Можно ли вернуть Донбасс в состав Украины?


Флешмоб на марше

Флешмоб с обращением жителей Новороссии к украинскому президенту Зеленскому расколол местную общественность. На стороне флешмоба – административный ресурс и представители правительственных структур, выполняющие директиву, спущенную сверху. Против – ополченцы, журналисты и общественные деятели, да и в основном обыватели. Изначально в этой затее, пожалуй, не было ничего дурного – понятно, что никто в Киеве не готов воплощать Минские соглашения в жизнь. Тем не менее, неспособность властей ЛДНР объяснить, что происходит и для чего все это нужно, помноженная на невероятно корявое воплощение технологии в жизнь, вызвал изрядную долю раздражения.

В первую очередь люди всерьез задались вопросом: насколько представители власти готовы действовать вразрез с общественным мнением, выполняя Минские договоренности и насколько возможно возвращение Новороссии в состав Украины в целом? Масла в огонь подливают стенания караул-патриотов, в очередной раз голосящих о «сливе», о том, что народная милиция не отвечает на обстрелы карателей (что уж совсем полная чушь – с начала года ВСУ потеряло убитыми и ранеными более тысячи человек; об этом говорили официально), что неизвестные супостаты вот-вот втолкнут республики в состав Украины.

Ополченцы и ВСУ несовместимы

На самом деле проект реинтеграции Донбасса с Украиной выглядит, мягко говоря, утопично. В первую очередь в связи с существованием народной милиции, которая, согласно Минским протоколам, вовсе не обязана разоружаться. Учитывая количество бронетехники и артиллерии, не говоря уже о легком вооружении, аккумулированном войсками ЛДНР за прошедшие годы, а также обилие опытных, закаленных в боях солдат, с трудом верится, что вся эта машина может быть вот так запросто расформирована, подавлена или побеждена. Равно как и слабо представляется возможность сосуществования военных и силовых структур Новороссии рядом с украинскими силовиками. Градус обоюдной ненависти давно достиг отметки, за которой примирение становится вопросом десятилетий. Любые попытки свести воедино ополчение (причем не только тех, кто служит сегодня, но и тех, кто служил ранее) и ВСУ чревато массовыми конфликтами и смертоубийством, которые быстро нивелируют любые соглашения.

Линия разграничения уже никуда не денется, разве что сдвинется в результате боевых действий или окончательного распада украинской государственности. И никто на территорию ЛДНР украинских военных не пустит – быть может, чиновников, в крайнем случае пограничников или полицейских. Военных – никогда. Любые попытки натолкнутся на протесты, рядом с которыми весна 2014 года покажется ерундой.

Язык преткновения

Киев делает все, чтобы пропасть между Донбассом и Украиной стала непреодолимой. 16 июня вступил в силу закон об «Обеспечении функционирования украинского языка как государственного». Теперь русский язык исчезнет из любых документов, учебников, компьютерных программ (интересно, как этого планируют добиться в Киеве?) и т. д. Учителей и чиновников будут штрафовать за использование русского языка. Диктат украинского станет повсеместным.

Все эти нововведения несовместимы с Донбассом, где население сегодня относительно спокойно реагирует на украинскую речь (в обиходе она все еще иногда встречается) просто потому, что ее практически не слышно. Любые насильственные попытки украинизации вернут раздражение и гнев 2014 года. Только теперь он будет сдобрен яростью потерь – скорее всего, реакция будет радикальной и все закончится лишь новым кровопролитием.

Право человека с ружьем

По сути, единственный жизнеспособный формат Минских договоренностей – полное сохранение статус-кво, сопровождаемое выплатами Киевом пенсий и различных пособий, снятием экономической блокады, а также формальным, исключительно на бумаге, подчинением республик Киеву. Разумеется, этот вариант украинских политиков не устраивает, хотя изначально было понятно, что для Киева «Минск» — это кабала. Любое правительство, которое попытается выполнить все или хотя бы основные пункты договоренностей, будет низложено.

С другой стороны, в Новороссии слишком много людей, успешно освоивших обращение с автоматом, чтобы пытаться заставить республики сдать позиции и отказаться от вооруженных сил, тотальной русификации и других завоеваний 2014 года. Нет сомнений, что любое правительство и любые политики, которые реально попытаются подыгрывать Киеву, кончат плохо. Вероятно, в кабинетах Донецка и Луганска это понимают. Дай бог, чтобы понимали и в Москве.

Впрочем, либерализация получения гражданства для жителей Донбасса (с 17 июля право на облегченное получение российского паспорта распространяется на всех жителей бывших Донецкой и Луганской областей) наводит на мысль о том, что в Кремле также не верят в выполнимость Минских соглашений, однако снова и снова разыгрывают эту карту исключительно в качестве средства политического давления на Украину.

Насколько это продуктивно – спорный вопрос. Тут главное, чтобы авторы политических трюков сродни пресловутому флешмобу не забывали, что народу Новороссии надо разъяснять суть происходящего. А еще жестко контролировать местных исполнителей, чтобы политтехнологии не превращались в лютое позорище.

Егор Махов

Источник: topwar.ru





Комментарии