Российский паспорт как последняя надежда ЛДНР


Славься, незалежна Новороссия!

Объяснить, под какими флагами сегодня живут самоопределившиеся республики Донбасса, непросто. Формально ЛДНР, придерживаясь буквы Минских соглашений, остаётся частью Украины и готовится к возвращению под сень Киева с «особым статусом». Неофициально в правительстве говорят о неминуемом воссоединении с Россией. И к тому, кажется, действительно идёт. При этом из-за всех этих недомолвок и более чем осторожной позиции республиканских властей о роли России в событиях на Донбассе и той помощи, благодаря которой республики выжили и которой живут ежедневно, говорить не принято. В результате у части населения возникает досадная иллюзия какой-то независимости, способности ЛДНР к автономному существованию и даже значимости в качестве самостоятельного политического субъекта. Чего стоят хотя бы байки о том, как Донецк и Луганск готовы были в 2014 году изорвать в клочья ВСУ и освободить Киев, но их остановила Россия!

Когда не знаешь, кто даёт деньги на социалку, ЖКХ и различные выплаты, то и дело затыкает дыры в хилом местном бюджете, одновременно пытаясь сделать так, чтобы его не растащили на местах, помогает продавать уголь и металл и делает ещё массу незаметных, но весьма нужных вещей, действительно может показаться, что всё происходит само собой, а Россия только давит и навязывает свою волю гордым молодым республикам, которые без гнёта Кремля давно уж развернулись бы в полный рост… Соблазнительные иллюзии, и, судя по опыту Украины и Белоруссии, – фатальные.

Примечательно, что бесчисленные оппозиционеры (в том числе апологеты «по-настоящему народных, независимых республик») не менее бесплодны как в отношении конкретных шагов по улучшению благосостояния ЛДНР и выхода из кризиса, так и в идеологическом аспекте. Планы на будущее заканчиваются на расправе над недругами и воцарением на шатком троне главы ЛНР, ДНР или даже ЛДНР. Причём непременно на российские финансовые средства. Как выжить без постоянной и деятельной помощи РФ, не знает никто.

Идеология в прошлом

На фоне идеологического вакуума и отсутствия новых смыслов (не только в ЛДНР, но и в России, где до сих пор пытаются мерить кризис на Донбассе аршином, устаревшим ещё в 2015 году) многим стало и вовсе непонятно, почему и зачем возникли республики и где они находятся сейчас. Что неудивительно: изначально регион восстал против засилья украинского национализма, затем, соблазнившись примером Крыма, ратовал за вхождение в состав РФ, но под давлением сверху этот пункт убрали из текста референдума, ограничившись созданием народных республик. Но какими должны быть эти республики и по каким принципам существовать? Ясности не было тогда, нет её и сейчас. Что тоже неудивительно, учитывая, сколь разномастная публика стояла у истоков ЛДНР: коммунисты, националисты, монархисты, романтики-реконструкторы, грезящие «Донецко-Криворожской республикой», и т. д. 

Идея создания Новороссии утратила смысл после подавления протестных движений в Харькове и Одессе, а окончательно её добил Гиркин-Стрелков, своим знаменитым «кутузовским манёвром» сдавший противнику две трети территории бывших Луганской и Донецкой областей. Анонсированная национализация ограничилась мелкими отжимами и попилами (на фоне продолжающей работать на украинских хозяев и в украинском правовом поле промышленности) и увенчалась кабалой внешнего управления ЗАО «Внешторгсервис». А мертворождённые Минские соглашения, суть и значение которых без надувания щёк и дурного пафоса никто так и не удосужился растолковать широкой общественности, у многих вызвали замешательство, постепенно переросшее в пораженчество. А ведь были ещё и Прилепин с Казаковым, которые, окрутив наивного Захарченко, цинично отправляли его то брать Лондон, то объявлять о создании Малороссии.

Вся эта чехарда деморализует население и однозначно играет на руку противникам республик. Но неизмеримо хуже другой момент: отсутствие чуткого руководства сверху и сложности дискурса привели к тому, что республиканские чиновники попросту отказались проявлять не то что инициативу, но и обычное здравомыслие на идеологических и информационных фронтах, позабыв про все «скрепы», кроме разве что подвига Великой Отечественной войны. 

Ахиллесова пята

Власти ЛДНР практически отказались открыто поддерживать православие, хотя борьба против украинских раскольников и униатов была одним из тех мотивов, который объединил и объединяет тысячи непохожих людей, людей с совершенно разным мировоззрением. Духовенство практически не появляется рядом с первыми лицами республик, редко показывается на телевидении. Законодательно в самоопределившихся республиках присутствует чёткая ориентация на православие, все не авраамические религиозные верования и течения находятся под запретом (или же им создают непреодолимые трудности при регистрации), но говорить об этом вслух как будто боятся.

В ЛДНР позорнейшим образом отказываются чествовать защитников республик. Причём речь идёт не только о льготах и социальном обеспечении (на сегодняшний день практически отсутствующих), но и о куда более простых вещах. Существует полуофициальный культ знаменитых полевых командиров – Гиви, Моторолы и т. д., зато о сегодняшних героях не слышно ни слова. Погибшие не получают гражданских панихид и воинских почестей, награждённые – заслуженной славы. Такое впечатление, что под гнётом Минских соглашений Донецк и Луганск стыдятся своих защитников, предпочитая культивировать мифы о всесильном ополчении (справедливости ради стоит заметить, что в рядах народной милиции и сегодня тысячи бывших ополченцев).

Аналогичная ситуация в отношении людей труда: мало того что металлурги и шахтёры получают гроши, да и то с задержками, так они ещё и лишены хотя бы номинальных проявлений уважения, не считая дежурных поздравлений в день профессионального праздника. Порой в поисках сюжета местное телевидение реанимирует методички времён ЦК КПСС и снимает сюжет-другой о потомственных шахтёрах или передовиках-металлургах, но выглядит это, мягко говоря, не слишком правдоподобно и естественно. 

Республиканские власти и СМИ далеки от конкретики и последовательности в своём отношении к Украине. Сегодня говорят о неофашизме и военных преступниках, завтра просят президента Украины Зеленского «признать выбор Донбасса» и шлют украинскому гаранту длинные прочувствованные письма с просьбами обеспечить соблюдение Минских договорённостей и перемирие на передовой. 

Поиски ориентиров

Слава богу, местным властям хватает смелости декларировать приверженность идее воссоединения с Россией и прочие относительно безопасные, но всё же не укладывающиеся в рамки Минских договорённостей вещи. В противном случае курс, который держат ЛДНР, стал бы окончательно непонятен. И это неудивительно, потому что вся идеологическая работа и активность на ниве информационного сопротивления украинской пропаганде сводится к тому, что на Украине власть захватили националисты, и теперь она вот-вот «сама развалится», а тем временем республики стремительно вползают в невиданное благоденствие, потому что помнят подвиг дедов в Отечественную и славят Гиви и Моторолу. Разумеется, этого мало даже для более или менее внятной речи, не говоря уже о чём-то более сложном. 

К сожалению, Луганск и Донецк сегодня находятся в состоянии, при котором если местные власти решат убрать из центра города памятник Шевченко, то окажутся в затруднении: чью скульптуру поставить вместо этого лубочного символа украинского национализма? Этот вакуум осознают в правительстве и время от времени пытаются заполнить его чем-то, да вот беда: в результате снова и снова получаются какие-то конструкты, весьма нравящиеся чиновникам и абсолютно безразличные населению. Вероятно потому, что изготавливаются они вдали от перипетий шахтёрского края.

Невосполнимые потери

На фоне отсутствия гражданского общества как такового и попыток способствовать его созданию (мертворождённые общественные палаты не считаются), учитывая отсутствие внятной идеологической платформы, цензуру и «закомплексованность» местных СМИ, вынужденных говорить или о бедах Украины, или о победах республик, нет ничего удивительного в том, что многие жители ЛДНР предпочитают поддерживать связь с Украиной, работать там или даже отправлять своих детей учиться в украинских вузах. И можно сколько угодно пытаться игнорировать эти потери, утверждая, что это всё «криптобандеровцы» и терять их не жалко, но прежде чем навешивать ярлыки, стоило бы попытаться предложить людям нечто большее, чем бесконечное празднование вымышленных свершений. Сделать так, чтобы республиканский паспорт был чем-то большим, чем пропуск к российскому гражданству.

Пока, к сожалению, российский паспорт является единственной реально существующей и действующей скрепой в ЛДНР. Вот только он никоим образом не является заслугой местных властей, которые даже не смогли своевременно убедить своих граждан получить республиканские документы.

В общем, как всегда, уповать остаётся только на Россию и её «варягов», на то, что придут и научат, как жить и во что верить. Потому как локальные мыслители к подобным вызовам явно не готовы.

Егор Махов

Источник: topwar.ru