Трагедии детей на войне


Дети войны

Любой вооружённый конфликт беспощаден к детям. Пулям, снарядам, ракетам и бомбам абсолютно безразлично кого убивать – стариков, женщин или детей. Вместе с гражданскими мужчинами для этой категории жертв в военной науке даже термин такой придумали «некомбатанты». Очевидно, чтобы не резало глаз.

Говорят, для того чтобы превратиться в пацифиста, достаточно посетить полевой госпиталь в самый разгар сражения. Или посмотреть в глаза искалеченного ветерана. Можно добавить и третье – самое невыносимое – увидеть воочию детские смерти на войне. История Донбасса в этом смысле уникальна. Здесь практически вся территория – смертельно опасное для ребёнка место сражения. По подсчётам ООН, республики Донбасса сейчас занимают пятое место в мире по насыщенности неразорвавшимися снарядами и минами. В этом регионе особое детство – ребёнок к трём-четырём годам уже понимает, что такое боеприпас и остерегается его. Но это если родители сознательные и отдают себе отчёт, где живут. Нередко для юных жителей Донбасса организуют образовательные программы с демонстрацией широкого арсенала, применяемого Вооружёнными силами Украины против собственного населения. От презентаций становится страшно – Донбасс щедро сдобрен минами ПМН-2, ТМ-62, ПФМ-1 «Лепесток», гранатами Ф-1, РГД-5 и 82-миномётными боеприпасами. По оценкам специалистов, чтобы полностью очистить территорию конфликта от взрывоопасных предметов, потребуется от 10 до 15 лет. К слову, к свидетельствам текущей войны на Донбассе добавляется наследие Великой Отечественной войны. Отряды разминирования регулярно сталкиваются с боеприпасами 80-летнего возраста.

Источник: news.un.org

Сознание ребёнка не сформировано, его трудно винить в неаккуратном обращении с боеприпасами. Но гибнут и калечатся дети в том числе и по вине взрослых. Известен случай, когда отец попросил сына распилить болгаркой неразорвавшуюся мину. Или другой глава семейства на потеху ради бросил в костёр ракету РПГ в присутствии троих собственных детей.

За прошедший год на Донбассе на минах подорвались 70 мирных жителей, среди которых немало детей. Свои коррективы внёс карантин, связанный с COVID-19, иначе жертв было бы больше. В 2019 году на востоке Украины насчитали 324 жертвы от мин – больше только в Мали и Афганистане. Всего же, по статистике ООН, с 2014 года по август 2019-го от мин и других взрывоопасных предметов на Донбассе погибло по меньшей мере 38 детей. В текущем 2021 году минная война явно не прекратится. 6 апреля в Луганской народной республике (ЛНР) в городе Славяносербске на неизвестном взрывном устройстве подорвались двое подростков, один из которых скончался. Неизвестно, был ли это случайный подрыв или дети намеренно разбирали взрывное устройство. В любом случае детская смертность стала страшной обыденностью Донбасса.

Война как образ жизни

Для взрослого человека война – неимоверное перенапряжение сил, которое для последующей мирной жизни не проходит бесследно. Травмы и хронические заболевания, рождающиеся в горниле войны, не беспокоят бойца до определённого времени. Ветераны боевых действий свидетельствовали, что организм словно «терпит» стресс в ходе боя, а после выключает все внутренние предохранители. Отсюда нервные расстройства, посттравматический синдром и многочисленные соматические заболевания. Дети Донбасса на протяжении нескольких лет перманентно находятся в зоне боевых действий с соответствующим антуражем – огнём, дымом, взрывами, кровью, травмами и смертями близких людей. Характерный пример из прифронтового посёлка Зайцево. В семье Максима дочери родились уже после 2014 года, и война для малышей стала обыденностью. Но одна из дочерей Настя вела себя по-особенному – она замкнулась в себе, боялась военных и техники, капризничала. В итоге на фоне постоянного стресса у ребёнка развился сахарный диабет. Теперь Настя ежедневно получает по четыре инъекции инсулина и навсегда останется инвалидом. В общей сложности до полумиллиона детей Донбасса нуждаются в помощи – психологической и гуманитарной. Продолжающаяся агрессия Украины грозит благополучию целого поколения. Может ли из ребёнка, всё детство живущего в постоянном страхе за свою жизнь, вырасти полноценный здоровый человек? Как можно сохранить психическое и физическое здоровье ребёнка, если нередко в 150-200 метрах от школы располагается минное поле? Но, как оказалось, и это ещё не предел детских страданий.

Игрушечные гробики

Вялотекущая война для гражданского населения может быть опаснее полномасштабного конфликта. Сегодня постреляли, а завтра затишье. Так может продолжаться месяцами и годами. Мирным жителям вроде бы и надо уходить, но теплится надежда, что в этот раз мина (снаряд, ракета) пролетит мимо. Да и нажитый годами скромный скарб бросать не хочется. Вот если попрёт враг на наши земли, тогда мужчины возьмут в руки оружие, а стариков, женщин и детей отведём подальше от фронта. Очередной жертвой такой «вялой войны» стал четырёхлетний Владик Шихов, смерть которого уже стала объектом глумления с украинской стороны. Ребёнок погиб от самодельной бомбы, сброшенной с беспилотника на мирный посёлок Александровское 2 апреля. В Украине средства массовой информации и экзальтированные комментаторы уже назвали эту трагедию фейком. Дескать, ребёнок сам принёс снаряжённую гранату в гараж. Не могли, по словам украинских «специалистов», долететь беспилотники ВСУ на двадцать километров за линию фронта и прицельно сбросить бомбу. О том, что собрать подобный дрон из одной-двух посылок Aliexpress может практически любой, комментаторы западной Украины молчат.

В ДНР похоронили мальчика, предположительно погибшего при взрыве боеприпаса. Фото: RUPTLY

По различным оценкам, в Донбассе за семь лет войны погибло более 100 детей. Это чудовищная цифра, говорящая о методах ведения боевых действий украинской стороной. Дети выступают закономерными жертвами обстрелов жилых кварталов, а также инструментом психологического влияния на население. Когда человек видит череду игрушечных гробиков, в голове рождается мысль, что всё происходящее вокруг уже за гранью добра и зла. Страх, паника и отчаяние – не самые лучшие соратники в бою.

Военные преступления украинской армии против детей Донбасса – это попытка обескровить население непризнанных республик и вызвать массовый отток беженцев. Однако сейчас это становится символом слепой и беспомощной ярости недочеловеков, поднявших по ту сторону фронта руку на ребёнка. А чтобы современники не забывали о злодеяниях киевского агрессора, в Донецке появилась Аллея ангелов с именами погибших детей. И если уж оператору того дрона над Александровской 2 апреля удастся избежать заслуженной кары, то леденящие душу слова бабушки Владика будут ему возмездием:

«Пускай это дитё к нему приходит каждую ночь и спрашивает, где его ножка. Там ещё ножки нет.»

Евгений Федоров

Заглавное фото: politobzor.net

Источник: topwar.ru