Донбасс. Путевые заметки-4. Непокорённый Октябрьский



Шахтный поселок Октябрьский Куйбышевского района Донецка расположен у шахты «Октябрьский рудник». Поселок находится в 2-х километрах от печально известного донецкого аэропорта и в 3-х километрах от не менее печально известного поселка Пески, где расположены позиции украинских карателей.

Вот так, между двух огней, за год непрекращающихся стрельб и бомбардировок, Октябрьский уже стал призраком. Все, что осталось от инфраструктуры – груда пожарищ и металлических обломков. Окна многоэтажек и частных домов зияют дырами. Не помеченным войной не остался ни один дом. Людей на улицах практически нет. Кое-где промелькнет одинокий силуэт: оставшиеся в этих развалинах открыто не ходят, а, наученные горьким опытом, перемещаются перебежками, поскольку в Октябрьском отсутствует всякий «график» обстрелов: здесь прилетает круглые сутки, максимально – с вечера.

Ранее Октябрьский с Донецком связывал трамвайный маршрут. Сейчас по понятным причинам трамваи сюда не ходят, поэтому добраться на «большую Землю» можно либо пешком, либо поймав случайное такси – но это в том случае, если есть деньги. У жителей их практически нет…

Небольшой экскурс в совсем недалекое прошлое. На выборах осенью 2012 года в Доме культуры поселка Октябрьский проголосовал – кто бы вы думали? - да, сам Ринат Ахметов! Вместе с мамой… Потому как Октябрьский – его малая родина. Вот что он сказал тогда представителям СМИ:

«Я проголосовал, чтобы Украина была сильной, независимой и целостной. Чтобы нашу силу уважали и в России, и в США, и в Евросоюзе. Чтобы нашу независимость уважали и в России, и в США, и в Евросоюзе. Чтобы мы красиво забивали голы в чужие ворота, а в свои не пропускали».

Хочется спросить: ну что, Ринат Леонидович, «сбыча мечт» осуществилась? ВСЕ перечисленные уважают ВСЁ перечисленное? Сколько голов вы забили в собственные ворота? Где вы сейчас, где ваша мама, всё ли нормально, не болеете? Нет желания приехать в родной поселок и посмотреть, что от него оставили ваши партнеры по бизнесу?

Еще в июне власти ДНР начали программу переселения жителей Октябрьского в безопасные районы. А безопасными считаются некоторые районы Донецка, где обстреливают редко. Хотя гарантий «без прилетной жизни» и в них не дают.

Мы приехали в частный сектор поселка. На самую крайнюю от линии фронта улицу. Она пустая. Жизнь идет своим чередом лишь в одном дворе.

Жительница поселка Светлана ни разу за все время не покидала свое жилище. Больше года они с мужем живут под постоянными канонадами: «диалог» Пески-Аэропорт был отчётливо слышен и во время нашего приезда. «Да не обращайте внимания! По идее, сейчас сюда прилететь не должно. То далеко стреляют. Вот вчера вечером, если бы вы видели, что здесь творилось», - гостеприимная хозяйка приглашает во двор, рассказывая подробности бурно проведенной под очередными обстрелами ночи.

Дочь и сын этой супружеской пары давно воюют в Вооруженных силах Новороссии. Так как в самом поселке мобильной связи, как и электричества, нет, Светлана ежедневно в 8 утра выходит на некую возвышенность на краю поселка, где мобильная связь более-менее улавливается. И сообщает детям, что они с мужем живы… И так – каждый день… А еще у нее под присмотром – дома тех земляков, которые вынуждены были уехать. После обстрелов Светлана ходит по поселку и смотрит: у кого – разбили, у кого – случайно уцелел. А утром звонит людям и сообщает…

Во дворе – масса железа. Гильзы, осколки от всевозможных снарядов – всё это мы аккуратно складываем в коробки из-под печенья (символизм, однако!) для последующей передачи известному донецкому кузнецу Виктору Михалёву, превращающему металл войны в изумительные произведения искусства. «Мы еще насобираем, у нас этого «добра» - вы не представляете, сколько! Каждый день урожай», - шутит Светлана.

Поражает абсолютное спокойствие этой женщины. Ухоженная, макияж, современная стрижка… В дополнение к шуткам о вражеском железе – заботливо обустроенные гильзами цветочные клумбы во дворе и у ворот. Такого нигде не увидишь. Хунта, и вы этих людей собираетесь победить?

А еще Светлана занимается вышиванием. Вышивает бисером иконы. При свечах. В комнате на стене – готовые работы. На столе – начатые. В коробках – нитки, разноцветные бусинки, бижутерия и фурнитура. По ее словам, это занятие ее успокаивает. «Бомбят – а я вышиваю. Может, из-за этого в наш дом еще ничего не прилетало? Вот сидим, чувствуем – летит над головой, и – мимо, куда-то к соседям. Нам, правда, иногда осколки достаются. Но, как видите, дом стоит, для проживания пока еще пригоден», - рассказывает она.

Вышитые иконы Светлана не продает. Возможно, и я в этом уверена, в скором времени они станут экспонатами выставок и военных музеев: работы действительно изумительные, а с учетом обстоятельств, при которых они выполнены, им просто нет цены!

…Пока рассматривали иконы, муж Светланы принес нам еще одну находку – ПТУР, вернее, ее остаток. ПТУР – это противотанковая управляемая ракета. Какой-то «герой ВСУ» почему-то направил ее на жилой сектор, в огород. Хотя это убийственное орудие предназначено для поражения танков и других бронированных целей. 4 километра так называемой ленты ПТУРА косит всё, попадающееся на пути… начиная от рук-ног, заканчивая зданиями…

Покидаем поселок, обещая сюда вернуться. Желаем бесстрашным жителям терпения и сил выжить в этом аду. Автомобиль петляет по переулкам поселка в направлении Донецка, а мысли остаются в Октябрьском. Выжженном, но непокоренном поселке простых шахтеров…

Оксана Шкода

Источник: antifashist.com



войдите Vkontakte Yandex

Комментарии 0

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.