Обмен пленными обнажил масштаб репрессий на Украине


Впервые за два года между Украиной и республиками Донбасса состоялся обмен пленными и политзаключенными. Благодаря этому около 200 человек встретят Новый год в кругу своих близких и друзей. Однако эта цифра ничтожно мала на фоне того, что в украинских тюрьмах находится свыше тысячи политзаключенных и еще столько же – под следствием.

В воскресенье в Донбассе завершилась процедура обмена удерживаемыми лицами между Украиной и непризнанными Донецкой и Луганской народными республиками. ЛНР получила от Киева 63 человека и передала 25. Среди них несколько российских добровольцев и бразилец Рафаэль Лусварги. Еще девять человек отказались от участия в обмене и остались на украинской территории. В то же время ДНР провела обмен по формуле «61 на 51», причем две освобожденных дончанки отказались уезжать на Украину, решив начать новую жизнь в Донецке.

Проведение обмена уже поприветствовали в Москве. По словам представителя РФ в минской Контактной группе Бориса Грызлова, сегодняшнее событие – это шаг к дальнейшей реализации Минских соглашений. Грызлов также отметил, что украинские власти взяли на себя обязательство не преследовать освобожденных лиц и завершить их «процессуальную очистку».

Позитивно оценили результаты обмена и на Западе, в частности в Вашингтоне, Берлине и Париже. А в Киеве заявили, что в ходе следующей встречи в «нормандском формате» будет продолжена работа по согласованию формулы обмена «всех на всех».  

Напомним, принципиальная договоренность по обмену была достигнута еще в начале декабря в ходе парижского саммита «нормандской четверки». Тогда лидеры России, Германии, Франции и Украины призвали трехстороннюю Контактную группу в Минске обеспечить обмен удерживаемых лиц по принципу «всех установленных на всех установленных» и предоставить Красному Кресту полный и безусловный доступ ко всем удерживаемым лицам.

Любопытно, что значительная часть передаваемых лиц с украинской стороны – это политические заключенные, которые к военным действиям в Донбассе отношения не имеют. Среди них обвиненный в шпионаже 85-летний харьковский ученый Мехти Логунов, «террористка» и экс-чемпионка Украины по тхэквондо Дарья Мастикашева, а также экс-бойцы «Беркута» – упраздненного ныне спецподразделения МВД Украины. Кроме того, по словам уполномоченного по правам человека в ДНР Дарьи Морозовой, более 80% переданных Киевом лиц оказались не жителями ЛНР и ДНР.  

При этом на Украине далеко не все довольны результатами обмена. Например, радикальные националисты, всю ночь препятствовавшие выезду экс-бойцов «Беркута» из Лукьяновского СИЗО, к обеду свернули свою акцию протеста, назвав «революцию достоинства» растоптанной. Схожего мнения придерживается и недавно обмененный украинский террорист Олег Сенцов.

«Страна должна вернуть своих героев, но не ценой наплевательства на ценности. Этот шаг лишает нас главного – справедливости. За эту справедливость мы боролись на Майдане. Все то, за что мы боролись на Майдане, пошло прахом», – написал он на своей странице в Facebook.

Однако в республиках Донбасса царят совсем другие настроения. По словам представителя ЛНР на переговорах в Минске Родиона Мирошника, сам факт обмена – это гуманный шаг в отношении тех людей, кто больше двух лет ждал своего освобождения. «Теперь они могут спокойно вздохнуть и по возможности вернуться к своим семьям», – заявил Мирошник газете ВЗГЛЯД.  

Но сама подготовка обмена крайне негативно характеризует украинскую сторону, считает Мирошник. «Мы точно знаем, кто тормозил этот процесс. Хочу отметить, что семь месяцев из двух лет ожидания пришлись на президентство Зеленского. За этот период мы так и не увидели радикальных шагов на пути к миротворчеству, решению гуманитарных вопросов и снятию экономической блокады», – подчеркнул собеседник.

«Кроме того, украинская сторона до сих пор не выполнила взятые на себя обязательства, например, по процессуальной очистке удерживаемых лиц. То есть

большинство людей выпущены под личные гарантии, но уголовные дела по ним не закрыты.

Потому нам еще предстоит увидеть, чего стоят гарантии господина Зеленского», – добавил Мирошник.

Он также указал на ряд эксцессов, которые сопровождали обмен. «Во-первых, это незаконные акции националистов в Киеве, которые пытались перекрыть все выезды с территории Лукьяновского СИЗО для освобожденных экс-бойцов «Беркута». Во-вторых, украинская сторона по старой традиции пыталась недовезти шесть человек из тех списков, которые ранее были согласованы. Все это, конечно, не способствует доверию между республиками Донбасса и Украиной. Оптимизма у нас нет», – отмечает Мирошник.

Собеседник подтвердил и тот факт, что большинство из переданных Украиной лиц не имеют отношение к ЛНР и ДНР. «Но мы забираем их к себе, потому что они близки нам по духу. Им будет оказана медицинская и психологическая помощь, а также финансовая поддержка и предоставление первичного жилья. В ЛНР этот вопрос давно отработан, и мы знаем, как им помочь», – заключил Мирошник.

В свою очередь председатель Союза политэмигрантов и политзаключенных Украины (СППУ) Лариса Шеслер, принимавшая участие в работе над списками удерживаемых лиц, назвала обмен «последним всплеском возможного улучшения» отношений между конфликтующими сторонами.

«Да, обмен в канун Нового года – это положительное явление. Свобода наших товарищей очень важна. Но обмен продемонстрировал всему миру, что на Украине есть репрессии и политзаключенные. Причем речь идет не только о людях с антимайданными или пророссийскими взглядами, но и о сотрудниках «Беркута», которые отстаивали конституционный порядок еще до того, как в Донбассе началась война. Какое они имеют отношение к ЛНР и ДНР? Никакого. Но и их менять нужно», – подчеркнула Шеслер.

При этом на Украине не стесняются хвастаться масштабами репрессий.

«В украинских тюрьмах до сих пор остается свыше тысячи политзаключенных. Еще 1300 человек находятся под следствием.

Этими цифрами буквально вчера хвастался экс-генпрокурор Украины Юрий Луценко», – напомнила председатель СППУ. «И нам по-прежнему поступают сведения о том, что на подконтрольной Украине территории Донбасса до сих пор совершаются аресты и задержания людей, которых обвиняют в поддержке ЛДНР и России. Потому о каком доверии или улучшении отношений тут может идти речь? Все шаги команды Зеленского свидетельствуют об обратном», – утверждает Шеслер.

Схожей точки зрения придерживается и директор Центра политической конъюнктуры Алексей Чеснаков. Он отметил в своем Telegram-канале, что обмен задержанными – это важная гуманитарная акция, «однако считать, что она будет способствовать улучшению ситуации на земле и прекращению конфликта было бы большой ошибкой».

«Сейчас у Киева есть возможность сменить практикующийся им «язык вражды» на «язык мира». Если Зеленский и компания не сделают этого – они еще раз убедительно продемонстрируют собственную недоговороспособность. Но это скорее вопрос установления и поддержки доверия», – считает эксперт.

Что касается выполнения Минских соглашений де-юре и де-факто, то Киев свою позицию пока не поменял. «Украинская сторона не хочет мирного урегулирования. Это стоит учитывать при прогнозе на 2020 год», – резюмировал Чеснаков.

Алексей Нечаев

Фото: Pool New/Reuters

Источник: vz.ru