». Бизнес всё больше будет вовлекаться в сферу образования.

В обучение будет введена новая педагогика, основанная на принципах онлайн обучения. Будет внедрятся целый комплекс «педагогических инструментов», реализованных во множестве форм несистемного обучения.

Например, геймификация, при которой образование будет происходить в виртуальных мирах. Игры станут доминирующей формой обучения. Будет производиться обучение в группах, связанных нейросетью. Обучать психотипам детей будут через симуляторы. Ещё одной формой станут автоматические образовательные системы с искусственным интеллектом. Кроме того, будут реализованы системы электронных тьюторов.

В итоге случиться непреодолимый «разрыв между потребностями цифровых учеников и нецифровых учителей», поэтому учителя покинут образовательный процесс.

Всё обучение должно будет соответствовать международной сертификации и определяться интересами работодателя, то есть «компетентного заказчика».

К 2030 году произойдёт окончательное «сворачивание» школьной системы. Традиционная школа станет «школой для неудачников».

Форсайт «Образование 2030» - это глобальный проект, в рамках которого создаётся кастовое образование. Оно создаст разделение общества, по выражению Пескова, на людей «одной кнопки» и на талантливых людей. «Люди одной кнопки» не должны владеть умениями, не должны выбирать навыки, они смогут иметь компетенции только для пользования готовыми сервисами. Таких людей будут мотивировать механизмами «заставления», через экономическое и внеэкономического принуждение.

За талантливыми людьми будут охотиться «людиардеры». Так, по мнению Пескова, называются бизнесмены, вложившие свои капиталы в пакеты владения людьми, точнее командами лучших специалистов. Это своего рода новое узаконенное рабовладение.

Кроме того, в планах проекта планируется внедрение генетического паспорта ученика, согласно которому ребёнок сможет получить индивидуальные рекомендации по обучению и выбору компетенций в зависимости от своего генотипа.

Такие проекты разрабатываются и внедряются в АСИ под крылом президента РФ. При этом агентство заявляет, что «форсайт не является ни прогнозом развития событий, ни планом действий». Хотя сам Песков твёрдо убеждён, что его форсайт – это создание образа будущего, создание дорожной карты перехода к будущему, а также политические или экономические договорённости по поводу того, как эта дорожная карта будет реализовываться.

И, как мы видим в 2020 году дистант начинали агрессивно внедрять в реальность, цифровизируя школы вопреки желанию, как учащихся и их родителей, так и самих школ.

Вишенкой на торте биографии Пескова стало его назначение в 2018 году на должность спецпредставителя президента РФ по цифровому и технологическому развитию. Песков с его людоедскими затеями в отношении образования наших детей, поднят на высоту и обласкан высшим руководством России. По данным «РИА новости», он имеет благодарность Президента РФ и награждён медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени.

Вероятно, Путина не пугают жуткие перспективы превращения школ в квесты для обретения компетенций, так как он сделал Пескова своим спецпредставителем по цифровизации. Не хочется верить, что цель президента РФ — разрушение традиционной школы, но что есть, то есть. Самым главным цифровизатором в стране назначен тот, кто сулит смерть нашему образованию.

Остаётся только гадать, чего тут больше — злого умысла, непонимания или безразличия. Собственный успешный опыт СССР, который служил ориентиром для всего мира, как в области образования, так и в области здравоохранения, мы откинули и обращение к нему сейчас под запретом. И пока такой запрет действует, власти вынуждены позорно хвататься за чужой опыт и приспосабливать под российские условия чужие модели, несмотря на разрушительность такого подхода.

Скопина Ольга

Источник: rvs.su