Международные военные наблюдатели играют в унисон с Киевом


8 февраля украинские боевики устроили провокацию в районе Голубовского в ЛНР. Об этом сообщил начальник управления Народной милиции Республики Ян Лещенко. Отмечается, что утром украинская ДРГ выдвинулась к населенному пункту — группа диверсантов подорвалась на минном поле. В результате двое украинских боевиков погибли, трое получили ранения. После подрыва силовики, «в спешном порядке эвакуируя раненных и погибших, позорно бежали». Чтобы прикрыть эвакуацию подразделения 72-й бригады нанесли массированный удар из тяжелой артиллерии и минометов по населенным пунктам Голубовское, Сокольники, Донецкий и Смелое.

За ответами что происходит в Донбассе и как провокацию будет использовть официальный Киев редакция ИА «Новороссия» обратилась к военному обозревателю Александру Артамонову.

Информационное агентство «Новороссия»: Обострение на линии соприкосновения в Донбассе совпало с проведением заседания Совбеза ООН, посвященному ходу выполнения Минских соглашений. Можно ли говорить, что эти события как-то связаны?

Александр Артамонов: Вне всяких сомнений, действия Украины в районе Золотого — это провокация, которая получила широкую огласку в западных СМИ. Розмари Дикарло [заместительница Генерального секретаря ООН по политическим вопросам] на Совете безопасности ООН дала провокации именно ту оценку, которую хотели услышать западники.

Артобстрел и завязавшееся боестолкновение — не сверхъестественные события для Донбасса. Обстрелы идут со стабильной интенсивностью при использовании тяжелой военной техники. Мы помним, что недавно диверсионная группа подорвалась на минах — со стороны украинских боевиков двое погибших. Мы видим постоянные попытки засылки диверсантов и тяжелые артобстрелы — помимо официальных свидетельств и пресс-коммюнике ДНР и ЛНР достаточно сослаться на информацию очевидцев. Поэтому нужно констатировать, что интенсивность огня не снижается. Все обещания Зеленского, которые он дал в Париже — ничего не стоят.

ИАН: Как вы можете прокомментировать реакцию международных наблюдателей и их поведение в зоне конфликта?

А. А.: В том, что касается оценки, которую дают западные военные обозреватели и наблюдатели из ОБСЕ, то они абсолютно не допустимы по расставленным акцентам и укладываются в тезисы, озвученные Розмари Дикарло. Речь идет о том, что власти якобы не допускают ОБСЕ в какие-то зоны ДНР и ЛНР — им там затруднительно работать. Ничего подобного не наблюдается, но мы видим другое — когда ОБСЕ выезжает на линию фронта, наступает затишье. Когда же ОБСЕ покидают позиции начинаются обстрелы и бои. Такое ощущение, что организация по безопасности поддерживает полный контакт с украинскими боевиками. Все свидетельства ОБСЕ ни к чему не приводят, кроме констатации факта.

Подсчет смертей они ведут постоянно — поэтому ООН знает, что за время конфликта погибли 19880 человек, около 30 тысяч пострадали. Это данные ООН, я думаю, что реальные цифры значительно выше. Главного ни ООН, ни ОБСЕ еще не сделали. Я говорю об инициативе 2015 года — обращении в Совбез ООН от обеих Республик, которые предложили создать трибунал по военным преступлениям в Донбассе. ООН осталась глуха к подобным требованиям людей. Неважно, что она не признает Республики — там люди, которые страдают. ООН их слышать не хочет, никаких петиций не принимается, документы тоже не рассматриваются.

ИАН: Как вы считаете, может ли Россия заставить Киев приступить к диалогу с Донецком и Луганском?

А. А.: Опосредованный контакт через Россию ни к чему не приведет — она не выступает стороной конфликта. Когда будет прямой контакт Зеленского с руководством Республик, то можно будет говорить о прогрессе и движении вперед. Хотя, есть неожиданный сдвиг, причем весьма неприятный. Это предложение Зеленского о совместном патрулировании силами России, Украины и «представителей временно оккупированных территорий». Это, казалось бы, касается отнюдь не границы ДНР, ЛНР и Украины (Киев ее не признает), а границы с Россией. Соответственно, речь идет о взятии Республик в клещи. Сначала Украина выйдет на патрулирование границы, потом выскажет протест против участия России, попросит их стоять со своей стороны границы, а затем наступит «Варфоломеевская ночь». Такую перспективу очень четко освещают украинские СМИ.

Единственная инициатива Зеленского в сторону совместных действий ведет к полной потере ДНР и ЛНР контроля над своей территорией и закрытию границ Республик с Россией. Это недопустимо. Никакой почвы для договоренностей ООН, ОБСЕ и Народными Республиками не существует — нет никакого контакта для договоренностей между Украиной и ЛДНР. Потому что Зеленский по-прежнему ничего не признает, занимается провокациями при поддержке международных наблюдателей. Также нет причин для прогрессивного контакта с Россией в качестве посредника с ОБСЕ и ООН. Мы живем в состоянии перманентной тлеющей войны и не способны договориться.

Мы знаем о подготовке большого наступления со стороны Украины — колонны танков переправляются со стороны Днепропетровска в сторону Народных Республик. Я думаю, что интенсивность провокаций будет только нарастать при общем хоре за сценой международных прозападных наблюдателей.

ИАН: Есть ли возможность у Российской Федерации каким-то иным способом вмешаться в конфликт?

А. А.: Россия не в состоянии изменить свою позицию в сложившейся парадигме. Я не беру те причины о которых говорит Монтян (известный украинский блогер). Она, конечно, настроена достаточно пророссийски, однако я не согласен с ее словами о том, что Россия должна что-то сделать. В нынешней ситуации признание ДНР и ЛНР лежит через организацию нового референдума и подачу результатов в международные инстанции с дальнейшим присоединением к России — если все это будет подтверждено официальными документами. Это я говорю о юридических инициативах, которые могут быть рассмотрены на международном уровне.

Реагировать на провокации Украины в том случае, если речь будет идти о вооруженном конфликте при поддержке НАТО, Россия может. Она способна это делать не только путем протестов через международные инстанции. При этом интенсивность протестов со стороны России будет нарастать. Здесь есть почва для возможных агрессивных переговоров с НАТО, если войска альянса выдвинутся к границам ДНР и ЛНР. Потому что Россия привержена ко всем нормам международного права и нарушать их, в отличии от американцев, не будет.

ИАН: Украина стремительными шагами преображает свои военные стандарты под нормы НАТО. Существует возможность присутствия НАТО в каком-либо виде вблизи Донбасса?

А. А.: Если НАТО появляется в качестве второй линии в районе Донбасса, то альянс нарушит собственные правила. Потому что НАТО не может включить Украину в свою сферу, ведь на ее территории идет война — на это никогда не пойдут ни Германия, ни Франция. Поэтому присутствие контингента НАТО на фронте с ДНР и ЛНР незаконно. Если будут вестись атаки на позиции ЛДНР при использовании тяжелого оружия и вертолетов, то Россия может пойти на встречные действия. Эти действия, конечно, не будут касаться ввода военного контингента, ведь Россия соблюдает международное право.

ИАН: При таком развитии событий Россия может пойти на крайние меры?

А. А.: Россия способна ответить на украинскую агрессию в рамках международного права — возможен приток добровольцев или продажа оружия ЛДНР со стороны Южной Осетии и Абхазии. Но это не решение вопроса. Допустим, если Украина не будет наращивать интенсивность конфликта в Донбассе, то выживать под артобстрелами население Донбасса все равно не сможет. Этот конфликт может решаться 5 или даже 7 лет. Мы знаем подобные примеры, например Сектор Газа. Там конфликт продолжается очень долго, потому что никто не в состоянии его урегулировать. Я думаю, что сейчас Россия ожидает, что произойдет во власти на Украине. Может случиться многое. Украина — колониальная страна, зависимая от Штатов. Что твориться в США мы знаем, поэтому напряженно следим за конфликтом Трампа и Байдена.

Даже если начнется широкомасштабная военная агрессия, Россия, не выходя за рамки международного права, сможет поставить необходимое вооружение. Мне кажется, Путин не зря сделал доступным для жителей ЛДНР получение российских паспортов. Стоит учитывать, что если большая часть жителей Донбасса окажется с российскими паспортами и в это время начнется широкомасштабная агрессия, то Россия будет вынуждена защитить интересы своих граждан — так как делает любая страна, где бы ее граждане не находились. Россия — не исключение, и своих граждан она защищает. Я говорю о той парадигме, которая логически проистекает из нынешней позиции России. Однако я не исключаю, что могут быть и другие сценарии, которые я оставлю за кадром.

Источник: novorosinform.org