СТАЛЬНОЙ ЗАЩИТНИК РУССКОГО ДЕЛА



I ll be back – говорил мужественный и грозный герой Арнольда Шварцнегера – киборг терминатор. Я вернусь. И мы – подростки 90-х годов, глядя на эти кадры, сидя в душных залах видеосалонов, почти верили - вернется! Прошли годы, избалованный новинками кино, зритель стал забывать благородного терминатора, спасшего мир он неминуемой гибели... Осенью 2014 года гостями нашими стали пятеро ополченцев Донбасса, проходившие в Ейске курс реабилитации после лечения в ростовском госпитале. На борьбу они поднялись с первых же дней вторжения украинских войск на Донбасс вместе с Игорем Стрелковым, помнили горящий Славянск и Краматорск, отступление на Донецк.

Тогда тема гражданской войны в Новороссии была особенно свежа и злободневна. Долго мы общались с защитниками Донбасса, расспрашивая о мельчайших подробностях жизни их Родины, как проводили референдум о независимости, как дежурили с охотничьими ружьями на блокпостах, как подбивали вражескую бронетехнику... Спрашивали – кто они по профессии, кем работали раньше? Строители, автослесари, учителя – обычные люди, которых война заставила взять в руки оружие.

Лишь один кадровый офицер оказался среди наших гостей, да и тот давно уже вышедший в запас. До сих пор помню всех этих людей, будто вчера встречались. По-разному сложилась их дальнейшая судьба: 70-летнего Деда, родные уговорила сложить автомат и переехать жить к ним в Россию, другие, служат до сих пор в различных подразделениях ЛНР и ДНР. А самый робкий из них, но наиболее находчивый, даже сделал неплохую военную карьеру. Особенно запомнился мне тогда Василий Рапута – позывной Терминатор.

Смуглый, мускулистый, с седым ежиком стриженых волос, он даже внешне немного напоминал своего прототипа – крепкий, надежный, немногословный. Со своим противотанковым ружьем 41-го года выпуска, с которым до сих пор не расстается, он доставил неприятелю немалый ущерб. Да и сам ран получил изрядно. С тех пор мы встречались с Терминатором в Донецке осенью 2015 года.

Он служил в ГРУ Республиканской гвардии, которая участвовала в самых ожесточенных боях на подступах к городу. Вместе с гвардейцами жили и их семьи. Дело в том, что многие из них были с западного Донбасса, занятого укро-фашистскими войсками. Этим людям приходилось тяжелее всего – в родные дома они уже не могли вернуться. Тягостное впечатление оставило тогда посещение общежития, где жили бойцы: условия спартанские, с продуктами перебои, зарплаты задерживают месяцами. Да и укро вермахт тогда особенно яростно атаковал город – каждый день мог стать последним. С тяжелым сердцем покидал я тогда Донецк, а потом часто вспоминал Василия – жив ли?

И вот, на прошлой неделе, услышал новость – Терминатор в Ейске! Приехал провести отпуск в наш мирный, приморский город, да и семью привез, погреется на солнышке. Созвонились, договорившись о встрече, а вечером вместе с Александром Шабановым – заместителем председателя ейского отделения ВООВ «Боевое братство»(они с Терминатором старые друзья) - нагрянули к нашим дончанам в гости.

СТАЛЬНОЙ ЗАЩИТНИК РУССКОГО ДЕЛА

Опрятный кирпичный дом на Поле слез, вьются по столбам виноградные гроздья, квохчут во дворе куры, дремлет возле будки старый пес – тишина и покой. Здесь живут ейчане дядя Саша и тетя Надя, как любовно называют их наши друзья. Уже во второй раз принимают они под своей крышей Василия с женой Татьяной и младшей дочкой Сашей.

- Мы, со всеми нашими скитаниями и переездами, потеряли телефон хозяев, - смеясь, вспоминает Василий, когда рассаживаемся во дворе на лавочках. – Приехали в этот раз без предупреждения, на ночь глядя. Боялись, что и не узнают нас. Узнали. Встретили как родных. Замечательные люди!

Дядя Саша прошел Афганистан, тетя Надя в прошлом – военврач. Не понаслышке знают, что такое война.

Сам Василий почти не изменился за эти годы, только седины прибавилось, и загорел под южным солнцем точно мавр. – Это мы крышу ремонтировали, вот и подгорели немного, - смеется наш товарищ. На пляже целыми днями скучно, а вот что-то хорошее своими руками сделать – другое дело. С мужем согласна и Татьяна. – Я тоже бездельничать не люблю.

Сходим с утра на море, искупаемся, позагораем, а потом с тетей Надей в саду работаем. Обожаю в земле возиться, мы с Васей перед отъездом 1000 кустов помидор посадили. А Саша наша впервые в жизни живых кур увидела – теперь для нее любимое занятие по утрам яйца в курятнике собирать. Так что у нас у всех не просто отпуск получился, а агротуризм! Здорово здесь у вас, так спокойно. Я только первые дни самолетов пугалась – думала по привычке, что обстрел начинается...

Шестилетняя Саша, услышав, что речь идет о ней, приближается и подозрительно смотрит на чужих дядей из-за папиного плеча. Так спокойнее.

Большую часть своей маленькой жизни ребенок прожил в условиях войны. Рождаются новые дети на Донбассе, а взрывы все не смолкают. За то время, что длится конфликт на Украине, уже и Великая Отечественная почти закончилась, а здесь ни конца, ни края не видно. Официальная Украина продолжает атаки, обвиняя Россию в агрессии, официальная Россия мямлит о необходимости выполнения Минских соглашений, на которые Украина плевать хотела, а народ Донбасса остается заложником и гибнет вопреки этим самым Минским соглашениям. Горько все это и страшно. Как высказался по этому вопросу на одном из ток-шоу писатель Проханов: «Если мы сдадим Донбасс, то и Крым потеряем, и Ростовскую область, и много чего еще...» Что тут скажешь – трусов всегда бьют. Таков суровый закон жизни...

Расспрашиваем Василия и Татьяну о последних их новостях. Дела у Терминатора идут по-солдатски: грудь в крестах и медалях, тело в шрамах от пуль и осколков, а в карманах не сказать чтобы очень густо. Служит сейчас наш товарищ в спецназе. Службой доволен, с сослуживцами и начальством отношения прекрасные. Зарплата 16 тысяч российских рублей в месяц.

На одного бы хватило, но вот на четверых маловато, а еще и за снимаемый домик приходится платить. Зато и прописку удалось оформить, и гражданство ДНР получить! Но, главное, конечно – жилье. Дом под Макеевкой. Хоть и не свой, но не общежитие, не казарма. Маленький – метров 30, и крышу всю осколками побило, будем рубероидом перекрывать, - рассказывает Татьяна о своем новом семейном гнезде. Огород соток 10 – мы там все до ума довели, пруд совсем близко, школа для девочек. – И на работу мне легко добираться – до линии фронта 3 километра, - смеясь, добавляет Василий. Пожилой хозяин умер, и дом несколько лет простоял заброшенным.

Сейчас преобразился и похорошел. Стоит такой 250 тысяч рублей – наследники и на рассрочку согласны, но собрать такую сумму для супругов непросто – думают. В родной Константиновке дома у обоих были не в пример лучше, только вот ездить туда для них небезопасно. Василия-то сразу арестуют, тут и к гадалке не ходи, но и Татьяне там лучше не появляться.

– Пару лет назад поехала на родину, навестить родственников, - рассказывает женщина. – На границе в автобус вошел украинский военный в маске - балаклаве, проверил у пассажиров документы, а меня назвал по девичьей фамилии и велел выйти из автобуса. Признаюсь – очень я перетрусила тогда. Оказалось – учились в одном техникуме. Только теперь, мой однокашник стал «правоверным» украинцем, и нас – русских возненавидел. Ничего он мне тогда не сделал, но пообещал устроить «хорошую жизнь».

Не обманул. Только я подошла к дому, как рядом остановилась машина, и из нее выскочило человека три в масках. Долго меня били. Думала, что конец . Потом уже родственники врача вызвали. Но в правоохранительные органы просили не обращаться – себе же дороже выйдет. Закон там один – власть нацистов. Поэтому на Родину ездить я больше не рискую.

Зато, не так давно, звонил тот мой однокашник – хвастался, что купил на гонорары за убийство русских российское гражданство, особняк в России, живет припеваючи. Интересовался глумливо – все ли мы еще воюем за свой Донбасс? Может, и соврал, конечно, на счет российского гражданства, но если правда – вдвойне обидно...

  [Мы уже не раз подчёркивали в ЭиМ[1], что на украинской стороне воюют в основном не убеждённые нацисты, а   наёмническая мразь, главная цель которой – набрать на крови побольше американских долларов, а потом, с           долларами бежать куда-нибудь в спокойную страну, можно и в Россию – ведь в России сытнее, спокойнее,             благополучнее, чем на проданной этой мразью Родине...]

Очень долго мы просидели во дворе за чашкой чая с Василием и Татьяной, говоря о войне и о мире в Новороссии. Отвратительная и уродливая это вещь – гражданская война. Наряду с героизмом, нередки на ней случаи предательства, мародерства, грабежей... Причем, не только украинские военные, и, особенно, каратели из добровольческих батальонов ведут себя хуже гитлеровцев. И среди ополченцев встречаются иной раз настоящие подонки. Но, конечно, таких примеров несравнимо меньше. И делить воюющие стороны на русских и украинцев тоже нельзя – это глубочайшее заблуждение. – У нас на Донбассе, испокон веков жили и русские, и украинцы, и греки, и молдаване, - рассказывает Терминатор.

–Говорят почти все по-русски, но и к Украине относились с теплом и любовью. И никому не приходило в голову выяснять у соседа – кто он по национальности. Один лишь был критерий отбора – хороший человек, или так себе. Например, со мной вместе служит украинец одессит, который имел до войны свой туристический бизнес. После событий 2 мая, бросил все и приехал сражаться за Донбасс. А недавно, мы захватили в плен нескольких украинских военных. Один из них тряс российским паспортом и кричал, что он крымчанин... Вот так все перемешалось.

Говорили и о мирной жизни в молодой республике. Расцвел Донецк, чистота и порядок, работают театры, кафе, магазины. И не сразу поймешь, гуляя по центру столицы ДНР, что в нескольких километрах отсюда идут бои, рвутся мины и снаряды. Зато, поселки на окраине почти обезлюдели. Жителей эвакуируют в безопасные районы, но селят их в бараки почти без удобств... Старается как может руководство республики улучшить жизнь людей, но возможности эти очень малы. Но, при всех этих сложностях и неустроенности, ни Терминатор, ни Татьяна с Донбасса уезжать не хотят – Родина есть Родина. Железные люди живут в Новороссии. Убить таких, конечно, можно, но сломить вряд ли получится.

На следующий день Василий Рапута и Александр Шабанов поехали на кладбище на могилу нашего земляка Сергея Ерошенко – Физрука. Он, как и многие другие ейчане из «Боевого братства» воевал на Донбассе добровольцем. С Терминатором они были настоящими боевыми друзьями. И наш город может гордиться такими людьми, как Сергей.

В это же самое время, бизнес-леди Наталья Прилюк, которая так же состоит в «Боевом братстве» повезла Татьяну с Сашей в магазин и без лишних слов одела маленькую дончанку с ног до головы. Саша поначалу даже растерялась и смутилась такому вниманию. Зато потом, радовалась и веселилась, как умеют это делать только дети. Оперативно прислали деньги на медикаменты и мои земляки – уфимцы Александр Филиппов и Андрей Никитин, да и мы, ейчане, кое-что собрали гостям в дорогу.

Пускай эти люди знают, что для большинства россиян Донбасс - не пустой звук, а почти личная трагедия. И пускай Терминатор с семьей снова возвращаются в мирный Ейск. Не в короткий отпуск, после которого их снова ждут выстрелы и взрывы, а как обычные туристы, граждане молодой Донецкой Народной Республики, в которой завершилась война и наступил мир.

Верим и ждем.

Источник: economicsandwe.com






войдите VkontakteYandex
символов осталось..


Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.